Международный опыт организации информационного обеспечения оперативно-розыскной деятельности

(Шипилов В. В.)

(«Российский следователь», 2013, N 22)

Текст документа

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОПЫТ ОРГАНИЗАЦИИ ИНФОРМАЦИОННОГО

ОБЕСПЕЧЕНИЯ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

В. В. ШИПИЛОВ

Шипилов Владислав Викторович, ведущий научный сотрудник ФКУ НИИ ФСИН России, кандидат экономических наук, доктор технических наук, профессор.

В силу высокого уровня современной преступности и по причине необходимости обеспечивать безопасность государства существует традиционно сложившаяся система оперативных подразделений правоохранительных органов и спецслужб, выполняющая функцию оперативно-аналитического поиска информации.

Ключевые слова: оперативно-розыскная деятельность, уголовный кодекс, норма.

International experience of organization of ensuring of operative and search activities

V. V. Shipilov

Because of the high level of modern crime and because of the need to ensure the security of the state there is traditionally established system of operational units of law enforcement agencies and special services, serves as the operational and analytical information retrieval.

Key words: operatively-search activity, the Criminal Code, the rate of.

Ссылка на международный опыт борьбы с преступностью — это вовсе не дань моде, но, увы, горькая необходимость: раньше (конец 80-х) больше, в настоящее время меньше, но все же высказываются суждения о том, что оперативно-розыскная деятельность, агентурная работа — порождение исключительно коммунистического строя, проще говоря, — аморальный вид деятельности в социальной практике любого государства. К счастью, это вовсе не так.

Попытаемся подтвердить вышеизложенное отдельными примерами организации информационного обеспечения оперативно-розыскной деятельности правоохранительных органов ряда зарубежных государств.

В Германии значительное место в обеспечении государственной безопасности принадлежит Федеральному ведомству криминальной полиции (Des Bundescriminalamt — BCA) — БКА. В его функции входит как расследование уголовных дел, так и агентурно-оперативная работа. Для этого оно имеет свой агентурный аппарат и необходимые оперативно-технические средства, а также самостоятельную службу наружного наблюдения. При этом следует подчеркнуть, что приоритетное место в структуре БКА занимает оперативно-технический отдел, который проводит большую исследовательскую и научную работу по внедрению передовых технологий в оперативно-розыскную деятельность. В частности, ему удалось разработать систему по автоматизированному учету почерков, которая позволяет в считанные минуты установить автора рукописи, в т. ч. и по личной подписи, а также систему идентификации личности по голосу.

Если же говорить в целом об особенностях организации на территории ФРГ деятельности криминальной полиции, ее структурных подразделений и иных органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, — спецслужб, то, не рассматривая их подробно, хотелось бы отметить следующее:

— спецслужбы организационно не объединены, децентрализованы и не имеют единого руководства, что зачастую приводит к дублированию и параллелизму в их деятельности;

— центральный аппарат спецслужб выполняет лишь руководящие и координирующие функции по отношению к территориальным подразделениям, анализирует и оценивает информацию, добытую ими;

— проведение процессуальных действий возложено только на следственные подразделения БКА. Органы разведки, контрразведки (в т. ч. военной) лишены права осуществления процессуальных функций (задержание, арест, следствие);

— подразделения разведки действуют исключительно под различными прикрытиями, включая и территорию ФРГ;

— значительная часть подразделений контрразведки также использует прикрытия;

— весь персонал спецслужб использует максимальную конспирацию: все сотрудники имеют псевдонимы и номера, которые используются как в официальной переписке, так и в отношениях между собой.

Настоящие фамилии не употребляются и не раскрываются даже в служебной обстановке. Агентура не знает подлинных фамилий оперативных сотрудников, у которых они находятся на связи.

Наибольший интерес для подразделений полиции России представляют организационно-тактические основы оперативно-розыскной деятельности спецслужб ФРГ. При этом следует отметить, что отличительными чертами деятельности спецслужб ФРГ, наряду с другими, являются следующие:

— тесная взаимосвязь между режимными мерами и агентурно-оперативной деятельностью, активное использование спецслужбами информации других государственных органов и организаций;

— создание всеохватывающих электронных систем учета граждан ФРГ и иностранцев, находящихся в стране;

— активная агентурная работа среди политических эмигрантов и иностранцев, временно находящихся в ФРГ;

— распространенность работы сотрудников спецслужб под прикрытием различных государственных и негосударственных организаций;

— массовое привлечение к агентурно-оперативной деятельности бывших сотрудников спецслужб ФРГ (т. н. институт «свободных сотрудников»);

— использование безагентурной формы вербовки;

— высокие требования конспирации, предъявляемые к кадровому составу, а также к агентурному аппарату;

— широкое применение сдельной формы оплаты труда агентов в зависимости от ценности представляемой ими информации.

Наряду с агентурой в оперативно-розыскной деятельности спецслужб ФРГ широко используются возможности спецтехники в перлюстрации корреспонденции и прослушивании телефонных переговоров лиц, подозреваемых в нарушении уголовного законодательства; особенно это касается террористов. А лица, арестованные по подозрению в занятии террористической деятельностью, лишаются контактов с внешним миром сроком до нескольких недель, включая и общение с адвокатом. А один из отделов БКА постоянно ведет оперативный учет на более чем миллион студентов и школьников под предлогом предупреждения террористической и наркодеятельности.

Во многих крупных городах ФРГ организовано скрытое наблюдение с использованием телекамер автодорожной полиции. Практически на всех больших площадях Мюнхена, Гамбурга, Ганновера, Нюрнберга и ряда других на фасадах зданий установлены телекамеры с поворотными механизмами, передающие изображение на мониторы полицейских центров наружного наблюдения, которые активно используются специальными службами ФРГ.

Одновременно правоохранительные органы добиваются права осуществлять мероприятия по слуховому и визуальному контролю в жилых помещениях без санкции суда и прокурора, что откроет дополнительные возможности по сбору доказательственных материалов и значительно облегчит выявление и пресечение тяжких преступлений.

Среди мер по наделению правоохранительных органов необходимой компетенцией для эффективного расследования дел, связанных с экономической и организованной преступностью, в Швеции наибольшего внимания заслуживают меры по расширению полномочий полиции в сфере оперативно-розыскной деятельности.

В конце 70-х гг. оперативная деятельность полиции Швеции стала объектом пристального внимания со стороны руководства полиции, правительства и риксдага, что было вызвано необходимостью активизации борьбы с экономической, организованной преступностью, а также незаконным оборотом наркотиков.

Две группы экспертов исследовали методы оперативно-розыскной деятельности полиции, результатом чего явились отчеты «Некоторые взгляды на оперативные методы борьбы с экономической преступностью» (1978 г.), «Оперативная деятельность в борьбе с наркотиками» (1979 г.), «Задачи оперативной работы», «Организация оперативной работы» (1981 г.). Указанные материалы дают представление о взглядах полицейских экспертов на некоторые вопросы оперативной деятельности полиции, связанные с агентурой и агентурным проникновением, с использованием оперативно-технических средств и провокационных методов работы.

Агентура признается важным средством в борьбе с определенными видами преступлений, что было подчеркнуто еще в 1971 г. при создании оперативных отделов в уголовной полиции. Агентом, по определению экспертов, является представитель полиции, внешне не имеющий никаких связей с полицией и находящийся в преступной среде. Последнее положение является определяющим в отличии агента от информатора. Информатор используется полицией только для сбора информации, а деятельность оперативного сотрудника полиции в этом случае чаще всего представляет собой лишь пассивное ожидание от него сведений. Такое положение критиковалось, и особо указывалось, что необходимо активно вербовать информаторов, создавать из них резидентуры, стремиться к тому, чтобы информаторы имели хорошие возможности по наблюдению за криминальной деятельностью. Указанное различие между информатором и агентом, по мнению экспертов, позволяет повысить уровень и эффективность оперативной работы полиции, сосредоточившись на главном направлении.

Учитывая потребность полиции в правовом регулировании некоторых оперативно-розыскных мероприятий, государственное полицейское управление вошло в правительство с ходатайством, которое было сформулировано 5 декабря 1980 г. в докладной записке «О некоторых мерах повышения эффективности борьбы с наркотиками и экономической преступностью». Решение правительства о предоставлении полиции необходимых полномочий последовало 26 февраля 1981 г. и содержало следующие важные положения.

Провокационные методы работы полиции были признаны правомерными в том случае, когда они применяются при расследовании серьезных преступлений или когда этого требуют особые обстоятельства. Было отмечено, что при их применении необходимо принимать во внимание силу подозрения и возможности закрепления доказательств. На применение провокационных методов необходимо разрешение прокурора или начальника полицейского органа. Правительством была отмечена необходимость строгого документирования этой деятельности. В Меморандуме 1981 г. полиции были предоставлены полномочия на покупку наркотиков. В отношении предложения наркотиков было определено следующее: «Предложение наркотиков в принципе имеет характер чистой провокации. Такие действия полиции считаются недопустимыми, кроме разве что случаев, которые можно квалифицировать в соответствии с параграфом 4 главы 24 уголовного законодательства (крайняя необходимость)».

В целях проникновения на рынок наркотиков полиция может осуществлять проникновение в преступную среду, осуществляя подставу своей агентуры торговцам наркотиков, и в этих же целях разрешается проводить мероприятия по пропуску наркотиков в страну (контролируемая поставка).

В 1982 г. вопрос об оперативной работе полиции в борьбе с определенными видами преступлений рассматривался на уровне комиссии риксдага. Комиссия отметила большую роль, которую играют оперативные мероприятия в борьбе с наркотиками и экономической преступностью, а также необходимость прибегать и к таким методам работы, как провокация.

Комиссия определила, что если действия полиции находятся «в приемлемой пропорции с охраняемыми интересами, если планируемое преступление совершается при обстоятельствах, способствующих закреплению доказательств», то действия полиции будут в этом случае правомерными.

Комиссия высказалась о необходимости принятия отдельной нормы, регулирующей проведение полицейских мероприятий, связанных с применением «острых» методов борьбы с преступностью, и предложила следующий вариант: «Полицейский, соблюдая основные права и свободы граждан, требования закона или иного нормативного акта, должен при исполнении служебных обязанностей предпринимать такие меры, которые с учетом цели применения этих мер и иных обстоятельств могут быть определены как оборонительные». Эта норма с незначительными изменениями позднее была включена в Закон о полиции в 1984 г.

Решительным шагом правительства Италии в направлении усиления борьбы с организованной преступностью, по мнению многих политических обозревателей и криминалистов, явилось решение о роспуске тех местных органов власти («джунт»), в отношении которых имелись данные о связи их с мафиозными структурами.

Наряду с внесением коррективов в Уголовно-процессуальный и Уголовный кодексы Италии, изменению подверглась и внутренняя структура правоохранительных органов, в т. ч. МВД, Корпуса карабинеров и, в некоторой степени, Финансовой гвардии.

В частности, в МВД Италии было создано новое подразделение — Центр по обработке оперативной информации, главной задачей которого является обмен поступающими данными в отношении деятельности мафиозных групп со Службой Верховного комиссара по борьбе с мафией, Корпусом карабинеров, Финансовой гвардией, местами лишения свободы, где содержатся «мафиози», и с центрами координации и планирования оперативной деятельности подразделений МВД, расположенных в 12 наиболее крупных городах Италии (Риме, Турине, Милане, Неаполе и др.).

Образовано оперативно-техническое подразделение МВД Италии — Центр по изучению обстановки. В его компетенцию входит разнообразная деятельность, в т. ч. с применением технических средств по сбору оперативной информации об организованной преступности и ее передаче в оперативные подразделения министерства. На него возложено также поддержание постоянной связи с находящимися в Италии представительствами ФБР, Управления по борьбе с наркотиками и Таможенного управления США, а также с аналогичными службами стран Евросоюза в целях обеспечения четкого и оперативного обмена информацией об организованной преступности.

В США основным правительственным учреждением, занимающимся расследованием всех уголовных дел, нарушений федеральных законов, за исключением тех, расследование которых поручено другим агентствам, является Федеральное бюро расследования (ФБР). В своей деятельности ФБР руководствуется, наряду с законодательством США, Нормами и правилами уголовного расследования преступлений, совершенных отдельными лицами или организациями, которые разработаны Генеральной прокуратурой США и утверждены Министром юстиции США в 1980 г.

В соответствии с этими Нормами при проведении расследования общеуголовных преступлений ФБР имеет право использовать любые законные методы. Прежде чем прибегнуть к таким методам, ФБР должно выяснить, возможно ли получить нужную информацию при минимальном вмешательстве в частную жизнь. При оценке необходимости такого вмешательства среди прочих факторов учитывается тот факт, что оно может иметь неблагоприятные последствия, касающиеся неприкосновенности частной жизни, и нанести ущерб репутации частного лица. Решение об использовании метода обширного вмешательства в частную жизнь зависит от тяжести преступления и от того, насколько правдива информация, указывающая на наличие преступления. Выбор того или иного метода расследования зависит от правильной оценки конкретной ситуации.

Вместе с тем для этих методов существуют и некоторые ограничения, которые, применительно к оперативно-техническим мероприятиям, мы укажем:

— автоматическое устройство, регистрирующее телефонные номера, устанавливается с разрешения Министерства юстиции;

— разрешение на консенсуальное электронное прослушивание выдается в соответствии с положением о Министерстве юстиции.

Для проведения консенсуального прослушивания нетелефонных разговоров требуется предварительное разрешение директора или заместителя директора Управления по оперативной борьбе с правонарушениями, или второго помощника главного прокурора Уголовного отдела, или заместителя главного прокурора — начальника Уголовного отдела, за исключением обстоятельств, не терпящих отлагательств. Это относится как к портативной аппаратуре, которой пользуется участник операции, так и к стационарной аппаратуре, установленной в помещении, также контролируемой участниками операции. Для консенсуального прослушивания телефонных переговоров необходимо предварительное разрешение Особого уполномоченного агента и соответствующего прокурора, за исключением случаев, не терпящих отлагательств (до 48 часов).

Чтобы выяснить правильность тезиса о несовместимости демократических преобразований в обществе и разведывательной работы в сфере и инфраструктуре социально-аномальной, прежде всего противоправной, среды обратимся к опыту оперативной работы криминальной полиции и спецслужб Запада.

В США, чтобы обеспечить руководителей правоприменяющих органов информацией, которая давала бы возможность обнаруживать, а в некоторых случаях и прогнозировать организованную противоправную деятельность, осуществляется т. н. полицейская разведка. По методам и характеру добываемой информации полицейская разведка делится на две категории: стратегическую и тактическую.

Стратегическая разведка предполагает получение, накопление, систематизацию и анализ многочисленных и весьма разнообразных сведений о лицах, подозреваемых в причастности к организованным криминальным структурам, включая даже такие данные, которые на первый взгляд не имеют непосредственного отношения к противоправной деятельности.

Основная цель тактической разведки — помощь в планировании конкретных полицейских операций и установление источников получения доказательств, которые позволили бы произвести арест подозреваемого и доказать его виновность. Следует отметить, что между задачами, которые решаются стратегической и тактической разведками, нет, разумеется, жесткой границы, т. к. они взаимосвязаны.

В Великобритании обработка разведданных об организованной преступности и преступниках основывается и координируется в зависимости от регионального, национального и международного уровней. В Англии и Уэльсе в рамках подобной структуры существует девять региональных отделов уголовной разведки, выполняющих эти функции. Информационные сведения хранятся в памяти компьютеров и в архивах. К концу 1992 г. планировалось создание национальной службы уголовной разведки, через которую будут проходить все разведданные об организованной преступности, с использованием автоматизированной системы обработки информации.

Согласно данным печати, такая служба (НКР) была создана 1 апреля 1992 г. Криминальная разведка занимается рядом преступлений, оказывающих большое влияние на стабильность и экономику Великобритании, например, доставкой и распространением наркотиков, фальсификацией денежных знаков и отмыванием «грязных» денег, бесчинством футбольных фанатов, любыми проявлениями организованной преступности.

Собранная НКР информация направляется силовым ведомствам для проведения операций «на местности». Информационно-аналитический центр НКР круглосуточно обрабатывает сведения о маршрутах транспортировки, крупных партиях перевозимых наркотиков, наиболее активных деятелях наркомафии, поступающие от таможенных органов, из местных отделений полиции, а также из-за границы — по линии Интерпола. В составе НКР есть подразделение финансовой разведки. В его задачи входит отслеживание крупных денежных транзакций и их проверка — не являются ли они оплатой поставок наркотиков.

Финансовые организации Великобритании обязаны предоставлять правоохранительным органам необходимую информацию. Это, сказано в законе, «не является нарушением контрактных обязательств по сохранению коммерческой тайны со стороны финансовых организаций». На практике большинство банков, фондов и работающих с деньгами фирм имеют прямую договоренность об информировании НКР обо всех подозрительных случаях, особенно связанных с операциями с наличностью. Финансовая разведка действует в тесном контакте со специализированной рабочей группой Банка Англии по проблеме отмывания денег. Ими было совместно подготовлено и разослано по банкам всей Британии директивное письмо по данному вопросу.

Подразделение по борьбе с фальшивомонетничеством НКР получает в свое распоряжение все поддельные банкноты английских и иностранных денег, изъятые полицией на территории Великобритании. Специалисты знакомятся с последними «достижениями» нелегальных конкурентов Банка Англии, готовят рекомендации по усилению защиты денег от фальсификации.

Специфична деятельность подразделений криминальной разведки, специализирующихся на противодействии бесчинствам футбольных хулиганов, как их называют англичане. В обязанности офицеров этой службы входит посещение всех матчей европейских и мировых первенств, присутствие на международных играх как на территории своей страны, так и за границей. Они должны в лицо знать многие тысячи хулиганов и своевременно выявлять их в толпах болельщиков, постоянно поддерживать контакт с коллегами в других государствах, обмениваясь с ними списками и фотографиями зачинщиков драк и погромов на стадионах и вокруг них во время и особенно после спортивных мероприятий.

В Канаде существует служба по сбору информации об организованной преступности, которая была создана 7 марта 1970 г. (КИСК). Подчиненные ей службы занимаются сбором, регистрацией, анализом и распространением информации о преступности. Центральное бюро действует в национальном масштабе, в то время как местные бюро — в пределах провинций и между провинциями. Материал, представляющий национальный интерес, доставляется в Центральное бюро, где находится главная картотека. Очень важно, что система предусматривает непосредственный обмен информацией между агентствами охраны порядка и провинциальными информационными службами. Центральное бюро получает информационные материалы по такому обмену. С появлением новой службы канадские агентства охраны порядка имеют все необходимые средства, при помощи которых можно предпринять согласованные действия против организованной преступности.

Таким образом, Запад не отвергает, а, наоборот, интенсивно развивает структуры, осуществляющие полицейскую разведку. В этом плане уместно сослаться на бывшего помощника Генерального прокурора США Томпкинса, выступавшего обвинителем по делу советского разведчика В. Фишера (Р. Абеля), выданного ФБР его помощником в 1957 г. В своей речи он отметил, что общество и правительство имеют право защитить себя, когда имеются данные, что кто-то лишь вступает в преступный заговор. Нельзя проявлять непростительную в этом случае беспомощность, ожидая, пока будет обнаружен труп, чтобы приступать только тогда к поискам преступника. Общество и правительство имеют право вмешаться, как только будет установлено, что преступление лишь готовится, и в ходе подготовки к нему в преступных целях создается некое сообщество, деятельность которого будет направлена на совершение конкретных противозаконных деяний. Этот тезис получил законодательное закрепление в различных правовых документах, в т. ч. регламентирующих оперативно-розыскную деятельность ФБР США и упомянутых в статье служб.

Поэтому в Российской Федерации вполне оправданно, в силу высокого уровня современной преступности и по причине необходимости обеспечивать безопасность государства, существует традиционно сложившаяся система оперативных подразделений правоохранительных органов и спецслужб, выполняющая функцию оперативно-аналитического поиска информации, во-первых, о преступной и иной противоправной деятельности отдельных лиц и сообществ, во-вторых, о разведывательно-подрывной деятельности спецслужб и организаций иностранных государств.

Список литературы

1. Донован Дж. Незнакомцы на мосту: дело полковника Абеля / Пер. с англ. М.: Междунар. отношения; МП «Уилис», 1992.

2. Михайлов К. Криминальная разведка Великобритании борется с организованной преступностью // Московская правда. 1994. 13 дек.

3. Наквакина Е. В. Верховный суд США и укрепление гражданского общества // Гражданское общество в России и за рубежом. 2012. N 2.

4. Николайчик В. М. США: полицейский контроль над обществом. М.: Наука, 1987.

5. Стародубцева И. А. Конституционные механизмы ограничения прав и свобод личности в России и зарубежных странах // Общество и право. Краснодар: изд-во Краснодар. ун-та МВД России, 2012. N 1. С. 54 — 59.

6. Виллс. Служба по сбору информации об организованной преступности в Канаде // Police Chief. 1971. V. 28. N 9.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *