Понятие и роль норм права в механизме правового регулирования

(Колесникова Т. Н.) ("Государственная власть и местное самоуправление", 2013, N 4) Текст документа

ПОНЯТИЕ И РОЛЬ НОРМ ПРАВА В МЕХАНИЗМЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ <*>

Т. Н. КОЛЕСНИКОВА

-------------------------------- <*> Kolesnikova T. N. Concept and role of legal norms in the mechanism of legal regulation.

Колесникова Татьяна Николаевна, федеральный судья, доцент Российской академии правосудия, кандидат юридических наук.

В статье рассматриваются юридические комплексы, определяющие эффективность или неэффективность применения норм права.

Ключевые слова: право, юридическая норма, общественные отношения, социальная норма, концепция, субъект.

The article considers juridical complexes determining efficiency or lack of efficiency of legal norms application.

Key words: law, juridical norm, public relations, social norms, conception, subject.

Сущность любого вида нормы права имеет определенную двойственность, так как, с одной стороны, она объективна (элемент процесса регулирования и охраны общественных отношений), а с другой - являясь продуктом правотворческой деятельности государства, правовые нормы имеют субъективный характер. По словам Н. Г. Александрова, в каждой юридической норме можно различать два элемента: "...во-первых, элемент, воспроизводящий известные отношения, существующие или могущие существовать в объективной действительности. Во-вторых, элемент, воздействующий на отражаемые общественные отношения" <1>. В системе действия права оба элемента должны иметь не только логический смысл, но и ценностное значение, т. е. если субъективная интерпретация правового текста идентифицируется с социально значимыми ценностями, то она обретает объективный характер. -------------------------------- <1> Александров Н. Г. Сущность права. М., 1950. С. 11.

Правовые действия, обретая обоснованность и объективность, становятся нормальными. В литературе отмечается несколько смыслов употребления термина "норма". Возможно как среднее статистическое значение в каком-либо процессе, как естественное состояние объекта, как определенная мера - единство качества и количества. Г. В. Мальцев по этому поводу пишет: "Норма есть наиболее совершенный (хотя не идеальный) инструмент регулирования, она представляет высшую организацию социального контроля. Норма появляется там, где все другие социальные регуляторы - интересы, цели, ценности и др. - действуют ненадежно или вообще не могут работать" <2>. -------------------------------- <2> Мальцев Г. В. Развитие права: к единению с разумом и наукой. М., 2005. С. 19.

По словам же Л. И. Спиридонова, "норма - это феномен, присущий не только обществу, но и природе, и потому обозначающее ее понятие входит не только в социальные науки, но и в естественные. Нормативность присуща всему миру" <3>. Принципиальность такого заключения ведет к тому, что надо поставить знак равенства между законами природы и социальными нормами. Однако суть того, что основанием нормы является правило, не позволяет нам сделать этого. Ведь нельзя утверждать, что существует правило замерзания воды, выпадения дождя или снега и т. п. По этому поводу А. В. Поляков отмечает: "...коренное отличие "закона" от "правила" заключается в том, что "закон" подчиняется казуальности, отражает причинно-следственные отношения, и поэтому он такой, какой есть. Он постоянен и неизменен, и его невозможно нарушить. Совсем иную природу имеет "правило". Оно текстуально устанавливается для того, чтобы его выполняли, и всегда рассчитано на субъекта, способного сознательно этому правилу следовать" <4>. Отсюда вытекает один из важных признаков нормы. Она отражает не факт существования, а факт долженствования, т. е. норма - это правило должного поведения. В природе, вне человеческого общества его нет. -------------------------------- <3> См.: Спиридонов Л. И. Теория государства и права: Курс лекций. СПб., 1995. С. 88 - 89. <4> Поляков А. В. Общая теория права: проблемы интерпретации в контексте коммуникативного подхода: Курс лекций. СПб.: Издательский дом С.-Петербургского гос. ун-та, 2004. С. 695.

Социальные нормы, так же как и выраженное ими долженствование, являются результатом деятельности человека, всегда представляются как функциональные целостности, включающие не только осмысленные и признанные правила поведения, но и социальную практику по их реализации. Они отражают типичные и социально значимые образцы поведения и объективизируются в самых различных текстах <5>. Правовые нормы не являются исключением. Они имеют как общие социальные, так и специфические правовые признаки. -------------------------------- <5> Там же. С. 698.

Правовая норма представляет собой общезначимое и общеобязательное правило поведения, имеющее предоставительно-обязывающий характер. Правоприменительная практика показала активный характер норм права в нынешнем переходном периоде российской государственности. Между тем этот факт до сих пор не нашел соответственного отражения в юридической науке. Так, общепринятое определение права как системы юридических норм выделяет лишь его институциональную функцию по нормативному упорядочиванию общественных отношений. Осмысление правовой нормы как абстрактной модели общественных отношений <6> оставляет в тени нормативно-деятельностную природу. Право есть не просто формальная система, социальный институт, а живой, действующий организм, активный социальный фактор целесообразного изменения и стабилизации общественных отношений. -------------------------------- <6> Лейст О. Э. Сущность права. Проблемы теории и философии права. М.: ИКД "Зерцало", 2002. С. 52.

Занимаясь исследованием понятия юридической нормы, С. С. Студеникин указывал, что правовая норма есть явление идеологического порядка, результат сложного волевого действия, такое решение, которое отражает реальные общественные отношения и представляет собой наиболее целесообразное правило, средство активного воздействия на данные отношения. На основе этих положений им было дано следующее определение юридической нормы: "Это общего характера обязательное правило поведения в определенных условиях, установленное государством и выраженное в законе или ином акте государственного органа для регулирования тех или иных видов общественных отношений в интересах охраны, развития и укрепления общественных отношений, соблюдение которого (правила поведения) обеспечивается организацией, убеждением и воспитанием его исполнителей, а в отношении нарушителей и принудительной силой государства" <7>. -------------------------------- <7> Студеникин С. С. Административно-правовая норма и ее применение: Дис. ... д. ю.н. М., 1949. С. 90 - 91.

По мнению большинства ученых, наиболее существенным признаком правовой нормы является ее общеобязательный характер как правила поведения, рассчитанного на неоднократное применение. Сущность правовой нормы как общего правила поведения состоит в том, что оно относится к виду или категории общественных отношений, а не к одному или нескольким единичным отношениям <8>. Нормы известных нам отраслей права отражают то общее, что свойственно всем нормам права, и то особенное, что характеризует конкретную отрасль права. -------------------------------- <8> См.: Александров Н. Г. Юридическая норма и правоотношение. М., 1947; Мицкевич А. В. Юридическая природа актов правотворчества высших органов государственной власти и управления СССР: Автореф. дис. ... д. ю.н. М., 1967. С. 11 - 12.

Широкий спектр общественных отношений, охваченных правовым регулированием, дает самые различные основания для классификации правовых норм. Основными критериями видового разнообразия служат: 1) способ правового регулирования (нормы-задачи, нормы-принципы, нормы-дефиниции, нормы учредительные, нормы общекомпетенционные, нормы-задания, нормы-указания, нормы-поручения, нормы-стимулы, нормы договорные, нормы-запреты, нормы-санкции, нормы-рекомендации, нормы-стандарты и нормативы) <9>; -------------------------------- <9> Перечень принадлежит авторству Ю. Л. Тихомирова.

2) форма предписания (императивные и диспозитивные); 3) адресат, положение которого регламентируется (нормы, определяющие правовое положение граждан России, иностранцев, лиц без гражданства, государственных органов власти, государственных и негосударственных учреждений и организаций); 4) масштаб применения (общефедеральные, региональные, территориальные, местные и локальные); 5) действие во времени (срочные и бессрочные); 6) наличие элементов структуры (полные и неполные); 7) характерные функции (регулятивные и охранительные). Кроме вышеперечисленного, внутриотраслевое деление позволяет выделить материальные правовые нормы и процессуальные нормы. Сегодня можно с полной уверенностью сказать, что в научных взглядах преодолен односторонний подход, согласно которому правоприменение рассматривалось лишь как материально-правовое явление. "Любая правоприменительная деятельность в сфере регулятивных или охранительных отношений - сложное материально-процессуальное образование, базирующееся на взаимодействии материальных и процессуальных норм" <10>. -------------------------------- <10> Галаган И. А., Василенко А. В. Проблемы теории правоприменения по советскому законодательству // Правоведение. 1986. N 2. С. 57.

Материальные правовые отношения определяют содержание правового регулирования конкретных отношений. Это те нормы, которые подлежат реализации в соответствии с определенным процессуальным порядком. Например, повседневное разрешение индивидуально-конкретных дел, связанных с изданием нормативных и индивидуальных актов, приемом на службу, увольнением, рассмотрением жалоб и т. д. В свою очередь, процессуальные нормы являются организационно-процедурной базой регулирования юридически значимой правоприменительной деятельности компетентных органов и их должностных лиц по реализации материально-правовых норм. Этот вид норм призван всесторонне регламентировать: а) задачи и принципы правоприменительного производства; б) процессуальное положение сторон в производстве, функции и задачи их процедурной деятельности; в) подведомственность ведения и рассмотрения дел; г) меры процессуального обеспечения правоприменительного производства; д) постадийное развитие разрешения дела и применение материальных правовых норм; е) обеспечение процессуальных гарантий участников правоприменительной деятельности. Другими словами, назначение процессуальных норм в обслуживании организационно-процедурной стороны механизма правового регулирования и опосредовании динамичного осуществления его материально-правовой сущности. При этом надо заметить, что в правоприменительной практике соотношение материальных и процессуальных норм не всегда оптимально. Иногда неоправданно скрупулезная процессуальная регламентация сдерживает позитивный процесс правоприменения, а иногда отсутствие процедурных правил может привести к ничем не ограниченному усмотрению правоприменителя. Специальный теоретический анализ применения норм права в юридической литературе встречается довольно редко и в основном свидетельствует о принципиально различном подходе к пониманию сущности применения правовых норм. В частности, отсутствует единый взгляд по вопросу содержания и набору юридических средств в механизме правового регулирования. При этом не всегда должным образом учитывается безусловное влияние на порядок применения норм права различных детерминирующих факторов. Формально-юридический подход к изучению правового регулирования позволяет глубже познать его логическую стройность и непротиворечивость, раскрыть наличие или отсутствие компонентов, делающих нормы права способными к реализации, а также свойственность системе вновь вводимых норм и отношений, продуктивность их взаимодействия. Предметом теоретического анализа общественных отношений в сфере действия норм права все чаще становится содержательный аспект правового регулирования <11>. -------------------------------- <11> См.: Маликов М. К. Гносеологические основы реализации права: Учебное пособие. Уфа: Башкирский университет, 1998; Мальцев Г. В. Понимание права: Подходы и проблемы. М., 1999; Алексеев С. С. Восхождение к праву. Поиски и решения. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Издательство "НОРМА", 2002; Сорокин В. Д. Правовое регулирование: предмет, метод, процесс // Правоведение. 2000. N 4; Лейст О. Э. Сущность права. Проблемы теории и философии права. М.: ИКД "Зерцало-М", 2002; Сыдорук И. И. Государственно-правовой механизм обеспечения правопорядка в Российской Федерации: Дис. ... д. ю.н. М., 2002.

На современном этапе исследования механизма правового регулирования в значительном объеме накоплен новый научный материал, а самое главное, назрела необходимость нового видения его содержания. На наш взгляд, трактовка в качестве объемного явления позволяет видеть в нем следующее: 1) средства правового регулирования выстроены линейно. Апеллируя к мнению С. С. Алексеева <12>, можно условно говорить об инструментальном, трехзвенном (нормы права, правовые отношения, акты применения норм права) срезе; -------------------------------- <12> См.: Алексеев С. С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. М.: Юрид. лит., 1966. С. 33; Он же. Восхождение к праву. Поиски и решения. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Издательство "НОРМА", 2002. С. 273.

2) опорным стержнем правового регулирования выступает триада правовых средств: запрет, предписание и дозволение. Это срез, который можно назвать юридическим. По мнению ряда ученых <13>, дозволение, предписание и запрет как первичные способы воздействия на общественное поведение через управомочивающие, обязывающие и запрещающие нормы права обретают юридическое содержание. -------------------------------- <13> См., напр.: Алексеев С. С. Общие дозволения и общие запреты в советском праве. М., 1989; Сырых В. М. Логические основания общей теории права: В 2 т. Т. 1: Элементарный состав. М.: Юридический дом "Юстицинформ", 2000.

Здесь же необходимо заметить, что юридической науке известна попытка системного анализа механизма правового регулирования, которую предпринял В. П. Казимирчук <14>. Его подход можно назвать не иначе как циклическим. Задавшись целью раскрыть суть трансформации правовых норм в поведение людей, он включает в содержание исследуемого механизма ряд элементов: доведение предписаний правовых норм до всеобщего сведения, постановка в законах и других нормативных актах социально полезной цели, поддержка правом полезных образцов поведения и социально-правовой контроль. -------------------------------- <14> Казимирчук В. П. Социальный механизм действия права // Советское государство и право. 1970. N 10. С. 37 - 44.

В юридической литературе достаточно широко используется такая правовая категория, как "механизм". Это может быть механизм государства, механизм государственного принуждения, механизм реализации норм права и т. д., которые на фоне развития современных, качественно новых общественных отношений претерпевают воздействие различных детерминирующих факторов. При этом, надо отметить, большое значение имеет структурно-функциональная форма детерминации механизма правового регулирования. Суть ее в том, что изменения в отдельных элементах (субъектах, средствах, приемах, действиях и т. п.) влекут соответственно изменения и в других ее элементах (например, в результате). Обращая на это внимание, С. С. Алексеев пишет: "Механизм правового регулирования охватывает комплекс фрагментов правовой действительности - правовых средств, находящихся в последовательной цепи, обеспечивающей в конечном итоге решение жизненных ситуаций на основе права" <15>. -------------------------------- <15> Алексеев С. С. Восхождение к праву. Поиски и решения. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Издательство "НОРМА", 2002. С. 265.

Последовательный анализ различных подходов на содержательную характеристику механизма правового регулирования позволяет заметить некоторую тенденцию изменения его названия. В частности, механизм правового регулирования общественных отношений, по мнению ряда ученых, правильнее определять как систему правового регулирования. Ю. Н. Старилов <16> и В. С. Четвериков <17> в своих научных работах считают, что целесообразнее говорить "система правового регулирования". В подтверждение мнения этих ученых высказываются аргументы о том, что для преодоления "техничности" терминологии целесообразнее говорить о системе. Система представляет собой (от греч. systema - "сочетание, организм, устройство, союз, строй, руководящий орган") "целое, составленное из частей, соединение, множество элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом, образующих определенную целостность, единство" <18>; "объединение некоторого разнообразия в единое и четко расчлененное целое, элементы которого по отношению к целому и другим частям занимают соответствующие им места" <19>; "определенный порядок в расположении и связи действий; форма организации чего-нибудь; нечто целое, представляющее собой единство закономерно расположенных и находящихся во взаимной связи частей; совокупность организаций, однородных по своим задачам, или учреждений, организационно объединенных в одно целое; то, что стало нормальным, обычным, регулярным" <20>. -------------------------------- <16> См.: Старилов Ю. Н. Курс общего административного права: В 3 т. Т. I: История. Наука. Предмет. Нормы. Субъекты. М.: Издательство "НОРМА" (Издательская группа "НОРМА-ИНФРА-М"), 2002. С. 397. <17> См.: Четвериков В. С. Административное право: Учебное пособие. М.: Новый юрист, 1998. С. 27. <18> Огурцов А. П. Системные исследования. Ежегодник. М., 1974. С. 155. <19> Советский энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1984; Большой энциклопедический словарь: философия, социология, религия, эзотермизм, политэкономия / Гл. науч. ред. и сост. С. Ю. Солодовников. Мн.: МФЦП, 2002. С. 741. <20> Толковый словарь русского языка / С. И. Ожегов и Н. Ю. Шведова. 4-е изд. М.: РАН, 1999. С. 719.

Современные представления о механизме правового регулирования естественно не остались неизменными. Однако методологически оправданно все же использовать термин "механизм правового регулирования". Предложенный в 1966 г. С. С. Алексеевым термин вошел в научный оборот, явившись очередной ступенью, опорным пунктом, через который теория права продвинулась к новым результатам познания. Системность, по нашему мнению, является лишь одной из характеристик механизма правового регулирования. Простая констатация наличия некоторого количества элементов еще не дает понятия системы. Система есть тогда, когда объединенные элементы, взаимодействуя между собой, придают системе новые качества и необходимое свойство целостности, отсутствующее в разрозненном состоянии. Всякая социальная система в нашем обществе находится в состоянии постоянного развития. Не является исключением система права, и механизм правового регулирования общественных отношений в частности. Его развитие и совершенствование обусловлено объективными потребностями общества и государства. Под механизмом правового регулирования принято понимать "взятую в единстве всю совокупность юридических средств, при помощи которых обеспечивается правовое воздействие на общественные отношения" <21>. Развитие всякого комплексного образования зависит от особенностей его структуры, от того, сколько и каких элементов оно объединяет. Комплекс элементов, формирующих механизм правового регулирования, к тому же обусловлен разницей существующих научных подходов. -------------------------------- <21> См., напр.: Явич Л. С. Проблемы правового регулирования советских общественных отношений. М., 1961. С. 26.

Для понимания сущности механизма правового регулирования важными являются следующие положения. Во-первых, в нем акцентируется внимание на разнообразии юридических средств, с помощью которых право оказывает регулирующее воздействие. Упорядочить общественные отношения посредством одного элемента механизма правового регулирования невозможно. Именно поэтому в определении необходимо указывать на "совокупность юридических средств". Во-вторых, данная совокупность обеспечивает правовое воздействие на общественные отношения в целом, что дает возможность использовать для этой цели все юридические средства, "взятые в единстве". Только такое единство сводит разнообразные юридические средства в системное образование - "механизм правового регулирования". Пока нельзя констатировать наличие стабильности в субъективной интерпретации такого термина, как "правовые средства". Сравнительное исследование позволяет заметить ряд особенностей в формировании содержательной стороны. Бесспорным является наличие в механизме правового регулирования таких традиционных элементов, как нормы права, правовые отношения и акты применения норм права. Сочетание остальных элементов, в основном связанных с результатом функционирования механизма, в юридической литературе выглядит по-разному. Некоторые считают, что обязательным звеном являются акты толкования норм права <22>. Нет единодушия во мнениях о целесообразности включения в данный механизм социопсихического блока. Подтверждение такой позиции присутствует в научной работе В. А. Шабалина <23>, а также в словах Ю. А. Тихомирова, который пишет: "Правильная оценка природы и механизма публично-правового регулирования во многом зависит от формирования современного правопонимания" <24>. -------------------------------- <22> См., напр.: Гранат Н. Л., Колесникова О. М., Тимофеев М. С. Толкование норм права в правоприменительной деятельности органов внутренних дел: Учебное пособие. М., 1991. <23> См.: Шабалин В. А. Системный анализ правового регулирования // Советское государство и право. 1969. N 10. С. 124 - 125. <24> См.: Тихомиров Ю. А. Публично-правовое регулирование: динамика сфер и методов // Журнал российского права. 2001. N 5.

Значимость таких правовых явлений, как правовая культура и правосознание, вряд ли подвержена сомнению, однако они, по обоснованному мнению Г. Г. Курагина, являются только результатом юридического воздействия <25>. Правовая культура и правосознание, являясь внутренними интеллектуальными состояниями, могут влиять на эффективность правового регулирования, но не обладают качеством регулятора общественных отношений. Поэтому, на наш взгляд, нет оснований для включения в механизм правового регулирования иных средств социального регулирования правовых отношений. -------------------------------- <25> См.: Курагин Г. Г. Механизм ведомственного правового регулирования деятельности органов внутренних дел. М., 1976. С. 18.

Особый интерес вызывает позиция, предложенная Ю. Н. Стариловым. В его научных трудах <26>, в структуре механизма правового регулирования общественных отношений в качестве самостоятельного элемента рассматривается "применение норм административного права". Автор справедливо отмечает, что "это весьма важное звено, ибо от качественности и правильности правоприменения зависит конечный результат правового воздействия. -------------------------------- <26> Бахрах Д. Н., Россинский Б. В., Старилов Ю. Н. Административное право: Учебник для вузов. М.: Норма, 2004. С. 98.

Такая решительность делает честь исследователю с точки зрения последовательности в отстаивании позиций, но оставляет место для вопроса. А не обедняет ли такой подход содержательную сторону концепции правового регулирования? Применение является особой, но не единственной формой реализации норм права. В системе теории государства и права оно обычно рассматривается в сочетании с такими формами реализации норм права, как соблюдение, исполнение и использование. Поиск ответа на закономерно возникший вопрос целесообразнее вести посредством анализа научных взглядов ученых, которые каким-либо образом уделяли внимание данной проблеме. В правовом регулировании общественных отношений необходимо видеть то, что сущность соблюдения как самостоятельной формы реализации норм права состоит в воздержании субъекта от совершения действий, запрещенных нормами права, и осуществляется, как правило, без вступления субъекта в конкретные правовые отношения. Другими словами, соблюдение не охватывает такие элементы системы, как общественно-правовые отношения и акты применения норм права <27>. -------------------------------- <27> В теории права давно идет спор о том, означает ли установление правового запрета возложение на всех граждан юридической обязанности не совершать деяний, которые описаны соответствующей нормой. Своеобразная попытка связать действие запретов с возникновением конкретных прав и обязанностей была предпринята Н. Г. Александровым, разработавшим концепцию "эвентуальных правоотношений". См.: Лейст О. Э. Сущность права. Проблемы теории и философии права. М.: ИКД "Зерцало-М", 2002. С. 54 - 55.

Использование норм права состоит в добровольном совершении правомерных действий субъектами права, а ненадлежащее использование определенных нормой права и альтернативных вариантов поведения ведет к перетеканию в другую форму реализации - применение нормы права. В результате чего в конечном счете появляется правоприменительный акт. Для регулирования широкого круга общественных отношений право использует определенный комплекс юридических средств. Согласно методологическому содержанию системного анализа, элементами нашего научного исследования выступают нормы права, а также опосредованные ими общественные отношения и акты правоприменения, которые традиционно рассматривались и рассматриваются как самостоятельные элементы механизма правового регулирования. Нормы права занимают особое место в механизме правового регулирования и выступают определяющим звеном. На сегодняшний день они исследованы отечественными учеными в самых различных аспектах: по характеру, по содержанию, по структуре и т. д. В рамках задач настоящего исследования формальный подход позволяет рассмотреть нормы права не изолированно от других элементов механизма правового регулирования, а во взаимодействии. Нормы любой отрасли права представляют собой правило общего характера, определенную меру должного или возможного поведения, установленную государством и охраняемую специальными государственными средствами. Они составляют базу правового регулирования. Их воздействие на общественные отношения состоит в определении порядка поведения круга субъектов, на которых распространяется их действие. От качества правовых норм, ясности и четкости правовых предписаний зависит состояние формирующихся на их основе правоотношений и издаваемых правоприменительных актов. Исследование тех аспектов совокупности правовых норм, которые так или иначе определяют функционирование механизма правового регулирования, позволяет сделать вывод о том, что механизм как системное образование на сегодняшний день нельзя считать завершенным. Основанием для такого заключения является следующее. Во-первых, нормы права действуют неизолированно. В действующем законодательстве не всегда проведены линии разграничения между гражданским, уголовным, финансовым, экологическим законодательством. Во-вторых, законодательству в условиях непрерывного внесения изменений в систему и структуру органов государственной власти и кардинального пересмотра института юридической ответственности свойственны определенные пробелы. В-третьих, довольно часто можно обнаружить несоответствие правовых норм в подзаконных актах нормам, содержащимся в законах. В-четвертых, в современном законодательстве возрастает удельный вес актов с комплексными нормами. Происходит заимствование методов "партнерских отраслей". В рассматриваемом аспекте можно увидеть и другие особенности. Это касается в первую очередь второго элемента в механизме правового регулирования, т. е. круга общественных отношений. Неспособность видеть их единое начало ведет к дроблению права. На тенденцию искусственного конструирования предмета и метода новых отраслей в системе российского права указывают некоторые современные юристы <28>. В условиях политической, экономической и криминогенной нестабильности, по мнению Ю. А. Тихомирова, обновление концепции отечественного права необходимо искать в мирном сосуществовании публичного и частного права как парных категорий, как двух опор правового знания <29>. -------------------------------- <28> См.: Аврутин Е. Ю., Кикоть В. Я., Сыдорук И. И. Правопорядок: организационно-правовое обеспечение в Российской Федерации. Теоретическое административно-правовое исследование: Монография. М.: ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право, 2003. С. 10; Сорокин В. Д. Система российского права как регулятор общественных отношений // Процессуальное право: Учебник. СПб.: Юридический центр "Пресс", 2004. С. 22. <29> Тихомиров Ю. А. Публично-правовое регулирование: динамика сфер и методов // Журнал российского права. 2001. N 5.

Акты применения норм права, являясь самостоятельным элементом в механизме правового регулирования, дополняют смысл правовых норм, конкретизируют нормативно-правовые предписания. Ими разрешаются конкретные дела в сфере правового регулирования. Посредством данных индивидуально-правовых актов решаются вопросы оперативного управления, удовлетворяются субъективные интересы физических и юридических лиц. Особое место среди них занимают юрисдикционные акты, в которых определяется вид и мера юридической ответственности <30>. Регулятивные качества актов применения норм права не ограничены определением обязанностей участников общественных отношений. Акты выступают в качестве юридических фактов и способствуют возникновению целой совокупности правовых отношений. -------------------------------- <30> Витрук Н. В. Акты применения права в механизме реализации прав и свобод личности // Правоведение. 1983. N 2. С. 3 - 10.

Прежде чем обсуждать проблему понимания названного в начале юридического среза содержания механизма правового регулирования, целесообразно зафиксировать основные установки, задающие рамки ее рассмотрения. В дискуссии о едином предмете и едином методе правового регулирования, имеющей давние корни, В. Д. Сорокин, не претендуя на истинность в какой бы то ни было инстанции, ставит вопрос о том, что механизм правового регулирования представляется в виде системы тесно взаимодействующих элементов - предмета, метода и юридической процедуры, посредством которой такое регулирование происходит <31>. Такой концептуальный подход к правовому регулированию изначально предполагает естественную и неизбежную дифференциацию по содержательному признаку. Это позволяет говорить об отраслевых механизмах правового регулирования с аналогичным набором элементов. -------------------------------- <31> Сорокин В. Д. Правовое регулирование: предмет, метод, процесс // Правоведение. 2000. N 4. С. 37.

Предметом правового регулирования выступает комплекс общественных отношений, который в ходе исторического развития общества неизбежно испытывает определенные и зменения. Меняются границы правового регулирования, возникают новые общественные связи. Источником пополнения объема правовых отношений выступает социальная среда, в которой возникают, изменяются и прекращаются правовые отношения. По мнению В. Д. Сорокина, есть основания для того, чтобы говорить о социально-нравственной и социально-правовой средах. Первая включает связи и процессы, регулируемые при помощи различных неправовых средств. Вторая среда отличается от первой тем, что требует регулирования при помощи специфических правил, установленных или санкционированных государством, т. е. правовых норм <32>. -------------------------------- <32> См.: Сорокин В. Д. Правовое регулирование: предмет, метод, процесс // Правоведение. 2000. N 4. С. 34 - 45.

На наш взгляд, такое деление слишком условно. Социальная среда является первичной по отношению ко всем правовым явлениям. В процессе развития общественных отношений только незначительная их часть претерпевает правовое опосредование. По мере возникновения необходимости отдельные социально-психологические отношения по воле государства вводятся в правовое поле. Наглядным примером может служить утверждение Общих принципов служебного поведения государственных служащих <33> или принятие Кодекса судейской этики. -------------------------------- <33> Указ Президента Российской Федерации N 885 от 12.08.2002 "Об утверждении Общих принципов служебного поведения государственных служащих" // Собрание законодательства РФ. 19.08.2003. N 33. Ст. 3196.

Предписание, дозволение и запрет, являясь опорным стержнем правового регулирования, по словам В. Д. Сорокина, выступают первичными способами воздействия на поведение людей и характерны также для других социальных регуляторов - морали, обычаев и традиций. По мнению С. С. Алексеева, "троица" (позитивные обязывания, дозволения и запреты) образует глубинный слой механизма правового регулирования <34> и наряду с непосредственно инструментальной стороной раскрывает исходные юридические начала правового регулирования. -------------------------------- <34> Алексеев С. С. Восхождение к праву. Поиски и решения. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Издательство "НОРМА", 2002. С. 270.

Оригинальность мнений отдельных ученых по данному вопросу, на наш взгляд, часто заключается всего лишь в использовании различных терминов. Так, А. В. Поляков как способ правового регулирования рассматривает "управомочивание" и при этом включает его в общедозволительный тип правового регулирования <35>. Позитивное обязывание в работах В. М. Сырых и просто "обязывание" в работе А. В. Полякова <36> используется без дополнительного осмысления к содержанию правового регулирования. А проблема, по нашему мнению, кроется в следующем. Позитивные обязывания, чаще рассматриваемые как предписания, при всей их необходимости и важности занимают в системе права несколько обособленное место. Они по определяющим своим характеристикам являются не социально-правовым регулятором, а государственно-правовым регулятором, другими словами, формой государственно-властного функционирования. -------------------------------- <35> См.: Поляков А. В. Общая теория права: проблемы интерпретации в контексте коммуникативного подхода: Курс лекций. СПб.: Издательский дом С.-Петерб. гос. ун-та, 2004. С. 635. <36> См.: "Особым способом правового регулирования является позитивное обязывание, т. е. закрепленное нормами права предписание гражданам или иным лицам..." (Сырых В. М. Теория государства и права: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юридический Дом "Юстицинформ", 2004. С. 158); "Обязывание выражается в предписании совершить определенные действия" (Поляков А. В. Указ. соч. С. 635).

Предписание как самостоятельный способ правового регулирования на фоне общего дозволения и общего запрета, в теории государства и права не всегда находило достаточные основания для своего воплощения. Более того, по мнению одних ученых, предписание поглощается глубинной связкой права "дозволение - запрет" <37>, по мнению других, в своем содержании оно может варьироваться до бесконечности, включая в себя запреты (негативные приказы) и дозволения (вспомогательные приказы) <38>. Заметно, что обоснование роли предписания в правовой среде являлось уделом теории административного права и рассматривалось чаще в трудах ученых-административистов <39>. Значимость такого способа правового регулирования объясняется, прежде всего, тем, что осуществление управления как организующей целенаправленной деятельности немыслимо без властного установления должного поведения, без предписания к действию, исходящего от управляющего к управляемому. В трудах современных ученых предписание как способ юридического воздействия признается необоснованным и рассматривается как обобщающее понятие, которое может быть использовано при характеристике любого способа правового регулирования. -------------------------------- <37> См.: Алексеев С. С. Указ. соч. С. 271. <38> См.: Бержель Ж.-Л. Общая теория права / Под общ. ред. В. И. Даниленко; Пер. с фр. М.: Издательский дом "NOTA BENE", 2000. С. 80. <39> См., напр.: Студеникин С. С. Советская административно-правовая норма и ее применение: Дис. ... д. ю.н. М., 1949; Коренев А. П. Нормы административного права и их применение. М.: Юрид. лит., 1978; Юсупов В. А. Теоретические проблемы административно-правового регулирования управленческих отношений в развитом социалистическом обществе: Дис. ... д. ю.н. М., 1979.

Основываясь на вышесказанном, можно было бы констатировать, что дозволение и запрет являются основными и наиболее значимыми средствами правового регулирования. Однако распространение и активная реализация принципа "Разрешено все, что не запрещено законом", точнее сказать, логическая связь содержащих суть терминов позволяет выделить разрешение как самостоятельный способ правового регулирования. Особенностью правовой среды является то, что она, с одной стороны, требует наличия системы специальных императивных правил, установленных и санкционированных государством, а с другой стороны, испытывает постоянную потребность в эффективном регулировании правовых отношений. В зависимости от особенностей соотношения дозволения, разрешения и запрета имеются основания различать три способа (типа) правового регулирования. В каждом способе правового регулирования то или иное правовое средство выступает в качестве преобладающего, а другие выполняют обеспечивающую функцию присущими им возможностями. Приведенная выше аргументация позволяет нам сделать вывод о том, что реализация нормы права субъектами права может осуществляться как посредством правоотношения, так и вне правоотношений. Последнее в своем проявлении наиболее характерно при практической реализации запрета. Поведение вне правоотношений признавали и признают многие ученые-правоведы <40>. Под ним следует понимать такое поведение субъектов правового регулирования, на которое власть воздействует установлением соответствующих запретов, сформулированных в нормах права. Регламентация такого рода поведения достигается путем обеспечения надлежащего соблюдения требований запрещающих норм права. Правовой запрет осуществляется не тогда, когда он нарушен и соответственно возникли правовые отношения, а когда субъекты не совершают действий, в отношении которых установлен запрет. -------------------------------- <40> См.: Генкин Д. М. Право собственности как абсолютное субъективное право // Советское государство и право. 1958. N 6. С. 92 - 102; Ямпольская Ц. А. О субъективных правах советских граждан и их гарантиях. Вопросы советского государственного права. М.: АН СССР, 1959. С. 145 - 152; Явич Л. С. Проблемы правового регулирования советских общественных отношений. М.: Госюриздат, 1961. С. 109 - 125; Основин В. С. Нормы советского государственного права. М.: Госюриздат, 1963. С. 105.

Несмотря на то что правовой запрет занимает в системе правового регулирования сравнительно меньший объем, нежели разрешение и дозволение, в современном российском обществе имеет место усиление роли правовых запретов. При этом особого внимания заслуживает вопрос о соответствии правовых запретов, используемых в текущем законодательстве, конституционному принципу уважения прав и свобод человека и гражданина. Такой аспект изучения правовых запретов особенно актуализируется в связи с наметившейся тенденцией в правовой политике Российского государства к переходу от жестких запретительных мер к использованию разрешения в качестве действенного средства обеспечения прав граждан и организаций. Правовые запреты, делая легитимными определенные правовые установки, действуют в сочетании с юридическими санкциями. Санкции, гарантируя результативность норм права, могут носить характер репараций и репрессий. Репарации направлены на исправление неправомерного явления (например, невыполнение материальной обязанности). Репрессивные меры - лишения, на которые обрекается нарушитель закона (штраф, лишение свободы на определенный срок и др.). Дозволение в механизме правового регулирования является одним из основных способов юридического воздействия на поведение субъектов права. В условиях формирования правового государства предоставление субъективных прав гражданам имеет приоритетное значение. Современные процессы общественного развития обрели условия, в которых произошло изменение удельного веса разрешения и дозволения. Директивные способы воздействия на общественные отношения в экономической и социально-культурной сферах перестали быть доминирующими. Но дозволение в праве не означает вседозволенность, оно является юридическим дозволением <41>. Появление новых форм собственности, расширение негосударственного производственного сектора предоставляют условия для совершенствования разрешительной системы современного государства. Необходимо обеспечивать правильное сочетание властных начал с экономическим стимулированием. При этом устраняется излишняя регламентация, сковывающая инициативу и самостоятельность субъектов. -------------------------------- <41> См.: Алексеев С. С. Общие дозволения и общие запреты в советском праве. М., 1989. С. 3 - 4.

Рыночные преобразования не могли не вызвать кардинальных изменений в содержании правового регулирования. В оборот вошло понятие "лицензирование". С. С. Алексеев отмечает: "Упорядочение прав органов и должностных лиц, обладающих государственно-властными функциями, при помощи разрешительного порядка регулирования - определяющая, доминирующая линия, и это является одним из зримых показателей особенностей государственной власти и правового регулирования в условиях формирующегося правового государства" <42>. Вряд ли есть основания для опровержения данной теоретической посылки, однако, на наш взгляд, следует отметить, что лицензия на определенный вид деятельности, право на управление транспортным средством, допуск, квалификационный аттестат, квота и др., наполняя содержанием разрешительную систему, являются только "мягкой" формой дозволения, рассчитанной на поведение граждан. Вместе с тем заметным правовым средством в системе правового регулирования выступают дозволения, предполагающие альтернативный вариант властного поведения, который может быть предусмотрен как диспозицией, так и санкцией правовой нормы. Например, при подборе руководителем достойного кандидата на вакантную должность или при выборе судьей возможной и справедливой меры уголовного наказания. -------------------------------- <42> Алексеев С. С. Указ. соч. С. 120.

Стимулирование как способ правового регулирования правовых отношений также обосновывается в трудах исследователей теории права <43>. Безусловно, использование стимулирования в механизме правового регулирования высоко значимо, но следует согласиться с В. Д. Сорокиным. По его мнению, поощрение нельзя ставить в один ряд с первичными регуляторами общественных отношений - дозволением, предписанием и запретом. Поощрение можно считать производным способом правового регулирования, оно чаще всего, так же как и санкция, сопутствует правовым предписаниям. -------------------------------- <43> Малько А. В. Поощрение как правовое средство // Правоведение. 1996. N 3; Нырков В. В. Поощрение и наказание как средство реализации правовой политики // Правовая политика и правовая жизнь. 2001. N 3; Гойман В. И. Действие права (методологический анализ): Дис. ... д. ю.н. М., 1997. 363 с.

Сущность такого подхода заключается в признании объективной реальности, при которой независимо от объема и характера общественных отношений, нуждающихся в урегулировании, существуют всего три первичных способа воздействия на эти отношения, которые тесно взаимодействуют между собой и закреплены в правовых нормах. Присутствие в механизме правового регулирования трех основных способов юридического воздействия (дозволительного, разрешительного и запретительного) на поведение субъектов права обеспечивает универсальность и системность правового регулирования. С каждым из них связана не только определенная правовая модель будущего поведения, но и правовая позиция участников правоотношений. Способ правового регулирования определяет характер и содержание регулирующего воздействия иных элементов механизма правового регулирования. Таким образом, мы можем выделить три следующих момента: - к элементам механизма правового регулирования следует относить нормы права, правовые отношения, акты применения норм права и способы правового регулирования; - нормы права занимают особое место в механизме правового регулирования. Они являются его определяющим звеном, составляют нормативную основу, осуществляют нормирование общественных отношений, вносят упорядоченность в регулируемые отношения. Вместе с тем их наличие в механизме правового регулирования предопределяет их специфику как юридического средства регулирования; - научно обоснованный выбор оптимального сочетания дозволения, разрешения и запрета должен быть направлен на достижение эффективного правового регулирования с учетом непрерывного развития и постоянного изменения соответствующих потребностей в современном обществе. Солидная теоретическая насыщенность, содержащая специфический понятийный ряд, дает основания для рассмотрения инструментального (формального) и юридического срезов механизма правового регулирования. Исследование основных свойств механизма достаточно ясно свидетельствует о ее широких регулятивных возможностях. Гибкость и универсальность исследуемой системы правовых средств делает ее самой эффективной в организации государственно-властного воздействия на процессы общественного развития. Детальное исследование отдельных элементов потребовало рассмотрения под различными углами зрения всего механизма правового регулирования. Это позволило: во-первых, определить закономерную зависимость элементов механизма от напряженности социально-правовых связей; во-вторых, увидеть сложные юридические комплексы, определяющие эффективность или неэффективность применения норм права.

------------------------------------------------------------------

Название документа