Отдельные вопросы организации и деятельности следственно-оперативных групп

(Мириев Б. А. оглы) («Российский следователь», 2011, N 18) Текст документа

ОТДЕЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ОРГАНИЗАЦИИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СЛЕДСТВЕННО-ОПЕРАТИВНЫХ ГРУПП <*>

Б. А. ОГЛЫ МИРИЕВ

——————————— <*> Miriev B. A. Certain issues of organization and activity of investigation-operative groups.

Мириев Беюкага Ага оглы, адвокат адвокатской конторы N 1 Владимирской областной коллегии адвокатов N 1, кандидат юридических наук.

В статье говорится о необходимости надлежащего правового оформления следственно-оперативной группы, что в состоянии предоставить правомочия не только следователям, но и оперативным сотрудникам полиции на производство, по указанию ее руководителя, следственных и иных процессуальных действий.

Ключевые слова: следственная группа, следственно-оперативная группа, взаимодействие, групповой метод расследования, тяжкие и особо тяжкие преступления, оперативные сотрудники, полиция, следственный комитет, расследование.

The article focuses on the necessity of due legal formalization of investigation-operative group which would provide for the powers not only to instigators but also to operative officials of police for proceeding of investigatory and other procedural actions at the instruction of the head thereof.

Key words: investigation group, investigation-operative group, interaction, group method, grave and extra grave crimes, operative officials, police, investigation committee, investigation.

Анализ действующего уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, новейших подзаконных нормативных правовых актов Следственного комитета Российской Федерации, Министерства внутренних дел Российской Федерации и ряда других правоохранительных ведомств показывает, что в условиях новейшего времени не все позитивные аспекты исторического опыта группового метода расследования преступлений оказались востребованными. Свидетельство тому — порядок создания следственной группы, рекомендованный законодателем в ст. 163 УПК РФ. Нетрудно убедиться, что в рассматриваемой норме игнорируется вопрос о правовом оформлении следственно-оперативной группы, являющейся в настоящее время наиболее эффективной формой взаимодействия следователей, сотрудников полиции и некоторых других правоохранительных и контролирующих органов. Как известно, правильное определение количественного и качественного состава следственно-оперативной группы, фиксируемое в постановлении о ее создании, зависит от объема прогнозируемой по уголовному делу работы, а пределы ее полномочий достаточно велики: она правомочна производить одно, но сложное (трудоемкое) следственное действие (например, осмотр места происшествия), а в ряде случаев — осуществлять предварительное следствие в полном объеме. Актуальность грамотного процессуального оформления следственно-оперативной группы обусловливается нарастающим административным размежеванием следственно-оперативных работников (подразделений), традиционно (исторически) функционировавших в рамках одного министерства (например, МВД Российской Федерации). Наблюдаемая ныне тенденция консолидации следственных структур в одно (независимое) ведомство тому пример. Так, согласно Федеральному закону от 28 декабря 2010 г. N 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации» данное ведомство призвано оперативно и качественно расследовать преступления в соответствии с подследственностью, установленной уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации (п. 1 ч. 4 ст. 1). Таким образом, следственно-оперативная группа может производить расследование лишь в том случае, когда ее полномочия надлежащим образом отражены в материалах уголовного дела <1>, т. е. когда ей придан особый правовой статус <2>, ныне игнорируемый и ст. 163 УПК РФ, и специальными директивами МВД России. ——————————— <1> См.: Бажанов С. В. Процессуальное оформление следственно-оперативной группы // Вестник МВД РФ. 1996. N 2. С. 98 — 101. <2> См.: Солоумнов В. П., Забарин С. Н. О методике расследования тяжких преступлений, совершенных в ходе межнациональных конфликтов // Вестник МВД РФ. 1994. N 5. С. 71 — 74.

Развязать этот гордиев узел, как представляется, должен законодатель. Прежде всего очевидно, что руководитель следственного органа, обладающий по закону процессуальными правами на создание следственной группы, не имеет достаточных полномочий на формирование следственно-оперативной группы. Между тем возникает потребность в вызове к месту работы не только следователей, но и сотрудников других подразделений, распределении между ними обязанностей, определении срока деятельности, обеспечении жильем, транспортом, служебным помещением и т. п. Казалось бы, все эти относящиеся к компетенции начальника ОВД (полиции) вопросы могли бы быть разрешены соответствующим должностным лицом. Однако и начальник ОВД (полиции) не обладает в полной мере необходимым объемом процессуальных и административных прав. Изложенное свидетельствует о сложности ситуации. Так, общая мысль нормативных правовых актов МВД Российской Федерации, как отмененных, так и действующих, такова: создавать специализированную следственно-оперативную группу приказом начальника ОВД по предложению руководителя следственного подразделения, начальника подразделений криминальной милиции, милиции общественной безопасности либо по собственной инициативе. Однако приказ — административно-распорядительный акт, который может быть приемлем лишь для создания постоянно действующей следственно-оперативной группы на длительный период совместной работы одних и тех же следователей и оперативных работников по расследованию множества уголовных дел о преступлениях определенного вида. Он не может рассматриваться в качестве процессуального документа, оправдывающего участие оперативных уполномоченных — членов следственно-оперативной группы в производстве предварительного следствия по каждому конкретному уголовному делу, взятому в отдельности. Если же следственно-оперативную группу оформлять совместным решением руководителей следственного органа и ОВД (полиции) в форме постановления, следует признать, что такой порядок не сочетается с главной идеей реорганизации следственных органов — обеспечением процессуальной независимости следователей. Таким образом, процессуальным основанием для участия в расследовании тяжких и особо тяжких преступлений (сложных или больших по объему уголовных дел — по терминологии законодателя. — Б. М.) нескольких следователей и оперативных работников административно-распорядительный акт (приказ) признан быть не может, так как требуется соответствующее процессуальное решение. С учетом изменений уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, наблюдавшихся в последние годы, строительства российских правоохранительных и контролирующих органов (в том числе Следственного комитета Российской Федерации, Следственного департамента при МВД России, полиции), представляется целесообразным оформлять решение о создании следственно-оперативной группы постановлением руководителя следственного органа (его заместителя) либо следователя, назначаемого ее руководителем, выносимым на основании приказа начальника ОВД (полиции) о выделении в ее состав конкретноопределенных оперативных сотрудников. Можно ли подобное решение трактовать как ограничение процессуальной самостоятельности следователя? Представляется, что нет, поскольку иное логическое обоснование процессуального оформления вряд ли возможно, а следователь (иное должностное лицо следственного органа) никакими административно-распорядительными правомочиями в отношении сотрудников ОВД (полиции) не обладает. Постановление же о создании следственно-оперативной группы следует расценивать в качестве процессуального документа, отражающего два взаимодополняющих друг друга решения: первое и основное — о создании следственной группы, второе — о поручении оперативным работникам ОВД (полиции) оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий на всем протяжении расследования. В последнем случае следует учитывать предложения, уже высказывавшиеся в юридической литературе. Суть их сводится к тому, что отдельные поручения о производстве оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, направляемые следователем оперативным работникам ОВД (полиции), а не органам дознания, в порядке п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ по общему правилу целесообразно оформлять в форме постановления. Отнесение ОВД к числу органов дознания (п. 1 ч. 1 ст. 40 УПК РФ) является грубой методологической ошибкой законодателя, поскольку в Российской Федерации отсутствуют единые строго централизованные государственные структуры, занимающиеся исключительно расследованием уголовных дел в форме дознания <3>. Во избежание заблуждений на сей предмет необходимо проводить четкую грань между органами дознания (процессуально-правовой феномен) и органами, осуществляющими ОРД (оперативно-розыскная категория). ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Статья С. В. Бажанова «Правовое положение подразделений следствия и дознания в уголовном процессе Российской Федерации» включена в информационный банк согласно публикации — «Российский следователь», 2007, N 1 —————————————————————— <3> См.: Бажанов С. В. Правовое положение подразделений следствия и дознания в уголовном процессе Российской Федерации // Российский следователь. 2007. N 6. С. 5, 6.

Кстати, в рассматриваемом контексте оперативные уполномоченные уголовного розыска и ОБЭП не могут признаваться самостоятельными субъектами уголовно-процессуальной деятельности, в том числе при осуществлении процессуальных проверок. Включение их в состав следственно-оперативной группы постановлением компетентного должностного лица следственного органа в известной мере снимает проблему. Оперативные сотрудники полиции становятся правомочными на проведение по устному или письменному поручению руководителя следственно-оперативной группы, следователя, работающего с ними «в паре» на отдельном направлении расследования (объект, территория, обвиняемый), самостоятельных следственных и иных процессуальных действий. Некоторые авторы считают, что оперативные уполномоченные, в частности ОБЭП, могут осуществлять процессуальные проверки сообщений о преступлениях (совершаемых в сфере экономической деятельности). Они задавались вопросами о том, является ли деятельность по проверке заявлений о преступлении процессуальной; вправе ли сотрудник ОБЭП осуществлять процессуальную деятельность и принимать самостоятельные процессуальные решения; и, наконец, в качестве какого субъекта процессуальной деятельности может выступать сотрудник ОБЭП? Отталкиваясь от предписаний, содержащихся в ст. 40 УПК РФ, относящей ОВД к органам дознания (п. 1 ч. 1), указанные авторы пришли к выводам, согласно которым оперативный уполномоченный ОБЭП может осуществлять процессуальную проверку, так как он является должностным лицом ОВД, т. е. органа дознания <4>. ——————————— <4> См.: Жамков А. А. Процессуальный статус сотрудников ОБЭП, осуществляющих проверку сообщений о преступлениях экономической направленности // Актуальные вопросы применения уголовно-процессуального и уголовного законодательства в процессе расследования преступлений: Материалы межвузовской научно-практической конференции. М.: Академия управления МВД России, 2009. Ч. 1. С. 284 — 286.

Представляется, что согласиться с данным мнением нельзя, поскольку науки уголовно-правового блока (уголовно-процессуальное право, криминалистика, теория оперативно-розыскной деятельности) идут в направлении разграничения уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной составляющих в деятельности ОВД и других правоохранительных органов, включающих в свою структуру оперативные подразделения. Федеральный закон от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ «О полиции» не устранил рассматриваемых противоречий. Статья 13 рассматриваемого законодательного акта определяет, что полиции для выполнения возложенных на нее обязанностей предоставляется право производить в случаях и порядке, которые предусмотрены уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации, следственные и иные процессуальные действия (п. 9), оперативно-розыскные мероприятия и проч. (п. 10). Может ли постановление о создании следственно-оперативной группы выносить следователь? Мнения ученых по данному вопросу расходятся. Часть 2 ст. 163 действующего УПК РФ ответа на него не дает. По нашему мнению, следователь должен иметь право на создание следственно-оперативной группы, особенно в тех случаях, когда в ее состав кроме него входят исключительно оперативные сотрудники полиции (наиболее типичная ситуация для районных (городских) ОВД и следственных подразделений соответствующего уровня). Если же в следственно-оперативную группу входят несколько следователей, наряду с оперативными уполномоченными уголовного розыска, ОБЭП, то решение о ее создании, оформляемое постановлением, следователь, назначенный ее руководителем, обязан согласовать с руководителем следственного органа. Оно будет адекватно решению, принятому самим руководителем следственного органа. Что касается постоянно действующих следственно-оперативных групп, то они, как правило, создаются для расследования не одного, а нескольких (наиболее типичных для региона) преступлений (например, убийств), на длительный период совместной работы следователей и оперативных работников. Как правило, такие группы имеют четкую специализацию. По субъектному составу группы могут быть ведомственными и межведомственными. Специфика внутренней архитектоники и характера деятельности Следственного комитета Российской Федерации предполагает постоянное использование практики межведомственных следственно-оперативных групп. В указанных формированиях персональный состав значительно шире и может включать в себя следователей, оперативных работников ОВД (полиции) и сотрудников других (в частности, налоговых) органов. Так, например, в соответствии с п. 4 ст. 3 Федерального закона от 29 декабря 2009 г. N 383-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», а также пп. «а» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ, с 15 января 2011 г. все уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 198 — 199.2 УК РФ, отнесены к подследственности следователей следственных подразделений Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, правопреемником которого, согласно Указу Президента Российской Федерации от 27 сентября 2010 г. N 1182 «Вопросы Следственного комитета Российской Федерации», стал Следственный комитет Российской Федерации. Анализ данных, полученных в ходе исследований, проводившихся в разные годы и разными авторами, показывает, что оценка опыта межведомственных групп со стороны следователей, оперативных уполномоченных уголовного розыска, ОБЭП носит более сдержанный характер: примерно восьмая часть респондентов считает его нежелательным. Их возражения сводятся к тому, что следователи и оперативные работники, представляющие в следственно-оперативной группе различные ведомства, не стремятся проявлять инициативу, а ждут указаний ее руководителя; они плохо согласовывают свою работу; следователи «центрального аппарата» СК России используют следователей и оперативных работников МВД РФ в качестве «рабочих лошадок», приписывая результаты расследования себе; руководители взаимодействующих в группе служб не всегда заинтересованы направлять в их состав высококвалифицированных работников, поскольку результаты расследования зачастую проходят в отчетах «чужого» ведомства, и т. д. Сказанное тем не менее не умаляет актуальности проблемы, вынесенной в заголовок настоящей публикации. И хочется думать, что в ходе дальнейшего совершенствования УПК РФ изложенные в данной статье соображения законодателем будут учтены. Тем более что весьма интересным направлением рассматриваемой тематики остается правовое оформление участия в следственно-оперативной группе других сотрудников ОВД (участковых уполномоченных, экспертов-криминалистов), налоговых органов (налоговых инспекторов) и др.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *