Понятие финансов: кризис «нормальной науки»

(Протасовицкий С. П.) («Налоги» (журнал), 2013, N 1) Текст документа

ПОНЯТИЕ ФИНАНСОВ: КРИЗИС «НОРМАЛЬНОЙ НАУКИ» <*>

С. П. ПРОТАСОВИЦКИЙ

——————————— <*> Protasovitskij S. P. The concept of finances: crisis of «the normal science».

Протасовицкий Сергей Петрович, к. ю.н., доцент кафедры гражданского права юридического факультета Белорусского государственного университета.

Юридическое определение понятия финансов является весьма сложной научной задачей, от решения которой зависит развитие финансового права. В статье понятие финансов рассмотрено как научный субстрат, как первопонятие, выступающее общеобязательной опорой развития специальных финансовых знаний. Необходимо отметить, что выводы автора базируются на проведенном анализе постулатов различных ученых, в том числе Т. Куна.

Ключевые слова: финансовое право, финансовая наука, понятийное знание финансов.

The juridical definition of the concept of finances is a very complicated scientific task, on the solution of which the development of financial law depends. The article considers the concept of finances as a scientific substrate, as the original concept, being a generally obligatory basis for development of special financial knowledge. It is necessary to note that the author’s conclusions are based on the analysis of postulates of various scholars including T. Kun.

Key words: financial law, financial science, conceptual knowledge of finances.

Как показывает история обществознания, финансы выступают предметом научных изысканий на протяжении уже не одного столетия: зарождение финансовой науки большинство исследователей относят к XV — XVI вв. <1>. Несмотря на такой внушительный опыт познания, в научном сообществе нет общепринятого понятия этого феномена <2>. Русский экономист Я. Н. Таргулов не случайно заметил, что «наукам общественным присущ больший субъективизм, чем наукам естественным. Это обстоятельство еще больше усугубляется в науке о финансах» <3>. ——————————— <1> Пушкарева В. М. История финансовой мысли и политики налогов. М.: Финансы и статистика, 2008. С. 7. <2> Термин «феномен» мы употребляем в смысле объекта научного рассмотрения, а не чувственного созерцания. <3> Таргулов Я. Н. Финансовая наука: (крат. курс). Пг.: отд. изд-ва и тип. заказов Ин-та экон. исслед. при Наркомфине, 1919. С. 10.

Проблема научного понимания финансов отмечена и юристами. Так, профессор С. В. Запольский обращает внимание, что им «посвящены тысячи исследований ученых всего мира, всех школ, направлений и отраслей науки. И вместе с тем существо финансов остается неразгаданной тайной и продолжает волновать многие ученые умы» <4>. ——————————— <4> Запольский С. В. Дискуссионные вопросы теории финансового права. М.: Эксмо: РАП, 2008. С. 6.

Таким образом, необходимость развития знаний о финансах у нас сомнений не вызывает. При этом мы оставляем в стороне обыденные (ненаучные) представления. По наблюдению профессора М. Н. Соболева, «обывательский язык разумеет под финансами денежную наличность в кармане человека, но это есть искажение настоящего понятия» <5>. К тому же финансы — идеальный объект науки, который эмпирически не существует. Финансы недоступны для чувственного восприятия и познаются исключительно рационально. Следовательно, научное знание финансов есть знание теоретическое, приобретающее свои завершенные формы в научной теории. ——————————— <5> Соболев М. Н. Очерки финансовой науки. Симферополь: Пролетарий, 1925. С. 5.

Теория состоит из всеобщих утверждений, объединенных логическими связями <6>, образуя организованное множество высказываний о некотором классе идеальных объектов, их свойствах и отношениях <7>. Она строится на основе понятий, организуется в суждениях и умозаключениях. Очевидно, что ключевым в теории финансов, в какой бы отрасли науки она не разрабатывалась, является понятие финансов. Мы рассматриваем его как научный субстрат, как первопонятие, выступающее общеобязательной опорой развития специальных финансовых знаний. Иначе говоря, развертывание отраслевой теории финансов в любом направлении обществознания, в т. ч. в частноправовой науке, должно осуществляться на основе общенаучного понимания финансов. ——————————— <6> Лекторский В. А. Эпистемология классическая и неклассическая. 2-е изд., стереотип. М.: Эдиториал УРСС, 2006. С. 212. <7> Философия науки: общ. курс: Учеб. пособие для вузов / Под ред. С. А. Лебедева. М.: Акад. Проспект, 2010. С. 114.

Обобщая понятийное знание финансов в экономической науке и правоведении, мы выделяем два сущностных постулата современной теории финансов: 1) финансы представляют собой экономические (денежные) отношения; 2) финансы есть публичный феномен. Эти постулаты обнаруживают сущность финансов, заданную нам в «известном». В такой ситуации мы либо принимаем ее, либо отклоняем и делаем научную «перезагрузку», предполагая иную суть феномена (пока скрытую в «неизвестном»). Для решения этого вопроса целесообразно обратиться к философии науки. Английский философ Имре Лакатош в своем произведении «История науки и ее рациональные реконструкции» (1973) предложил теорию научно-исследовательских программ, объясняющую научные революции сменой таких программ <8>. Исследовательская программа, по его мнению, «включает в себя конвенционально принятое (и поэтому «неопровержимое» согласно заранее принятому решению) «жесткое ядро» <9>. Современная финансовая наука в этом смысле детерминирована научно-исследовательской программой, «жесткое ядро» которой образуют выделенные нами постулаты. ——————————— <8> Кун Т. Структура научных революций. М.: АСТ, 2002. С. 470. <9> То же. С. 471.

В известной работе другого постпозитивиста Томаса Куна «Структура научных революций» (1962) введено понятие «нормальная наука», означающее «исследование, прочно опирающееся на одно или нескольких научных достижений… которые в течение некоторого времени признаются определенным научным сообществом как основа для его дальнейшей практической деятельности» <10>.Такие достижения Томас Кун именует парадигмами <11>. Указанные нами постулаты выступают парадигмой финансовой «нормальной науки». ——————————— <10> То же. С. 34. <11> То же. С. 34.

Если данная научно-исследовательская программа или «нормальная наука» не позволяет удовлетворительно объяснить явления, оказавшиеся в поле научного внимания, она переходит в состояние кризиса, предполагающего поиск новой парадигмы. «Формирование новой парадигмы начинается, когда возникают проблемы, или, как их называет Кун, аномалии, разрешить и объяснить которые не представляется возможным в рамках существующей парадигмы. Кризис смены парадигмы завершается научной революцией и возникновением новой парадигмы, которая качественно несоизмерима со старой, хотя и может частично сохранять признаки предыдущей» <12>. ——————————— <12> Шкабара И. Е. Понятие «парадигма» и его развитие в современной науке // Философия образования. 2006. N 1. С. 62 — 67.

Полагаем, что отечественная финансовая наука не свободна от аномалий Куна. По наблюдению профессора С. В. Запольского, «с одной стороны, мы говорим о том, что финансы — это отношения, и одновременно употребляем понятие «финансовые отношения» <13>. По логике определения финансовые отношения есть отношения (родовой термин), относящиеся к финансам (видовое отличие), т. е. экономические (денежные) отношения или те же финансы. Профессор М. В. Карасева в этой части отметила, что «понятия «финансы» и «финансовые отношения» в науке принято считать идентичными» <14>. Но тогда мы приходим к порочному логическому кругу: финансы — это отношения, относящиеся к финансам. Объяснением показанной аномалии в финансовой науке выступает конвенция (консенсус участников научного общения). Иначе говоря, так принято считать в науке о финансах. ——————————— <13> Запольский С. В. Указ. соч. С. 9. <14> Финансовое право России: Учеб. пособие / Отв. ред. М. В. Карасева. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2011. С. 13.

Другая проблема, свидетельствующая о кризисе «нормальной науки», связана с постулатом публичной природы финансов. При таком понятии любое частное (не публичное) явление квалифицируется как «нефинансы». Но это входит в противоречие с существованием феномена частных финансов. К тому же различные гражданско-правовые обязательства, поименованные с использованием производных от термина «финансы» (например, финансовая аренда), публичности не предполагают. Так, профессор Г. А. Тосунян и профессор А. Ю. Викулин, предлагая концепцию «нового финансового права», считают необходимым «признать верность утверждения о существовании не только государственных, но и частных финансов. В противном случае будет невозможно объяснить порядок словоупотребления и понятийный аппарат, используемый действующим российским законодательством, в котором прилагательное «финансовый» лишено признака государственности» <15>. ——————————— <15> Тосунян Г. А., Викулин А. Ю. К новому финансовому праву // Финансовое право. 2003. N 6. С. 8.

По утверждению французского ученого П. М. Годме, к частным финансам относятся «такие ценности, как деньги, денежные обязательства и т. д., принадлежащие отдельным лицам и частным объединениям» <16>. Профессор О. Н. Горбунова связывает частные финансы с рыночной экономикой и видит в них денежные фонды организаций различных форм собственности <17>. Для профессора А. И. Худякова частными являются финансы банков, страховых компаний и всех любых негосударственных организаций <18>. А. А. Пилипенко выделяет децентрализованные (частные) финансы по субъекту, осуществляющему формирование (аккумулирование) денежных фондов <19>. ——————————— <16> Годме П. М. Финансовое право / Пер. с фр. Р. О. Халфиной. М.: Прогресс, 1978. С. 41. <17> Финансовое право / Е. И. Арефкина и др. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2005. С. 20. <18> Худяков А. И. Дискуссионные вопросы предмета финансового права // Финансовое право. 2009. N 3. С. 6. <19> Пилипенко А. А. Курс финансового права. Минск: Кн. Дом, 2010. С. 14.

Любое научное сообщество, обнаружив проблему, решает ее с позиции принятой им парадигмы. Томас Кун называл это наведением порядка <20>. Финансовая «нормальная наука», признавая частные финансы и пытаясь объяснить данный феномен на основе собственной традиции, тоже стремится сохранить свой научный порядок. ——————————— <20> Кун Т. Указ. соч. С. 50.

Некоторые авторы просто увеличивают объем понятия за счет денежных фондов частных лиц, предлагая дефиницию финансов в широком смысле <21>. Как пишет профессор М. В. Романовский, «термин «финансы» вышел за рамки узкого понимания государственных (публичных) финансов. Он стал использоваться в более широком смысле, в частности, применительно к финансам хозяйствующих субъектов (организаций, предприятий, корпораций)» <22>. Профессор К. С. Бельский государственные и частные финансы объединяет в понятие «финансы страны» <23>. Но в большинстве случаев мы наблюдаем искусственную конвергенцию публичных и частных финансов по различным признакам. ——————————— <21> Демин А. В. Финансовое право. М.: Инфра-М, 2003. С. 3. <22> Финансы: Учеб. / Под ред. М. В. Романовского, О. В. Врублевской. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2011. С. 28. <23> Финансовое право: Учеб. / Отв. ред. С. В. Запольский. 2-е изд., испр. и доп. М.: Юрид. фирма «Контракт»: Волтерс Клувер, 2011. С. 11.

По мнению Е. М. Ашмариной, финансовая деятельность государства имеет два направления, одно из которых заключается в создании «оптимальных условий, побуждающих в нужном для государства направлении к образованию, распределению и использованию децентрализованных денежных фондов, способствующих обеспечению бесперебойного функционирования государства…» <24>. А. А. Пилипенко в этом смысле презюмирует двухаспектный процесс регулирования финансов: «если в отношении формирования централизованных финансов государство императивно-принудительно обеспечивает свои доходы, то в отношении децентрализованных финансов речь идет об оптимально-побудительном регулировании с целью создания наиболее выгодных условий для осуществления хозяйственной деятельности» <25>. Такое решение сближает публичные и частные финансы в объекте государственного регулирования (влияния). ——————————— <24> Ашмарина Е. М. Финансовая деятельность современного государства // Государство и право. 2004. N 3. С. 86. <25> Пилипенко А. А. Указ. соч. С. 18 — 19.

В другом случае конвергенции частным финансам придается публичность через расширение содержания последней. Например, профессор Г. А. Тосунян и профессор А. Ю. Викулин понимают под публичностью «не только властный, но и еще общественно значимый, общесоциальный характер складывающихся отношений» <26>. ——————————— <26> Тосунян Г. А., Викулин А. Ю. Указ. соч. С. 10.

Полагаем, что научно-исследовательская программа отечественной финансовой науки с ее «жестким ядром» или парадигмой уже не в состоянии убедительно объяснять феномены, порождаемые социально-экономическими изменениями постсоветского периода. Такую ситуацию Имре Лакатош характеризовал отставанием теоретического роста от эмпирического <27>. В связи с этим мы можем констатировать кризис финансовой «нормальной науки». ——————————— <27> Кун Т. Указ. соч. С. 473.

В литературе уже имеется новая интерпретация финансовых теорий. Согласно профессору В. В. Ковалеву к концу XIX в. сформировалась классическая теория финансов: «свод административных и хозяйственных знаний по ведению финансов государства и публичных союзов» <28>. А с середины XX в. получила развитие неоклассическая теория, представляющая собой «систему знаний об организации и управлении финансовой триадой: ресурсы, отношения, рынки» <29>. Профессор М. М. Ковалев (БГУ), рассматривая тот же вопрос, пришел к выводу, что теория государственных финансов в XX в. стала теорией рынков капитала <30>. Но еще профессор И. Я. Горлов (1845) отмечал, что теория финансов, «занимаясь публичным хозяйством, должна необходимо открывать начала, которые господствуют в хозяйстве частном. Государственная и частная экономии при всей разнице имеют нечто общее. Они обе имеют предметом имущество, обе находятся в одинаковой необходимости уравнивать доходы с расходами, заботиться о постоянстве доходов, щадить капитал, из коего получаются доходы, отличать чистый и грубый доход, употреблять бережливость, вести счеты и ведомости» <31>. ——————————— <28> Финансы: Учеб. / Под ред. В. В. Ковалева. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ТК «Велби»; Проспект, 2008. С. 28. <29> То же. С. 30. <30> Ковалев М. М. Современная финансовая теория и финансовое образование // Современная финансовая теория: Сб. науч. ст. / Белорус. гос. ун-т; под общ. ред. М. М. Ковалева. Минск, 2003. С. 7. <31> Горлов И. Я. Теория финансов. 2-е изд., испр. и умнож. СПб.: тип. И. Глазунова и К, 1845. С. 5.

Таким образом, обобщение понятийного знания финансов в экономической науке и правоведении, а также анализ выделенных постулатов позволяют прийти к выводу о кризисе современной финансовой науки, что требует научного переосмысления данного феномена и принятия новой парадигмы.

——————————————————————

Название документа