Неолиберальный тип правопонимания в России (вторая половина XIX — начало XX В.)

(Попова А. В.) («Журнал российского права», 2013, N 1) Текст документа

НЕОЛИБЕРАЛЬНЫЙ ТИП ПРАВОПОНИМАНИЯ В РОССИИ (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XIX — НАЧАЛО XX В.)

А. В. ПОПОВА

Попова Анна Владиславовна, заведующая кафедрой частного права Российского университета кооперации, доцент кафедры теории и истории государства и права Финансового университета при Правительстве РФ, кандидат юридических наук, кандидат философских наук, доцент.

Рассматривается неолиберальный тип правопонимания, получивший свое развитие в общественно-политической жизни России на рубеже XIX — XX столетий. Автор сопоставляет современные взгляды по вопросам правопонимания с точками зрения представителей идеалистического и позитивистского направлений русской неолиберальной политико-правовой доктрины и приходит к выводу об интегральности неолиберального правопонимания.

Ключевые слова: правопонимание, идея права, неолиберальная политико-правовая доктрина, интегральное правопонимание, естественное право, позитивизм, социологическая и психологическая школы права.

Neoliberal type of understanding of law (the second half of the 19th century — the beginning of the 20th century) A. V. Popova

In article the neoliberal type of the neoliberal integrality of law, had the development in political life of Russia on a boundary XIX — XX is considered centuries. The author compares the modern views on matters of law with the views of representatives of the idealistic and positivist directions of Russian neoliberal political and legal doctrine, and concludes that the neoliberal integrality of law.

Key words: interpretation of law, the idea of law, the neoliberal political and legal doctrine, the integral of law, natural law, positivism, sociological and psychological school of law.

Российская государственно-правовая доктрина 90-х гг. XX в., целиком ориентированная на западный вариант классического либерализма, идеи которого являются основой государственно-правового устройства большинства стран Европейского союза и США, не оправдала себя. Юридическая глобализация в начале XXI в. вызвала необходимость определения нового типа правопонимания, по вопросам определения сущности которого, с одной стороны, различают теории создания интегральной, интегративной (синтетической) правовой доктрины как новой правовой политики <1>, а с другой — утверждается необходимость сохранения параллельных типов правопонимания <2>. По мнению О. В. Мартышина, «четыре классических типа понимания права (естественно-правовой, позитивистский, социологический и марксистский. — А. П.) полностью соответствуют разнородным компонентам сферы права и в то же время демонстрируют их взаимодействие и органическую общность как юридических явлений. Для истории правовой мысли сознание взаимодополняемости различных концепций права гораздо более характерно, чем представления об их несовместимости, о том, что каждый тип понимания права принципиально исключает все другие» <3>. ——————————— <1> См. подробнее: Международный научный симпозиум «Правопонимание: вопросы теории, правовой политики и юридической практики» // Право Украины. 2011. N 1; Наш трудный путь к праву: Матер. философ.-прав. чт. памяти акад. В. С. Нерсесянца / Сост. В. Г. Графский. М., 2006. С. 159 (автор — В. Г. Графский); Графский В. Г. Право как результат применения правила законной справедливости (интегральный подход) // Государство и право. 2010. N 12. С. 5 — 13; Философия права в России: история и современность: Матер. третьих философ.-прав. чт. памяти акад. В. С. Нерсесянца / Отв. ред. В. Г. Графский. М., 2009. С. 234 — 270; Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В. В. Лазарева. 2-е изд. М., 1996. С. 99 — 111 (автор — В. В. Лазарев); Лапаева В. В. Интегральное правопонимание в российской теории права: история и современность // Законодательство и экономика. 2008. N 5. С. 5 — 13; Андреева О. А. Проблема правопреемства в истории российского права // История государства и права. 2009. N 7. С. 13 — 15 и др. <2> См. подробнее: Методология юридической науки: состояние, проблемы, перспективы / Под ред. М. Н. Марченко. Вып. 1. М., 2006. С. 56 — 68 (автор — Л. И. Глухарева), 243 — 261 (автор — М. Н. Марченко); Марченко М. Н. Об основных тенденциях развития права в условиях глобализации // Государство и право. 2009. N 6. С. 5 — 11; Мартышин О. В. Совместимы ли основные типы понимания права? // Государство и право. 2003. N 6. С. 13 — 21. <3> Мартышин О. В. Совместимы ли основные типы понимания права? С. 3.

Поиски интегрального видения права, способного объединить различные подходы к правопониманию, издавна ведутся в отечественной юриспруденции. По мнению В. В. Лазарева, интегральное правопонимание возникло в России во второй половине XIX в., и примером тому могли служить труды Г. Ф. Шершеневича (он разделял философию права, теорию права и энциклопедию права), Б. Н. Чичерина (выделял в юриспруденции историю права, теорию права и политику права) и А. С. Ященко (предлагал синтезировать субъективно-индивидуалистическую теорию права Л. И. Петражицкого, социально-объективную теорию Г. Ф. Шершеневича и философию права В. С. Соловьева) <4>. В. Г. Графский также полагает, что поиски интегральной юриспруденции берут свое начало в пореформенной России XIX в., когда возникла необходимость синтеза знаний философии, социологии, истории и юриспруденции для практического применения в рамках правоведения. ——————————— <4> См.: Наш трудный путь к праву. С. 123 — 134 (автор — В. В. Лазарев); Философия права в России: история и современность. С. 249 — 250 (автор — И. Ю. Козлихин).

Разделяя данную точку зрения, полагаем, что сосуществовавшие в рамках общественной мысли России во второй половине XIX в. такие теории (школы) права, как естественно-правовая, историческая школа права, марксизм, юридический и социологический позитивизм, явились гносеологическими основаниями для возникновения неолиберальной интегральной политико-правовой доктрины. В ее рамках можно выделить три составляющих: идеалистическое направление (соединяет школу возрожденного естественного права, религиозную метафизику и историческую школу права); позитивистское направление (объединяет юридический позитивизм, социологическую и психологическую школу права); социальный либерализм (это синтез либеральных и социал-демократических теорий) <5>. Именно в неолиберальном политико-правовом учении как интегральной (синтетической) доктрине эти, казалось бы, непримиримые концепты «стали взаимно дополнять друг друга, поскольку утверждали в праве то, от чего невозможно было отказаться и что стало возможным объединить в рамках одной теории» <6>. ——————————— <5> См. подробнее: Попова А. В. Содержание предмета философии права в трудах неолибералов идеалистического направления в России на рубеже XIX — XX вв. // Право и государство: теория и практика. 2008. N 7. С. 117 — 120; Попова А. В. Общефилософские вопросы права в трудах неолиберальных мыслителей на рубеже XIX — XX вв. // Журнал российского права. 2009. N 2. С. 111 — 121; Попова А. В. Неолиберальные взгляды на философию права в России на рубеже XIX — XX вв. М., 2009. <6> Философия права в России: история и современность. С. 236 (автор — А. В. Поляков).

Трактовка права в концепциях российских неолиберальных мыслителей потребовала решения основного вопроса теории права — определения его сущности. И хотя все представители неолиберальной правовой доктрины разделяли мнение, что право представляет собой совокупность норм, связывая понимание его природы с идеей естественного права, подходы к выяснению сущности права различались. По вопросу обоснования идеи права в российской неолиберальной мысли можно выделить следующие течения: этический нормативизм, подчеркивающий преимущественно нравственную природу права (П. И. Новгородцев, Е. Н. Трубецкой и др.); нормативно-социологическое направление, соединяющее этический подход к праву с изучением его социальной природы (В. М. Гессен, Б. А. Кистяковский, М. М. Ковалевский, С. А. Муромцев и др.); психологическая интерпретация права (Л. И. Петражицкий); религиозно-метафизическое понимание права в виде «нравственного идеализма» (С. Л. Франк, Н. А. Бердяев) и «либерального социализма» (С. Н. Булгаков). Центральное место в доктрине этического нормативизма по вопросу изучения права занимал вопрос о нормативном понимании права. В развитии нормативного начала в истории правовой мысли П. И. Новгородцев выделял три стадии. Первая была осуществлена в формально догматическом правоведении. Завершением ее стала немецкая школа «философии положительного права», которая в соответствии с духом позитивизма выводила все определения философии права, оставаясь на почве исторического положительного права. Вторая стадия была связана с идеей права как внутреннего психического индивидуального переживания и представлена психологической теорией Л. И. Петражицкого, который рассматривал природу права независимо от временных условий его общественного развития и от определения положительного закона. На данной стадии не происходил выход из области существующего, поэтому только на третьей стадии, с созданием этической теории права, завершалось нормативное понимание права <7>. ——————————— <7> См.: Новгородцев П. И. Нравственный идеализм в философии права (к вопросу о возрождении естественного права) // Проблемы идеализма. М., 1902. С. 273 — 274.

Согласно представлениям Е. Н. Трубецкого, «идея права» должна быть признана как нравственная основа всякого законодательства и нравственный идеал: «Право, как целое, должно служить нравственным целям» <8>. Конечный вывод мыслителя состоял в том, что в образовании и развитии права участвуют два фактора: идея разума, лежащая в основе правосознания, и исторический коллективный опыт человечества. Причем первый фактор понимался в качестве цели права, а второй — в качестве средства для осуществления этой цели. Понимание природы права требовало синтеза двух противоположных фундаментальных правовых доктрин: естественно-правовой и позитивистской, конечной целью которого становилась теория естественного права с изменяющимся содержанием. Противоречие между естественным и положительным правом, по глубокому убеждению представителей российской неолиберальной доктрины, ни в коем случае не должно было разрешаться путем отрицания действующего права. Оно снималось посредством изменения содержания положительного права, «позитивации» естественно-правовой нормы. Поэтому естественное право выступало нравственным критерием права позитивного, указывающим на направление и цель развития последнего. ——————————— <8> Цит. по: Новгородцев П. И. Указ. соч. С. 274.

От степени соответствия положительного права естественно-правовым воззрениям людей, по мнению сторонников этического нормативизма, напрямую зависели «сила и действенность» норм позитивного права, а следовательно, и устойчивость государственной власти <9>. Таким образом, естественное право, с одной стороны, являлось нравственной основой правопорядка, а с другой — служило нравственным ориентиром для дальнейшего усовершенствования последнего. Без широкой и свободной естественно-правовой критики позитивного права с точки зрения его соответствия правовым идеалам современного общества не может быть «сколько-нибудь глубокой законодательной реформы» <10>. Отсюда, по мнению В. М. Гессена, происходило возрастание роли естественного права в переломные моменты истории, опыт общественного развития свидетельствует, что социальному прогрессу всегда и необходимо предшествует «поворот к идеализму» <11>. ——————————— <9> См.: Трубецкой Е. Н. Энциклопедия права. СПб., 1999. С. 65. <10> Гессен В. М. Возрождение естественного права. СПб., 1902. С. 42. <11> Кистяковский Б. А. Социальные науки и право. Очерки по методологии социальных наук и общей теории права. М., 1916. С. 194.

Ограниченность позитивистско-нормативного подхода к определению сущности права представители нормативно-социологического направления российского неолиберализма видели в его неспособности охватить сущность права как особую культурную реальность. Так, Б. А. Кистяковский выступал за широкое понимание права, которое должно основываться не на отдельных науках (юриспруденции, социологии, психологии), а на синтетической философии культуры, в рамках которой право представляло собой разновидность культурных благ <12>. Реальное право не исчерпывается совокупностью норм, а представляет собой «жизненное явление», понимаемое мыслителем в духе немецких социологической и исторической школ права, широко распространенных в России в конце XIX в. Поэтому наряду с объективным правом (совокупность норм) существует субъективное право (совокупность отношений). Ставя вопрос о границах нормативного понимания права, Б. А. Кистяковский акцентировал внимание на том, что оно не способно целиком определить осуществление права и его конкретное воплощение в психологическом переживании, социальном явлении и акте государственной деятельности. Однако такое правопонимание обобщает определенную сторону действующего права, а именно его значимость и ценность. «Таким образом, нормативное понятие права, с одной стороны, упирается в сферу чистых этических ценностей, с другой — оно коренится в культурных благах общественности» <13>. ——————————— <12> Цит. по: Радбрух Г. Введение в науку права. М., 1916. С. XIV. <13> Кистяковский Б. А. Философия и социология права. СПб., 1999. С. 189.

С. А. Муромцев полагал, что исходной точкой и центром права является не законодательство, а само общество. Юридические нормы составляют могущественный фактор правового порядка, причем фактор непосредственный, который никогда не бывает абсолютным. Юридические нормы лишь наряду с другими факторами оказывают влияние на образование правопорядка и могут расходиться с ним по направлениям. Положительной составляющей теории С. А. Муромцева являлась защита права как системы правоотношений, возникающих на основе конкретных интересов людей внутри гражданского общества. Он считал, что право создается не только «велениями государства» («сверху»), но и в процессе развития общественных отношений («снизу»). Право всегда нуждается в государственных гарантиях от нарушений с помощью «организованной защиты». В этом процессе суд должен представлять институт, организованный на современных, цивилизованных началах, суть назначения которого сводилась к юридической охране правовых интересов граждан и государства. М. М. Ковалевский как представитель нормативно-социологического направления считал право не орудием эксплуатации, а средством обеспечения «общественной солидарности». Он воспринимал правовую действительность как условие создания «замиренной среды», из которой устранена борьба и установлен мир, взаимозависимость и общность интересов <14>. Через социальную гармонию он пытался прийти к формированию либерально-демократического государства. ——————————— <14> См.: Ковалевский М. М. Сравнительно-историческое правоведение и его отношение к социологии. Методы сравнительного изучения права. СПб., 1899. С. 9.

Представление о самостоятельной природе права разделял и Л. И. Петражицкий, основатель психологической школы права. По его мнению, право определялось через двустороннюю причинную связь с другими процессами социально-психологической жизни: с одной стороны, право являлось фактором такой жизни, и ее развитие вызывало дальнейшие процессы в области психики, поведении отдельного человека и народных масс; с другой стороны, право само представляло собой результат социально-психологических процессов, так как создавалось и изменялось ими по законам причинных связей. Таким образом, обычное право выражает волю сильных, представляет собой «орудие развития и поддержания социально-правового неравенства, кастовых и сословных привилегий, рабства и крепостного права, бесправия женщин и т. д. <15>. В соответствии с психологической теорией права задачи права должны заключаться в том, чтобы служить «охране и осуществлению в пределах справедливости эгоизма, личных интересов граждан, а не бескорыстному самопожертвованию, любви и т. д.» <16>, а также в воспитании индивида и в приближении к человеческому идеалу <17>. ——————————— <15> См.: Петражицкий Л. И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. Т. 2. СПб., 1909. С. 512. <16> Петражицкий Л. И. Введение в изучение права и нравственности. Основы эмоциональной психологии. СПб., 1908. С. 5. <17> Там же. С. 6.

Правовые воззрения представителей религиозно-метафизического течения идеалистического направления российской неолиберальной политико-правовой доктрины довольно разнообразны. Однако во взглядах отечественных неолиберальных мыслителей на правопонимание можно выделить общие характерные черты. Так, во многих работах подчеркивалось, что ценность права определяется не формальными признаками свободы и равенства, а тем, насколько оно соответствует принципам, природа которых принадлежит сферам, лежащим несоизмеримо выше светских отношений, где существуют общество, государство и право. Объективный характер нравственных ценностей, который следует из существования абсолютного нравственного идеала, воплощенного в Боге, обусловливает собой необходимость их признания и организованной правовой защиты. Причиной, по которой право необходимо для общества, является дуализм природы человека, наличие в нем материального и духовного начал, что ставит человека перед выбором между абсолютными ценностями и преходящими интересами, и выбор этот зачастую делается им не в пользу первых. Право должно гарантировать ненарушимость этих ценностей, не только формально ограничивая поведение человека, но и своим авторитетом воспитывая в нем уважение к системе ценностей, не все из которых по самой своей природе могут получить правовую защиту. Эту природу права отчетливо выразил Н. А. Бердяев: «Право есть принудительное начало, защищающее и охраняющее человеческую свободу. Оно делает возможным сожительство и общение людей и в том случае, когда люди грешны и злы, когда они насильники и корыстолюбцы», ибо «общество человеческое не может быть построено на любви как на начале общеобязательном и принудительном» <18>. ——————————— <18> Бердяев Н. А. Философия неравенства. М., 2006. С. 30.

Особая трактовка права была у С. Н. Булгакова как одного из представителей «социального либерализма». Право — «это форма хозяйства, внешняя оболочка социального способа производства. Оно является средством для поддержания и защиты тех общественных отношений, которые необходимы для производства средств к жизни, в этом смысле оно является инструментом в борьбе за существование общественного человека» <19>. Оно «необходимо лишь для регулирования труда и играет вторую, подчиненную роль» <20>. Изменения, происходящие в праве, связаны с изменениями, происходящими в производстве. Однако это касается не всего права, а лишь тех областей, которые с ним непосредственно связаны. «Право есть средство к достижению человеческих целей. Правовой порядок есть средство к усилению производства и в этом имеет свою последнюю цель» <21>. ——————————— <19> Булгаков С. Н. От марксизма к идеализму. М., 2006. С. 451. <20> Там же. С. 458. <21> Булгаков С. Н. Указ. соч. С. 401.

Неолиберальное правопонимание противостояло юридическому позитивизму, выявляло природу права в контексте его отличия от иных форм регулирования общественной жизни, а также утверждало наличие связи между идеей института права как системы объективного права и идеей права личности как системы субъективного права. Таким образом, неолиберальный тип правопонимания заключался, по образному выражению Б. А. Кистяковского, в том, что «право есть и государственно-организационное, и социальное, и психическое, и нормативное явление» <22>. ——————————— <22> Кистяковский Б. А. Философия и социология права. С. 191.

Библиографический список

Андреева О. А. Проблема правопреемства в истории российского права // История государства и права. 2009. N 7. Бердяев Н. А. Философия неравенства. М., 2006. Булгаков С. Н. От марксизма к идеализму. М., 2006. Гессен В. М. Возрождение естественного права. СПб., 1902. Графский В. Г. Право как результат применения правила законной справедливости (интегральный подход) // Государство и право. 2010. N 12. Кистяковский Б. А. Социальные науки и право. Очерки по методологии социальных наук и общей теории права. М., 1916. Кистяковский Б. А. Философия и социология права. СПб., 1999. Ковалевский М. М. Сравнительно-историческое правоведение и его отношение к социологии. Методы сравнительного изучения права. СПб., 1899. Лапаева В. В. Интегральное правопонимание в российской теории права: история и современность // Законодательство и экономика. 2008. N 5. Мартышин О. В. Совместимы ли основные типы понимания права? // Государство и право. 2003. N 6. Марченко М. Н. Об основных тенденциях развития права в условиях глобализации // Государство и право. 2009. N 6. Международный научный симпозиум «Правопонимание: вопросы теории, правовой политики и юридической практики» // Право Украины. 2011. N 1. Методология юридической науки: состояние, проблемы, перспективы / Под ред. М. Н. Марченко. Вып. 1. М., 2006. Наш трудный путь к праву: Матер. философ.-прав. чт. памяти акад. В. С. Нерсесянца / Сост. В. Г. Графский. М., 2006. Новгородцев П. И. Нравственный идеализм в философии права (к вопросу о возрождении естественного права) // Проблемы идеализма. М., 1902. Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В. В. Лазарева. 2-е изд. М., 1996. Петражицкий Л. И. Введение в изучение права и нравственности. Основы эмоциональной психологии. СПб., 1908. Петражицкий Л. И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. Т. 2. СПб., 1909. Попова А. В. Неолиберальные взгляды на философию права в России на рубеже XIX — XX вв. М., 2009. Попова А. В. Общефилософские вопросы права в трудах неолиберальных мыслителей на рубеже XIX — XX вв. // Журнал российского права. 2009. N 2. Попова А. В. Содержание предмета философии права в трудах неолибералов идеалистического направления в России на рубеже XIX — XX вв. // Право и государство: теория и практика. 2008. N 7. Радбрух Г. Введение в науку права. М., 1916. Трубецкой Е. Н. Энциклопедия права. СПб., 1999. Философия права в России: история и современность: Матер. третьих философ.-прав. чт. памяти акад. В. С. Нерсесянца / Отв. ред. В. Г. Графский. М., 2009.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *