Отдельные вопросы взаимодействия оперативных сотрудников ОБОП и следователей МВД Республики Таджикистан при расследовании преступлений экономической направленности

(Рахимов Р. Х.) («Российский следователь», 2013, N 24) Текст документа

ОТДЕЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ОПЕРАТИВНЫХ СОТРУДНИКОВ ОБОП И СЛЕДОВАТЕЛЕЙ МВД РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ

Р. Х. РАХИМОВ

Рахимов Рамазон Хамроевич, профессор кафедры организации управления правоохранительной деятельностью Академии МВД Республики Таджикистан, заслуженный юрист Республики Таджикистан, кандидат юридических наук, генерал-лейтенант милиции.

В статье говорится о взаимодействии оперативных работников органов, осуществляющих ОРД, со следователями при выявлении и раскрытии преступлений, совершаемых в сфере экономической деятельности.

Ключевые слова: взаимодействие, органы дознания, следователь, заявление о преступлении, оперативно-розыскная деятельность, милиция.

Certain issues of interaction of operative workers of the Department for Struggle against organized crime and investigators of the Ministry of Internal Affairs of the Republic of Tadzhikistan in investigation of economic crimes R. K. Rakhimov

The article concerns interaction of operative workers of the agencies effectuating operative-search activities with investigators in detection of crimes committed in the sphere of economic activities.

Key words: interaction, agencies of inquiry, investigator, information on crime, operative-search activities, militia.

Для целей настоящего исследования представляют особый интерес отдельные понятия, используемые законодателем в ст. 6 УПК Республики Таджикистан. Однако в плане обсуждения проблемы, вынесенной в заголовок данной статьи, гораздо интереснее проанализировать некоторые другие методологически значимые моменты, к числу которых следует отнести: а) понятие взаимодействия и б) правовой режим его реализации, предлагаемый законодательством Республики Таджикистан и (меж-) ведомственными нормативными правовыми актами. Итак, под взаимодействием в теории уголовно-процессуального права, криминалистики и ОРД принято понимать основанную на законе, согласованную по целям, месту и времени совместную деятельность независимых друг от друга в административном отношении органов (их должностных лиц), которая выражается в наиболее целесообразном сочетании присущих им средств и методов и направлена, при организующей роли следователя, на предупреждение, пресечение, раскрытие и расследование преступлений <1>. ——————————— <1> Дубинский А. Я., Шостак Ю. И. Организация и деятельность следственно-оперативной группы: Учеб. пособие. Киев: ВШ МВД СССР, 1981. С. 5.

Более развернутое определение рассматриваемого феномена приводят Я. И. Бобков и А. Я. Каминский, подчеркивающие, что «…взаимодействие независимо от его формы и организации состоит в том, что процесс преобразования исходного материала в продукт деятельности и его оценка осуществляются путем кооперирования (переноса известных и конструирования новых) эталонов мышления, знаний, средств и методов, в силу чего строится единая деятельность… системно-деятельностный подход подразумевает наличие фаз в кооперированной деятельности, следовательно, ее цикличность, а отсюда и обязательность рефлексии, потому что без нее невозможен фазовый переход. Только в рефлексивной позиции субъекты взаимодействия могут решить, выполнена ли система задач цикла, оценить полученные результаты с позиций возможности и необходимости перехода к следующему циклу» <2>. ——————————— <2> Бобков Я. И., Каминский А. Я. Некоторые методологические предпосылки исследования феномена взаимодействия // Теория доказательств и практика расследования экономических и иных преступлений: Материалы Междунар. науч.-практ. интернет-конф. Н. Новгород: НА МВД России, 2013. С. 82, 83.

Исследуя особенности рассматриваемого института в приложении к практике республиканских правоохранительных органов, Х. Д. Хошимов, в частности, замечает, что «…под взаимодействием следователей ОВД с органами дознания, в т. ч. милиции, следует понимать организованную, согласованную по целям, планируемую по месту и времени совместную деятельность… основанную на законе» <3>. ——————————— <3> Хошимов Х. Д. О взаимодействии следователя ОВД и милиции при расследовании преступлений (по материалам Респ. Таджикистан) // Современные тенденции управления расследованием преступлений: Сб. науч. тр. М.: Акад. упр. МВД России, 2007. Ч. 1. С. 57 — 60.

Далее указанный автор развивает свою мысль, обращая внимание на то, что взаимосвязанная деятельность следователя и милиции начинается с момента принятия уголовного дела следователем к своему производству (ст. ст. 44, 45 УПК РТ) и заканчивается с установлением лица, совершившего преступление, и направлением дела в суд. Взаимодействие следователя ОВД с милицией при производстве предварительного следствия осуществляется в следующих процессуальных формах: — выполнение милицией поручений следователя ОВД о производстве ОРМ; — при производстве следственных действий; — исполнение постановлений о задержании, приводе, об аресте, производстве иных процессуальных действий; оказание милицией содействия следователю ОВД при производстве процессуальных действий; проведение милицией розыскных и оперативно-розыскных мер по уголовному делу, которое находится в производстве у следователя ОВД с целью установления лица, совершившего преступление, а также выполнение милицией поручений следователя ОВД о розыске обвиняемого <4>. ——————————— <4> Там же.

Вместе с тем проблема взаимодействия не замыкается только на совместную деятельность должностных лиц ОРО и следователей, поскольку в число его субъектов вполне обоснованно можно включать и различного рода специалистов-консультантов, потребность в участии которых при получении первичной информации о признаках тяжкого или особо тяжкого преступления экономической направленности может возникнуть буквально сразу же <5>. ——————————— <5> Атмажитов В. М., Бобров В. Г. Использование специальных знаний в оперативно-розыскной деятельности // Теория и практика использования специальных знаний в раскрытии и расследовании преступлений: Материалы 50-х Криминалист. чтений 23 окт. 2009 г. М.: Акад. упр. МВД России, 2009. Ч. 1. С. 241 — 249.

Принято считать, что взаимодействие осуществляется в двух основных формах: организационной (например, совместный выезд на осмотр места происшествия; согласованное планирование следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, обсуждение готовности оперативных материалов к реализации; взаимный обмен информацией, работа в СОГ и т. д.) и процессуальной, т. е. регламентированной УПК Республики Таджикистан (выполнение оперативными работниками милиции отдельных поручений и указаний следователя, оказание ему содействия при производстве некоторых следственных и процессуальных действий). Ученые, представляющие интересы оперативно-розыскной науки, нередко, наряду с термином «взаимодействие», употребляют родственные, но не тождественные ему выражения: «оперативно-розыскное обеспечение» <6> и «оперативно-розыскное сопровождение». При этом два последних понятия они рассматривают в качестве взаимозаменяемых, к чему присоединяется и автор настоящей статьи. ——————————— <6> Асатрян З. А. О повышении качества оперативно-розыскного обеспечения расследования преступлений // Оперативник (сыщик). 2012. N 2. С. 31, 32.

Тем не менее уравнивание понятий «взаимодействие» и «оперативно-розыскное сопровождение (обеспечение)» до уровня синонимов представляется неправомерным, ибо основная цель взаимодействия следователей и оперативных работников милиции <7> заключается в выявлении, раскрытии и расследовании преступлений, в то время как задача оперативно-розыскного сопровождения (обеспечения) в большей степени сводится к преодолению противодействия со стороны разрабатываемых, подозреваемых, обвиняемых, их защитников и связанных с ними лиц (прежде всего родственников), в т. ч. и тех, которые временно остаются на свободе, производимой оперативной разработке, а в последующем и предварительному следствию. ——————————— <7> В советской отраслевой теории в основном используют выражение «взаимодействие следователей и органов дознания», которое, на наш взгляд, в силу объективных причин является анахронизмом.

Именно поэтому следует критически воспринимать и комментировать суждения отдельных авторов о том, что оперативное сопровождение расследования осуществляется и тогда, когда субъектом предварительного следствия является единоличный следователь <8>, тем более, что категория «взаимодействие» имеет самое непосредственное отношение и к ОРД. На данное обстоятельство совершенно справедливо указывают профессора В. М. Атмажитов и В. Г. Бобров, когда пишут, что «…в содержание ОРД входят такие меры организационно-управленческого и организационно-тактического характера, как ее информационное обеспечение, аналитическая работа, прогнозирование, планирование в сфере ОРД, организация взаимодействия и т. д. Однако эти содержательные аспекты ОРД в законодательной дефиниции (оперативно-розыскной деятельности — Р. Р.) не отражены. Из этого можно сделать ошибочный вывод: названные меры к ОРД не относятся» <9>. ——————————— <8> Можаева И. П. Правовое обеспечение деятельности следственно-оперативных групп // Актуальные вопросы применения уголовно-процессуального и уголовного законодательства в процессе расследования преступлений: Материалы межвузов. науч.-практ. конф. 23 — 24 апр. 2009 г. М.: Акад. упр. МВД России, 2009. Ч. 1. С. 192. <9> Атмажитов В. М., Бобров В. Г. О законодательном регулировании оперативно-розыскной деятельности: Науч. докл. М.: Изд. Шумилова И. И., 2003. С. 9.

Опыт взаимодействия следователей и оперативных работников милиции, накопленный за последнее десятилетие, к сожалению, показывает, что его преимущества, особенно в условиях следственно-оперативных групп, реализуются далеко не в полной мере. Участвующие в расследовании тяжких и особо тяжких преступлений, совершаемых в сфере экономической деятельности, оперативные сотрудники милиции привлекаются к выполнению главным образом следственных (процессуальных) действий, количество которых, как правило, значительно превышает объем требуемых ОРМ. Порочность описываемой практики заключается не только в том, что следователь перекладывает тем самым часть своих полномочий на сотрудников милиции, но и в том, что такая «совместная деятельность» теряет смысл, поскольку не обеспечивает разумного сочетания различных (процессуальных и оперативно-розыскных) средств доказывания для достижения общей (и главной в условиях конкретного расследования) цели. Подобная порочная по сути практика осложняется несовершенством законодательства, регламентирующего надзорную деятельность прокуратуры за субъектами взаимодействия, что на поверку подчас и приводит к противоречивости определения предмета прокурорского надзора <10> за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью следственно-оперативных групп. ——————————— <10> Капинус О. С. Прокурорский надзор за исполнением законов: состояние и перспективы развития // Законность. 2013. N 7. С. 7.

В качестве примера, наглядно иллюстрирующего сказанное, следует привести уголовное дело N 6256 2009 г., возбужденное по признакам преступлений, предусмотренных ст. ст. 245, 246, 247, 262, 263, 264, 265, 340 УК РТ в отношении А. — председателя банка «Эсхата» г. Чкаловска Сугдской области, Ш., Х., К., Ш., К., А., К., М., М., Р., Ш. (розыск), Э. (розыск), которые, пользуясь доверием граждан, присвоили принадлежащие им деньги на общую сумму 45560 сомони <11>. ——————————— <11> В настоящее время А. находится в розыске (РД N 4218 от 22 июля 2009 г.). Все вышеперечисленные уголовные дела направлены в суд, и виновные осуждены.

Исторически данная, в какой-то степени вынужденная практика исходит из советского опыта, характерного для 50 — 60-х гг. прошлого (XX) века. Ныне она в значительной степени воспринята (и сохранена) в специфических условиях Таджикистана. Законом того времени предусматривалась возможность расследования сложного или большого по объему уголовного дела не одним, а несколькими следователями, объединенными в одну группу (ст. 129 УПК РСФСР). О включении в ее состав оперативных работников милиции речь даже не заходила, что объясняется отсутствием в то время следственного аппарата в МООП (так тогда именовалось МВД), в условиях которого взаимодействие следователей и оперативных работников уголовного розыска, БХСС всегда носило более интенсивный характер. Идея их организационного объединения (в одну группу) возникла позже, когда стали очевидными его (объединения) преимущества. Несмотря на сдержанное отношение к организации и деятельности совместных групп или, как они еще назывались, бригад, рассматриваемый опыт получал все большее распространение на практике <12>. Однако инициатива во взаимодействии, в силу сложившихся в тот период традиций, нередко исходила не от следователей, а от должностных лиц оперативно-розыскных подразделений органов внутренних дел. Вызвано это было множеством факторов, среди которых следует назвать: отсутствие необходимого опыта совместных расследований, различие в социальном статусе и возрастном цензе, уровне и качестве образования и проч. ——————————— <12> Савенко Г. М. Особенности организации и деятельности международных следственных групп: ист. аспект // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы: Сб. науч. ст. М.: Акад. упр. МВД России, 2009. Вып. 4. С. 88 — 93.

В силу этого группа, в составе которой работал и следователь (причем формально — в качестве ее руководителя), нередко называлась оперативной или в лучшем случае оперативно-следственной. Более того, и возглавляли ее оперативные уполномоченные уголовного розыска (БХСС) — опыт, в какой-то мере сохранившийся и в республиканской правоохранительной практике. Тем не менее целесообразно осознавать, что при любом исходе (и комментариях) планирует ход расследования и руководит им, а стало быть, несет персональную ответственность за конечные результаты предварительного следствия — следователь, что и должно определять характер деятельности и название группы — следственно-оперативная (СОГ). В современных условиях СОГ, формируемые на уровне МВД Республики Таджикистан для расследования тяжких и особо тяжких преступлений экономической направленности, вынуждены действовать на значительных, в т. ч. пограничных, территориях, а в целом ряде случаев — на территориях сопредельных государств — участников СНГ. Поэтому краеугольным моментом в подобных ситуациях является правильное определение регламента работы группы: начального момента ее создания и завершающего этапа, связанного с окончанием расследования. Действующее уголовно-процессуальное законодательство Республики Таджикистан (ст. 37 УПК РТ) уполномочивает руководителя специализированного органа по борьбе с коррупцией создавать из числа его сотрудников для расследования отдельного или нескольких преступлений оперативно-следственную группу, трактуемую с точки зрения теории управления в качестве «…социальной системы, которая в упрощенном виде может быть показана как взаимодействующая общность людей, расположенных в определенном порядке и соподчинении» <13>. ——————————— <13> Федоров Ю. Д. Некоторые вопросы организации и управления деятельностью следственно-оперативной группы на месте происшествия // Актуальные проблемы совершенствования производства следственных действий: Сб. науч. тр. Ташкент: ВШ МВД СССР, 1982. С. 111.

В соответствии со ст. 38 УПК РТ начальник следственного подразделения вправе поручить предварительное расследование нескольким следователям, а не следователям и сотрудникам ОБОП. Наконец, ст. 39 УПК РТ предоставляет следователю право на ознакомление с оперативно-розыскными материалами, относящимися к расследуемому уголовному делу, и на дачу письменных поручений и указаний работникам органов дознания о проведении ОРМ и производстве следственных действий, исполнение которых обязательно, и на требование от них содействия в производстве следственных действий <14>. ——————————— <14> Закон Республики Таджикистан от 25 марта 2011 г. N 692-ЗРТ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Республики Таджикистан».

Изучение этого вопроса в плоскости Закона РТ «Об оперативно-розыскной деятельности в Республике Таджикистан» позволяет констатировать, что, согласно п. 1 ч. 1 ст. 7 названного законодательного акта, основанием для проведения ОРМ является, в частности, наличие возбужденного уголовного дела и поручения органа дознания, следователя, прокурора или определения суда (судьи) по уголовным делам, находящимся в их производстве (п. 3 ч. 1 ст. 7). В части 1 ст. 11 названного Закона декларируется, что результаты ОРД могут быть использованы для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, а также для возбуждения уголовного дела; представляться в орган дознания, следователю, прокурору или в суд (судье), в производстве которого находится уголовное дело и использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством Республики Таджикистан (ч. 2). К обязанностям органов, осуществляющих ОРД, ст. 14 Закона относит исполнение в пределах своих полномочий письменных поручений органа дознания, следователя, прокурора и решения суда (судьи) о проведении ОРМ по уголовным делам, находящимся в их производстве (п. 2 ч. 1). Статья 145 УПК РТ устанавливает порядок рассмотрения (проверки) официальной первичной информации о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, в соответствии с ч. 1 которой орган дознания, дознаватель, следователь и прокурор обязаны принять, зарегистрировать и рассмотреть заявление и сообщение о любом готовящемся, совершаемом или совершенном преступлении <15>. Однако, в отличие от современного УПК РФ, УПК РТ взаимодействие следователей и оперативных работников ОВД на этапе первоначальной проверки не допускает. ——————————— <15> В редакции Закона Республики Таджикистан от 2 авг. 2011 г. N 755-ЗРТ.

Инструментарий (средства проведения) первоначальной проверки в рассматриваемой норме практически не упоминается, за исключением указаний на то, что в необходимых случаях для получения дополнительных объяснений лица, подавшего заявление, истребования документов и проведения осмотра места происшествия первоначально установленный срок ее проведения может быть продлен прокурором до 10 суток (ч. 5 ст. 145 УПК РТ). Несложно заметить, что уголовно-процессуальное законодательство Республики Таджикистан связывает начальный момент взаимодействия следователей — основных субъектов, полномочных осуществлять первоначальную проверку, с оперативными работниками милиции (также обладающими этим правом) исключительно с возбуждением уголовного дела, в отличие от УПК РФ, значительно расширившего соответствующее правовое поле (ч. 1 ст. ст. 144 — 145 УПК РФ). Момент получения первичной информации о признаках тяжкого или особо тяжкого преступления экономической направленности напрямую связан со стадией возбуждения уголовного дела, являющейся первой стадией республиканского уголовного процесса. В ее ходе уполномоченные должностные лица правоохранительных органов, получив из определенных законом источников сведения о преступлении (или о его признаках), устанавливают <16> наличие достаточных оснований для официального начала расследования <17>. ——————————— <16> Здесь и далее используются равнозначные термины «процессуальная проверка», «предварительная проверка», «первоначальная проверка», «доследственная проверка». <17> Комментарий к УПК РФ / Под ред. А. В. Смирнова. СПб.: Питер, 2003. С. 365.

Данная формулировка обязывает к соответствующему ее толкованию, поскольку в полученных сообщениях должны содержаться сведения либо о преступлении, либо о его признаках, а не о признаках состава преступления, как полагают отдельные ученые <18>, не разводящие к тому же указанные понятия. ——————————— <18> Бажанов С. В. Оправдана ли так называемая доследственная проверка? // Законность. 1995. N 1. С. 52 — 54; Белавин А. А. Процессуальные и организационные аспекты правового положения органов предварительного расследования России: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Красноярск, 2003. С. 14 — 15; Усачев А. А. Возбуждение уголовного дела в российском уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Иркутск, 2003. С. 22.

Первоначальная проверка не может быть ориентирована на удостоверение факта преступления (это не входит в число ее задач), равно как и его признаков, поскольку по логике закона они должны содержаться в поводе. Отсюда изначальная загадка рассматриваемой стадии уголовного процесса, отягченная термином «достаточные основания», не выдержанным с позиций логики <19>. ——————————— <19> Карев Д. С., Савгиров Н. М. Возбуждение и расследование уголовных дел. М.: Высш. шк., 1967. С. 3.

Некоторые ученые полагают, что рассмотрение сообщения о преступлении является процессуальной деятельностью, состоящей в системе процессуальных действий и решений по приему и регистрации сообщения о преступлении, его проверки и разрешению в целях выявления наличия или отсутствия уголовно-правовых и процессуальных предпосылок, необходимых для начала процессуальной деятельности по уголовному делу <20>. ——————————— <20> Химичева Г. П. Досудебное производство по уголовным делам: концепция совершенствования уголов.-процессуал. деятельности: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2003. С. 18.

Другие считают, что принятие, рассмотрение и разрешение сообщений о преступлениях составляет самостоятельную стадию уголовного процесса, называемую стадией возбуждения уголовного дела. При этом они выделяют процессуальный порядок работы по рассмотрению сообщения о преступлении, методику принятия, оценки, проверки и разрешения сообщения о нем и т. д. <21>. ——————————— <21> Афанасьев В. С., Сергеев Л. А. Рассмотрение сообщений о преступлениях. М., 1983. С. 1 — 2.

В Российской Федерации перечисленные аспекты уголовно-процессуальной, оперативно-розыскной и административной деятельности субъектов правоприменения в рассматриваемой стадии уголовного судопроизводства регулируются Типовым положением о едином порядке организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлениях <22>. ——————————— <22> Приказ Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Министерства внутренних дел Российской Федерации, Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, Министерства юстиции Российской Федерации, Федеральной службы безопасности Российской Федерации, Министерства экономического развития и торговли Российской Федерации, Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков от 29 дек. 2005 г. N 39/1070/1021/253/780/353/399 «О едином учете преступлений» // Российская газета. 2006. 25 янв.

По аналогии с указанным нормативным правовым актом в Таджикистане разработан республиканский нормативный правовой акт — Инструкция о едином порядке приема, регистрации, учета и разрешения в органах заявлений, сообщений и иной информации о преступлениях и происшествиях.

Список литературы

1. Асатрян З. А. О повышении качества оперативно-розыскного обеспечения расследования преступлений // Оперативник (сыщик). 2012. N 2. 2. Атмажитов В. М., Бобров В. Г. Использование специальных знаний в оперативно-розыскной деятельности // Теория и практика использования специальных знаний в раскрытии и расследовании преступлений: Материалы 50-х Криминалист. чтений 23 окт. 2009 г. М.: Акад. упр. МВД России, 2009. Ч. 1. С. 241 — 249. 3. Атмажитов В. М., Бобров В. Г. О законодательном регулировании оперативно-розыскной деятельности: Науч. докл. М.: Изд. Шумилова И. И., 2003. 4. Афанасьев В. С., Сергеев Л. А. Рассмотрение сообщений о преступлениях. М., 1983. 5. Бажанов С. В. Оправдана ли так называемая доследственная проверка? // Законность. 1995. N 1. С. 52 — 54. 6. Белавин А. А. Процессуальные и организационные аспекты правового положения органов предварительного расследования России: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Красноярск, 2003. 7. Бобков Я. И., Каминский А. Я. Некоторые методологические предпосылки исследования феномена взаимодействия // Теория доказательств и практика расследования экономических и иных преступлений: Материалы Междунар. науч.-практ. интернет-конф. Н. Новгород: НА МВД России, 2013. См. вопрос к сноске 2. 8. Дубинский А. Я., Шостак Ю. И. Организация и деятельность следственно-оперативной группы: Учеб. пособие. Киев: ВШ МВД СССР, 1981. 9. Капинус О. С. Прокурорский надзор за исполнением законов: состояние и перспективы развития // Законность. 2013. N 7. 10. Карев Д. С., Савгиров Н. М. Возбуждение и расследование уголовных дел. М.: Высш. шк., 1967. 11. Комментарий к УПК РФ / Под ред. А. В. Смирнова. СПб.: Питер, 2003. 12. Можаева И. П. Правовое обеспечение деятельности следственно-оперативных групп // Актуальные вопросы применения уголовно-процессуального и уголовного законодательства в процессе расследования преступлений: Материалы межвузов. науч.-практ. конф. 23 — 24 апр. 2009 г. Ч. 1. М.: Акад. упр. МВД России, 2009. 13. Закон Республики Таджикистан от 25 марта 2011 г. N 692-ЗРТ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Республики Таджикистан». 14. Приказ Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Министерства внутренних дел Российской Федерации, Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, Министерства юстиции Российской Федерации, Федеральной службы безопасности Российской Федерации, Министерства экономического развития и торговли Российской Федерации, Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков от 29 дек. 2005 г. N 39/1070/1021/253/780/3 53/399 «О едином учете преступлений» // Российская газета. 2006. 25 янв. 15. Савенко Г. М. Особенности организации и деятельности международных следственных групп: ист. аспект // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы: Сб. науч. ст. Вып. 4. М.: Акад. упр. МВД России, 2009. С. 88 — 93. 16. Усачев А. А. Возбуждение уголовного дела в российском уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Иркутск, 2003. 17. Федоров Ю. Д. Некоторые вопросы организации и управления деятельностью следственно-оперативной группы на месте происшествия // Актуальные проблемы совершенствования производства следственных действий: Сб. науч. тр. Ташкент: ВШ МВД СССР, 1982. 18. Химичева Г. П. Досудебное производство по уголовным делам: концепция совершенствования уголов.-процессуал. деятельности: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2003. 19. Хошимов Х. Д. О взаимодействии следователя ОВД и милиции при расследовании преступлений (по материалам Респ. Таджикистан) // Современные тенденции управления расследованием преступлений: Сб. науч. тр. Ч. 1. М.: Акад. упр. МВД России, 2007. С. 57 — 60.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *