Дефиниция «безопасность» в гражданском праве и законодательстве

(Абрамов В. В.)

(«Вестник Пермского университета», 2013, N 4)

Текст документа

ДЕФИНИЦИЯ «БЕЗОПАСНОСТЬ»

В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ И ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

В. В. АБРАМОВ

Абрамов В. В., кандидат юридических наук, доцент кафедры предпринимательского права, Уральская государственная юридическая академия.

В статье поднимаются вопросы о сущности и правовой природе понятия «безопасность», выявляется ее место в системе правовых явлений. Анализируются роль и значение терминов «риск» и «безопасность» в понятийном аппарате гражданского права России. Рассматривая процесс становления современной отечественной концепции безопасности в гражданском праве, автор обнаруживает элементы преемственности и обновления, выявляет закономерности эволюции данной теории в праве, определяет пути решения дискуссионных вопросов. Отмечается, что безопасность в гражданском праве выступает как элемент стабильности развития всей системы гражданско-правовых отношений, выражающийся в постоянном и целенаправленном процессе прогнозирования, минимизации, устранения, предупреждения опасностей и угроз посредством функционирования механизмов управления рисками и охранно-защитных механизмов, в случае причинения вреда частноправовым и социально-значимым интересам, направленный на стабилизацию и обеспечение условий для нормального функционирования и развития всей экономической системы общества. В результате обосновывается принадлежность категории «безопасность» к базовым категориям гражданского права. Сделан вывод, что, с одной стороны, безопасность есть основное условие обеспечения жизненно важных интересов личности, а также национальных интересов государства и общества в различных сферах (экономической, политической, социальной и др.), с другой стороны, безопасность противопоставляется в ряде случаев свободе, поскольку ее обеспечение достигается в том числе и с помощью ограничения субъективных прав.

Ключевые слова: дефиниция; риск; управление рисками; безопасность; гражданское право; охранно-защитный механизм; понятийный аппарат гражданского права.

Definition «safety» in the civil law and the legislation

V. V. Abramov

Abramov V. V., Ural State Legal Academy.

The article raises questions about the nature and legal nature of the legal categories «risk» and «safety», revealed their role in the system of legal phenomena. The author analyzes the role and importance of the definition «safety» in the conceptual device of civil law of Russia. Gives a detailed critical review of the current Russian civil legislation, application practices, legal literature on the specified problematic.

Process of formation of the modern domestic concept of risk in civil law is considered. Existing theories of risk are analyzed; issues of risk and civil law relationship are touched in the article. Risk is considered as property of a subject of civil law which is reflected on the civil law regulation method. The author finds out continuity and updating elements, reveals laws of evolution of the theory of risk in the civil law, and defines ways of the decision of debatable questions. The risk theory allows by logic operations over concepts to transform the general principles to concrete forms of regulation of legal processes.

In article the accessory of risk and safety to base categories of civil law also is proved. It has important theoretical value as defines character of practical activities on realization of legal regulation of real estate of the raised risk within the limits of society safety, and also life and health of citizens, including in the civil-law ways. Safety in modern conditions gets standard registration in the current legislation and it isn’t as abstract-absolute category any more. Simultaneously safety starts to be considered as the socially-legal phenomenon having the dual nature. On the one hand, safety is the basic condition of maintenance of the vital interests of the person, and also national interests of the state and a society in various spheres (economic, political, social, etc.). On the other hand, safety is opposed in some cases to freedom as its maintenance is reached, including, and by means of restriction of the subjective rights.

The dialectics of investigated concepts expressed in the categorial device of civil law becomes complicated if to consider it within the dialectics of social and cultural development of a society. It is area absolutely unexplored, but extremely perspective from the point of view of the legal theory. The theoretical base created thus is checked further by practice and forms the basis of practical offers and recommendations about perfection of mechanisms of civil-law regulation in a modern society.

Key words: legal category; risk; safety; civil law.

Дефиниция — это итог мыслительной деятельности, которая аккумулирует в себе основные характеристики содержания предмета или явления (в номинативных дефинициях — понятия или термина). Причем понятие должно определяться адекватно своему содержанию, максимально четко и ясно. В связи с этим основной целью помещения дефиниции в тексте гражданско-правового нормативного акта является полное, всестороннее, юридически оправданное и грамотное раскрытие сущности соответствующего понятия.

Терминологичным принято считать любое слово или словосочетание, выступающее в номинативной функции и обозначающее ключевое понятие элемента правовой нормы. В отличие от легального понятия научный термин [5, с. 452] — это слово или сочетание слов, призванное выразить в языке (универсальной среде, «в которой осуществляется само понимание») понятие, материальным носителем которого термин является. Выразить понятие в научном термине означает отграничить его от иных, сходных с ним лексических единиц. Такое отграничение достигается посредством сообщения термину определенного смысла.

Между понятиями и соответствующими им терминами существует неразрывная связь и неотделимость, поэтому «явление — понятие — термин» следует рассматривать в едином качестве. Важнейшее свойство последнего состоит в том, что основным и первичным в нем будет явление действительности. Е. А. Прянишников верно отмечает, что «понятие — это отражение такого явления в сознании людей, а термин служит словесным выражением понятия» [11, с. 114]. В. Ю. Туранин также настаивает на том, что в гражданском законодательном тексте должна существовать нерасторжимая связь юридических понятий и соответствующих им терминов, которая выражается в их взаимной зависимости, поэтому важнейшую роль при формулировании правовых норм следует отводить исследованию содержания каждого конкретного термина, установлению степени его связи с обозначаемым понятием [17, с. 7].

Таким образом, нормативному закреплению дефиниции «безопасность» должна предшествовать его доктринальная разработка, на основе взаимодействия которых будет возможным дать наиболее полное определение исследуемого феномена в гражданском праве. В настоящее время существует плюрализм определений безопасности, что, по нашему мнению, связано с фундаментальностью и многогранностью самого явления безопасности, множественностью содержательных связей и форм внешних проявлений и взаимодействий с иными явлениями объективной действительности. Такой сложный характер проблемы обеспечения безопасности проявляется в различных по содержанию понятийных категориях, разработка которых предполагает как дифференцированный, так и интеграционный подходы на основе использования комплексных данных философии, права, истории, социологии и иных отраслей научного знания как теоретико-методологической основы познания.

Трактовка общенаучной категории «безопасность» как элемента научной картины мира выполняет эвристическую функцию, выражающуюся в гносеологической интерпретации научного аппарата философии и конкретных отраслей научного знания, а их взаимосвязь проявляется через соотношение категорий общего и частного. На уровне общественного сознания понятие безопасность определяется как отсутствие опасности, сохранность, надежность и употребляется применительно к самым различным процессам как природным, так и социальным [4; 6; 12; 18]. Безопасность начинает рассматриваться в качестве важнейшего социального блага, отвечающего интересам, целям и устремлениям людей и выступающим необходимым условием для нормального функционирования всего социума.

В рамках естественно-правовой концепции безопасность впервые приобретает статус социально значимого явления. В этом аспекте В. И. Митрохин определяет безопасность как «меру защищенности среды жизнебытия, чести, достоинства, ценностей личности, социальных групп, государства, общества, цивилизации в целом» [8, с. 1].

Гносеологический подход к анализу общенаучной категории «безопасность», по мнению М. И. Агалабаева, позволяет расширить представления о соотношении и единстве наук об обществе, государстве и праве, взаимовлиянии науки и социально-правовых ценностей, к числу основных из которых и следует отнести философскую интерпретацию данного понятия. В рамках этого научного направления безопасность может быть определена как отсутствие опасности и наличие сохранности (надежности) протекания тех или иных процессов безотносительно к природным либо социальным их характеристикам [1].

Наиболее распространенным следует признать подход, согласно которому безопасность определяется как определенное состояние защищенности [15, с. 6], которое принято многими исследователями в качестве концептуального основания проводимых теоретических изысканий, хотя они и расходятся в определении объекта защиты, характера угроз и защищаемых интересов. Так, в качестве родового понятия «безопасности» среди специалистов существует сходная трактовка безопасности, определяемой как такое состояние субъекта, при котором в условиях негативного и деструктивного воздействия внутренних и внешних факторов, посредством предотвращения, минимизации, нейтрализации или ликвидации такого воздействия обеспечивается поддержание жизнедеятельности, стабильность, а также поступательное развитие этого субъекта.

Представляется, что одной из основных причин распространенности данного подхода является генезис самого явления и его лексического понимания. В русском языке слово «безопасность» образовано по принципу антиномии (противоречия между двумя положениями, каждое из которых признается логически доказуемым), т. е. за счет добавления приставки «без» к слову «опасность». Поэтому до сих пор такая словесная форма затрудняет полное и правильное раскрытие смыслов, так как для этого требуется не простое противоположение чему-либо другому, а прямое указание на подразумеваемую сущность. Поэтому полагаем, что только лингвистического толкования понятия безопасности явно недостаточно, поскольку под отсутствием опасности как бы подразумевается возможность достижения подобной идеальной ситуации. Но в реальной жизни всегда существовали и существуют опасности самого различного характера. Поэтому категория «безопасность» не абсолютна, а только относительна и смысловое значение приобретает лишь в связи с конкретными объектами и сферой человеческой деятельности окружающего мира. Вот почему следует в первую очередь определить понятия, относящиеся к конкретным видам безопасности, и на этой основе выделить содержание каждого вида безопасности (юридической, политической, военной, экономической, экологической и т. д.).

В целом, общенаучное понимание безопасности образует теоретико-методологическую основу для выделения в ней группы отношений, которые выступают как конкретные разновидности общего понятия безопасности, в осмыслении которого в равной степени важны все образующие его компоненты [14, с. 8].

Юридически формализованным выражением безопасности личности выступает право личности на безопасность, под которым целесообразно понимать правовую возможность личности как субъекта права сохранить свое состояние безопасной жизнедеятельности в форме обеспеченных и охраняемых государством притязаний на самостоятельную реализацию личностью своих жизненно важных потребностей и интересов различного характера. Природу безопасности личности О. А. Колоткина объясняет тем, что «она суть одна из основных витальных потребностей человека, без удовлетворения которой индивид не может нормально существовать, действовать и развиваться в социуме» [7, с. 10 — 11]. Понимаемое таким образом право личности на безопасность является субстанциональной характеристикой юридической безопасности человека.

Наиболее тесно безопасность в гражданском праве соприкасается с понятием экономической безопасности. Экономическая безопасность как конечная цель ограничений гражданских прав представляет собой сложное экономико-правовое явление. Эффективное применение ограничений гражданских прав с целью обеспечения экономической безопасности невозможно без четкого представления о самой категории «экономическая безопасность». В связи с этим представляют несомненный интерес как существующие в юридической литературе взгляды по этому вопросу, так и позиция законодателя.

Последняя трактуется как: «важнейшая качественная характеристика экономической системы, определяющая ее способность поддерживать нормальные условия жизнедеятельности населения, устойчивое обеспечение ресурсами развития народного хозяйства, а также последовательную реализацию национально-государственных интересов России» [3, с. 25]; «способность экономики обеспечивать эффективное удовлетворение общественных потребностей на национальном и межнациональном уровнях. Иными словами, экономическая безопасность представляет собой совокупность внутренних и внешних условий, благоприятствующих эффективному динамичному росту национальной экономики, ее способности удовлетворять потребности общества, государства, индивида, обеспечивать конкурентоспособность на внешних рынках, гарантировать от различного рода угроз и потерь» [2, с. 25].

В последнее десятилетие проблемам обеспечения безопасности жизни и здоровья граждан в РФ стало уделяться значительное внимание. Например, в ст. 1 ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» [9] промышленная безопасность опасных производственных объектов определяется как состояние защищенности жизненно важных интересов личности и общества от аварий на опасных производственных объектах и последствий указанных аварий. Из этого следует, что жизненно важные интересы личности прежде всего находятся под защитой государства. Указом Президента РФ утверждена Концепция национальной безопасности РФ [10], представляющая собой систему взглядов на обеспечение в РФ безопасности личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз во всех сферах жизнедеятельности. В ней сформулированы важнейшие направления государственной политики РФ в сфере обеспечения национальной безопасности, а также само понятие национальной безопасности. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что в тексте Концепции, при определении дефиниции «безопасность», речь идет не о совокупности условий, исключающих возможность насильственного изменения конституционного строя, а о состоянии защищенности жизненно важных интересов. Экономическая безопасность представляет собой «состояние экономики, обеспечивающее достаточный уровень социального, политического и оборонного существования и прогрессивного развития Российской Федерации, неуязвимость и независимость ее экономических интересов по отношению к возможным внешним и внутренним угрозам и воздействиям» [10].

На наш взгляд, такая трактовка безопасности в большей степени соответствует сущности данной категории. Именно состояние защищенности может объективно характеризовать степень или уровень безопасности. Условия существования личности, общества, государства зависят от многих факторов, в том числе и безопасности. Поэтому только с ними нельзя непосредственно увязывать категорию «безопасность». С учетом всего изложенного экономическую безопасность можно определить как составную часть национальной безопасности РФ, представляющую собой такое состояние и развитие урегулированных правом общественных отношений в сфере экономики, которое обеспечивает непрерывное и эффективное производство, обмен, распределение и потребление материальных и нематериальных благ сохраняя баланс частноправовых и социально значимых интересов в современном обществе.

В соответствии с системным подходом экономическая безопасность трактуется как безопасность той или иной системы, совокупность свойств состояния ее производственной подсистемы, обеспечивающая возможность достижения целей всей системы [16]. В данном случае экономическая безопасность видится специалистам как некая обеспечительная способность применительно к экономике.

Безопасность в гражданском праве также представляет собой комплексное понятие и по своему смыслу и содержанию несет в себе целую совокупность взаимосвязанных элементов: 1) представляет собой защищенность устойчивого состояния общественных отношений, входящих в предмет гражданского права, обеспечение стабильного развития имущественного оборота, обеспечение реализации субъективных гражданских прав, с целью достижения максимальной эффективности правового регулирования; 2) рассматривается как свойство (или атрибут) системы. В основе данного понимания лежит предположение о естественной защищенности любой системы от разрушительного воздействия каких-либо сил [13, с. 13]. В этом аспекте безопасность в гражданском праве выступает как элемент стабильности развития всей системы гражданско-правовых отношений, направленный на стабилизацию социально-политической и экономической обстановки, в том числе и посредством ограничения отдельных гражданских прав и свобод. Системный подход особенно необходим в изучении проблем теории и практики обеспечения безопасности применительно к моделированию негативных социальных процессов, последствий использования достижений науки и техники, возникновения чрезвычайных ситуаций природно-техногенного характера.

Безопасность в гражданском праве выступает как элемент стабильности развития всей системы гражданско-правовых отношений, выражающийся в постоянном и целенаправленном процессе прогнозирования, минимизации, устранения, предупреждения опасностей и угроз посредством функционирования механизмов управления рисками и охранно-защитных механизмов, в случае причинения вреда частноправовым и социально-значимым интересам, направленный на стабилизацию и обеспечение условий для нормального функционирования и развития всей экономической системы общества. Данное определение позволяет, на наш взгляд, отразить в максимально возможной мере ключевые грани этого сложного социального феномена, интегрирующего в себе жизненно важные интересы как отдельной личности, так и социума в целом.

Таким образом, безопасность в современных условиях, приобретая нормативное оформление в действующем законодательстве, перестает быть некой абстрактно-абсолютной категорией. Одновременно безопасность начинает рассматриваться в качестве социально-правового явления, имеющего двойственную природу. С одной стороны, безопасность есть основное условие обеспечения жизненно важных интересов личности, а также национальных интересов государства и общества в различных сферах (экономической, политической, социальной и др.). С другой стороны, безопасность противопоставляется в ряде случаев свободе, поскольку ее обеспечение достигается в том числе и с помощью ограничения субъективных прав.

Библиографический список

1. Агалабаев М. И. Гносеологическая интерпретация понятия безопасности как общенаучной категории // Рос. следователь. 2009. N 4. С. 29 — 32.

2. Архипов А. Экономическая безопасность: оценки, проблемы, способы обеспечения / А. Архипов, А. Городецкий, Б. Михайлов. Цит. по: Васильев А. И., Сальников В. П., Степашин С. В. Национальная безопасность России: конституционное обеспечение. СПб.: С.-Петерб. ун-т МВД России, 1999. 192 с.

3. Бухвальд Е. Макроаспекты экономической безопасности: факторы, критерии, показатели // Вопросы экономики. 1994. N 12. С. 25 — 35.

4. Васильев А. И. Система национальной безопасности Российской Федерации (конституционно-правовой анализ): Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. СПб., 1999. 34 с.

5. Гадамер Х. Г. Истина и метод: основы философской герменевтики. М.: Прогресс, 1988. 704 с.

6. Иззадуст Э. С. Национальная безопасность России: институциональный контекст и человеческое измерение. М.: Academia, 2010. 256 с.

7. Колоткина О. А. Право личности на безопасность: понятие и механизмы обеспечения в РФ: теоретико-правовое исследование: Автореф. … канд. юрид. наук. Саратов, 2009. 26 с.

8. Митрохин В. И. Национальная безопасность России // Интеллектуальный мир. 1995. N 6. С. 10 — 13.

9. О промышленной безопасности опасных производственных объектов: Федер. закон от 21 июля 1997 г. N 116-ФЗ (в ред. ФЗ от 27.07.2010 N 227-ФЗ) // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1997. N 30. Ст. 3588.

10. Об утверждении Концепции национальной безопасности Российской Федерации: Указ Президента Рос. Федерации от 17 дек. 1997 г. N 1300 // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1997. N 52. Ст. 5909.

11. Прянишников Е. А. Единство «явление — понятие — термин» и его значение для законодательства // Советское государство и право. 1971. N 2. С. 114 — 117.

12. Райгородский В. Л. Национальная безопасность России: политико-правовые средства обеспечения. Ростов н/Д: Изд-во СКНЦ ВШ, 2004. 212 с.

13. Рыбалкин Н. Н. Философия безопасности: Учеб. пособие. М.: МПСИ, 2006. 296 с. С. 13.

14. Синецкий В. П. О понятийном аппарате общей теории безопасности // Военная мысль. 1994. N 8. С. 55 — 60.

15. Степашин С. В. Безопасность человека и общества (политико-правовые вопросы). СПб.: Пресс, 1994. 346 с.

16. Тамбовцев В. Л. Экономическая безопасность хозяйственных систем: структура, проблемы // Вестник Московского университета. Сер. 6: Экономика. 1995. N 3. С. 3 — 9.

17. Туранин В. Ю. Проблемы формирования и функционирования юридической терминологии в гражданском законодательстве РФ: Автореф. … канд. юрид. наук. Белгород, 2002. 22 с.

18. Шуберт Т. Э. Национальная безопасность России: конституционно-правовые аспекты: сравн.-правовое исследование. М.: Право и Закон, 2001. 176 с.

Bibliograficheskij spisok

1. Agalabaev M. I. Gnoseologicheskaja interpretacija ponjatija bezopasnosti kak obshhenauchnoj kategorii // Ros. sledovatel’. 2009. N 4. S. 29 — 32.

2. Arhipov A. Jekonomicheskaja bezopasnost’: ocenki, problemy, sposoby obespechenija / A. Arhipov, A. Gorodeckij, B. Mihajlov. Cit. po: Vasil’ev A. I., Sal’nikov V. P., Stepashin S. V. Nacional’naja bezopasnost’ Rossii: konstitucionnoe obespechenie. SPb.: S.-Peterb. un-t MVD Rossii, 1999. 192 s.

3. Buhval’d E. Makroaspekty jekonomicheskoj bezopasnosti: faktory, kriterii, pokazateli // Voprosy jekonomiki. 1994. N 12. S. 25 — 35.

4. Vasil’ev A. I. Sistema nacional’noj bezopasnosti Rossijskoj Federacii (konstitucionno-pravovoj analiz): Avtoref. dis. … d-ra jurid. nauk. SPb., 1999. 34 s.

5. Gadamer X. G. Istina i metod: osnovy filosofskoj germenevtiki. M.: Progress, 1988. 704 s.

6. Izzadust Je. S. Nacional’naja bezopasnost’ Rossii: institucional’nyj kontekst i chelovecheskoe izmerenie. M.: Academia, 2010. 256 c.

7. Kolotkina O. A. Pravo lichnosti na bezopasnost’: ponjatie i mehanizmy obespechenija v RF: teoretiko-pravovoe issledovanie: Avtoref. … kand. jurid. nauk. Saratov, 2009. 26 s.

8. Mitrohin V. I. Nacional’naja bezopasnost’ Rossii // Intellektual’nyj mir. 1995. N 6. S. 10 — 13.

9. O promyshlennoj bezopasnosti opasnyh proizvodstvennyh ob’ektov: Feder. zakon ot 21 ijulja 1997 g. N 116-FZ (v red. FZ ot 27.07.2010 N 227-FZ) // Sobr. zakonodatel’stva Ros. Federacii. 1997. N 30. St. 3588.

10. Ob utverzhdenii Koncepcii nacional’noj bezopasnosti Rossijskoj Federacii: Ukaz Prezidenta Ros. Federacii ot 17 dek. 1997 g. N 1300 // Sobr. zakonodatel’stva Ros. Federacii. 1997. N 52. St. 5909.

11. Prjanishnikov E. A. Edinstvo «javlenie — ponjatne — termin» i ego znachenie dlja zakonodatel’stva // Sovetskoe gosudarstvo i pravo. 1971. N 2. S. 114 — 117.

12. Rajgorodskij V. L. Nacional’naja bezopasnost’ Rossii: politiko-pravovye sredstva obespechenija. Rostov n/D: Izd-vo SKNC VSh, 2004. 212 c.

13. Rybalkin N. N. Filosofija bezopasnosti: Ucheb. posobie. M.: MPSI, 2006. 296 s. S. 13.

14. Sineckij V. P. O ponjatijnom apparate obshhej teorii bezopasnosti // Voennaja mysl’. 1994. N 8. S. 55 — 60.

15. Stepashin S. V. Bezopasnost’ cheloveka i obshhestva (politiko-pravovye voprosy). SPb.: Press, 1994. 346 s.

16. Tambovcev V. L. Jekonomicheskaja bezopasnost’ hozjajstvennyh sistem: struktura, problemy // Vestnik Moskovskogo universiteta. Ser. 6: Jekonomika. 1995. N 3. S. 3 — 9.

17. Turanin V. Ju. Problemy formirovanija i funkcionirovanija juridicheskoj terminologii v grazhdanskom zakonodatel’stve RF: Avtoref. … kand. jurid. nauk. Belgorod, 2002. 22 s.

18. Shubert T. Je. Nacional’naja bezopasnost’ Rossii: konstitucionno-pravovye aspekty: sravn.-pravovoe issledovanie. M.: Pravo i Zakon, 2001. 176 c.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *