Надзор за соблюдением конституционных прав граждан при осуществлении ОРМ

(Фатыхов Т. М.)

(«Законность», 2013, N 12)

Текст документа

НАДЗОР ЗА СОБЛЮДЕНИЕМ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ГРАЖДАН

ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ОРМ

Т. М. ФАТЫХОВ

Фатыхов Тимур Модестович, заместитель начальника отдела по надзору за производством оперативно-розыскной деятельности прокуратуры Республики Татарстан.

Автор статьи пишет о нарушениях требований ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», выявленных прокуратурой Республики Татарстан при проведении оперативными сотрудниками правоохранительных органов ОРМ.

Ключевые слова: прокурор, суд, оперативный сотрудник.

Supervision over observance of constitutional rights of citizens in the course of performance of operative and search activities

T. M. Fatykhov

The author writes about breach of requirements of the Federal Law On Operative and Search Activities revealed by the Public Prosecutor’s Office of the Republic of Tatarstan in the course of performance of operative and search activities.

Key words: public prosecutor, court, operative officer.

Согласно положениям ч. 5 ст. 401.4 и ч. 4 ст. 412.3 УПК РФ к кассационному и надзорному представлению, представлению на постановление суда, вступившее в законную силу, прилагаются заверенные соответствующим судом копии судебных решений, принятых по уголовному делу.

Прокуратурой Республики Татарстан проанализирована судебная практика по ограничению конституционных прав граждан в рамках оперативно-розыскной деятельности.

Установлено, что в 2011 — 2012 гг. сотрудниками УМВД России по РТ, УФСКН России по РТ, УФСИН России по РТ с разрешения суда было проведено 19513 оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан, из которых большую часть (97,5%) составляют оперативно-технические мероприятия «прослушивание телефонных переговоров».

При этом сотрудники оперативных подразделений МВД, ФСКН, ФСИН при возбуждении перед судами ходатайств о даче разрешений на проведение оперативно-розыскных мероприятий, связанных с прослушиванием телефонных переговоров, контролем технических каналов связи, проведением осмотров и наблюдений в жилых помещениях, грубо нарушают требования ФЗ от 12 августа 1995 г. «Об оперативно-розыскной деятельности», регулирующие порядок проведения этих мероприятий. Зафиксированы факты злоупотребления со стороны оперативных сотрудников своими возможностями по осуществлению оперативно-технических мероприятий.

Наиболее распространенные нарушения — проведение оперативно-технических мероприятий «прослушивание телефонных переговоров» без указания конкретного номера телефона, подлежащего прослушиванию, а также в отношении неустановленных лиц либо без информации о его использовании лицом, указанным в постановлении.

Суды, принимая решение о разрешении проведения оперативно-розыскного мероприятия «прослушивание телефонных переговоров» в отношении неустановленных лиц либо неограниченного количества телефонов, нарушают положения ст. 8 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», так как согласно указанной норме закона нарушение конституционного права на тайну телефонных переговоров допустимо только в отношении конкретного лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления.

Согласно положениям ст. 9 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» основанием для решения судьей вопроса о проведении оперативно-розыскного мероприятия, ограничивающего конституционные права граждан, является мотивированное постановление одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. По требованию судьи оперативно-розыскные службы обязаны представлять также иные материалы, касающиеся оснований для проведения оперативно-розыскного мероприятия.

Однако судьи при рассмотрении ходатайств о проведении оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан, в большинстве случаев не используют предоставленные им полномочия по истребованию и изучению материалов оперативно-розыскной деятельности.

Зафиксированы факты составления самими сотрудниками органов внутренних дел проектов судебных решений, которые впоследствии только подписываются судьями.

В самих решениях судов употребляются узкопрофессиональные термины, не предусмотренные в ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (НАЗ, СИТКС, НВД, НВ ПТП, КТКС-М, КТКС-СМС и прочее), что также недопустимо и является нарушением закона.

Кроме этого, установлены факты вынесения судами постановлений о проведении оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан, на том основании, что фигурант намеревается совершить преступление или может повлиять на оперативную обстановку.

Проведение указанных оперативно-розыскных мероприятий является нарушением требований ст. 8 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», так как высказывание намерений еще не может свидетельствовать о приготовлении лица к совершению преступления либо о покушении на его совершение.

Кроме этого, обнаружены факты, когда в ходатайствах и судебных решениях, разрешающих прослушивание телефонных переговоров, не указываются конкретная статья УК, квалифицирующие признаки противоправного деяния, степень причастности лица к преступлению, что является нарушением положений ст. 8 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», предусматривающей, что прослушивание телефонных и иных переговоров допускается только в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений средней тяжести, тяжких или особо тяжких преступлений, а также лиц, которые могут располагать сведениями о таких преступлениях.

Указанные нарушения не только затрагивают охраняемые Конституцией РФ права и интересы граждан, но и могут повлечь за собой невозможность использования результатов оперативно-розыскных мероприятий в процессе доказывания, признание в дальнейшем их незаконными и, как следствие, недопустимыми для легализации и использования в качестве доказательств.

Во избежание подобных нарушений впредь прокуратурой Республики Татарстан в декабре 2012 года проведено межведомственное совещание с участием председателя и заместителей председателя Верховного суда Республики Татарстан, председателей судов и прокуроров городов и районов Республики Татарстан, на котором участникам совещания указано на недопустимость подобных нарушений при рассмотрении ходатайств о проведении оперативно-розыскных мероприятий, затрагивающих конституционные права граждан.

Кроме того, прокуратура Республики Татарстан внесла два надзорных представления на решения районных судов республики, разрешающие проведение оперативно-технических мероприятий «прослушивание телефонных переговоров» в отношении неустановленного лица и в отношении лица, высказывающего намерения о совершении преступления. Однако Верховный суд РТ оба указанных надзорных представления возвратил в прокуратуру без рассмотрения в связи с тем, что к надзорным представлениям не были приложены копии обжалуемых судебных решений. При этом представить в Верховный суд РТ копии обжалуемых решений районных судов о проведении оперативно-розыскных мероприятий не представляется возможным, так как эти судебные решения имеют гриф секретности и снятие с них копий запрещено.

Указанное противоречие предлагается разрешить, внеся изменения в ч. 5 ст. 401.4 и ч. 4 ст. 412.3 УПК, установив, что постановление суда, имеющее гриф секретности, представляется по запросу суда, рассматривающего представление.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *