«Цель оправдывает средства», или Наставления Н. Макиавелли государю

(Беляева О. М.) («История государства и права», 2013, N 7) Текст документа

«ЦЕЛЬ ОПРАВДЫВАЕТ СРЕДСТВА», ИЛИ НАСТАВЛЕНИЯ Н. МАКИАВЕЛЛИ ГОСУДАРЮ <*>

О. М. БЕЛЯЕВА

——————————— <*> Belyaeva O. M. «The end justifies the means» or N. Machiavelli’s instructions for the Prince.

Беляева Ольга Маратовна, доцент кафедры теории и истории государства и права юридического факультета Казанского (Приволжского) федерального университета, кандидат юридических наук.

Макиавелли выступал сторонником сильной государственной власти. Так, по его убеждению, для достижения поставленной цели государь должен использовать любые средства, в том числе и аморальные: «Пусть обвиняют его поступки, лишь бы оправдывали результаты». В связи с изложенной позицией имя Макиавелли стало нарицательным. Также Макиавелли впервые ввел в научный оборот слово «государство» — stato.

Ключевые слова: Макиавелли, «Государь», политика, государственная власть.

Machiavelli was one of the supporters of strong state authority. So, in his opinion, in order to attain the necessary object, a sire must use any means including immoral: «Let him be accused of his actions, only let the results be value». Thanks to this point of view, the name of Machiavelli has become nominal. Also, Machiavelli was the first who used the word «stato» (state) as a scientific term.

Key words: Machiavelli, sovereign, policy, government.

Мы должны быть благодарны Макиавелли и другим подобным ему писателям, которые в открытую, ничего не темня, показывали не то, как людям следовало бы поступать, а то, как они обычно поступают.

Ф. Бэкон (1561 — 1626), английский философ, лорд-канцлер

Макиавелли Никколо ди Бернардо (3 мая 1469 — 21 июня 1527) — итальянский мыслитель, политический деятель, основатель политической науки Нового времени. Выступал сторонником сильной государственной власти, для укрепления которой допускал применение любых средств. «Цель оправдывает средства» — вот девиз Макиавелли, закрепленный в работе «Государь». Хотя некоторые исследователи отмечают, что данная цитата могла принадлежать как Томасу Гоббсу, так и Игнатию де Лойоле. В политической науке даже сложилось понятие «макиавеллизм», в основе которого лежит идея о том, что для достижения выбранной цели все средства допустимы. В связи с этим великий де Санктис утверждал, что Макьявелли «придал политике сугубо рациональную форму», характеризовал «макьявеллизм как науку и как метод» и, кажется, впервые связал через понятие «позитивного изучения» имена Макьявелли и Галилея <1>. ——————————— <1> Баткин Л. М. Итальянское Возрождение: проблемы и люди. М., 1995. С. 350.

Известный немецкий государствовед Еллинек утверждал, что Макиавелли впервые ввел в научную литературу слово «государство» — stato, под которым он обозначает общее понятие государства независимо от его конкретных форм. Основные работы Н. Макиавелли: — «Государь» («Принцепс» или «Князь») (1513 г.); — «Рассуждения на первые десять книг Тита Ливия» (1516 — 1517 гг.); — «История Флоренции» (1520 г.); — «О военном искусстве» (1521 г.). Главный труд Макиавелли — Государь (Il Principe), блестящий и широко известный трактат, написанный в 1513 г. и изданный посмертно в 1532 г. Первоначально автор озаглавил книгу «О княжествах» (De Principatibus) и посвятил ее Джулиано Медичи, брату Льва X, однако в 1516 г. тот умер, и посвящение было обращено к Лоренцо Медичи. «Надо знать, что с врагом можно бороться двумя способами: во-первых, законами, во-вторых, силой. Первый способ присущ человеку, второй — зверю; но т. к. первое часто недостаточно, то приходится прибегать и ко второму. Отсюда следует, что государь должен усвоить то, что заключено в природе и человека, и зверя, — отмечал Макиавелли. — Из всех зверей пусть государь уподобится двум: льву и лисе. Лев боится капканов, а лиса — волков, следовательно, надо быть подобным лисе, чтобы уметь обойти капканы, и льву, чтобы отпугнуть волков» <2>. ——————————— <2> Мухаев Р. Т. История политических и правовых учений. М.: Приор-издат, 2004. С. 144.

Для достижения этой цели правитель должен использовать все средства, в том числе аморальные: «Пусть обвиняют его поступки, лишь бы оправдывали результаты, и он всегда будет оправдан, если результаты окажутся хороши». «В делах судят по цели (достигнута ли она), а не по средствам (как она достигается)» — «пусть государь делает то, что нужно, чтобы победить и удержать государство, а средства всегда будут сочтены достойными, и каждый их одобрит». Так, Макиавелли писал: — овладевая государством, необходимо все жестокости совершать сразу, чтобы не пришлось каждый день их повторять; — обиды нужно наносить разом, тогда меньше чувствуешь их в отдельности; — все благодеяния надо делать понемногу, чтобы они лучше запоминались; — государь не может и не должен быть верным данному им слову, если такая честность обращается против него. При этом всегда можно найти оправдание; — государь не обязательно должен обладать всеми добродетелями — гораздо важнее казаться, что ими обладаешь; — государь не должен трогать имущество подданных, тогда подданные будут довольны жизнью, а государю придется бороться лишь с честолюбием немногих, ибо человек «скорее забудет убийство отца, нежели конфискацию наследуемого имущества». Поэтому рассудительный государь может позволять себе убивать, но отнюдь не грабить. — государь должен передавать другим дела, вызывающие недовольство подданных, а милости оказывать самому; — каждый поступок государя должен подтверждать молву о нем как о великом и выдающемся человеке; — государь должен рассчитывать не на любовь своих подданных, а на их страх, но не на их ненависть; — об уме правителя первым делом судят по тому, каких людей он к себе приближает; — кто хочет жить в мире, тот должен готовиться к войне <3>. ——————————— <3> Мачин И. Ф. История политических и правовых учений. М.: Высш. образование: Юрайт-Издат, 2009. С. 79.

Лучше убить, чем грозить, — грозя, создаешь и предупреждаешь врага, убивая — отделываешься от врага окончательно. Лучше жестокость, чем милосердие: от наказаний и расправ страдают отдельные лица, милосердие же ведет к беспорядку, порождающему грабежи и убийства, от которых страдает все население. Лучше быть скупым, чем щедрым, — щедрый обирает многих, чтобы одарить немногих, скупым же недовольны немногие, а народ не обременен излишними поборами. Лучше внушать страх, чем любовь, любят государей по собственному усмотрению, боятся — по усмотрению государей. Мудрому правителю лучше рассчитывать на то, что зависит от него. В 1546 г. среди отцов Тридентского собора был распространен мемориал, в котором было сказано, что «Государь» «написан рукой Сатаны». В 1559 г. все сочинения Макиавелли были включены в «Индекс запрещенных книг». В связи с этим Макиавелли писал: «Пусть судьба растопчет меня, я посмотрю, не станет ли ей стыдно». Среди первых критиков Макиавелли были Т. Кампанелла и Ж. Боден, а самой известной попыткой литературного опровержения Макиавелли стало сочинение Фридриха Великого «Антимакиавелли», написанное в 1740 г. Итак, следовало ли политику быть нравственным человеком? У Макиавелли нет однозначного ответа на данный вопрос. С одной стороны, «что может быть похвальнее для государя, нежели соединять в себе все лучшие из перечисленных качеств?». Государь должен «в самом деле» быть «сострадательным, верным слову, милостивым, искренним, благочестивым…». «Самое же главное — уподобившись многим великим людям прошлого, принять за образец кого-либо из прославленных и чтимых людей древности и постоянно держать в памяти его подвиги и деяния. Так, по рассказам, Александр Великий подражал Ахиллу, Цезарь — Александру, Сципион — Киру. Всякий, кто прочтет жизнеописание Кира, составленное Ксенофонтом, согласится, что, уподобляясь Киру, Сципион весьма способствовал своей славе и что в целомудрии, обходительности, человечности и щедрости Сципион следовал Киру…» <4>. ——————————— <4> Макиавелли Н. Избранные сочинения. М., 1982. С. 344.

С другой стороны, «внутренне надо сохранять готовность проявить и противоположные качества, если это окажется необходимо. Следует понимать, что государь, особенно новый, не может исполнять все то, за что людей почитают хорошими, т. к. ради сохранения государства он часто бывает вынужден идти против своего слова, против милосердия, доброты и благочестия. Поэтому в душе он всегда должен быть готов к тому, чтобы переменить направление, если события примут другой оборот, или в другую сторону задует ветер фортуны, т. е. … по возможности не удаляться от добра, но при надобности не чураться и зла». «Государю следует избегать тех пороков, которые могут лишить его государства, от остальных же воздерживаться по мере сил, но не более. И даже пусть государи не боятся навлечь на себя обвинения в тех пороках, без которых трудно удержаться у власти, ибо, вдумавшись, мы найдем немало такого, что на первый взгляд кажется добродетелью, а в действительности пагубно для государя, и наоборот: выглядит как порок, а на деле доставляет государю благополучие и безопасность». Но когда государь совершает выгодные для него аморальные поступки, он должен всячески скрывать их и изображать из себя нравственного человека: «…государю нет необходимости обладать всеми названными добродетелями, но есть прямая необходимость выглядеть обладающим ими… государь должен бдительно следить за тем, чтобы с языка его не сорвалось слова, не исполненного пяти названных добродетелей. Пусть тем, кто видит его и слышит, он предстанет как само милосердие, верность, прямодушие, человечность и благочестие, особенно благочестие» <5>. ——————————— <5> То же. С. 352.

Итак, согласно макиавеллизму, политик, стремящийся к своей цели, должен прилагать все усилия к тому, чтобы быть нравственным или хотя бы симулировать это. Но не потому, что мораль, религия, право ценны для него сами по себе, а потому что такое поведение вызывает одобрение и содействие окружающих, которые в противном случае будут осуждать политика и оказывать ему противодействие. Тем самым мораль, религия, право просто перестают быть собою и становятся лишь средствами и условиями реализации политических целей, сугубо политическими феноменами. Вирджилио Титоне в книге под названием «Политическая мысль эпохи барокко» утверждает, что Макиавелли отдавал «болезненное и как бы априорное предпочтение самым жестоким и безбожным средствам». В произведениях Макиавелли выражено искреннее глубокое восхищение автора невиданной жестокостью Ганнибала, виртуозными злодеяниями Чезаре Борджиа, поразительным умением коварного папы Александра VI давать невыполнимые обещания и, наоборот, содержатся горькие сетования о политиках, потерпевших неудачу из-за того, что для совершения очередного злодейства у них не хватило мужества и величия духа. Так, в «Рассуждениях о первой декаде Тита Ливия» он осуждает Бальони, правителя Перуджи, за то, что, когда в город вступил, безрассудно не дождавшись своих войск, безоружный папа Юлий II, Бальони позволил папе отстранить себя от власти и не воспользовался удобным и прекрасным случаем, чтобы убить римского первосвященника. По мнению Макиавелли, перуджинского тирана, который сожительствовал с сестрой и умертвил множество родственников в борьбе за власть, не могли бы удержать доброта или совесть, у него просто недостало решимости на действительно грандиозное предприятие, благодаря которому «каждый восхищался бы силой его духа, и он оставил бы по себе вечную память, став первым, кто показал бы прелатам, как мало следует считаться с теми, кто живет и правит, подобно им, и он сделал бы вещь, величие которой превзошло бы всякое бесславие и всякую опасность, ею вызванную». Трудно дать оценку произведениям Макиавелли, прежде всего из-за сложности его личности и неоднозначности идей, до сих пор вызывающих самые разноречивые толкования. Перед нами интеллектуально одаренный человек, необычайно проницательный наблюдатель, обладавший редкой интуицией. Он был способен к глубокому чувству и преданности, исключительно честен и трудолюбив, а его сочинения обнаруживают любовь к радостям жизни и живое чувство юмора, впрочем, обычно горькое. И все же имя Макиавелли часто употребляется как синоним предательства, коварства и политической аморальности. Отчасти такие оценки вызваны религиозными причинами, осуждением его трудов как протестантами, так и католиками. Поводом послужила критика христианства в целом и папства в частности. По мнению Макиавелли, папство подрывало воинскую доблесть и сыграло отрицательную роль, став причиной раздробленности и унижения Италии. Вдобавок ко всему его взгляды часто извращались комментаторами, а его фразы об установлении и защите государственности вырывались из контекста и цитировались с целью закрепить расхожий образ Макиавелли — злонамеренного советника государей. Философствуя, он не раз высказывал свое весьма невысокое мнение о роде людском. И вместе с тем он «по своему характеру отнюдь не был жестоким человеком, и те трагические события, которыми изобиловала в то время действительность, как во Флорентийской республике, так и в других государствах, где ему довелось побывать, вызывали в нем мучительные переживания. Это ясно видно из его писем, в которых часто за внешне шутливым тоном сквозит негодование и сочувствие к окружающим его страданиям…». Одним словом, это отнюдь не тот нравственный урод, каким его часто изображали, не дьявол во плоти, который только тем и озабочен, чтобы строить козни людям, и способность которого к злодейству не знает границ. Во всяком случае, если какие-то личные нравственные качества автора «Государя» и повинны в появлении макиавеллизма, то все же они никоим образом не являются ни единственным, ни главным его источником <6>. ——————————— <6> Никитин Е. П. Духовный мир: органический космос или разбегающаяся вселенная? М., 2004. С. 310.

Макиавелли настаивает на том, что все изложенное им в «Государе» есть результат обобщения подлинных свидетельств о реальной деятельности государей. Посылая свой трактат в дар Лоренцо де Медичи, он подчеркивает, что здесь содержатся познания о деяниях великих людей, «приобретенные… многолетним опытом в делах настоящих и непрестанным изучением дел минувших». Однако давно замечено: он выбирает своих героев не наугад, а по какому-то странному принципу, ибо в поле его зрения, как правило, попадают государи, мягко говоря, не слишком привлекательные в нравственном, т. е. основном для человека, отношении. Все это вместе взятое послужило основанием для иной — в определенном смысле противоположной — версии. Первым ее высказал, по-видимому, Дж. М. Тоскано в 1578 г. Вскоре ее повторил А. Джентиле в «De legationibus libri tres» (1585 г.), и потом она стала кочевать из работы в работу. Согласно этой версии, «Государь» является «убийственной сатирой на деспотов, имеющей целью вызвать против них карающих мстителей и побудить народы к восстанию» <7>. ——————————— <7> Там же. С. 315.

Потомки сделали имя Макиавелли нарицательным, а сограждане в 1527 г. предпочли ему на должности второго канцлера некоего Франческо Таруджи. В 1740 г. Фридрих II, король Пруссии, издает работу «Анти-Макиавелли», где критикует работу итальянского мыслителя с точки зрения морали: «Я дерзаю ныне выступить на защиту человечества от чудовища, которое желает его уничтожить; вооружившись разумом и справедливостью, я осмеливаюсь бросить вызов софистике и преступлению; и я излагаю свои размышления о «Государе» Макиавелли — главу за главой, — чтобы после принятия отравы незамедлительно могло бы быть найдено и противоядие». Фридрих считает, что Макиавелли придает слишком большое значение интригам, забывая о том, какой вред они приносят государству, и превозносит в своем сочинении великих злодеев, умалчивая при этом о негативных сторонах их правления. В 1549 г. флорентинец Джамбаттиста Бузини писал в своих записях: «Все и вся его ненавидели из-за «Государя»: богачам казалось, что этот его «Государь» наставлял герцога отобрать у них все имущество, а беднякам — что всю их свободу; «плаксам» (фанатично настроенным последователям Савонаролы из низов) он казался еретиком, а людям благонамеренным — бесстыдным и опытным негодяем, большим, чем они сами; так что его ненавидел каждый» <8>. ——————————— <8> Баткин Л. М. Указ. соч. С. 363.

Итальянский исследователь Луиджи Руссо предложил иную трактовку идеи Макиавелли: «Правильные средства в конечном счете оправдывают цель» <9>. ——————————— <9> Марченко М. Н., Мачин И. Ф. История политических и правовых учений. М.: Высш. образование, 2005. С. 78.

——————————————————————

Название документа