Проблемы административного судопроизводства при рассмотрении мировыми судьями дел в области дорожного движения

(Вандраков С. Ю.) («Административное право и процесс», 2013, N 10) Текст документа

ПРОБЛЕМЫ АДМИНИСТРАТИВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА ПРИ РАССМОТРЕНИИ МИРОВЫМИ СУДЬЯМИ ДЕЛ В ОБЛАСТИ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ

С. Ю. ВАНДРАКОВ

Вандраков Сергей Юрьевич, адвокат Адвокатской палаты Краснодарского края.

В связи с ростом числа владельцев транспортных средств большую актуальность приобретает деятельность мировых судов в сфере применения норм КоАП РФ при разрешении дел об административных правонарушениях. Их разрешение усложняется тем, что административное законодательство, по сути, предписывает мировым судам кроме своих непосредственных функций осуществлять и функции обвинения. Данное обстоятельство затрудняет реализацию принципов равноправия и состязательности сторон при рассмотрении дел об административных правонарушениях.

Ключевые слова: административный процесс, свидетельские показания, состязательность сторон, допустимость доказательств, дорожное движение.

Problems of administrative judicial proceeding in consideration by justice’s court of cases in the sphere of road traffic S. Yu. Vandrakov

In connection with increase of the number of possessors of transport means the activities of justice’s courts in the sphere of application of norms of the Code of Administrative-law Violations in resolution of cases on administrative-law violations become topical. The resolution thereof is complicated by the fact that administrative legislation in essence prescribes to justices of the peace to effectuate functions of accusation in addition to their direct functions. It complicates realization of principles of equality and competition of parties in consideration of cases on administrative violations.

Key words: administrative procedure, evidence, competition of parties, admissibility of evidence, road traffic.

Вопросы, касающиеся рассмотрения дел об административных правонарушениях, относящихся к подсудности мировых судей, являются предметом исследования значительного числа юристов. Большинство вопросов, возникающих в практике мировых судей, относятся к рассмотрению дел об административных правонарушениях в области дорожного движения (глава 12 Особенной части КоАП РФ). Существующая регламентация административного судопроизводства, имеющаяся в КоАП РФ, казалось бы, не должна вызывать сомнений. Тем не менее, как говорил К. Маркс, критерием истинности знания является практика, а на практике, при рассмотрении мировыми судами дел в области дорожного движения, права владельцев транспортных средств не только не защищаются, а, напротив, нарушаются. И прежде всего предвзятостью и необъективностью самих мировых судей. Так, по одному из дел, рассмотренных мировым судьей, в мотивировочной части своего Постановления судья указал: «Оценивая исследованные в судебном заседании доказательства, суд критически относится к показаниям свидетелей защиты С., Л. и С., поскольку они противоречат показаниям других свидетелей, а также письменным материалам дела, и между собой указанные показания также противоречивы. Суд считает указанные показания ложными и направленными на увод В. от ответственности, поскольку все свидетели защиты являются его приятелями» <1>. Однако за рамками мотивировочной части данного Постановления осталось то обстоятельство, что понятой в данном деле являлся внештатным сотрудником батальона ДПС и всегда, по его словам, совместно с сотрудниками патрулирует ночные районы. И при этом, опять же по его словам, является абсолютно независимым лицом. Хотя совершенно очевидно, что, если бы данное лицо (штатный понятой) отказалось делать то, о чем его просят сотрудники ДПС, его просто не брали бы с собой. Здесь мы оставляем без внимания тот факт, что крайне мало найдется людей, желающих в ночные смены сопровождать наряд полиции совершенно, как он говорит, безвозмездно, когда его дома ждут жена и дети. ——————————— <1> См.: Архив мирового судьи судебного участка N 76 г. Новороссийска за 2012 г.

Возвращаясь к данному делу, нужно обратить внимание, что критическое отношение к показаниям свидетелей защиты сложилось у судьи постольку, поскольку они являются, по его же мнению, противоречивыми по отношению к показаниям других свидетелей. В то же время показания сотрудников ДПС и их штатного понятого сомнений не вызывают. И это несмотря на то, что согласно показаниям одного сотрудника полиции они преследовали машину, принадлежащую В., а по словам понятого, они подъехали к припаркованной машине. Показания понятого зафиксированы в протоколе судебного заседания, но уже в Постановлении суда его показания появились в измененном виде. В нем, по словам понятого, они также преследовали автомобиль В. Подобные ситуации возникают повсеместно. И дело даже не в том, что полицию и мировую юстицию объединяет какая-либо корпоративная этика, это совсем не так, а дело в том, что сама система административного судопроизводства, в т. ч. в области дорожного движения, не позволяет быть мировым судам объективными и беспристрастными. У мировых судей в производстве очень много дел. Порой дела рассматриваются, что называется, скопом, в течение 20 минут, могут быть вынесены постановления о лишении прав пяти — восьми водителей. Судьи не хотят слышать аргументы водителей об их невиновности. И верят судьи в первую очередь сотрудникам полиции, т. к. они государственные служащие, а документы, представленные ими, в большинстве случаев не подвергаются мировыми судьями критическому анализу. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 10 Постановления от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» указал, что в силу конституционного положения об осуществлении судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации) суд по каждому делу обеспечивает равенство прав участников судебного разбирательства по представлению и исследованию доказательств и заявлению ходатайств. Ни о какой состязательности и равноправии сторон при ныне действующем институте мировых судей говорить не приходится. Водителю практически невозможно выиграть дело, т. к. мировой судья практически является и обвиняющей стороной, и собственно самим судом, принимающим решение. Сторонами в таком процессе являются лицо, привлекаемое к административной ответственности, и сам судья. Судья зачитывает протокол об административном правонарушении или об отстранении от управления транспортным средством, являющийся доказательством по делу, задает вопросы обвиняемому, т. е., по сути, выполняет функцию обвинения. К примеру, в УПК РФ обвинительное заключение содержит формулировку предъявленного обвинения с указанием пункта, части, статьи Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающих ответственность за данное преступление, а также перечень доказательств, подтверждающих обвинение (ч. 1 ст. 220 УПК РФ). Названный в ст. 25.11 КоАП РФ прокурор как лицо, участвующее в административном судопроизводстве, практически своих функций не выполняет. А протокол об административном правонарушении является аналогом обвинительного заключения, т. к. отражает исключительно позицию обвинения, содержит статьи закона, предусматривающие ответственность, хотя и является доказательством одновременно. Н. В. Витрук отмечает, что в КоАП РФ не обозначены некоторые важнейшие принципы судопроизводства, а нормы, относящиеся к осуществлению правосудия, как верно отмечается в научной литературе, минимальны и не обеспечивают необходимых гарантий состязательности и равноправия сторон <2>. По нашему мнению, отсутствие в КоАП РФ нормы об обязательном участии прокурора в рассмотрении дел об административном правонарушении нарушает конституционный принцип состязательности и равноправия сторон. Возможно участие в административном судопроизводстве не прокурора, но другого лица, к примеру, обязательное присутствие представителя ГИБДД, сотрудника административной практики. Данное лицо имело бы возможность поддерживать обвинение в совершении административного правонарушения, задавать вопросы лицам, участвующим в деле, а судья, осуществляющий производство по делу об административном правонарушении, оценивал бы доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности, как то предписано ст. 26.11 КоАП РФ. ——————————— <2> Витрук Н. В. Общая теория правового положения личности. М.: Норма, 2008. С. 242.

Согласно ч. 1 ст. 25.6 КоАП РФ в качестве свидетеля по делу об административном правонарушении может быть вызвано лицо, которому могут быть известны обстоятельства дела, подлежащие установлению. Суды для подтверждения данных, содержащихся в протоколе, всегда вызывают в качестве свидетелей сотрудников полиции. А. Х. Гольмстен говорил, что под свидетельскими показаниями понимаются заявления, делаемые перед судом сторонними, не заинтересованными в деле лицами, о непосредственно воспринятом ими факте, причем лица эти не входят в оценку самого факта <3>. ——————————— <3> Гольмстен А. Х. Учебник русского гражданского судопроизводства. СПб., 1913. С. 225.

П. В. Логинов указывал: «Свидетельское показание — это сообщаемые суду юридически незаинтересованным лицом сведения о фактах, находящихся в определенной связи с искомым фактом, благодаря которым они могут служить средством установления искомого факта в соответствии с объективной действительностью» <4>. ——————————— <4> Логинов П. В. Свидетельские показания в советском гражданском процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1953. С. 9.

Как писал В. А. Рязановский, право на иск (уголовный, гражданский, административный) имеет одну и ту же природу, задача суда (уголовного, гражданского, административного) одна и та же — установить право, осуществить и охранить его, верховным постулатом всякого процесса является постулат материальной истины. Следовательно, основные предпосылки процесса совпадают во всех трех его видах <5>. Соглашаясь с изложенным мнением В. А. Рязановского, считаем, что исследование такого средства установления обстоятельств дела, как свидетельские показания, возможно, опираясь на работы в области гражданского и уголовного процессов. ——————————— <5> Рязановский В. А. Единство процесса: Учебное пособие. М.: Городец, 2005. С. 37.

Ключевым вопросом использования такого средства доказывания, как свидетельское показание, является незаинтересованность лица, сообщающего сведения об обстоятельствах, подлежащих доказыванию. Возникает важный для практики вопрос: можно ли считать сотрудников ГИБДД сторонними и не заинтересованными в исходе дела лицами? На этот вопрос необходимо дать отрицательный ответ. В. В. Молчанов пишет: «Свидетель — лицо, юридически не заинтересованное в исходе дела. Этот признак позволяет отграничить свидетелей от лиц, участвующих в деле, — сторон, третьих лиц, прокурора, иных органов и граждан, обращающихся в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц, заявителей и других заинтересованных лиц по делам особого производства и по делам, возникающим из публичных правоотношений. Данные лица в зависимости от занимаемого положения имеют или полную юридическую заинтересованность (материально-правовую, процессуально-правовую), или только процессуально-правовую заинтересованность в исходе дела» <6>. По нашему мнению, сотрудники полиции могут быть допрошены в качестве свидетелей, если они пресекли правонарушение, осуществили непосредственное задержание лица (например, при попытке скрыться с места ДТП), если правонарушителем в отношении сотрудника полиции совершены действия, оскорбляющие его честь и достоинство, либо насильственные действия (например, на требование сотрудника пройти освидетельствование правонарушитель оскорбил или ударил сотрудника). Сотрудник полиции не может быть допрошен по вопросу об основаниях задержания, т. к. в протоколе об административном правонарушении указываются все сведения, необходимые для привлечения лица к ответственности, в частности дата и место его составления, должность, фамилия и инициалы лица, составившего протокол, сведения о лице, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, фамилии, имена, отчества, адреса места жительства свидетелей и потерпевших, если имеются свидетели и потерпевшие, место, время совершения и событие административного правонарушения, статья КоАП РФ или закона субъекта Российской Федерации, предусматривающая административную ответственность за данное административное правонарушение, объяснение физического лица или законного представителя юридического лица, в отношении которых возбуждено дело, иные сведения, необходимые для разрешения дела. Только при условии, что протокол содержит все предусмотренные законом сведения, составлен правильно, закон наделяет его доказательственной силой и он является допустимым доказательством. В этом случае нет необходимости в привлечении в качестве свидетеля сотрудника ГИБДД, т. к. документы, приобщенные к делу об административном правонарушении, должны «говорить сами за себя». ——————————— <6> Молчанов В. В. Свидетели и свидетельские показания в гражданском судопроизводстве. 2-е изд. М., 2010. С. 101 — 102.

Как справедливо отмечает Л. В. Родина, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, в отличие, скажем, от норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, подробно не регламентирует деятельность суда по рассмотрению конкретного дела и не раскрывает требований закона о допустимости, относимости и достаточности доказательств для объективного рассмотрения дела. Тем не менее представляется обоснованным применять данные положения, имеющиеся в нормах ГПК и УПК РФ, в процессе рассмотрения мировыми судьями дел об административных правонарушениях <7>. ——————————— <7> Родина Л. В. Проблемы, связанные с рассмотрением мировыми судьями дел об административных правонарушениях, ответственность за совершение которых предусмотрена ч. 1, 2 ст. 12.8, ст. 12.26 КоАП РФ // Мировой судья. 2007. N 3.

Б. В. Россинский пишет, что доказывание — это процесс установления объективной истины по делу, содержанием которого являются собирание, исследование, оценка и использование доказательств. Доказывание по делу об административном правонарушении осуществляют суд, орган, должностное лицо, в производстве которых оно находится <8>. ——————————— <8> Бахрах Д. Н., Россинский Б. В., Старилов Ю. Н. Административное право: Учебник. 3-е изд. М., 2008. С. 663. Автор главы — Б. В. Россинский.

Доказательная деятельность каждого участника судопроизводства имеет существенную специфику, которая определена реализуемой им процессуальной функцией <9>. ——————————— <9> Рогожин С. П. Процессуальные особенности доказывания по делам, возникающим из таможенных правоотношений: Монография. М.: Волтерс Клувер, 2010. С. 24.

Согласно положениям ст. 1.5 КоАП РФ лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность, а неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица. Согласно данной статье обязанность по доказыванию вины возлагается на должностное лицо, и вряд ли было бы правильным, как считает Б. В. Россинский, возлагать такую обязанность на суд. Ведь в таком случае мировой судья просто не может быть объективным и беспристрастным, т. к. он обязан доказать виновность лица, а тогда ни о каком принципе равноправия и состязательности сторон, провозглашенном Конституцией Российской Федерации, не может быть и речи. Положение о состязательности и равноправии сторон в равной мере распространяется на все виды судопроизводства. Получается, что акценты по собиранию доказательств смещены с активности суда на обязанности сторон и других лиц, участвующих в деле <10>. Тем не менее суд остается субъектом доказывания, т. к. наделен достаточно широким кругом полномочий по осуществлению доказывания. В частности, именно суд определяет предмет доказывания по делу, т. е. те обстоятельства, которые имеют значение для дела, вынося эти обстоятельства на обсуждение сторон. И. В. Решетникова подчеркивает, что «даже в состязательной системе судопроизводства, где суд играет самую пассивную роль, доказательственное право обращено не только к сторонам, но и к суду» <11>. ——————————— <10> Там же. С. 26. <11> Решетникова И. В., Ярков В. В. Гражданское право и гражданский процесс в современной России. М., 1999. С. 162.

Д. А. Фурсов указывает, что в состязательном судопроизводстве суд обязан оказывать сторонам содействие в установлении фактических обстоятельств и доказательств по делу. Ученый пишет: «При любых условиях арбитражные суды и суды общей юрисдикции могут только направлять и дополнять деятельность тяжущихся сторон, но не подменять их деятельность и не проводить следственный принцип деятельности в строгом соответствии с его назначением» <12>. ——————————— <12> Фурсов Д. А. Предмет, система и основные принципы арбитражного процессуального права: проблемы теории и практики. М., 1999. С. 330.

Учитывая, что при рассмотрении дел об административных правонарушениях в области дорожного движения лицо не обязано доказывать свою невиновность, субъектами доказывания по данной категории дел должны являться: мировой судья, ГИБДД в лице его должностных лиц (представителей, наделенных функцией прокурора, т. е. лица, поддерживающего обвинение), а не инспектор, составлявший протокол об административном правонарушении, и лицо, привлекаемое к административной ответственности, и его представитель. Мировой судья, в свою очередь, должен определять предмет доказывания, оказывать содействие в собирании доказательств и оценивать представленные сторонами доказательства. То есть прийти к обоснованному выводу об относимости, допустимости доказательств, руководствуясь внутренним убеждением. Только при соблюдении этих условий, т. е. при выполнении каждым участником административного судопроизводства своих функций и при изъятии у мирового судьи функции обвинения, можно рассчитывать на обоснованность и непредвзятость суда при рассмотрении данной категории дел.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *