О закономерностях юридического познания в процессуальной деятельности

(Боруленков Ю. П.) («Мировой судья», 2014, N 2) Текст документа

О ЗАКОНОМЕРНОСТЯХ ЮРИДИЧЕСКОГО ПОЗНАНИЯ В ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Ю. П. БОРУЛЕНКОВ

Боруленков Юрий Петрович, заместитель директора Института повышения квалификации Следственного комитета России, кандидат юридических наук, доцент.

В центре внимания автора в данной статье находится вопрос о закономерностях процессуальной деятельности как разновидности юридического познания. Отмечается, что в данной сфере можно выделить три уровня закономерностей, свойственных познанию; юридическому познанию; процессуальному познанию.

Ключевые слова: юридическое познание, методология юридического познания, процессуальное познание.

On regularities of legal perception in procedural activities Yu. P. Borulenkov

The author of the article accentuates his attention on the issue of regularities of the procedural activities as a variety of legal perception; notes that in this sphere it is possible to point out three levels of regularities typical of: perception, legal perception and procedural perception.

Key words: legal perception, methodology of legal perception, procedural perception.

Юридическое познание нуждается в научном осмыслении, поскольку это позволит не только обозначить достигнутые успехи, но и указать на имеющиеся недоработки, глубже понять тенденции его развития под воздействием мирового научно-технического прогресса и других объективных факторов. Оно представляет одну из сложнейших теоретико-прикладных проблем, которая по своей сущности носит глобальный и всеобъемлющий характер и является в равной мере актуальной для конкретного индивидуума, государства и мирового сообщества в целом <1>. ——————————— <1> О понятии «юридическое познание» подробнее см.: Боруленков Ю. П. Юридическое познание как фундаментальная категория правоведения // Юридический мир. 2009. N 12 (156). С. 52 — 56; Боруленков Ю. П. О концепте «юридическое познание» // Проблемы в российском законодательстве. 2012. N 5. С. 188 — 192.

Содержание понятия «юридическое познание» определяется сложностью структуры юридической практики <2>, многомерностью юридического процесса, который включает в себя процессы правообразования (правотворчества) и правореализации, последний, в свою очередь, можно подразделить на юрисдикционный и неюрисдикционный юридические процессы <3>. Кроме того, перед юридическим познанием стоит задача постижения сложных социальных явлений, например различных аспектов частной жизни <4>. ——————————— <2> О структуре юридической практики см.: Карташов В. Н. Теория правовой системы общества: Учеб. пособие: В 2 т. Ярославль, 2005. Т. 1. С. 226 — 234. <3> О видах юридического процесса подробнее см.: Павлушина А. А. Теория юридического процесса: итоги, проблемы, перспективы развития / Под ред. В. М. Ведяхина. Самара, 2005. С. 240 — 295. <4> См.: Головкин Р. Б. Морально-правовое регулирование частной жизни в современной России: Монография / Под общ. ред. д-ра юрид. наук, проф. В. М. Баранова. Владимир, 2004. 407 с.

Весьма важен гносеологический аспект в изучении проблематики юридического познания, в рамках которого возможно осуществить интерпретацию понятия «юридическое познание» в качестве общетеоретической категории на основе историографического подхода к анализу основных этапов его развития, с одной стороны, а также гносеологической интерпретации в системе научного знания — с другой. Общетеоретическое понимание юридического познания как совокупности определенных общественных отношений образует теоретико-методологическую основу для выделения в ней группы отношений, которые выступают как конкретные разновидности общего понятия «юридическое познание», в осмыслении которого в равной степени важны все образующие его компоненты <5>. ——————————— <5> См.: Боруленков Ю. П. Юридическое познание в процессуальной, оперативно-розыскной и частной детективной деятельности. Владимир, 2009. 552 с.; Боруленков Ю. П. Принципы оперативно-розыскной деятельности как методологическая основа специфической юридической деятельности // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2013. N 2. С. 14 — 19.

Юридическое познание, например, в юрисдикционном процессе в самом общем виде мы определяем как неразрывное единство мыслительной и практической деятельности субъекта при выполнении им своих полномочий, осуществляемой в порядке, установленном правовыми нормами, и направленной на формирование знания о произошедшем социальном событии и на определение его юридической характеристики. Познание явления, раскрытие его природы, главных, глубинных существенных свойств, а также различных связей и отношений между его субстанциональными и институциональными элементами — это и есть процесс раскрытия его внутренних и внешних специфических закономерностей генезиса и функционирования <6>. ——————————— <6> См.: Романчук И. С. Закономерности возникновения, развития и осуществления государственной власти и властеотношений // Вестник Томского государственного университета. 2012. N 3. С. 210 — 215.

Правовую закономерность определяют как последовательную, стойкую, доминирующую тенденцию в развитии права, выражающую глубинные, существенные свойства и стороны правовых явлений, реализующуюся как однотипную реакцию явления на внешние условия, как устойчивую модель отношений между субъектами или институтами <7>. Сложность содержания и структуры понятия «процессуальное познание» влечет необходимость рассмотрения действия его закономерностей в различных плоскостях. ——————————— <7> См.: Ветютнев Ю. Ю. Государственно-правовые закономерности: Вопросы теории и методологии: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2004. С. 26.

Закономерностям возникновения, развития и функционирования процессуального познания присущи все признаки родового понятия, но вместе с тем они имеют свою специфику. «В любой системе следует различать законы, которым она подчиняется, и законы, которые определяют ее внутреннюю сущность, ее специфику и отличие от других систем и уровней материи» <8>. В сфере процессуального познания можно выделить три уровня закономерностей: а) познания, б) юридического познания, в) процессуального познания. ——————————— <8> Овчинников С. Н. Закономерности развития и функционирования права: Дис. … канд. юрид. наук. Л., 1987. С. 80.

В то же время юридическое познание одновременно подчинено законам познания, логическим законам мышления и законам, устанавливаемым государством. Закономерности юридического познания отражаются в трех основных формах. Во-первых, в виде правовых понятий и категорий, отражающих наиболее существенные, закономерные связи и отношения в сфере юридического познания. Во-вторых, в виде классификаций, при помощи которых на основе сходства и различий раскрываются структура и объем юридического познания. В-третьих, закономерности развития и функционирования юридического познания отражаются в виде констатирующих суждений о связи материальных, правовых и социальных явлений между собой в динамике <9>. ——————————— <9> См.: Ветютнев Ю. Ю. Государственно-правовые закономерности (Введение в теорию). Элиста, 2006. С. 116 — 117.

Сложноструктурный характер процессуального познания проявляется в различных по содержанию понятийных категориях, разработка которых предполагает как дифференцированный, так и интеграционный подход на основе использования комплексных данных философии и права, что позволяет констатировать дуализм процессуального познания: во-первых, как познания, основанного на философских положениях теории права; во-вторых, как познания на основе теории процессуального права <10>. ——————————— <10> См.: Цихоцкий А. В. Методология науки гражданского процесса // Теоретические и прикладные проблемы реформы гражданской юрисдикции. Екатеринбург, 1998. С. 10.

Общие закономерности процессуального познания заключаются в том, что внутренняя тенденция его развития проявляется в процессе своего исторического развития. Процессуальное право развивается в соответствии с законами диалектики: афинскую и новгородскую демократии — как процессуальные способы принятия решений — сменили средневековые монархии и самодержавие, на смену которым в определенное время вновь пришла демократия как спиральный виток этой «новой» процессуальной формы. Состязательность римского права поменялась на следственность права средневекового, а затем вновь на «новую» состязательность в рамках «буржуазного» судебного процесса. Представляется интересной разработка таких проблем процессуального права, как, например, влияние правовых традиций на создание процессуальных форм <11>. Историческое развитие зиждется на материальных и духовных основаниях, унаследованных от предшествующих поколений, и определяется конкретными обстоятельствами. В новой правовой системе всегда присутствуют элементы старой и зачатки новой системы <12>. Поскольку закономерности имеют объективный характер, в ходе инволюционного развития они приобретают реальные очертания в виде особенностей, конкретных институтов процессуального познания. ——————————— <11> См.: Павлушина А. А. Указ. соч. С. 85 — 86. <12> См.: Левакин И. В. Актуальные проблемы государства и права. URL: http://vphil. ru/index. php? option= com_content&task;=view&id;=677&Itemid;=52.

Эвристическая функция общетеоретического юридического познания реализуется и в историческом процессе развития закономерностей теоретического мышления, ориентированного на последовательное развитие его стиля и воспроизводство качественно нового практического знания. Эволюция стиля юридического мышления в гносеологическом аспекте рассмотрения неоднозначна, поскольку сам он создает со временем условные препятствия процессу познания и по этой причине подчас не способен выполнять эвристические функции. В историко-философском плане можно говорить о закономерности органической взаимосвязанности и взаимообусловленности понятийных категорий юридического познания и стиля юридического мышления в силу присущей им внутренней противоречивости, выступающей как источник и теоретико-методологическая основа создания принципиально новых понятий и смены стилей юридического мышления <13>. ——————————— <13> См.: Боруленков Ю. П. Методология юридического познания // Юридическая наука и правоохранительная практика // Научно-практический журнал. Тюменский ИПК МВД России. 2013. N 1 (23). С. 13 — 19.

История юридической науки свидетельствует, что теория процессуального познания, а равно и отдельные ее направления развиваются неравномерно, и наиболее интенсивно это происходит именно в тех отраслях права, где противоречия между стилем юридического мышления и теоретическим юридическим знанием достигают «критической точки», а затем разрешаются путем гносеологической интерпретации общетеоретических понятий и создания теоретико-методологических основ частных юридических теорий. В настоящее время идет переосмысление парадигмы «теория познания как теория отражения», возникла необходимость осознания несводимости познавательной деятельности к отражательным процедурам, потребность разработки таких представлений о чувственном познании, которые учитывают единство образного и знакового, отражательного и интерпретирующего моментов <14>. Выдвижение на передний план субъектных характеристик познания в постнеклассической науке приводит к изменению понимания многих эпистемологических проблем, в том числе и релятивизма. ——————————— <14> См.: Боруленков Ю. П. Об информационно-интерпретационной сущности юридического познания // Российский следователь. 2013. N 7, 8.

Будучи включенным в процесс эволюционирования общества как его часть, сам субъект меняется и не может абсолютно отрешиться от всей совокупности общественных отношений, сформировавших его идеологию. Кроме того, с одной стороны, новые поколения людей обладают иными, зачастую гораздо более совершенными возможностями юридического познания, чем предыдущие, с другой стороны, эти возможности получают исследователи с иным менталитетом, предполагающим иные оценки и суждения <15>. ——————————— <15> См.: Карякин Ю. В. Объект и предмет науки // Философия образования. 2008. N 1 (22). С. 29 — 31.

Следует отметить, в каждую культурно-историческую эпоху есть свои стандарты законности процессуального познания, обоснованности и мотивированности решения компетентного органа, коренящиеся в когнитивной структуре, определяющей его убеждение в истинности, справедливости полученного знания <16>. Не следует оставлять без внимания и национальные традиции формирования процессуального познания. ——————————— <16> См.: Александров А. С. Духless русского уголовно-процессуального права. URL: http://iuaj. net/book/ export/html/161.

Действие закономерностей процессуального познания неразрывно связано с таким явлением, как случайность. В правовой жизни нет абсолютно упорядоченных и абсолютно хаотичных областей, нет абсолютно детерминированных и абсолютно стихийных процессов или явлений: эти начала всегда взаимодействуют, сочетаются в той или иной пропорции. На всех юридических понятиях лежит отпечаток определенной идеологии, т. е. системы ценностей, которыми проникнут данный тип права. Правовые закономерности являются важным фактором практической деятельности в юридической сфере, которая зависит от системы ценностей, положенной в основу правовой политики государства. Юридическое познание идеологизировано как в постановке целей, так и в познавательных средствах. Деятельность субъекта носит прагматический характер и обусловливается не просто сочетанием внешних обстоятельств, но и своеобразием целей и задач, вытекающих из закрепленного законом общего назначения судопроизводства. Закономерности реализуются благодаря наличию типичных социальных интересов, в соответствии с которыми субъекты правовой жизни ведут себя при схожих обстоятельствах сходным образом. Свободные поступки индивидов и групп в правовой сфере — это и есть поступки, закономерные с правовой точки зрения, именно потому, что свобода личности является для современной правовой жизни закономерным атрибутом <17>. ——————————— <17> См.: Ветютнев Ю. Ю. Государственно-правовые закономерности. С. 6 — 8.

Именно для процессуального познания характерны закономерности: а) возникновения, существования и исчезновения, целостного движения юридически значимой информации о событии (предмета процессуального познания); б) работы с доказательственной информацией при формировании процессуальных доказательств; в) решения задач судопроизводства специальными средствами, приемами и методами; г) работы с идеальными сущностями и виртуальными реальностями. Процессуальное познание связано с семантическим и прагматическим аспектами информации, что обусловлено тем, что для познания по юридическому делу абсолютное значение имеет деятельность субъекта, который собирает данные о предмете доказывания, строит версии, исследует и оценивает сведения, формирует знание. Информация является средством, при помощи которого субъект ретроспективного познания устанавливает факт <18>. ——————————— <18> См.: Бурданова В. С. Поиски истины в уголовном процессе. СПб., 2003. С. 10 — 14.

Многомерность структуры юридического познания предопределяет многоуровневость и разноплановость обстоятельств, влияющих на его результат. К закономерностям процессуального познания мы относим влияние негативных факторов — любых объективных и субъективных, внешних и системных обстоятельств, влияющих на отклонения от идеальных условий и возможностей субъекта а) познавать объективную реальность и юридическую материю; б) выполнять процессуальные функции в соответствии с целями и задачами юридического процесса <19>. ——————————— <19> См.: Боруленков Ю. П. О факторах, негативно влияющих на результаты юридического познания // Библиотека криминалиста. 2013. N 2 (7). С. 316 — 325.

Соответственно в процессуальном познании работает следующая закономерность — соотношение объективного и субъективного в деятельности субъекта зависит от метода познания, который он применяет. Процессуальное познание производится при помощи таких форм мыслительной деятельности, как умозаключение, доказательство и опровержение, которые взаимодействуют с такими понятиями, как рассуждение, поиск ответов и объяснение <20>. ——————————— <20> См.: Францифоров Ю. В. Противоречия уголовного процесса. М., 2006. С. 16.

Сложности процессуального познания в определенной мере связаны с тем, что оно является опосредованным познанием и происходит в режиме строгого нормативного регулирования, предусматривающего наличие особого процессуального режима и процессуальной формы, ограниченным кругом средств и способов осуществления, что, безусловно, можно отнести к закономерностям. По сути, установление процессуальных правил в процессуальном познании есть форма самоограничения государства, которое исходит из существующих на момент установления правил приоритета социальных ценностей. Отсюда можно выявить следующую закономерность — ограничение средств процессуального познания зависит от социальных ценностей, культивируемых в конкретное время. Технологическим элементом процессуального познания является процессуальное доказательство <21>, которое, по сути, представляет собой отдельный информационный компонент. Совокупность доказательств можно назвать интегрированной базой знаний, в которой производится выборка решения задачи как интегрированный спектр аналитического процесса <22>. ——————————— <21> См.: Боруленков Ю. П. Доказательство как технологический элемент юридического познания // Российский следователь. 2013. N 4. С. 2 — 6. <22> См.: Боруленков Ю. П. Решение публичного субъекта юридического познания как интегрированный правовой продукт // Российский следователь. 2013. N 16. С. 7 — 10.

Отметим, что процессуальному познанию свойственно многократное отражение — событие, отражаясь в окружающем мире, оставляет в нем различные материальные и идеальные следы-последствия, которые воспринимаются субъектом, отражаясь в его сознании и объективируясь в материалах юридического дела, становятся процессуальными доказательствами, которые используются сторонами как средство убеждения публичного субъекта процессуального познания. Многоуровневость и цикличность также следует отнести к закономерностям процессуального познания. При этом следует учитывать, что вся существующая система иерархии публичных субъектов познания, коллегиальность в рассмотрении дел — все это призвано максимально использовать субъективный критерий. Увеличение числа субъектов повышает эффективность субъективного критерия, придает ему объективный характер. Как справедливо замечено А. И. Трусовым, «в обществе неуверенность индивидуального познания преодолевается общественным, коллективным познанием» <23>. ——————————— <23> Трусов А. И. Судебное доказывание в свете идей кибернетики // Вопросы кибернетики и право. 1967. С. 33.

Представляется плодотворным для понимания закономерностей процессуального познания применить современные представления о бытии идеальных сущностей и виртуальной реальности, к которым, по нашему мнению, следует отнести правовые понятия и пространственно-временные образы. Кроме наблюдения факта и способности умозаключать, для процессуального познания требуется и переход дальше, пока не будет создана цепь умозаключений, которая доходит до фактов, весьма отдаленных от нашего непосредственного наблюдения <24>. Пространственно-временные образы выступают в качестве системообразующего фактора, определяющего особенности функционирования системы процессуального познания — гносеологического феномена, динамической полифункциональной структуры, состоящей из целостного единства компонентов и всесторонних связей, создающих и реализующих его функционирование. Отнесенность компонентов к структуре определяется их участием в достижении цели — создания юридического факта как целостного образа <25>. ——————————— <24> См.: Александров А. С., Фролов С. А. Относимость уголовно-процессуальных доказательств: Монография. Н. Новгород, 2011. С. 17 — 18. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Статья Ю. П. Боруленков «Юридический факт как образ обстоятельства реальной действительности» включена в информационный банк согласно публикации — «Юридический мир», 2013, N 10. —————————————————————— <25> См.: Боруленков Ю. П. Юридический факт как образ обстоятельства реальной действительности // Бизнес в законе. 2013. N 1. С. 122 — 127.

Отдельную группу составляют закономерности, связанные с особенностями как собственно ПП, которое нельзя рассматривать в целом как сквозной процесс накопления знаний некоего единого виртуального субъекта, осуществляющего познание в рамках юридического процесса от начальной и до конечной стадии, так и доказывания, которое мы определяем как деятельность по обоснованию сторонами утверждений. Каждый из субъектов осуществляет познание в рамках своих специфических функций и полномочий <26>. ——————————— <26> См.: Боруленков Ю. П. Теоретические основы процессуального познания. Владимир, 2006. С. 16.

Субъекты процессуального познания — не любые желающие получить знания по юридическому делу люди, а компетентный орган, лица, участвующие в деле, независимый правовой характер деятельности которых определяется законом или договором. Все субъекты при определении правовой позиции используют свое понимание, свой разум и совесть. В убеждении компетентного органа (публичного субъекта процессуального познания) всегда имеется субъективный элемент, формирующийся на личном отношении этих лиц к исследуемому событию, на их жизненном и профессиональном опыте, с учетом их психологических данных. Субъективная компонента формирования юридического факта является не только истолкованием полученных и проинтерпретированных эмпирических данных в пределах существующей процессуальной парадигмы, но и содержит отсылку к более глубинным априорным гносеологическим положениям, определяющим как возможность такого истолкования, так и правила отбора, получения и инвариантного обобщения эмпирического материала. Включенность субъекта в структуру процессуального познания позволяет его отнести к социально-гуманитарному познанию <27>, где закономерности особенно «тонки» и многообразны <28>. ——————————— <27> Подробнее о структуре юридического познания см.: Боруленков Ю. П. Технологическая структура юридического познания как композиционного элемента правовой системы общества // Юридическая наука и правоохранительная практика. 2013. N 3 (25). С. 11 — 20. <28> См.: Ветютнев Ю. Ю. Государственно-правовые закономерности. С. 6.

В самом широком смысле предмет социально-гуманитарного познания — социальная реальность, которая (в отличие от реальности природной) не существует вне человеческой деятельности: она производится и воспроизводится последней. В предмет социального познания постоянно включен субъект — человек, что придает этому предмету исключительную сложность, поскольку здесь тесно переплетаются и взаимодействуют материальное и идеальное <29>. ——————————— <29> См.: Бахтин М. М. Автор и герой: К философским основам гуманитарных наук. СПб., 2000. С. 227 — 228, 304; Лекторский В. А. Возможна ли интеграция естественных наук и наук о человеке? // Вопросы философии. 2004. N 3. С. 48.

Влияние социально-психологических факторов на юридическое познание следует признать закономерным и неизбежным. Система социально-психологических воздействий на уровне индивидуального субъекта юридического познания включает в себя влияние ощущения и восприятия, мышления и речи, неявного, скрытого знания, эмоциональной сферы, мотивов, установок, бессознательных тенденций и переноса идей из других социально-культурных контекстов. Внутригрупповые отношения, отношения между конкурирующими и сотрудничающими группами субъектов — все это может существенно влиять на формирование результатов процессуального познания через приверженность парадигме или определенным стилям мышления, а также при восприятии нового знания. Роль социально-психологических факторов на уровне группового субъекта познания еще больше усиливается, так как стиль мышления или общее видение начинают довлеть над индивидуальным человеком и навязывают ему свои «правила игры». Юридическое познание является чувственно-рациональным и зависит от нравственного эталона познания, здравого смысла субъекта, глубины познания обстоятельств дела, правовой культуры и правопонимания, от общественно-политической идеологии, от господствующих в обществе ценностей и философской картины мира <30>. Субъект процессуального познания приобретает необходимые знания и, руководствуясь мировоззрением, профессиональным и житейским опытом, проверяет правильность своих умозаключений, осуществляет необходимую гибкую интерпретацию установленных обстоятельств дела и правовых норм. ——————————— <30> См.: Гаврицкий А. В. Судейское познание: теоретико-правовые аспекты: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2007. С. 6, 8.

Процессуальное познание имеет нарративную <31> природу, и для него, несомненно, существуют свои специфические когнитивные структуры в их соотношении с языком, психологией и телесностью субъекта <32>. ——————————— <31> Нарратив (англ. и фр. narrative — рассказ, повествование) — понятие философии постмодерна. Термин возникает в рамках концепции «нарративной истории», трактующей смысл исторического события в контексте рассказа о событии, и имманентно связан с интерпретацией. Нарративная практика признает существование множества различных описаний действительности и отказывается признавать претензии любого из этих описаний на универсальную истинность. <32> См.: Александров А. С. Новая теория доказательств. URL: http://iuaj. net/book/export/html/406; Боруленков Ю. П. Дискурс как метод юридического познания и доказывания // Мировой судья. 2013. N 11, 12.

Субъективный фактор не присоединяется к механизму действия правовых закономерностей в качестве внешнего дополнения, а является неотъемлемой и центральной его составной частью. Действие правовых закономерностей не в последнюю очередь основано на человеческих потребностях и интересах, побуждающих людей вести себя в данных условиях определенным образом. Речь идет не о выгодности самих закономерностей, а о том, что поведение отдельных субъектов правовой жизни, каждый из которых преследует собственные цели, слагается в некий суммарный эффект, не планируемый никем из них и в силу этого носящий характер объективной правовой закономерности <33>. ——————————— <33> См.: Ветютнев Ю. Ю. Государственно-правовые закономерности. С. 7.

Современная теория юридического познания нуждается в такой категории субъекта, когда он понимается в своей целостности, содержащей не только когнитивные, логико-гносеологические, но и экзистенциальные, культурно-исторические и социальные качества, участвующие в познании. Иными словами, эмпирический человек, полностью замененный «частичным» гносеологическим субъектом в традиционной теории познания, должен быть возвращен в современное учение о юридическом познании. Это особенно значимо для развития современного социально-гуманитарного юридического познания, где категория субъекта включает не только рациональные, логико-гносеологические, но и экзистенциально-антрополого-нравственные, социокультурные моменты. «Не стремиться решить проблему истинности, достоверности, исключая эмпирического субъекта, — пишет Л. А. Микешина, — но искать способы преодоления его несовершенства, заблуждений и предрассудков, разрабатывая для этого правила для ума и правила метода, стремиться обыденное сознание поднять до уровня научного. В основу истинности как достоверности закладывается принципиальный тезис — во всей системе рассуждений присутствует человек с его чувствами, разумом, волей, сомнениями, предрассудками и моралью» <34>. ——————————— <34> Микешина Л. А. Философия познания. Проблемы эпистемологии гуманитарного знания. 2-е изд., доп. М., 2009. С. 22, 33, 45, 137, 526, 531.

На новом, постнеклассическом этапе развития научного знания, признавая влияние самого субъекта на элементы структуры юридического познания, не следует роль социально-психологических факторов оценивать только как негативную. Выдвижение на передний план субъектных характеристик познания приводит к изменению понимания многих эпистемологических проблем, в том числе и релятивизма <35>. Общность предметного мира, некоторых предпосылок и традиций, даже при различных стандартах, позволяет вести диалог, использовать систему аргументации, отличить истинное знание от неистинного, тем самым расширяя поле определенности, строгости и доказательности рассуждений, т. е. сферы достоверного и рационального <36>. ——————————— <35> Релятивизм (лат. относительный) — идеалистическое учение об относительности, условности и субъективности человеческого познания. Признавая относительность знаний, релятивизм отрицает объективность познания, считает, что в наших знаниях не отражается объективный мир. См.: Философский словарь / Под ред. И. Т. Фролова. 4-е изд. М., 1981. С. 445. <36> См.: Микешина Л. А. Указ. соч. С. 382 — 383.

В качестве результата какой-либо деятельности принято рассматривать объективно достигнутое состояние в реализации намеченных целей этой деятельности, характеризующееся определенными изменениями в объекте (предмете) деятельности, применяемых средствах и т. д. Предполагаемый конечный результат обусловлен правовыми целями процессуального познания, и в этом смысле он запрограммирован процессуальным законом. Принятие решения по юридическому делу является необходимым, чем бы ни завершилось процессуальное познание, а его результаты должны соответствовать одной из процессуальных форм окончания. К закономерностям процессуального познания мы относим и гносеологический парадокс — стремление к установлению объективной истины, с одной стороны, и очевидно вероятные знания как результат деятельности — с другой <37>. ——————————— <37> См.: Боруленков Ю. П. Истина в состязательном юридическом познании // Теория уголовного процесса: состязательность: Монография: В 2 ч. / Под ред. д-ра юрид. наук Н. А. Колоколова. М., 2013. Часть. 2. С. 202 — 227.

Целенаправленное воздействи е на оптимизацию структуры прикладного юридического познания становится особенно актуально в настоящий период, когда оно понимается не как абстрактное познание, а как интеллектуальный инструмент, ориентированный на коррекцию общественных отношений. Выявление закономерностей даст возможность объяснить избирательность поведения субъекта юридического познания и его детерминацию системным единством, которое порождается при взаимодействии субъекта с объектом.

Литература

1. Александров А. С. Новая теория доказательств. URL: http://iuaj. net/book/export/html/406. 2. Александров А. С. Духless русского уголовно-процессуального права. URL: http://iuaj. net/book/export/html/161. 3. Александров А. С., Фролов С. А. Относимость уголовно-процессуальных доказательств: Монография. Н. Новгород, 2011. 4. Бахтин М. М. Автор и герой: к философским основам гуманитарных наук. СПб., 2000. 5. Боруленков Ю. П. Теоретические основы процессуального познания. Владимир, 2006. 6. Боруленков Ю. П. Юридическое познание как фундаментальная категория правоведения // Юридический мир. 2009. N 12 (156). С. 52 — 56. 7. Боруленков Ю. П. Юридическое познание в процессуальной, оперативно-розыскной и частной детективной деятельности. Владимир, 2009. 8. Боруленков Ю. П. О концепте «юридическое познание» // Проблемы в российском законодательстве. 2012. N 5. С. 188 — 192. 9. Боруленков Ю. П. Дискурс как метод юридического познания и доказывания // Мировой судья. 2013. N 11, 12. 10. Боруленков Ю. П. Принципы оперативно-розыскной деятельности как методологическая основа специфической юридической деятельности // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2013. N 2. С. 14 — 19. 11. Боруленков Ю. П. Методология юридического познания // Юридическая наука и правоохранительная практика. 2013. N 1 (23). С. 13 — 19. 12. Боруленков Ю. П. Об информационно-интерпретационной сущности юридического познания // Российский следователь. 2013. N 7, 8. 13. Боруленков Ю. П. О факторах, негативно влияющих на результаты юридического познания // Библиотека криминалиста. 2013. N 2 (7). С. 316 — 325. 14. Боруленков Ю. П. Доказательство как технологический элемент юридического познания // Российский следователь. 2013. N 4. С. 2 — 6. 15. Боруленков Ю. П. Решение публичного субъекта юридического познания как интегрированный правовой продукт // Российский следователь. 2013. N 16. С. 7 — 10. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Статья Ю. П. Боруленков «Юридический факт как образ обстоятельства реальной действительности» включена в информационный банк согласно публикации — «Юридический мир», 2013, N 10. —————————————————————— 16. Боруленков Ю. П. Юридический факт как образ обстоятельства реальной действительности // Бизнес в законе. 2013. N 1. С. 122 — 127. 17. Боруленков Ю. П. Технологическая структура юридического познания как композиционного элемента правовой системы общества // Юридическая наука и правоохранительная практика. 2013. N 3 (25). С. 11 — 20. 18. Боруленков Ю. П. Истина в состязательном юридическом познании // Теория уголовного процесса: состязательность: Монография: В 2 ч. / Под ред. д-ра юрид. наук Н. А. Колоколова. М., 2013. Часть. 2. С. 202 — 227. 19. Бурданова В. С. Поиски истины в уголовном процессе. СПб., 2003. 20. Ветютнев Ю. Ю. Государственно-правовые закономерности: вопросы теории и методологии: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2004. 21. Ветютнев Ю. Ю. Государственно-правовые закономерности (Введение в теорию). Элиста, 2006. 22. Гаврицкий А. В. Судейское познание: теоретико-правовые аспекты: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2007. 23. Головкин Р. Б. Морально-правовое регулирование частной жизни в современной России: Монография / Под общ. ред. д-ра юрид. наук, проф. В. М. Баранова. Владимир, 2004. 24. Карташов В. Н. Теория правовой системы общества: Учеб. пособие: В 2 т. Ярославль, 2005. Т. 1. 25. Карякин Ю. В. Объект и предмет науки // Философия образования. 2008. N 1 (22). С. 29 — 31. 26. Левакин И. В. Актуальные проблемы государства и права. URL: http://vphil. ru/index. php? option=com_content&task;=view&id;=677&Itemid;=52. 27. Лекторский В. А. Возможна ли интеграция естественных наук и наук о человеке? // Вопросы философии. 2004. N 3. С. 48. 28. Микешина Л. А. Философия познания. Проблемы эпистемологии гуманитарного знания. 2-е изд., доп. М., 2009. 29. Овчинников С. Н. Закономерности развития и функционирования права: Дис. … канд. юрид. наук. Л., 1987. 30. Павлушина А. А. Теория юридического процесса: итоги, проблемы, перспективы развития / Под ред. В. М. Ведяхина. Самара, 2005. 31. Романчук И. С. Закономерности возникновения, развития и осуществления государственной власти и властеотношений // Вестник Томского государственного университета. 2012. N 3. С. 210 — 215. 32. Трусов А. И. Судебное доказывание в свете идей кибернетики // Вопросы кибернетики и право. М., 1967. С. 33. 33. Францифоров Ю. В. Противоречия уголовного процесса. М., 2006. 34. Цихоцкий А. В. Методология науки гражданского процесса // Теоретические и прикладные проблемы реформы гражданской юрисдикции. Екатеринбург, 1998.

——————————————————————

Название документа