Деятельность прокурора по реализации своих полномочий при осуществлении надзора за исполнением законов в оперативно-розыскной деятельности по делам о неочевидных преступлениях против личности и направления ее совершенствования

(Колесников А. В.) ("Юридический мир", 2013, N 10) Текст документа

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПРОКУРОРА ПО РЕАЛИЗАЦИИ СВОИХ ПОЛНОМОЧИЙ ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ НАДЗОРА ЗА ИСПОЛНЕНИЕМ ЗАКОНОВ В ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО ДЕЛАМ О НЕОЧЕВИДНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЯХ ПРОТИВ ЛИЧНОСТИ И НАПРАВЛЕНИЯ ЕЕ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ

А. В. КОЛЕСНИКОВ

Колесников Андрей Васильевич, заместитель прокурора Еврейской автономной области.

Статья посвящена проблемам совершенствования прокурорского надзора за законностью оперативно-розыскной деятельности по неочевидным преступлениям против личности.

Ключевые слова: неочевидные преступления против личности, оперативно-розыскная деятельность, прокурорский надзор, полномочия прокурора.

The activities of the prosecutor for the execution of the laws in the operational-search activity in cases of non-obvious crimes against the person, and some directions for its improvement A. V. Kolesnikov

Kolesnikov A. V., the Deputy Prosecutor of the Jewish Autonomous region.

The article is devoted to the problems of improving the prosecutorial supervision over the legality of investigative activities by non-obvious crimes against the person.

Key words: non-obvious crimes against the person, operational-search activity, public prosecutor's supervision, the authority of the prosecutor.

Раскрытие и расследование неочевидных преступлений против личности представляют собой сложный и трудоемкий процесс, характеризующийся определенными особенностями. Они обусловлены в первую очередь отсутствием оперативной информации о лицах, обоснованно подозреваемых в совершении преступлений, на первоначальном этапе расследования и, как следствие, определенными сложностями в установлении и последующей оценке обстоятельств преступного деяния. Нельзя не отметить и то, что в большинстве своем указанные факторы оказывают значительное влияние на работу правоохранительных органов, осуществляющих как оперативно-розыскную деятельность, так и расследование указанной категории преступлений. Учитывая объект посягательства, неочевидные преступления против личности отличаются наиболее высокой степенью общественной опасности и влекут за собой наступление особо тяжких последствий. Можно констатировать, что указанная категория преступлений причиняет наибольший, а порой непоправимый вред как конкретным гражданам, так и всему обществу и общественным отношениям в целом. Нельзя также не учитывать и то обстоятельство, что именно преступления против личности определяют характеристику всей насильственной преступности в государстве. Так, доля рассматриваемых преступлений в структуре российской преступности в последние годы составляет в среднем не более 20%. Одновременно следует отметить и тенденцию к снижению уровня насильственных умышленных преступлений на протяжении ряда последних лет. Тем не менее общее их количество остается достаточно велико, что подтверждает актуальность и значимость рассматриваемой проблемы. В данной ситуации вполне закономерно, что оперативно-розыскная деятельность при расследовании таких преступлений требует повышенного внимания со стороны прокурора. При этом деятельность прокурора в данной сфере должна характеризоваться более тщательным подходом в оценке законности работы правоохранительных органов, начиная с самой ранней стадии - с того момента, как стало известно о совершенном преступлении. Так, например, прокурорские проверки дел оперативного учета по фактам безвестного исчезновения граждан и установления личности по неопознанным трупам - одного из основных, наиболее значимых направлений деятельности по раскрытию неочевидных преступлений против личности, свидетельствуют о многочисленных нарушениях законодательства. Так, наиболее часто выявляются нарушения при заведении розыскных и оперативно-поисковых дел, при их ведении и прекращении. При этом наибольшая и значительная их часть допускается при производстве именно первоначальных розыскных мероприятий. Как правило, не в полной мере устанавливаются обстоятельства, предшествующие исчезновению граждан, в ряде случаев не опрашиваются родственники без вести пропавшего лица, не устанавливаются граждане, последними его видевшие. Кроме этого, острейшей проблемой является несвоевременное заведение розыскных дел. Например, в 2011 г. были установлены личности не более 25% от числа неидентифицированных трупов, что не позволяет оперативно установить признаки преступлений против личности и раскрыть их по горячим следам. Помимо указанного, прокурорами отмечаются и такие нарушения, как непроведение комплекса оперативно-розыскных мероприятий по установлению безвестно исчезнувших лиц, а также, напротив, проведение оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан, без соблюдения соответствующих оснований и условий. Имеет место игнорирование возможностей специальных технических подразделений, бюро регистрации несчастных случаев и средств массовой информации в целях розыска, неполучение образцов биологических веществ у родственников и непроведение ДНК-исследований для выделения генотипа, принадлежащего без вести пропавшему, для последующей проверки совпадений с трупами, личность которых не установлена. Очень часто оперативные сотрудники заводят розыскные дела после реального установления местонахождения пропавших с целью улучшения статистических показателей розыскной работы. Еще одной распространенной проблемой является необоснованное отнесение безвестно пропавших лиц к категории утративших родственные связи. Это позволяет органам внутренних дел сокращать срок ведения розыскной работы до пяти лет. Говоря о процессуальной деятельности, необходимо сказать и о многочисленных случаях отказа правоохранительных органов в регистрации сообщений об исчезновении граждан или списания их в номенклатурные дела без проведения доследственных проверок. К примеру, только в Новосибирской области в 2011 г. было выявлено 187 сообщений, необоснованно списанных в номенклатурное дело. Распространены и факты вынесения незаконных постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. Только в 2011 г. прокурорами отменено 9803 решения органов дознания об отказе в возбуждении уголовного дела по фактам исчезновения граждан, что составило 24% от общего числа принятых решений. На этом фоне необходимо отметить, что нарушения в рассматриваемой нами сфере посредством ведомственного контроля выявляются крайне редко. Однако следует признать, что и надзирающими прокурорами перечисленные нарушения выявляются не всегда своевременно, а принимаемые меры нередко не позволяют решать задачи по обеспечению законности розыска пропавших лиц, выявления и раскрытия преступлений. Более того, зачастую прокуроры фактически соглашались с возможностью совершения в отношении пропавших без вести лиц тяжких преступлений, оставшихся незарегистрированными и нераскрытыми. Так, прокурорами не всегда принимаются все необходимые меры реагирования для усиления ведомственного контроля и для координации действий розыскных и следственных подразделений, организации взаимодействия уполномоченных органов различных регионов. Об этом свидетельствуют результаты рассмотрения постановлений прокуроров, вынесенных в порядке п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК РФ. К примеру, в 2011 г. по ч. 1 ст. 105 УК РФ в связи с криминальными признаками исчезновения граждан возбуждено незначительное количество уголовных дел от числа направленных органами прокуратуры материалов (46,7%). Однако, говоря о нарушениях, нельзя не коснуться и проблемы определения полномочий прокурора. Как уже неоднократно отмечалось в научной литературе, основным средством достижения целей, определенных Федеральным законом "О прокуратуре Российской Федерации", является реализация прокурором своих надзорных полномочий, так как прокурорский надзор составляет одну из основных функций прокуратуры. Применительно к затронутой нами теме следует отметить, что ни федеральное законодательство, ни ведомственные нормативные правовые акты никак не конкретизируют полномочия прокурора по осуществлению надзора именно в сфере оперативно-розыскной деятельности по неочевидным преступлениям против личности. Соответственно, можно сделать вывод: в данном направлении полномочия прокурора регламентированы общими нормами, а специфика осуществления надзора связана с осуществлением оперативно-розыскной деятельности по конкретному виду преступлений - неочевидным преступлениям против личности. Традиционно закон требует от прокуроров, чтобы они, используя предоставленные им полномочия, пресекали нарушения прав и законных интересов физических и юридических лиц при осуществлении оперативно-розыскной деятельности, принимали своевременные меры к их восстановлению, возмещению причиненного вреда и привлечению виновных должностных лиц и сотрудников к установленной законом ответственности. Не является исключением и надзор за исполнением законов в оперативно-розыскной деятельности по неочевидным преступлениям против личности. В этой связи нельзя не отметить, что определение характера полномочий прокурора при осуществлении надзора в оперативно-розыскной деятельности является одной из основных проблем. Мнения исследователей по данному вопросу расходятся, и не всегда одинаково оценивается характер полномочий прокурора в этой сфере. По-разному рассматривается вопрос о властно-распорядительном характере полномочий прокурора в сфере оперативно-розыскной деятельности. Например, В. К. Звирбуль и А. И. Жуков также соотносят полномочия прокурора с кругом оснований и пределами прокурорского надзора в этой сфере <1>. -------------------------------- <1> Звирбуль В. К., Жуков А. И. Некоторые вопросы прокурорского надзора за точным исполнением законов в деятельности милиции по борьбе с преступностью // Вопросы криминалистики. 1961. N 1-2. С. 80 - 82.

Так, например, пределы прокурорского надзора за исполнением законов в оперативно-розыскной деятельности несколько ограниченны. Сведения о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих ОРД, а также о лицах, оказывающих содействие этим органам на конфиденциальной основе, представляются прокурорам только с согласия перечисленных лиц за исключением случаев, требующих привлечения к уголовной ответственности (ч. 3 ст. 21 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности"). Прокурор не вмешивается в тактику и методику проведения оперативно-розыскных мероприятий, а проверяет лишь законность их проведения. Так, в ч. 2 ст. 21 Закона говорится, что оперативно-служебные документы, послужившие основанием для проведения этих мероприятий, предоставляются по запросу уполномоченного прокурора в связи с поступившими в прокуратуру материалами, информацией и обращениями граждан о нарушении законов при проведении оперативно-розыскных мероприятий, а также при проверке установленного порядка проведения оперативно-розыскных мероприятий и законности, принимаемых при этом решений руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Вопрос о том, какие оперативно-служебные документы предоставляются для ознакомления, в теории рассматривается по-разному. Авторы комментария к Федеральному закону "Об оперативно-розыскной деятельности" утверждают, что руководитель органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, вправе не представлять прокурору оперативно-служебные документы, относящиеся к той части деятельности, которая не входит в предмет прокурорского надзора <2>. -------------------------------- <2> Комментарий к Федеральному закону "Об оперативно-розыскной деятельности" / Отв. ред. и рук. авт. кол-ва А. Ю. Шумилов. М.: Вердакт, 1997. С. 189.

По мнению В. Рохлина <3>, прокурор вправе знакомиться со всеми материалами, которые есть в деле оперативного учета. И. Ф. Демидов считает, что прокурор вправе знакомиться со всеми оперативно-служебными документами, делами оперативного учета, за исключением личных и рабочих дел секретных сотрудников <4>. -------------------------------- <3> Рохлин В. Закон РФ "Об оперативно-розыскной деятельности" и прокурорский надзор // Законность. 1995. N 12. С. 8. <4> Демидов И. Ф. Значение оперативно-розыскной деятельности для уголовно-процессуального производства // Судебная реформа и проблемы уголовного судопроизводства: Сборник научных трудов. М.: НИИ Генеральной прокуратуры РФ, 1995.

Сведения о лицах, внедренных в организованные преступные группировки, и о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также о лицах, оказывающих содействие этим органам на конфиденциальной основе, представляются прокурору только с письменного согласия указанных лиц, за исключением случаев, требующих их привлечения к уголовной ответственности. Соответственно, сведения об организации, о тактике, методах и средствах осуществления оперативно-розыскной деятельности в предмет прокурорского надзора не входят, о чем прямо говорится в Законе. А. Бакрадзе считает, что прокурорский надзор за соблюдением законности в оперативно-розыскной деятельности должен быть повседневным и инициатива проверки должна исходить от надзирающего за следствием прокурора <5>, и в данном вопросе с ним трудно не согласиться. -------------------------------- <5> Бакрадзе А. Надзор за законностью оперативно-розыскных мер // Социалистическая законность. 1978. N 11. С. 59.

Той же точки зрения придерживались М. Н. Маршунов, П. Кабанов <6>, Д. В. Гребельский <7>, В. Г. Даев <8> и др. -------------------------------- <6> Кабанов П. "Табу" для прокурора // Социалистическая законность. 1988. N 11. С. 58. <7> Гребельский Д. В. Правовая основа оперативно-розыскной деятельности советской милиции // Социалистическая законность. 1974. N 3. С. 55. <8> Даев В. Г., Маршунов М. Н. Основы теории прокурорского надзора. Ленинград, 1990. С. 101.

Полномочия прокурора при осуществлении надзора за исполнением законов при осуществлении оперативно-розыскной деятельности регламентированы несколькими законодательными актами. Права предоставлены прокурору теми же законодательными актами, что и обязанности. Особо отметим, что полномочия прокурора носят исключительный характер, установленный законодателем (ст. 30 Закона о прокуратуре), и не могут дополняться каким-либо должностным лицом, включая Генерального прокурора Российской Федерации (например, в его приказах). Соответственно, анализ действующего законодательства позволяет сделать вывод, что при осуществлении прокурорского надзора за исполнением законов в оперативно-розыскной деятельности прокуроры обладают как общими полномочиями, характерными для всей надзорной функции, так и специальными, которые он может реализовать только в сфере оперативно-розыскной деятельности <9>. -------------------------------- <9> Прокурорский надзор: Учебник / Под общ. ред. Ю. Е. Винокурова. М., 2008. С. 197; Российский прокурорский надзор: Учебник / Под ред. А. Я. Сухарева. М., 2001. С. 225.

На наш взгляд, практика показывает, что в ст. 21 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" полномочия прокурора определены недостаточно полно, что вызывает значительные сложности. Диспозиция статьи бланкетная (отсылочная), поскольку в ней нет формально-определенных предписаний, которые подробно устанавливали бы полномочия прокурора за исполнением законов в сфере оперативно-розыскной деятельности, а также правовые формы и способы прокурорского надзора. Надзирая за оперативно-розыскной деятельностью, прокуроры должны руководствоваться соответствующими предписаниями Федерального закона о прокуратуре. Кроме того, некоторые вопросы прокурорского надзора разрешаются в соответствующих приказах и указаниях Генерального прокурора Российской Федерации. Используя предоставленные им полномочия, прокуроры должны пресекать нарушения прав и законных интересов физических и юридических лиц при проведении оперативно-розыскной деятельности, принимать своевременные меры к их восстановлению, возмещению причиненного вреда и при наличии оснований для привлечения виновных должностных лиц к установленной законом ответственности <10>. -------------------------------- <10> Бессарабов В. Г., Кашаев К. А. Защита российской прокуратурой прав и свобод человека и гражданина: Монография. 2007.

Например, Федеральным законом "О прокуратуре Российской Федерации" (ч. 3 ст. 22) предусмотрено, что прокурор опротестовывает противоречащие закону правовые акты, вносит представление об устранении нарушений закона. Помимо этого, ст. 25.1 этого же Федерального закона говорит о возможности направления прокурором предостережения о недопустимости закона. В то же время Федеральный закон "Об оперативно-розыскной деятельности" говорит в ст. 21 о законных требованиях прокурора, вытекающих из его полномочий по надзору за оперативно-розыскной деятельностью. Полномочия прокурора общего характера по выявлению нарушений закона закреплены в ч. 1 ст. 22 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", которая указывает, что прокурор при осуществлении возложенных на него функций вправе: - по предъявлении служебного удостоверения беспрепятственно входить на территории и в помещения поднадзорных объектов; - иметь доступ к их документам и материалам, относящимся к правонарушению или способным установить и доказать совершенное правонарушение; - проверять исполнение законов в связи с поступившей в органы прокуратуры информацией о фактах нарушения закона; - требовать от руководителей и должностных лиц объектов надзора представления необходимых документов, материалов, статистических и иных сведений; - требовать от руководителей и должностных лиц объектов надзора выделения специалистов для выяснения возникших вопросов; - требовать от руководителей и должностных лиц объектов надзора проведения проверок по поступившим в органы прокуратуры материалам и обращениям, ревизий деятельности подконтрольных или подведомственных им организаций; - вызывать должностных лиц и граждан для объяснений по поводу нарушений законов. В связи с этим, исходя из анализа действующего федерального законодательства и ведомственных и межведомственных правовых актов, прокурор, в том числе и в сфере надзора за исполнением законов в оперативно-розыскной деятельности по неочевидным преступлениям против личности, вправе: - по основаниям, установленным законом, ставить вопрос о возбуждении производства об административном правонарушении; - требовать привлечения лиц, нарушивших закон, к иной установленной законом ответственности; - предостерегать о недопустимости нарушения закона; - в случае установления факта нарушения закона органами и должностными лицами освобождать своим постановлением лиц, незаконно подвергнутых административному задержанию на основании решений несудебных органов; - опротестовать противоречащие закону правовые акты; - обращаться в суд или арбитражный суд с требованием о признании нормативно-правовых актов недействительными; - вносить представление об устранении нарушений закона; - принимать меры к обеспечению в установленном законом порядке возмещения материального ущерба, причиненного нарушением закона; - обращаться в суды и арбитражные суды в интересах государственных органов, общественных организаций и граждан. Также нельзя не согласиться с тем, что на протяжении ряда лет высказываются справедливые мнения о необходимости детального закрепления полномочий прокурора в сфере оперативно-розыскной деятельности <11>. Это же подтверждается мнением уполномоченных прокуроров, около 90% которых считают, что существующие полномочия недостаточны для осуществления прокурорского надзора за законностью осуществления оперативно-розыскной деятельности, в том числе по неочевидным преступлениям против личности. -------------------------------- <11> Государство и право. 1994. N 5 (круглый стол).

Так, по мнению А. Ф. Козусева, именно неопределенность полномочий прокурора является обстоятельством, которое негативно влияет на принятие мер к защите прав и свобод человека и гражданина в оперативно-розыскной деятельности со стороны прокурора <12>. -------------------------------- <12> Права человека в России и правозащитная деятельность государства (Материалы научной конференции) / Под ред. В. Н. Лопатина. СПб., 2003. С. 213.

Этого же мнения придерживаются и другие исследователи, которые высказываются за законодательную регламентацию, расширение полномочий прокуроров, а также за наделение прокуроров дополнительными полномочиями с целью обеспечения прав и законных интересов граждан в сфере оперативно-розыскной деятельности <13>. -------------------------------- <13> Капканов В. И. Проблемы осуществления надзора за оперативно-розыскной деятельностью.

В обоснование необходимости расширения полномочий прокурора в этой сфере путем внесения дополнений в законы о прокуратуре и об оперативно-розыскной деятельности высказались А. Д. Бойков, В. И. Рохлин, В. Г. Розенфельд, А. В. Фролов и др. <14>. -------------------------------- <14> Бойков А. Д. и др. Проблемы развития правового статуса российской прокуратуры (в условиях переходного периода). М., 1998. С. 45 - 47; Осипкин В. Н. Проблемы прокурорского надзора за ОРД // Вопросы совершенствования прокурорско-следственной деятельности: Сборник статей. Вып. 8. СПб., 1996. С. 73 - 81; Осипкин В. Н. Прокурорский надзор за ОРД и права человека // Всеобщая декларация прав человека и правозащитная функция прокуратуры: Международная научно-практическая конференция. СПб., 1998. С. 17 - 18; Розенфельд В. Г., Фролов А. В. О функциях и организации деятельности прокуратуры // Журнал российского права. 1999. N 2. С. 81 - 82.

Несмотря на то, что прокуратура - единственный государственный орган, уполномоченный осуществлять надзор за соблюдением прав и свобод человека, у уполномоченных прокуроров не всегда есть возможность для адекватной реакции на нарушения закона именно в силу недостаточного законодательного регламентирования и отсутствия необходимого объема полномочий в тех или иных сферах правоприменения. Как мы уже отмечали выше, сокращение полномочий прокурора на досудебной стадии уголовного преследования лишь затруднило гражданам доступ к правосудию и создало необходимость усиления прокурорского надзора исполнением законов в оперативно-розыскной деятельности. Поэтому защита граждан от нарушений закона в оперативно-розыскной деятельности, от необоснованного, без достаточных оснований, осуществления оперативной деятельности и нарушения конституционных прав и свобод невозможна без расширения полномочий органов прокуратуры в данной сфере. Отсутствие четкой законодательной регламентации порядка и оснований проведения оперативных мероприятий, их засекреченность, невозможность исследования полного объема оперативных документов прокурорами и, самое главное, отсутствие четкого перечня полномочий прокурора, закрепленного в законе, создают возможности для многочисленных нарушений, пресечь которые не всегда возможно. Возникающие проблемы, как нами уже было показано выше, имеют достаточно широкий перечень - от проверки обоснованности проведения того или иного оперативного мероприятия до соблюдения законности при его проведении и при определении пределов действий оперативных сотрудников с целью не допустить совершение последними провокации для достижения положительного результата <15>. -------------------------------- <15> Капканов В. И. Проблемы разграничения пресечения преступлений и провокации их совершения // Уголовное право. 2007. N 6.

Поэтому, на наш взгляд, необходимость и своевременность внесения изменений в Федеральный закон "Об оперативно-розыскной деятельности" не вызывает сомнений, а соответствующие изменения должны максимально конкретизировать полномочия прокурора в указанной сфере. Например, ранее по результатам проверки дел оперативного учета прокурор был уполномочен давать органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, обязательные для них указания, направленные на активизацию розыскной работы. Сейчас прокурор в подобных случаях вправе лишь внести представление о выявленных нарушениях закона или направить требование об устранении допущенных нарушений. "Указание" как форма прокурорского реагирования по делам оперативного учета в настоящее время законодательством не предусмотрена, что значительно снижает оперативность в устранении нарушений. В. Н. Рябов считает, что для повышения эффективности прокурорского надзора за исполнением законов в оперативно-розыскной деятельности необходимо наделить прокурора полномочиями отменять незаконные и необоснованные постановления органов, осуществляющих указанную деятельность. По его мнению, формой отмены этих постановлений должно быть мотивированное постановление прокурора <16>. -------------------------------- <16> Рябов В. Н. Указ. соч. С. 140.

Полностью разделяя это мнение, мы считаем, что постановление прокурора об отмене незаконных и необоснованных постановлений должностных лиц оперативно-розыскных органов будет самой результативной и эффективной формой реагирования в плане оперативного устранения правонарушений в этой сфере. Так, на вопрос "Какие акты прокурорского реагирования вносятся прокурором по результатам прокурорских проверок ОРД по неочевидным преступлениям против личности?" ответы прокуроров распределились следующим образом: наибольшую их часть составляют требования об устранении нарушений федерального законодательства, затем следуют протесты на незаконные решения должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и представление по результатам обобщенного анализа нарушений законодательства. При этом весьма интересным представляется, что достаточно часто акты прокурорского реагирования остаются без удовлетворения либо удовлетворяются формально. К сожалению, подобную реакцию со стороны органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, предопределяет неурегулированность полномочий прокурора. С учетом этого, на наш взгляд, целесообразно внести изменения в ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" и предусмотреть возможность возвращения (наделения) прокурора полномочиями давать указания, обязательные к исполнению органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. Кроме этого, следует предусмотреть и обязанность оперативно-розыскных органов согласовывать с уполномоченным прокурором решение об обращении в суд за разрешением на проведение оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан; о проведении иных оперативно-розыскных мероприятий, которые проводятся с санкции руководителей оперативно-розыскных органов, обязать оперативно-розыскные органы уведомлять прокурора. По нашему мнению, постановления прокурора об отмене незаконных и необоснованных постановлений должностных лиц оперативно-розыскных органов будут самой результативной и эффективной формой реагирования в плане оперативного устранения правонарушений в этой сфере. Прокурор может, как нам кажется, отменить своим постановлением незаконные и необоснованные постановления руководителя органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, о проведении оперативно-розыскных мероприятий, о передаче результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, суду, а также о заведении или прекращении дел оперативного учета, приостановлении и его возобновлении и по другим решениям руководителя, противоречащим закону. В результате деятельность прокурора по реализации своих полномочий при осуществлении надзора за исполнением законов в оперативно-розыскной деятельности по делам о неочевидных преступлениях против личности приобретет, как нам кажется, более положительную динамику.

Список литературы

1. Комментарий к Федеральному закону "Об оперативно-розыскной деятельности" / Отв. ред. и рук. авт. кол-ва А. Ю. Шумилов. М.: Вердакт, 1997. С. 189. 2. Рохлин В. Закон РФ "Об оперативно-розыскной деятельности" и прокурорский надзор // Законность. 1995. N 12. С. 8. 3. Демидов И. Ф. Значение оперативно-розыскной деятельности для уголовно-процессуального производства // Судебная реформа и проблемы уголовного судопроизводства: Сборник научных трудов. М.: НИИ Генеральной прокуратуры РФ, 1995. 4. Звирбуль В. К., Жуков А. И. Некоторые вопросы прокурорского надзора за точным исполнением законов в деятельности милиции по борьбе с преступностью // Вопросы криминалистики. 1961. N 1-2. С. 80 - 82. 5. Бакрадзе А. Надзор за законностью оперативно-розыскных мер // Социалистическая законность. 1978. N 11. С. 59. 6. Кабанов П. "Табу" для прокурора // Социалистическая законность. 1988. N 11. С. 58. 7. Гребельский Д. В. Правовая основа оперативно-розыскной деятельности советской милиции // Социалистическая законность. 1974. N 3. С. 55. 8. Даев В. Г., Маршунов М. Н. Основы теории прокурорского надзора. Ленинград, 1990. С. 101. 9. Прокурорский надзор: Учебник / Под общ. ред. Ю. Е. Винокурова. М., 2008. С. 197; Российский прокурорский надзор: Учебник / Под ред. А. Я. Сухарева. М., 2001. С. 225. 10. Бессарабов В. Г., Кашаев К. А. Защита российской прокуратурой прав и свобод человека и гражданина: Монография. 2007. 11. Материалы круглого стола // Государство и право. 1994. N 5. 12. Права человека в России и правозащитная деятельность государства: Материалы научной конференции / Под ред. В. Н. Лопатина. СПб., 2003. С. 213. 13. Капканов В. И. Проблемы осуществления надзора за оперативно-розыскной деятельностью. 14. Бойков А. Д. и др. Проблемы развития правового статуса российской прокуратуры (в условиях переходного периода). М., 1998. С. 45 - 47; Осипкин В. Н. Проблемы прокурорского надзора за ОРД // Вопросы совершенствования прокурорско-следственной деятельности: Сборник статей. Вып. 8. СПб., 1996. С. 73 - 81; Осипкин В. Н. Прокурорский надзор за ОРД и права человека // Всеобщая декларация прав человека и правозащитная функция прокуратуры: Международная научно-практическая конференция. СПб., 1998. С. 17 - 18; Розенфельд В. Г., Фролов А. В. О функциях и организации деятельности прокуратуры // Журнал российского права. 1999. N 2. С. 81 - 82. 15. Капканов В. И. Проблемы разграничения пресечения преступлений и провокации их совершения // Уголовное право. 2007. N 6.

------------------------------------------------------------------

Название документа