Способы внедрения информационно-коммуникационных технологий в организацию учебного процесса студентов юридических вузов

(Плоцкая О. А., Иванова Ж. Б., Таннинг Ж. Ф.) («Информационное право», 2013, N 2) Текст документа

СПОСОБЫ ВНЕДРЕНИЯ ИНФОРМАЦИОННО-КОММУНИКАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В ОРГАНИЗАЦИЮ УЧЕБНОГО ПРОЦЕССА СТУДЕНТОВ ЮРИДИЧЕСКИХ ВУЗОВ

О. А. ПЛОЦКАЯ, Ж. Б. ИВАНОВА, Ж. Ф. ТАННИНГ

Плоцкая Ольга Андреевна, доцент кафедры теории и истории государства и права юридического факультета ФГБОУ ВПО «Сыктывкарский государственный университет», кандидат юридических наук.

Иванова Жанна Борисовна, доцент кафедры гражданского права и процесса юридического факультета Коми республиканской академии государственной службы и управления, кандидат юридических наук.

Таннинг Жиогап Фрмэн, доцент кафедры информатики и защиты информации Владимирского государственного университета, кандидат технических наук.

Рецензент: Северин Виталий Андреевич, профессор кафедры коммерческого права и основ правоведения Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова, доктор юридических наук.

В статье анализируются некоторые аспекты применения информационных технологий в сочетании с активными и интерактивными методами обучения как одного из элементов, направленных на модернизацию процесса преподавания юридических дисциплин в условиях введения ФГОС. Авторами сделан вывод о том, что применение информационных технологий как на лекционных, так и на практических занятиях у студентов юридических вузов будет способствовать не только развитию интереса у обучающихся к изучаемой дисциплине, но и повысит качество их знаний, закрепляемых умений и навыков и вырабатываемых компетенций.

Ключевые слова: информационные технологии, интерактивные методы обучения, модернизация преподавания юридических дисциплин, ФГОС, студенты юридических вузов.

Means of introduction of informational-communication technologies into the organization of educational process of students of juridical institutions of higher education O. A. Plotskaya, Zh. B. Ivanova, Zh. F. Tanning

In the article some aspects of application of information technologies are analyzed, combined with active and interactive teaching methods, as one of the elements aimed on modernization the teaching of legal disciplines in the conditions of introduction Federal State Educational Standart. The authors concluded that the use of information technology as a lecture, and the practical lessons for students of law schools will contribute not only to the development of interest of students to study disciplines, but also improve the quality of their knowledge, skills and abilities of assigned and generated competencies.

Key words: informational technologies, interactive methods of teaching, modernization of teaching of juridical subjects, Federal State Educational Standard, students of juridical institutions of higher education.

В современной России коренным образом изменяется система российского образования в целом и высшего профессионального образования в частности. Благодаря вступлению России в Болонский процесс в российском образовании происходит кардинальное изменение подходов к оценке роли преподавателя и студента в учебном процессе. Перед российским высшим образованием стоит серьезная цель, которая заключается в том, чтобы выработать такие образовательные технологии (в том числе с применением информационно-коммуникационных технологий), которые позволят сформировать у студентов общекультурные и профессиональные компетенции, требуемые образовательной программой. Компетенции, задавая направление и конечную цель в образовательной системе, вырабатываются благодаря сочетанию в процессе обучения различных методик обучения, в том числе путем использования информационно-коммуникационных технологий. Без внедрения и без опоры на современные информационные технологии в образовании не будет решена важнейшая задача, стоящая перед российской системой образования, которая заключается в обеспечении доступности и качества образовательного процесса, в результате которого должен быть сформирован конкурентоспособный выпускник <1>. ——————————— <1> URL: http://www. e-school. ru/infcomtech.

На территории Российского государства должно быть сформировано единое информационно-образовательное пространство, которое не будет реализовано без внедрения информационно-коммуникационных технологий. Внедрение информационно-коммуникационных технологий позволит максимально реализовать эффективное взаимодействие между преподавателем и студентом, которое нацелено на достижение эффективности процесса обучения. При этом создается новая организация учебного процесса на качественно более высоком уровне. Использование информационно-коммуникационных технологий дает возможность реализовать личностно ориентированный подход в учебном процессе, обеспечивает индивидуализацию и дифференциацию с учетом способностей студентов. Информационно-коммуникационные технологии позволяют не просто проводить компьютерную обработку информации по определенным алгоритмам, но и хранить большой объем информации, передавая ее на большие расстояния. Это, в свою очередь способствует развитию дистанционного образования. Кроме того, информационно-коммуникационные технологии позволяют индивидуализировать обучение, катализировать самостоятельную работу студентов, увеличить объем выполненных вовремя аудиторных занятий заданий, повысить мотивацию и познавательную активность студентов. Процесс обучения становится более интересным и разнообразным. Информационно-коммуникационные технологии — это не только возможность для студентов проявить свои творческие способности, но и фактор, побуждающий преподавателя к поиску новых, нетрадиционных форм и методов обучения, а это, в свою очередь, мотивирует его профессиональный рост. Сегодня практически любая инновационная педагогическая технология является информационной технологией, т. к. в основу ее заложен принцип получения и преобразования информации. Достаточно часто подобные технологии называют компьютерными технологиями. Значение их заключается в том, что подготовка и передача информации студенту производятся посредством использования компьютера и компьютерных технологий. Во время проведения аудиторных занятий с применением информационно-коммуникационных технологий преподаватель должен выполнять ряд правил: — адаптирование информационно-коммуникационных технологий к индивидуальным особенностям студента; — наличие возможности корректировки преподавателем учебного процесса; — обязательное присутствие интерактивности и обратной информационной связи в процессе обучения; — поддержание у студента психологического комфорта при применении информационно-коммуникационных технологий. Информационно-коммуникационные технологии можно применять на всех этапах учебного процесса, как при подготовке к внеаудиторному мероприятию, так и в аудиторных занятиях в процессе обучения (при лекционном изложении материала, закреплении, повторении, контроле и т. д.). При проектировании аудиторного занятия преподаватель может использовать различные программные продукты. Если уровень знаний преподавателя позволяет, то, используя языки программирования, он сможет самостоятельно составить различные программные продукты, применяемые на различных этапах занятия. Однако составление проекта при помощи языка программирования требует от преподавателя специальных знаний и навыков, которыми обладают не все. Поэтому при подготовке и проведении занятия возможно использование готовых программных продуктов (электронных учебников, энциклопедий, обучающих фильмов, обучающих программ и т. п.). Преподаватель может использовать Microsoft Office, который включает в себя текстовый процессор Word, а также систему баз данных Access и электронные презентации Power Point. Так, текстовый редактор Word позволяет подготовить дидактический материал в виде таблиц, схем, понятийного аппарата, условий задач и т. д. Другой вид информационно-коммуникационных технологий, применяемых в образовательном процессе, — это электронные презентации, которые позволяют преподавателю при незначительных затратах времени подготовить презентацию к занятию. Подобные занятия, составленные при помощи Power Point, зрелищны и высокоэффективны <2>. ——————————— <2> См. подробнее: Плоцкая О. А., Иванова Ж. Б., Таннинг Ж. Ф. Информационно-коммуникационные технологии в образовательном процессе: Учебное пособие. Сыктывкар: ГАОУ ВПО КРАГСиУ, 2012.

Необходимо сказать о выработке у студентов юридических вузов навыков работы со справочно-правовыми системами «КонсультантПлюс», «Кодекс», «Гарант». Так как юридическая профессия требует умения от будущих юристов не только находить необходимую нормативно-правовую базу, судебную практику, но и грамотно применять ее, преподаватель должен помочь выработать подобный навык у студентов при работе с источниками права. Отдельного внимания заслуживает интерактивная доска, которая является удобным инструментом как в организации учебного процесса, так и для проведения презентаций, семинаров, конференций и т. д. Передача знаний, выработка умений и навыков у студентов будут гораздо эффективнее, если преподаватель сможет использовать программные средства современных информационных технологий, так как одним из способов достижения высокого уровня и качества как лекционных, так и практических занятий является применение для подготовки и проведения рассматриваемых занятий программных средств информационных технологий. Содержание многих юридических дисциплин меняется достаточно динамично. Это обусловливается процессом регулярного изменения действующего законодательства. В связи с этим дидактический материал, рассматриваемый как на лекционных, так и на практических занятиях, должен постоянно обновляться. Причем форма подачи научного материала должна быть современной, с использованием не только интерактивных методик преподавания, но и с применением мультимедийной установки. Мультимедийная установка позволяет достаточно удачно использовать приложения к Microsoft Office — программы MS Power Point, Microsoft Excel, Microsoft Word. Затрачивая минимальное количество времени, в достаточно короткие сроки можно составить слайды с тезисами выступлений, схемы, таблицы, алгоритмы, а также обеспечить их необходимыми иллюстрациями. MS Power Point предлагает широкие возможности по оформлению презентации с использованием не только текста научного материала, но и изображений: различных диаграмм, кино-, фото-, аудиодокументов, таблиц, после чего, применяя мультимедийную установку, можно проводить экранную демонстрацию презентации <3>. ——————————— <3> См.: Жукова Т. В. Использование программных средств современных информационных технологий в подготовке и проведении лекций и практических занятий по дисциплине «Уголовный процесс» // Использование интерактивных методов в преподавании юридических дисциплин. М., 2006. С. 122.

Выступление лектора на лекциях дополняется показом слайдов с тезисами выступлений, схемами, диаграммами, таблицами, алгоритмами, кино-, фото-, аудиодокументами, что позволяет студентам синхронизировать вербальное и визуальное восприятие лекционного материала. Подобное сопровождение научного материала демонстрацией позволяет сделать учебный процесс более эффективным. Практические занятия проводятся в форме беседы, когда вся группа готовится по предложенным вопросам и участвует в обсуждении в равной мере. Уточнения, дополнения, комментарии, аргументированное опровержение сказанного выступающим — вот перечень возможностей проявления своих знаний и своего понимания обсуждаемого вопроса каждым участником семинара. Именно на практических занятиях отрабатываются и проверяются полученные на лекциях знания, после чего они превращаются в умения и навыки, которые студенты могут применить уже в будущей практической работе. Придать более живой характер практическим занятиям помогает применение слайдов, приготовленных не только с помощью MS Power Point, но и с помощью Microsoft Word, Microsoft Excel. С помощью программы Microsoft Word можно разместить условия задачи или задания. При этом преподаватель не пересказывает содержимое задания, а это сохраняет время занятия. Так, примером может служить практическое занятие, проводимое по дисциплине «История государства и права зарубежных стран», где преподаватель просит сравнить конституционные права гражданина во Франции в период буржуазной революции в соответствии с конституционным законодательством Франции и конституционные права граждан США в соответствии с конституционным законодательством США XVIII века, а на экране в виде таблицы 1. «Конституционные права граждан во Франции в период буржуазной революции и граждан США в XVIII веке» студентам предлагается план статей различных источников права (Декларация независимости 1776 г., Статьи конфедерации, Конституция США 1787 г., Билль о правах, Декларация прав человека и гражданина 1789 г., Конституция Франции 1791 г., Конституция Франции 1795 г., Конституция Второй республики 1848 г.).

Таблица 1

Конституционные права граждан во Франции в период буржуазной революции и граждан США в XVIII веке

Конституционные права Конституционные права граждан во Франции в период граждан США буржуазной революции в в соответствии с соответствии с конституционным конституционным законодательством США законодательством XVIII в.

1. «Естественные и 1. «Неотъемлемые неотчуждаемые права» (ДП): права» (ДН) а) свобода — ст. ст. 1, 2, (абзац 2, 3). 4; 2. Принцип б) собственность — ст. ст. недопустимости 2, 17; ограничения прав в) безопасность — ст. 2; граждан (К США, г) сопротивление угнетению ст. I, раздел 10; — ст. 2. ст. IV, раздел 2). 2. Имущественные права 3. Права и свободы: (ДП): а) личные права (БоП, а) равномерное поправка IV); распределение общих б) свободы (БоП, взносов — ст. 13; поправка I, б) взимание взносов с поправка II, поправка согласия самих граждан или V) через их представителей в) процессуальные — ст. 14. права (БоП, 3. Личные права: поправка V, а) свобода передвижений поправка VI, поправка (К 1791, раздел 1); VII, поправка VIII). б) свобода собраний г) имущественные права (К 1791, раздел 1); (БоП, в) свобода вероисповедания поправка IV) (К 1791, раздел 1); г) право выбора служителей культа (К 1791, раздел 1); д) право на труд (К 1848, ст. 13, гл. 2); е) право граждан занимать государственные должности (ДП) (ст. 6)

На наш взгляд, Power Point лучше всего использовать в качестве визуального дополнения к устному выступлению. Показ презентации должен сопровождаться устной речью, дополняющей и описывающей (но не пересказывающей) отображаемую на экране информацию. Компьютерные тесты и кроссворды вызывают больше положительных эмоций у студентов, чем аналогичные задания на бумаге, а также позволяют сэкономить время на практическом занятии и индивидуализировать обучение. Компьютерные кроссворды также повышают эффект мотивации обучения. Создавать их можно как с помощью приложений MS Office и встроенного в него языка программирования Visual Basic, так и с помощью специализированных программ. Возможный вариант организации работы с кроссвордом — когда студенты отвечают устно на вопросы кроссворда, составленного с помощью программы MS Office Excel. Отдельно необходимо сказать о выработке у студентов юридических вузов навыков работы со справочно-правовыми системами «КонсультантПлюс», «Кодекс», «Гарант». Так как юридическая профессия требует от будущих юристов умения не только находить необходимую нормативно-правовую базу, судебную практику, но и грамотно применять ее, то преподаватель должен помочь выработать подобный навык у студентов при работе с источниками права. Примером может служить предлагаемая к заполнению преподавателем на практическом занятии по дисциплине «Конституционное право Республики Коми» таблица 2 «Сравнительно-правовой анализ Конституций Коми». Студенты, работающие в малых группах, должны не просто найти в справочно-правовой системе «КонсультантПлюс» Конституции Республики Коми, но и провести сравнительно-правовой анализ, занося необходимую информацию в таблицу.

Таблица 2

Сравнительно-правовой анализ Конституций Коми

Критерии сравнения Конституция Конституция Конституция (Основной (Основной (Основной закон) закон) закон) Коми АССР Коми АССР Республики Коми 1937 г. 1978 г. 1994 г.

Общественный строй и политическая система

Государственное устройство

Организация высших органов государственной власти

Местные органы государственной власти

Государственный план. Бюджет Республики

Суд и прокуратура

Основные права, свободы и обязанности граждан

Национально — государственное и административно — территориальное устройство

Избирательная система

Порядок изменения Конституции

Как правило, большинство педагогов и студентов, так или иначе знакомых с компьютерной техникой, к числу аппаратных мультимедиасредств безошибочно относят акустические системы (колонки), звуковую карту (плату) компьютера, микрофон, специальную компьютерную видеокамеру и, возможно, джойстик. Все эти приборы действительно являются распространенными компонентами мультимедиа-аппаратуры, просты в использовании, имеют достаточно понятное предназначение и не требуют какого-либо детального описания. Гораздо больший интерес могут представлять специализированные мультимедиасредства, основное предназначение которых — повышение эффективности обучения. К числу таких современных средств в первую очередь необходимо отнести интерактивные мультимедиадоски <4>. ——————————— <4> URL: http://www. ido. rudn. ru/nfpk/mult/mult2.html.

Применение программных средств современных информационных технологий (мультимедиадоски) как на лекционных, так и на практических занятиях будет способствовать развитию интереса студентов к изучаемой дисциплине. Это новая форма представления данных, а также удобство для преподавателей во время чтения лекций, поскольку количество страниц не ограничено, можно легко перемещаться между страницами и, самое главное, всегда можно сохранить весь материал в электронном виде. Интерактивная доска (Smartboard) представляет собой большое устройство ввода информации (экран), реагирующий на прикосновения к нему с помощью специальной ручки (перо) (см. рис. 1) и работающий как система, в которую входят компьютер (ноутбук) и проектор. Следует отметить, что вместо ручки можно использовать палец.

Рис. 1. Специальная ручка для электронной доски

Как было сказано выше, для применения такого типа оборудования необходимы не только компьютер и проектор, но и программное обеспечение, которое входит в комплект доски. Для работы Smartboard необходимо установление драйверов для связи между компьютером и устройством. Драйвер — это конкретная программа, отвечающая за взаимодействие с конкретными устройствами. После установления драйвера необходимо выполнить калибровку для настройки точной координаты прикосновения к интерактивной доске. В некоторых устройствах при проецировании на интерактивную доску калибровка изображения выполняется автоматически. Схема подключения отображена на рис. 2.

Рис. 2. Схема соединения электронной доски с другим оборудованием

Плюсы доски выражаются в следующем. 1. С проецируемой на доске информацией (изображением) можно работать, вносить изменения и пометки. 2. Неограниченное число страниц, возможность перемещаться между страницами. 3. Интерактивная доска очень удобна для рисования любой схемы (можно масштабировать изображение без потери качества). 4. Информация, которая отображена на экране, может быть сохранена в разных форматах файлов на компьютере. 5. Эти файлы могут быть использованы для дальнейшего применения (редактирования, просмотра и т. д.). 6. Возможность запустить любое приложение на компьютере и даже завершить работу компьютера с помощью интерактивной доски. 7. Интерактивная доска позволяет оперативно и удобно работать с географическими картами, при этом дает возможность обмениваться информацией по каналам связи. 8. С помощью интерактивной доски можно записать изображения на экране в виде фильма и сохранять их в файлах видеоформата, например avi. 9. С помощью интерактивной доски можно легко управлять созданными презентациями, поскольку в некоторых из них (кроме электромагнитной технологии) в ней объединены проекционные технологии с сенсорным, электромагнитным, ультразвуковым и инфракрасным устройством. 10. По сравнению с обычным проектором (одностороннее отображение информации на экране) это поле для обмена живой информацией между обучаемым и обучающимся. 11. Работая с интерактивной доской, преподаватель находится в центре внимания студентов, что позволяет ему повышать эффективность передачи знаний. Минусы доски. 1. Размещение преподавателя перед проектором влечет его отображение на экране (рис. 3), что является неудобством (необходимо размещаться рядом с доской, а не перед ней). Для того чтобы луч проектора не мешал работе преподавателя, рекомендуется использовать ультракороткофокусный проектор (лучи проектора больше не светят в глаза преподавателю, который, в свою очередь во время презентации не загораживает экран), который можно закрепить на креплении непосредственно перед доской.

Рис. 3. Отражение луча проектора на электронной доске

2. Необходимо применение специального пера (для доски, созданной с использованием электромагнитной технологии), идущего в комплекте с доской, на котором установлена батарейка. Перо может быть утеряно, батарейка может сесть. Данные обстоятельства влекут временные препятствия пользования доской, если не предусмотрены другие способы написания на доске. 3. Зависимость применения электронной доски от компьютера (если нет компьютера, доской пользоваться нельзя). Необходимо запомнить, что интерактивные доски бывают двух типов с разными технологиями: — прямой проекции — проектор находится перед доской; — обратной проекции — проектор находится за доской; — с применением сенсорной технологии — можно работать и другими предметами (пальцем, например); — с применением электромагнитной технологии — можно работать только специальной ручкой (пером); — с применением ультразвуковой технологии — можно работать и другими предметами (пальцем, например); — с применением инфракрасной технологии — можно работать и другими предметами (пальцем, например); — с применением микроточечной технологии — здесь данные передаются в компьютер с помощью Bluetooth-передатчика. Применение подобных информационно-коммуникационных технологий будет более эффективным, если оно будет применяться в сочетании с инновационными методиками. В заключение отметим, что информационно-коммуникационные технологии позволяют применять инновационные педагогические технологии, направленные на повышение мотивации, активности студентов, развивая у них интерес к изучаемым дисциплинам. Применение информационно-коммуникационных технологий в учебном процессе способствует также развитию аналитического мышления и коммуникативного взаимодействия.

——————————————————————

Название документа Интервью: Интервью с проректором Московского государственного университета имени О. Е. Кутафина, доктором юридических наук, профессором, заслуженным деятелем науки РФ И. М. Мацкевичем («Юрист», 2013, N 9) Текст документа

ИНТЕРВЬЮ С ПРОРЕКТОРОМ МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМЕНИ О. Е. КУТАФИНА, ДОКТОРОМ ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК, ПРОФЕССОРОМ, ЗАСЛУЖЕННЫМ ДЕЯТЕЛЕМ НАУКИ РФ И. М. МАЦКЕВИЧЕМ

А. А. ОВОДОВ

— Игорь Михайлович, что Вы думаете по поводу нового Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации»: что положительного или отрицательного произойдет в сфере образования? — Прежде чем ответить на этот и другие вопросы, связанные с Законом об образовании, должен заметить, что являюсь работником сферы образования. Поэтому заниматься повальной критикой Закона об образовании, хотя к его разработке имел опосредованное отношение (ни одно мое предложение не было принято), я не только не буду, но даже не имею на это морального права. Человек, который занимает подобную абсолютно критическую позицию, должен покинуть систему образования или хотя бы перейти в негосударственный сектор. Исходя из этого, мои комментарии будут носить критический, но позитивный характер. Прошу понять это правильно. Что касается нового Закона, то попытки его принятия предпринимались неоднократно. Главное его достоинство заключается в том, что он объединил два закона, которые до этого действовали параллельно и часто противореча друг другу, — Закон об образовании 1992 г. и Закон о высшем и послевузовском образовании 1996 г. Но в то же время это объединение привело к серьезной, если хотите методологической, ошибке — в Закон постарались включить все, что только возможно. Из-за этого Закон стал громоздким, и я предвижу довольно трудным его применение. На мой взгляд, Закон должен определять общие подходы и стратегию развития отечественного образования, детали следовало бы регламентировать подзаконными актами. Принципиального влияния на образование Закон не окажет. В конце концов, там нет ничего революционного. Трехуровневая система образования де-факто действует несколько лет, а в некоторых вузах — уже много лет. Система послевузовского образования — тоже не новость. В этой связи введение ЕГЭ оказало гораздо большее влияние. И потом, сегодня положительное воздействие на образование определяется не законом, а государственными деньгами, которые в это образование вкладываются, а также политической установкой лидеров государства и их видением будущего образования. Кстати, что касается денег, частный капитал вопреки истории других государств приходит в наше образование с одной целью — только что-нибудь урвать, ничего не давая взамен. Печальная российская реалия. Если же говорить о системе образования, которая в окончательном виде представлена в Законе, то я не могу признать ее отвечающей современным требованиям. Попытки соединить все и вся, как мне кажется, привели к тому, что лишней стала либо аспирантура, либо магистратура. Учитывая реалии, боюсь, что лишней будет признана аспирантура, что приведет к печальным последствиям — гибели всей системы подготовки и последующей аттестации кадров высшей квалификации. Дискредитация ВАКа (не говорю о списанных работах, которые были и в советское время, и есть сейчас, как будто об этом никто не знает) в этой ситуации выглядит вполне логично.

— Как Вы считаете, какое количество подзаконных и ведомственных актов должно быть принято во исполнение данного Закона? — Должно быть немного, но боюсь, что будет принято много. В последнее время наблюдается тенденция — все что только возможно и невозможно зарегламентировать. Горбачевский тезис (по сути правильный, но по форме неграмотный) «Разрешено все, что не запрещено» во многом способствует этому (у нас не только простые люди, но и чиновники не умеют жить в правовом государстве, обычаи, нормы поведения для них ничто). Подход, при котором количеством актов (в основном запретительного характера, между прочим) стараются решить вопросы, далекие от права, я считаю наивным. Закон, как я уже сказал, должен быть небольшим и понятным. В его развитие не должно быть принято никаких правительственных актов. Решение текущих вопросов образования регламентируется приказами министра и инструктивными письмами целевого направления (регулирующими, например, конкретную олимпиаду, конференцию, семинар). Лучше всего было бы, если бы эти акты после реализации утрачивали силу (я обратил внимание, что нередко издаются приказы длительного периода действия, а потом издаются другие приказы по этому же поводу, но при этом не отменяются старые, и получается, что действуют параллельно два приказа на одну и ту же тему. Кстати, до революции такие же нормотворческие казусы случались довольно часто). Моя позиция заключается в том, что, отбирая с каждым новым актом какую-либо самостоятельность у вузов, министерство не только делает плохо высшему образованию, но и делает плохо себе. Ведь в случае какого-либо ЧП крайними становятся именно чиновники министерства, поскольку большинство вопросов замкнуто на них. Иногда складывается впечатление, что ректорам вузов просто не доверяют. Но ведь действующая процедура их избрания построена таким образом, что без решения министерства ни один кандидат не может стать ректором. Получается, что в результате кропотливого отбора тем не менее ректорами становятся случайные люди? Кроме того, отсутствие самостоятельности приводит к лишению интереса вуза к творчеству, а без этого у высшего образования нет будущего.

— Пункт 3 ст. 5 нового Федерального закона гласит: «В Российской Федерации гарантируются общедоступность и бесплатность в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами дошкольного, начального общего, основного общего и среднего общего образования, среднего профессионального образования». В данном пункте не содержатся гарантии государства гражданам Российской Федерации на обязательность получения основного общего образования. Является ли это нарушением п. 4 ст. 43 Конституции Российской Федерации? И что образование по данному закону — услуга или благо? — Прямого противоречия Конституции, естественно, нет. В п. 4 ст. 43 говорится о том, что обязательность получения общего образования — это забота родителей, во всяком случае, если прямо следовать тексту Конституции. Образование по закону — скорее услуга, чем благо, хотя я не вижу в этом принципиального значения. На мой взгляд, проблема глубже. Я глубоко убежден, что есть две сферы, услуги которых по определению не могут быть платными, если государство считает себя социальным, — образование и медицина. И если бы это было так, то тогда и образование, и медицина были бы и благом, и услугой, а скорее всего — благими услугами. В России в свое время (я помню, как это происходило в конце 1980-х годов) платное образование вводилось от безысходности и переложения заботы о содержании профессорско-преподавательского состава от государства на его собственные плечи. Поговорка «Спасение утопающих — дело рук самих утопающих» здесь нашла свое практическое применение. Сейчас нет ни одного вуза, где не было бы платного образования (в той или иной степени). В результате образование стало социально неравным, что не только неправильно, но и опасно. Мы закладываем бомбу замедленного действия под все социальное устройство нашего общества. Сколько бы ни говорили, что минимум образования у нас останется доступным и бесплатным, это только минимум, и дети богатых родителей, получается, находятся априори в более выгодных условиях. Извините, но мы своими руками создаем класс нового дворянства, куда простым смертным вход скоро будет закрыт. Я даже не говорю о том, сколько талантливых детей выпадет из поля зрения лучших педагогов (они тоже люди и пойдут туда, где больше платят), но о тех противоречиях, которые неизбежно станут накапливаться в школах. Очень хорошо помню, как протестовали против обязательной школьной формы. Говорили, что это не демократично. Ребенок и демократия! Очень смешно. В результате началось неизбежное абсурдное соревнование родителей друг перед другом посредством детей. Выпячивание религиозной атрибутики, и это в государстве, которое по Конституции — светское. Не прошло и 20 лет, как все-таки возобладала очевидная мысль — дети не должны отличаться одеждой, они друг с другом должны быть в равном, во всяком случае визуальном, виде. Встречать их должны по одежке, а вот провожать из школы — по уму. Школьную форму решено вернуть. Правильно! А зачем было отменять? То же самое с платным образованием. Его быть не должно ни в вузах, ни тем более в школах. Когда мне говорят о зарубежном опыте, то это говорят люди, либо мыслящие старыми стереотипами, либо не знающие ничего об этом опыте. Никакого зарубежного опыта нет. В каждой стране по-разному. Например, ни во Франции, ни в Германии платного образования нет. В Великобритании оно в основном в виде кредитов, и получается для собственных граждан (подчеркну — для собственных) тоже бесплатное. Кстати, и Кембридж, и Оксфорд — это не вузы в нашем понимании, это огромные корпорации в сфере образования, обладающие колоссальной собственностью (включая земли), с непререкаемой автономией (между прочим) практически во всем, но при этом государство субсидирует их в огромных размерах! Ведущие страны мира не жалеют денег на образование, и тем более не жалеют денег на собственную профессуру. Наша профессура, извините, влачит жалкое существование и вынуждена заниматься подработками, потакая созданию многочисленных околоучебных заведений, владельцы которых умело этим пользуются. Я не оправдываю такой способ подработки и считаю, что никто из профессоров не должен пятнать собственное имя и высокое звание профессора, но ситуации бывают разные. А ведь совсем недавно отечественные профессора получали не только достойную зарплату, но и многочисленные доплаты на приобретение книг, им выделялись дни для работы в библиотеке, предоставлялись различные льготы. Иногда у меня просто закрадывается сомнение — нужны ли России вообще профессора? Кстати, как все помнят, такое уже было (у нас все уже когда-то было) — после октября 1917 г. А потом пришлось через институт красной профессуры по крупицам воссоздавать отечественную научную и педагогическую школу. Мой отец приехал в Москву после войны в неполные 16 лет и последовательно закончил вечернюю школу, техникум и вуз. В последние годы он с горечью говорил, что, если бы сейчас он приехал в Москву без среднего образования, при существующих условиях, он его ни за что не получил бы.

— Существует мнение <1>, что согласно ст. 6 (особенно п. 5 — 7) общественность полностью исключается из процесса принятия ключевых решений, касающихся сферы образования, а федеральные органы государственной власти в сфере образования наделяются полномочиями принимать решения, касающиеся интересов субъектов образовательного процесса, без учета их мнения. Согласны ли Вы с ним? Почему? ——————————— <1> Обращение инициативной группы педагогических работников и граждан, неравнодушных к судьбе российского образования, Президенту Российской Федерации // URL: http://pedsovet. org/ content/view/18167/ 253/%3C/p%3E%3Cp%3E.

— Скажу так. Никакие преграды не остановят общественность, если ее представители захотят поучаствовать, например, в принятии решений по вопросам образования. Между прочим, так было и в советское время вопреки расхожему мнению, что тогда в стране был сплошной концентрационный лагерь (ни в коем случае не идеализирую советский строй, поскольку если бы тогда все было нормально, то ничего не рухнуло бы в одночасье). Я бы вообще всячески поощрял и даже провоцировал любое позитивное проявление активности общественности. Другое дело, что общая направленность Закона — жесткая централизация управления образованием на всех уровнях со стороны чиновников и минимизация самостоятельности вузов и школ. Здесь существует опасность (на самом деле это уже реальность), что чиновник убежден, что он знает порученные ему вопросы лучше любой общественности. Сколько раз я сталкивался с тем, что, когда меня спрашивают по тому или иному вопросу, и я говорю свое мнение, я вижу, что в действительности решение уже принято и меня спрашивают только для того, чтобы я его подтвердил. Если же этого не случается, то моя позиция сразу становится неинтересной.

— Пункт 2 ст. 6 нового Федерального закона гласит: «Федеральные государственные органы вправе обеспечивать в федеральных государственных образовательных организациях организацию предоставления общедоступного и бесплатного общего и среднего профессионального образования». Как Вы считаете, снимает ли данный пункт с государства ответственность за обеспечение государственных гарантий прав и свобод человека в сфере образования и создание условий для реализации права на образование, гарантированных Конституцией Российской Федерации? — Считаю, что не снимает, хотя бы потому, что Конституция главнее любого закона. Хотя сама формулировка — неудачна. Лучше было бы написать — обязаны. Впрочем, это вопросы юридической техники, которая у нашего законодателя хромает в принципе, что неудивительно при тех объемах законов, которые им принимаются, и тех спринтерских скоростях, которыми это делается.

— Удовлетворены ли Вы уже полученными результатами реформирования российского образования? — Я вижу, что талантливых студентов и аспирантов не стало больше. Абитуриенты приходят намного слабее, чем раньше. Проблем (и материальных, и организационных) стало больше. Чем я могу быть удовлетворен как человек, посвятивший высшей школе жизнь? Да, в последние годы существенным образом возросло финансирование образования и вузовской науки, но пока еще системного улучшения не произошло. Высокий статус профессора не возвращен. Хотя, конечно, возможностей у современных студентов стало намного больше, чем раньше: и выезды в зарубежные вузы, и доступ к огромному массиву информации, и прямой контакт со студентами из других регионов и стран, и отсутствие заидеологизированности, и другое. Но когда я это все вижу, я задаю себе вопрос: это достоинство реформ или просто так сложилось? Боюсь, что значительное финансирование, которое идет в образование, довольно вяло связано с реформами. Проблема заключается в том, что оценивать результаты любых реформ будут наши потомки и сейчас практически интуитивно мы должны угадать, правильно мы поступаем или нет. В стратегическом отношении я считаю, что неправильно. Объясняю: мы занимаемся копированием инородной системы образования. А система образования — плоть от плоти того общества, в котором она выращена. И потом, перед нами опыт Китая (со всеми оговорками), представители которого говорили мне в лицо, что своими достижениями они обязаны советской системе образования, которую они творчески переняли. Пока что все российские лауреаты Нобелевской премии являются выходцами из советской системы образования.

— Как Вы оцениваете эффективность подготовки отечественных бакалавров и магистров? Какой критерий оценки эффективности для вуза? — Думаю, что вопросы подготовки бакалавров и магистров следует рассматривать применительно к конкретным областям. Если говорить о юриспруденции, то считаю, что решение об обязательном переходе здесь на двухуровневую систему подготовки (а по новому Закону — на трехуровневую) — ошибка. Подтверждается это тем, что до сих пор не определено, где будут работать бакалавры. Их не ждут не только в прокуратуре, следственном комитете и судах, но и в адвокатуре. Уверен, что ни одна серьезная компания также не возьмет их на полноценную работу. В результате все наши бакалавры дружными рядами пойдут в магистратуру, статус которой, как некоего мостика к переходу в высокую науку, будет утерян. Кстати, даже из текста Закона не понятна принципиальная разница между магистратурой и аспирантурой. И там и там — образование. И там и там — диссертация. Как я уже сказал, боюсь, учитывая современные тенденции, что лишней будет признана аспирантура. Говорил неоднократно: без кадров высшей квалификации у страны нет будущего. Можем все купить: технику, книги, технологии, — кадры высшей квалификации не купим. Что касается критериев оценки эффективности вузов, то, оценивая в принципе положительно такую идею, смею предположить, что реализована она непродуманно. Возможно, я ошибаюсь, но оценивать российские вузы по рейтинговым показателям зарубежных агентств просто нелепо. Те же китайцы в ответ на все эти рейтинги сделали свой, и их вузы сразу же попали в число ведущих вузов мира. Кроме того, я не понимаю, почему такие критерии делаются втайне от вузовской общественности и почему они разрабатываются только в одном, пусть даже и известном, но все-таки в одном, без привлечения других, российском вузе. У нас что, остальные вузы неэффективные и потому не достойны участвовать в процессе оценки собственной значимости? Или среди всех равных есть более равный вуз?

— Сокращаются ли льготы для поступающих в вузы и чем это компенсируется? — Что касается льгот при поступлении, то, с моей точки зрения, их не должно быть вовсе. В этом вопросе министерство должно взять на себя всю полноту ответственности. Если какой-либо студент должен быть зачислен вне конкурса, то это прямая компетенция министерства, которое выделяет именно для этого студента деньги и направляет их вместе с конкретным студентом в вуз. Кстати, даже в этом случае есть прямое нарушение Конституции. В п. 3 ст. 43 Конституции говорится, что каждый вправе на конкурсной основе бесплатно получить высшее образование. Где здесь льготы? Я думаю, происходит смешение социальных задач по оказанию помощи людям с ограниченными возможностями и тем людям (ветераны войн, например), которые совершили значимые действия для страны. Но почему за счет системы образования? Мне кажется, это должно делаться иначе, через систему кредитования, другой социальной поддержки. В любом случае, искусственно созданные критерии внеконкурсного зачисления — это прямые коррупциогенные положения.

— Почему при поступлении в некоторые федеральные вузы кроме ЕГЭ нужно сдавать дополнительные экзамены? — Согласен, что здесь есть элементы определенной сегрегации. Но, немного зная, как это происходит в действительности, хочу сказать, что реального влияния на поступление этот дополнительный экзамен не оказывает. Его результаты не могут кардинально отличаться от результатов аналогичного экзамена в рамках ЕГЭ. Кроме того, этот экзамен — один из нескольких, и полученных по нему баллов не хватит, либо чтобы дотянуть до поступления, либо чтобы «завалить» абитуриента. Дополнительный экзамен — это действительно только мотивационная составляющая, чтобы абитуриент выбрал именно тот вуз, куда он хочет поступать, а не просто рассылал свои документы в различные вузы, словно билеты в лотерейный барабан. Я скептически отношусь к ЕГЭ как форме прямого зачисления абитуриентов в вуз. Основные болезненные причины, из-за чего это делалось, не ликвидированы: коррупции меньше не стало (просто она переместилась из вузов в центры по приему ЕГЭ), талантливых студентов в вузах также не прибавилось (многие действительно талантливые студенты, поступив в московские вузы, просто не могут здесь жить из-за дороговизны), система ЕГЭ привела к минимизации школьных знаний (на ЕГЭ в некоторых школах начинают «натаскивать» уже с 5-го класса). Кстати, само по себе признание факта, что лучшие вузы находятся в Москве, свидетельствует о плохой работе, поскольку в регионах хороших вузов не только не стало больше, но, получается, стало меньше. Учитывая уже имеющийся опыт приема в вузы по результатам ЕГЭ, я бы предложил наделить правом дополнительного экзамена все вузы.

— В российской науке существуют ученые степени кандидата юридических наук, доктора юридических наук: какая из них является аналогом западного PhD? — Никакая. PhD и наш доктор юридических наук — это велосипед и ракета, а PhD и наш кандидат наук — это велосипед и автомобиль. Лучшие дипломы студентов Университета имени О. Е. Кутафина — лучше некоторых PhD. Кстати, обратил внимание на такую тенденцию: некоторые наши горе-ученые, провалив подготовку и защиту диссертации в России, уезжают получать PhD за рубеж. Как говорится, делайте выводы.

— Чем грозит всем вузам обязательное участие в мониторинге Минобрнауки? — Оценка вузов министерством, как я уже говорил, в своей основе несет позитивные начала. Это заставляет вузы держать себя в тонусе, думать о развитии. Другое дело — критерии такого мониторинга. Здесь много вопросов. Такие критерии должны: а) быть прозрачны; б) широко обсуждаться вузовской общественностью; в) быть равноприменимыми для всех. Сам был свидетелем, когда, оценивая эффективность аспирантур, один чиновник, указав на низкие показатели одной московской высшей школы, неожиданно сказал, что такие показатели — принципиальная позиция вуза, руководство которого следит прежде всего за качеством диссертаций. А другие, значит, не должны следить за качеством или им не дозволено занимать принципиальную позицию по этому, а также по иному вопросу?

— Министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов сделал ряд важных заявлений в эфире радиостанции «Эхо Москвы» 24 марта 2013 г. Министр сообщил, что ректоры обязаны публиковать декларации о своих доходах на сайтах своих вузов. «Уже в этом году ректоры и вообще руководители всех федеральных учреждений будут обязаны декларировать свои доходы, как это делают госчиновники», — сказал Ливанов. Насколько правомерным Вы считаете данное обязательство для ректоров? — Думаю, что касается ректоров государственных вузов — то это вполне нормальное требование. Что касается правомерности, то я бы сказал так: следовало бы предложить ректорам сделать это в добровольном порядке.

— Что Вы думаете по поводу функционирования компьютерных программ-«антиплагиатов»? Являются ли результаты проверки научных работ данными программами исчерпывающим фактором для констатации факта наличия или отсутствия плагиата? — Когда я пишу статью, монографию или правлю работу своего ученика, я точно знаю, что я делаю, и точно знаю, что здесь мое, что моего ученика, а что нет. Это вопрос научной добросовестности. К сожалению, об этой вроде бы естественной категории, составляющей суть научной деятельности, часто забывается. Система «Антиплагиат» — всего лишь маячок, который сигналит, предупреждая, что что-то в этой работе не так. А дальше надо работать простым смертным ученым и смотреть, что и как заимствовано. Между прочим, в том случае, если система ничего не выявит, это тоже ничего не значит. Обмануть ее ничего не стоит. Например, у нас в диссертационном совете рассматривалась одна работа, автора которой обвиняли в плагиате. Там были такие фокусы: в оригинальном тексте было «на дворе стояла хорошая погода», у него — «хорошая погода была на дворе». И «Антиплагиат» уже не воспринимал это как заимствование.

— В чем различие между Московским государственным юридическим университетом имени О. Е. Кутафина и существовавшей ранее Московской государственной юридической академией имени О. Е. Кутафина? — Решение о преобразовании академии в первый в стране монопрофильный юридический университет считаю знаковым. На мой взгляд, это уникальный общемировой исторический эксперимент. Насколько я знаю, такого опыта нет ни у кого. Честно говоря, долго думал о плюсах и минусах такого решения и склоняюсь к тому, что плюсов больше. Юриспруденция стала больше чем образование, и если хотите, больше чем профессия. Это некая система поведения, образ мышления людей, образование которых представляет собой синтез многих знаний и навыков. Не случайно в той же Америке именно юристы составляют касту политического истеблишмента. Не случайно в отечественной и зарубежной истории так много выдающихся людей имели юридическое образование (Ершов, Чайковский, Лев Толстой, Беляев (фантаст), Собинов (тенор), Алехин (шахматист)). Предвижу, что создание юридического университета — первый шаг на пути появления новых образовательных стандартов, связанных так или иначе с юридическим обучением, но это вопросы будущего. Что касается Университета Кутафина и МГЮА, то хочу напомнить, что оба этих вуза вышли из недр ВЮЗИ, который был признанным центром методического обеспечения юридического образования Советского Союза. Конечно, академик О. Е. Кутафин дал мощный импульс развитию ВЮЗИ, и при нем этот вуз стал тем вузом, который сейчас считается одним из лучших образовательных центров страны. Поэтому Университет носит его имя. Но он никогда не стал бы таким, если бы не опирался на опыт и достижения ВЮЗИ. Не знаю, открою ли я секрет, но Кутафин начинал свою карьеру педагога и ученого как раз в ВЮЗИ. Он был руководителем партийной организации ВЮЗИ, когда ректором был известный администратор К. А. Мокичев. И Кутафин, несмотря на свою молодость, вел с ним принципиальную борьбу против авторитарного стиля управления. Этим он запомнился профессорско-преподавательскому составу. Думаю, что во многом поэтому, когда в 1987 г. он был призван возглавить ВЮЗИ, его избрали единогласно. Между прочим, это было первое совершенно демократическое избрание ректора на тот период в СССР.

— Какая перспектива развития отечественного юридического образования Вам представляется оптимальной? Какие задачи необходимо поставить в настоящее время? — Мы не должны уповать только на зарубежный опыт. Когда мне говорят, что наше юридическое образование должно быть ориентировано на западную модель, а наши выпускники должны быть востребованы за рубежом, то я, честно говоря, ничего не понимаю. Во-первых, почему наша система образования должна быть направлена на подготовку специалистов, например, для Европы? У нас что, своих проблем мало? Наши выпускники должны знать европейскую систему права, как и любую другую, кстати. Но при чем здесь эквивалентность дипломов? Кроме того, юридическая деятельность предполагает не просто прекрасное владение языком той страны, где работает юрист, но владение юридическим языком, а он часто бывает очень специфичным. Более того, юрист должен знать помимо законов особенности общественного устройства, особенности мировоззрения не только правоприменителей данной конкретной страны, но и обычных граждан. Во-вторых, знаю многих наших выпускников, дипломы которых без особого труда признали в том числе и в США. Так что, когда говорят о мобильности образования применительно к одному юридическому вузу, можно сказать, что эта проблема в практической сфере решена. Если говорить об оптимальной системе юридического образования, я приведу опыт Германии. Мне он нравится, хотя я не призываю его копировать. Сначала студент получает образование уровня специалиста (Германия вышла из Болонского процесса, а юристы в категорической форме отвергли двухступенчатую систему подготовки юристов), затем он сдает теоретический экзамен (принимают его не преподаватели университета, где он учился), после этого он идет на практику на один год, после успешного прохождения которой сдает практический экзамен (принимают работодатели, представители Ассоциации юристов Германии). И только после успешной сдачи этого практического экзамена он получает полноценный диплом юриста, который дает ему возможность идти работать или поступать в аспирантуру. Кстати, в Германии успешно действует двухуровневая система подготовки ученых — кандидат и доктор. Другое дело, что получить звание профессора там намного сложнее, чем даже доктора, поскольку оно дается только при наличии соответствующей вакансии в университете, а такие вакансии, извините, образуются только в силу естественных возрастных причин. Но зато профессор в Германии — это ученый, который получает в распоряжение значительные денежные средства, обладает целым набором привилегий и может без специального на то разрешения участвовать в судебных процессах (в отличие от рядовых юристов, которые для этого должны пройти целую процедуру специальных испытаний). Задачи перед отечественным юридическим образованием должны быть поставлены следующие: 1) закрыть халтурные юридические псевдоучебные заведения; 2) сократить количество юридических аспирантур; 3) качественно улучшить систему подготовки кадров высшей квалификации; 4) запретить чиновникам любых уровней готовить диссертации вне рамок аспирантур; 5) чиновникам высокого уровня разрешать защищать диссертации только по согласованию с Ассоциацией юристов России. С момента создания ассоциации и по сей день я возлагаю на эту организацию большие надежды. Убежден, что порядок в юридическом образовании — дело рук самих юристов прежде всего. Говорю об этом потому, что беспорядок в этом деле, который, к сожалению, произошел, это тоже дело рук юристов. Ни один юридический вуз, над выпускниками которого смеются не только у нас, но и в некоторых соседних странах, куда они пытаются прийти работать, не был открыт как минимум без мнения какого-либо юриста, который входил в соответствующую комиссию. Ну и, конечно, финансирование. Думаю, что если сократить халтурные юридические вузы (и факультеты), то выделяемых денег могло бы хватить на достойное развитие юридического образования. В этой связи с болью и ужасом смотрю на то, как собираются, что называется, с миру по нитке деньги на лечение больным детям. Считаю это позором сегодняшнего дня, особенно когда вижу, какие суммы вменяются в вину коррупционерам. При колоссальных тратах нашего государства на не буду говорить какие спортивные объекты при сверхдоходах сотни отечественных псевдоолигархов у нас нет денег на операции больным детям. Как такое возможно? Я бы направил деньги, изъятые у коррупционеров, на немедленное лечение больных детей.

Интервью брал А. А.Оводов

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *