Конституционный образ человека

(Должиков А. В.) ("Конституционное и муниципальное право", 2014, N 2) Текст документа

КОНСТИТУЦИОННЫЙ ОБРАЗ ЧЕЛОВЕКА

А. В. ДОЛЖИКОВ

Должиков Алексей Вячеславович, доцент кафедры конституционного и международного права Алтайского государственного университета, кандидат юридических наук, доцент.

Целью работы является обоснование использования категории "образ человека" в российском конституционном праве. Вновь вводимый термин связывается с конституционными правами и свободами человека и гражданина (далее - конституционные права) и конституционной судебной практикой. Междисциплинарный и сравнительно-правовой подходы предопределяют направления дальнейших исследований рассматриваемого понятия в конституционном праве. В работе предлагается различать биологические, социальные и духовные атрибуты человека, а также его юридическую природу. Последняя выражается в принадлежности человеку конституционных прав.

Ключевые слова: образ человека; конституционные права; конституционное правосудие.

Constitutional image of a human being A. V. Dolzhikov

Dolzhikov Aleksej Vyacheslavovich, assistant professor of the chair of constitutional and international law of Altaj state university, candidate of juridical sciences.

The purpose of the paper is to argue on usage of concept of "image of human being" in Russian constitutional law. Newly implemented term correlates with constitutional rights and freedom of the human and the citizen (hereinafter - constitutional rights) and constitutional adjudication. Interdisciplinary and comparative approaches have predefined directions of the further research of this concept in constitutional law. It is argued on difference between biological, social and spiritual attributes of the human being, and also its legal nature. The last is reflected in possessing of constitutional rights by human being.

Key words: image of human being; constitutional rights; constitutional adjudication.

Постановка проблемы

Современные конституции не только закладывают основу социальной и политической жизни, но и формируют представление о человеке в государственно-организованном обществе. Отечественное правоведение традиционно использует для этих целей категорию "статус" или "положение". С 1960-х годов представители советского правоведения (Н. В. Витрук, Л. Д. Воеводин, В. А. Кучинский, Е. А. Лукашева, Н. И. Матузов, М. Ф. Орзих, В. А. Патюлин, Б. Н. Топорнин, И. Е. Фарбер и др.) <1> достигли значительных высот в теоретическом анализе взаимоотношений государства и человеческой личности. Во многом результаты этих исследований сконцентрированы в юридической конструкции конституционного статуса (основ правового положения) личности. -------------------------------- <1> См.: Витрук Н. В. Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе. М., 1979; Он же. Общая теория правового положения личности. М., 2008; Воеводин Л. Д. Конституционные права и обязанности советских граждан. М., 1972; Он же. Юридический статус личности в России. М., 1997; Конституционный статус личности в СССР / Ред. кол. Н. В. Витрук, В. А. Масленников, Б. Н. Топорнин. М., 1980; Кучинский В. А. Личность, свобода, право. М., 1978; Мальцев Г. В. Социалистическое право и свобода личности. М., 1968; Матузов Н. И. Правовая система и личность. Саратов, 1987; Орзих М. Ф. Личность и право. М., 1975; Патюлин В. А. Государство и личность в СССР. М., 1978; Топорнин Б. Н. Конституционный статус личности: Уроки истории и современные проблемы // Современный конституционализм. М., 1990. С. 3 - 20; Фарбер И. Е. Свобода и права человека в Советском государстве. Саратов, 1974; и др.

Вместе с тем в настоящее время данная категория относится к числу достаточно разработанных и даже заезженных. Ее анализ сейчас чаще всего сводится к схоластическим спорам о "верном" наименовании, включении тех или иных структурных элементов и т. п. <2>. Этот вывод не отрицает значимости самой этой конструкции, которую можно считать достоянием отечественной юриспруденции. В таком качестве ее можно поместить в один ряд с устоявшимися юридическими категориями, например такими, как "правоотношение", "юридический факт" и т. д. Вместе с тем требуют осмысления новые темы в конституционно-правовых исследованиях. Предлагается в целях разработки некой конституционной антропологии ввести в оборот российского права новую категорию "образ человека". -------------------------------- <2> См.: Кузнецов И. А. Правовой статус личности в Российской Федерации: понятие, общая характеристика, структура и гарантии // Вестник Башкирского института социальных технологий. 2010. N 2. С. 130 - 145; Леус М. В., Джамбатов А. А. Правовой статус личности // Вестник КСЭИ. Экономика. Право. Печать. 2013. N 1-2. С. 55 - 58; Оганесян С. М. Особенности конституционно-правового статуса человека и гражданина в России // Мир юридической науки. 2012. N 5. С. 29 - 32; Орлова К. А. Правовой статус: соотношение со смежными понятиями // Мировой судья. 2013. N 4. С. 6 - 7; Самарина Е. С. Категория "правовой статус личности" в теоретико-правовой науке // Ленинградский юридический журнал. 2013. N 2. С. 24 - 30.

Междисциплинарный подход в конституционном анализе человека

Познание образа человека как субъекта волнует цивилизованный мир на всем протяжении его развития. При этом человек является объектом познания различных областей знания, в каждой из которых акцентируется внимание на отдельных проявлениях его бытия. Сама категория "образ человека" уже получила детальную разработку в ряде гуманитарных и социальных наук <3>. -------------------------------- <3> См.: Апресян Ю. Д. Образ человека по данным языка: попытка системного описания // Вопросы языкознания. 1995. N 1. С. 37 - 67; Блохина Н. Образ человека и мира: неэлиминируемость метафизики // Меди@льманах. 2013. N 1. С. 18 - 24; Братусь Б. С. Образ человека в гуманитарной, нравственной и христианской психологии // Психология с человеческим лицом: гуманистическая перспектива в постсоветской психологии / Под ред. Д. А. Леонтьева, В. Г. Щур. М.: Смысл, 1997. С. 67 - 91; Зимакова Е. В. Образ человека в православной традиции и русской религиозной философии // Человек. 2005. N 4. С. 99 - 113; Клаус Э. Образ человека и интеграция // Воспитание и обучение детей с нарушениями развития. 2011. N 4. С. 53 - 58; Кругликов В. А. Образ "человека культуры" / Отв. ред. Б. Т. Григорьян. М.: Наука, 1988; Марков Б. В. Образ человека в постантропологическую эпоху // Вопросы философии. 2011. N 2. С. 23 - 33; Огурцов А. П. Постмодернистский образ человека и педагогика // Человек. 2001. N 3. С. 5 - 17; Смородинский В. С. Образ человека и концепт государства: связь и соотношение // Проблемы политико-правового развития в XXI веке. М.: Восход-А, 2010. С. 269 - 273; Токарев Г. В. Образ человека в русской картине мира // Теория языка и межкультурная коммуникация. 2012. N 2. С. 66 - 75; Розин В. М. Образ человека в контексте современности. От психологической личности к эзотерической? // Философские науки. 2000. N 1. С. 96 - 107; Sellars W. Philosophy and the Sientific Image of Man // Frontiers of Science and Philosophy / Ed. by R. Colodny. Pittsburgh, 1962. P. 35 - 78. URL: http://www. ditext. com/sellars/psim. html (дата обращения: 15.11.2013).

Конечно, не стоит отождествлять философские, социологические, психологические и правовые аспекты образа человека. Вместе с тем нельзя согласиться с мнением советских государствоведов о том, что такие понятия в праве и философии находятся в противоречии <4>. В этом отношении интересны рассуждения английского антрополога Х. Рикмана. По его мнению, отрасли познания не могут вступать в конфликт друг с другом. "Если биологи описывают человеческое тело как состоящее из клеток, а физики считают его конгломератом атомов, то они говорят не о разных кусочках человека и не противоречат друг другу. У каждого из них в определенном смысле свой предмет исследования, но они говорят об одной и той же вещи, и то, что открывает одна дисциплина, может повлиять на выводы другой" <5>. Поэтому использование междисциплинарного подхода в освещении конституционно-правовых аспектов образа человека позволяет выявить новые аспекты сугубо юридических проблем. Ориентируясь на общенаучные представления, конституционная доктрина должна акцентировать внимание на тех свойствах человека, которые связаны в первую очередь с закреплением и осуществлением его конституционных прав. -------------------------------- <4> См.: Фарбер И. Е. Свобода и права человека в Советском государстве. Саратов, 1974. С. 21. <5> Рикман Х. Возможна ли философская антропология? // Это человек: Антология / Сост. П. С. Гуревич. М., 1995. С. 70.

Проблема человека как методологическая основа конституционализма

Обращение к проблеме конституционного образа человека важно с методологической точки зрения. Так, В. Н. Дурденевский еще в 1918 г. указывал на необходимость общего философского идеала, позволяющего оценивать частные проблемы любого правового исследования. Следует поддержать автора в том, что им является принцип "высшего достоинства и бесконечного совершенствования человеческой личности" <6>. Негативный опыт исторического развития государств, где интересы общества превалировали над ценностью отдельного человека, подтверждает верность подобных методологических начал. -------------------------------- <6> Дурденевский В. Н. Субъективное право и его основное разделение // Правоведение. 1999. N 3. С. 78 - 79.

Историческое развитие образа человека

Прежде всего можно остановиться на истории становления образа человека, который в разные эпохи определялся по-разному. В эпоху Античности мыслители отводили человеку центральное место в мироздании, провозгласив его "мерой всех вещей" (Протагор) <7>, определяли в качестве признаков, выделяющих его среди животных, способность к общению с другими людьми и разум (Аристотель) <8>. В Средневековье христианские мыслители впервые начинают рассуждать о человеке как "личности, воплощающей в себе телесно-чувственную субстанцию, одушевленную не просто разумом, но духовностью" <9>. В период Возрождения в качестве основы человеческой природы и достоинства, отличающих человека от других существ, назывались способность разума к творчеству в процессе познания законов мирового порядка (Дж. Пико делла Мирандола) <10>. Начиная же с XVII столетия, названного веком Просвещения, развиваются идеи гуманизма и ценности отдельного человека в его взаимоотношениях с обществом и государством. В частности, впервые особой природой человека обосновываются его естественные права, а также обеспечивающие реализацию этих прав принципы организации публичной власти (Дж. Локк, Ш. Л. Монтескье, Ф. Вольтер, Ж.-Ж. Руссо, И. Кант и др.). -------------------------------- <7> См.: Скирбекк Г., Гилье Н. История философии. М., 2003. С. 67. <8> См.: Аристотель. Политика // Сочинения: В 4 т. Т. 4. М., 1984. С. 379. <9> Борзенков В., Фролов И. Познание человека: комплексный подход // Свободная мысль. 1998. N 5. С. 108. <10> См.: История философии. Ростов-на-Дону, 1999. С. 129 - 130; Философская энциклопедия / Гл. ред. Ф. В. Константинов: В 5 т. Т. 5. М., 1970. С. 355.

Впоследствии данные идеи получают нормативное закрепление в конституционных актах стран Европы и Северной Америки (Декларации прав штата Виргиния от 12 июня 1776 г. <11>, Декларации независимости США от 4 июля 1776 г., Конституции США от 17 сентября 1787 г., Билле о правах США от 15 декабря 1791 г. <12> и др.). Так, ст. 1 Декларации прав человека и гражданина Франции от 26 августа 1789 г. гласила, что "люди рождаются и остаются свободными и равными в правах" <13>. При этом именно из естественных свойств человеческой природы проистекали свобода и равенство <14>. -------------------------------- <11> См.: сайт библиотеки штата Виргиния. URL: http://www. virginiamemory. com/docs/VADeclaration. pdf (дата обращения: 15.11.2013); Документы американской истории, экономики и права (Documents on American history, economy and law) / Сост. Н. С. Индукаева, Е. Ю. Лицарева. Томск, 1995. С. 10. <12> См.: Соединенные Штаты Америки: Конституция и законодательные акты / Под ред. О. А. Жидкова. М., 1993. С. 29 - 49. <13> Французская Республика. Конституция и законодательные акты / Под ред. В. А. Туманова. М., 1989. С. 27 - 29. <14> См.: Даниленко В. Н. Декларация прав и реальность. К 200-летию Декларации прав человека и гражданина. М., 1989. С. 15 - 16.

Образ человека нашел свое осмысление и в отечественной политико-правовой мысли, особенно на рубеже XIX - XX вв. (Б. П. Чичерин, Н. М. Коркунов, Е. Н. Трубецкой, П. И. Новгородцев, Л. И. Петражицкий, И. А. Ильин и др.). Не случайно эту эпоху связывают с "возрождением естественного права" <15>. Вместе с тем следует согласиться с мыслью А. И. Ковлера о том, что, "поднявшись на невиданные высоты теоретических поисков общественного идеала, в котором праву отводилась соответствующая роль, наши мыслители потеряли из виду... человека с его насущными правами" <16>. Последний вывод в полной мере можно подкрепить отсутствием традиции позитивного закрепления конституционных прав, за исключением дарованных монархом своим подданным "основ гражданской свободы" <17>. -------------------------------- <15> Новгородцев П. И. Нравственный идеализм в философии права (к вопросу о возрождении естественного права) // О свободе. Антология мировой либеральной мысли (I пол. XX в.) / Отв. ред. М. А. Абрамов. М., 2000. С. 636 - 645. <16> Ковлер А. И. Антропология права. М., 2002. С. 335. <17> Об усовершенствовании государственного порядка: Высочайший манифест императора Российской империи от 17 октября 1905 г. (п. 1) // Правовой вестник. 1905. N 222. 18 октября.

В Новейшее время в теоретическом плане категория "образ человека" продолжает оставаться предметом исследований различных отраслей знания, а применительно к юриспруденции получила наиболее обстоятельное освещение в послевоенной Германии. Объяснение такому вниманию к образу человека можно найти в преамбуле Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 г., указывающей, что "пренебрежение и презрение к правам человека привели к варварским актам, которые возмущают совесть человечества" <18>. В этом случае можно обратить внимание на германскую государственную доктрину и конституционно-судебную практику в этой сфере. -------------------------------- <18> Российская газета. 1995. 5 апреля.

Сравнительная перспектива категории "образ человека"

Отправной точкой в понимании образа человека (от нем. - Menschenbild) в германской конституционной доктрине <19> выступает формула, которую в отношении данного концепта выработал Федеральный Конституционный Суд ФРГ. В решении от 20 июля 1954 г. было сформулировано, что "образ человека в Основном Законе означает не изолированных суверенных индивидов; более того, Основной Закон разрешил напряженность между индивидом и обществом в смысле социальной интеграции и социальной связанности лица, не посягая при этом на его самоценность" <20>. Тем самым внимание обращается на соотношение индивидуальных и социальных характеристик в конституционном образе человека. В другом решении от 21 июля 1977 г., касающемся пожизненного лишения свободы, были подчеркнуты духовные элементы в рассматриваемом понятии. Страж германской Конституции толкует "представление о человеке как духовно-нравственном существе... которое исходя из этого стремится самоопределяться и развиваться в свободе. Ее Основной Закон понимает не как свободу изолированного и суверенного, но как интегрированного и связанного с обществом индивида" <21>. В данном случае также подчеркивается значение свободы и иных духовных качеств в образе человека при условии осознания его взаимообусловленности с социумом. -------------------------------- <19> Becker U. Das "Menschenbild des Grundgesetzes" in der Rechtsprechung des Bundesverfassungsgerichts. Berlin, 1996; Bockenforde E.-W. Vom Wandel des Menschenbildes im Recht. Munster, 2001; Geiger W. Menschenrecht und Menschenbild in der Verfassung der Bundesrepublik Deutschland // Festschrift Hans Joachim Faller / Hrsg. W. Zeidler. Munchen, 1984. S. 3 - 15; Glaeser W. S. Dauer und Wandel des freiheitlichen Menschenbildes // Staat, Kirche, Verwaltung: Festschrift fur Hartmut Maurer zum 70. Geburtstag / Hrsg. M.-E. Geis, D. Lorenz. Munchen, 2001. S. 1213 - 1227; Haberle, P. Das Menschenbild im Verfassungsstaat. Berlin, 1998; Hampel J. Das Menschenbild des Grundgesetzes und die Erziehung // Politik und Kultur. 1990. Bd. 17. H. 6. S. 15 - 28; Leder, G. Das Menschenbild des Grundgesetzes und die Zukunft unserer Verfassung // Das Menschenbild des Grundgesetzes. Philosphische, juristische und theologische Aspekte / Hrsg. J. Kraetzer. Berlin, 1996. S. 68 - 88; Leisner W. Das "Menschenbild" des Grundgesetzes // Staat: Schriften zu Staatslehre und Staatsrecht; 1957 - 1991. Berlin, 1994. S. 7 - 17; Pawlas, A. Grundgesetz und Menschenbild: Anfragen zu Praambel und Artikel 1 des Grundgesetzes // Aus Politik und Zeitgeschichte. 1991. Bd. 49. S. 37 - 46; Steinberg R. Die Reprasentation des Volkes. Menschenbild und demokratisches Regierungssystem. Baden-Baden, 2013; Stolleis M. Das Menschenbild der Verfassung // Beitrage zu einer aktuellen Anthropologie / Hrsg. H.-R. Duncker. Stuttgart, 2006. S. 369 - 378. <20> Urteil des Ersten Senats vom 20. Juli 1954, 1 BvR 459, 484, 548, 555, 623, 651, 748, 783, 801/52, 5, 9/53, 96, 114/54 [Investitionshilfe] // Entscheidungen des Bundesverfassungsgericht. Bd. 4. S. 7, 15. <21> Urteil des Ersten Senats vom 21. Juni 1977, 1 BvL 14/76 [Lebenslange Freiheitsstrafe] // Entscheidungen des Bundesverfassungsgericht. 1977. Band. 45. S. 227.

Наконец, еще в одном известном решении от 24 февраля 1971 г. Федеральный Конституционный Суд определяет рассматриваемую категорию как источник конституционных прав и свобод. По мысли конституционных судей, все эти права проистекают "из образа человека в Основном Законе, т. е. человека как действующей под свою ответственность личности" <22>. Похожая норма содержится в преамбуле Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г., согласно которой "права вытекают из присущего человеческой личности достоинства" <23>. Соответственно, данный сравнительно-правовой очерк позволяет рассмотреть взаимосвязь духовных и социальных характеристик человека в российском Основном Законе. -------------------------------- <22> Beschlub des Ersten Senats vom 24. Februar 1971, 1 BvR 435/68 [Mephisto] // Entscheidungen des Bundesverfassungsgericht. 1971. Bd. 30. S. 193. <23> Ведомости Верховного Совета СССР. 1976. N 17. Ст. 291.

Текстуальная основа образа человека в Конституции РФ

Конституция РФ от 12 декабря 1993 г. (с изм. от 30.12.2008) <24> не содержит отдельной статьи, посвященной человеку как таковому. Этого следовало бы ожидать от философского или богословского трактата, а не от Основного Закона государства. Вместе с тем понятие человека может быть выведено из отдельных конституционных принципов и норм. К ним можно отнести положения преамбулы об утверждении прав и свобод человека, о вере в добро и справедливость; ст. 2 о высшей ценности человека и его прав, об основной обязанности государства по признанию, соблюдению и защите этих прав; ч. 3 ст. 6 о недопустимости лишения гражданина Российской Федерации его гражданства; ч. 1 ст. 7 об обеспечении государством достойной жизни и свободного развития человека; ч. 2 ст. 17 о неотчуждаемости основных прав и принадлежности их человеку от рождения; ч. 3 ст. 17 о недопустимости нарушения права других лиц при осуществлении собственных прав; ч. 1 ст. 21 об охране государством достоинства личности и недопустимости его умаления; ч. 2, 3 ст. 38 об обязанностях родителей и детей по взаимной заботе друг о друге и т. п. Из этого калейдоскопа основополагающих принципов и норм и складывается современный конституционный образ человека. -------------------------------- <24> Российская газета. 1993. 25 декабря; 2008. 31 декабря.

Ориентируясь на сравнительно-правовой и междисциплинарный подходы при анализе конституционного образ человека, можно охарактеризовать его биологические, социальные и духовные атрибуты.

Человек как биологическое существо

Прежде всего человек является представителем биологического мира. Биология и антропология придерживаются мнения, что человек имеет общую со всеми животными природу. Сравнивая человека с антропоидами (крупными приматами), ученые обычно выделяют ряд их схожих признаков <25>. Тело человека является материальным (биологическим, физическим, химическим и т. д.). Поэтому вне связи с природой феномен Homo sapiens не поддается объяснению. Конституционно-правовое закрепление биологических свойств человека подтверждают положения о принадлежности основных прав каждому человеку от рождения (ч. 2 ст. 17), принцип равенства в части пола, расы, возраста и иных биологических признаков (ст. 19). Кроме того, биологические свойства человека опосредуются отдельными конституционными правами, к которым можно отнести закрепляемые Конституцией РФ право на жизнь - ч. 1 ст. 20, право на свободу и личную неприкосновенность - ст. 22, право на охрану здоровья - ч. 1 ст. 41, право на благоприятную окружающую среду - ст. 42 и др. Рассматриваемый аспект природы человека нашел свою поддержку в практике Конституционного Суда РФ, который, например, связывает права ребенка "с самой природой отношений, исторически сложившихся и обеспечивающих выживание и развитие человека как биологического вида" (п. 3) <26>. -------------------------------- <25> См.: Сервера Э. А. Кто есть человек? // Это человек: Антология / Сост. П. С. Гуревич. М., 1995. С. 82 - 83. <26> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 8 июня 2010 г. N 13-П // СЗ РФ. 2010. N 25. Ст. 3246.

При этом вряд ли стоит ограничиваться лишь биологическими характеристиками образа человека. Например, в отношении особенностей статуса тех же детей германские коллеги отечественных конституционных судей считают, что "ребенок нуждается в защите и помощи с целью развития себя внутри социально организованного общества в качестве действующей под свою ответственность личности так, чтобы она соответствовала образу человека в Основном Законе" <27>. Отсюда можно рассмотреть социальные аспекты конституционного образа человека. -------------------------------- <27> Beschlub des Ersten Senats vom 29. Juli 1968, 1 BvL 20/63, 31/66 und 5/67 [Adoption I] // Entscheidungen des Bundesverfassungsgericht. 1968. Bd. 24. S. 144.

Человек как социальное существо

Социальность является одной из сущностных черт, отличающих человека от других живых особей. Еще в недалеком прошлом ни одна из отечественных работ о человеке не могла обойтись без высказываний К. Маркса о том, что "сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений" <28>. Этому же вторил ленинский постулат о том, что человек не может жить в обществе и быть одновременно свободным от него <29>. Данные идеи предопределили господствующее в советской науке мнение о дуализме биологического и общественного в человеке. Оно нередко встречается и в современном правоведении <30>. -------------------------------- <28> Маркс К. Тезисы о Фейербахе // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. М., 1974. С. 265. <29> См.: Ленин В. И. Полное собрание сочинений. Т. 12. М., 1968. С. 104. <30> См.: Комаров С. А., Ростовщиков И. В. Личность. Права и свободы. Политическая система. СПб., 2002. С. 124.

Социальные проявления образа человека подтверждают нормы действующей Конституции РФ, которые устанавливают конституционные права в сфере общественной жизни человека. К ним может быть причислено большинство основных политических (свобода слова - ч. 1 ст. 29; свобода массовой и иной информации - ч. 4, 5 ст. 29; свобода объединений - ст. 30; свобода собраний - ст. 31; право участвовать в управлении делами государства - ч. 1 ст. 32; избирательные права - ч. 2 ст. 32; право на занятие государственных должностей - ч. 3 ст. 32, право на обращения - ст. 33) и социальных прав (свобода труда и право на его достойные условия - ст. 37; право на социальное обеспечение - ст. 39; право на жилище - ст. 40; право на образование - ст. 43; свобода преподавания - ч. 1 ст. 44; право на участие в культурной жизни - ч. 2 ст. 44). В этой связи заслуживает поддержки позиция профессора К. Экштайна, который предлагает выделять "коммуникационные права" или "основные права свободного общения" <31>. Ученый подчеркивает, что "они защищают основополагающую человеческую потребность в обмене мнениями и общении с другими людьми. Такое общение имеет решающее значение для реализации человеческого существования, для формирования индивидуального самоопределения и межчеловеческих отношений" <32>. -------------------------------- <31> Экштайн К. А. Основные права и свободы. М., 2003. С. 41, 137. <32> Там же. С. 137.

При этом Конституционный Суд РФ иногда придает "социальную" окраску правам, которые сам же называет прирожденными, а значит, связанными с биологической природой человека. Так, в Постановлении от 22 марта 2005 г. N 4-П, с одной стороны, отмечается, что "принадлежащее каждому от рождения право на свободу и личную неприкосновенность относится к числу основных прав человека", а с другой - по мысли "стража" российского Основного Закона, "оно воплощает наиболее значимое социальное благо" <33>. Такая "социализация" биологической природы человека при всей взаимосвязанности таких атрибутов опасна в связи с возможным расширением ограничений конституционных прав со ссылкой на социальные основания и факторы. В связи с этим в образе человека следует выделять и духовные свойства. -------------------------------- <33> СЗ РФ. 2005. N 14. Ст. 1271.

Человек как духовное существо

В конституционализме отрицание того, что человек есть духовное существо, приводит к теоретико-методологическим ошибкам в отношении конституционных прав, ибо "корень субъективных прав в моральных переживаниях, в глубине психики человека, в его духовной природе" <34>. -------------------------------- <34> Дурденевский В. Н. Указ. соч. С. 91.

Духовные качества человека проявляются в ряде конституционных прав, среди которых право на достоинство (ст. 21), свобода совести и вероисповедания (ст. 28), свобода мысли (ч. 1 ст. 29), свобода творчества (ч. 1 ст. 44), право на доступ к культурным ценностям (ч. 2 ст. 44). В наиболее же концентрированном виде духовные свойства человеческой личности выражаются в конституционных нормах о дееспособности. Конституция РФ в ст. 60, допускающей самостоятельное осуществление гражданами своих прав и обязанностей в полном объеме с 18 лет, связывает понятие дееспособности прежде всего с возрастом как биологическим качеством человека. Вместе с тем именно духовные и психологические свойства несовершеннолетних обусловливают специфику их конституционных прав. Именно такой позиции придерживается Конституционный Суд РФ, подчеркивая, что "федеральный законодатель вправе при осуществлении правового регулирования отношений с участием несовершеннолетних... вводить те или иные ограничения, обусловленные их эмоциональной, духовной и интеллектуальной незрелостью" <35>. Тем самым обоснованность дополнительных ограничений конституционных прав детей связывается с духовными проявлениями человеческой природы. -------------------------------- <35> Определение Конституционного Суда РФ от 6 июля 2010 г. N 936-О-О // Документ опубликован не был. Доступ из справочной правовой системы "КонсультантПлюс".

Похожую взаимосвязь с духовной природой человека можно проследить применительно к ограничению отдельных конституционных прав лиц, страдающих психическими расстройствами. Так, на основании ч. 3 ст. 32 Конституции РФ активного и пассивного избирательного права лишаются лица, признанные судом недееспособными. Аналогичным образом Конституционный Суд РФ, объясняя основания определения судом недееспособности у лиц с психическими расстройствами, указывает: "...в связи с этим опасности причинения им вреда себе самому или другим лицам суд устанавливает соответствующие изменения в психическом состоянии данного лица, выступающие в качестве правообразующих, правоизменяющих или правопрекращающих юридических фактов" <36>. -------------------------------- <36> Постановление Конституционного Суда РФ от 20 ноября 2007 г. N 13-П // СЗ РФ. 2007. N 48 (ч. 2). Ст. 6030.

Духовные атрибуты конституционного образа человека обращают внимание на понимание конституционных прав в религиозных учениях. Согласно христианской традиции человек сотворен по образу и по подобию божьему <37>. При этом Русская Православная Церковь не только признает представление о неотъемлемых правах личности одним из доминирующих принципов современного светского правосознания <38>, но и подчеркивает их относительную универсальность: "Несмотря на глубокие различия между отдельными цивилизациями и культурами, в любой из них наличествуют некоторые представления о правах и обязанностях человека" <39>. Несмотря на конституционный принцип светской государственности (ст. 14 Конституции РФ), религиозные представления о человеке и его конституционных правах могут влиять на конституционное правосудие. Нельзя отрицать такого влияния через субъективное мнение отдельных судей Конституционного Суда РФ. -------------------------------- <37> См.: Ветхий Завет. Книга Бытия (Быт. 1: 26). URL: http://patriarchia. ru/bible/gen/1/#gen-1.26 (дата обращения: 15.11.2013). <38> См.: Основы социальной концепции Русской Православной Церкви (раздел IV. Христианская этика и светское право, п. 6) // Официальный сайт Московского патриархата. URL: http://www. patriarchia. ru/db/print/419128.html (дата обращения: 15.11.2013). <39> Основы учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека // Официальный сайт Московского патриархата. URL: http://www. patriarchia. ru/db/text/428616.html (дата обращения: 15.11.2013).

Некоторые конституционные права, которые на первый взгляд основаны на духовных свойствах, могут выражать одновременно несколько сторон человеческой природы. В частности, конституционную свободу мысли можно считать отражением биологических процессов психики человека. При выражении мыслей во внешней среде она приобретает ярко выраженный социальный характер и именно в таком качестве имеет наибольшую ценность, поскольку позволяет вести общественно значимые дискуссии. В то же время свобода мысли лежит в основе духовности человека, его самоопределения и развития. Поэтому биологические, социальные и духовные качества находятся в единстве и неразрывной связи. Не исчерпываясь тремя рассмотренными атрибутами, конституц ионный образ человека включает и собственно правовые аспекты.

Человек как юридическое существо

Следует согласиться с мнением французского антрополога права Ж. Карбонье о том, что человек есть Homo Juridicus, т. е. юридическое существо. Лишь он среди живых существ нашей планеты наделен подобным свойством (например, способен создавать нормы и соблюдать их, тогда как у других существ возможны лишь привычки) <40>. Аналогичную мысль развивает отечественный правовед Н. И. Матузов, по мнению которого только человеческая личность "обладает правовыми чувствами, наделена естественными правами и свободами, может воспринимать юридическую справедливость и несправедливость. Кроме того, она накрепко детерминирована правовой системой, связана с ней тысячами нитей - вертикальных и горизонтальных. Все это и определяет ее правовые качества..." <41>. На этом фоне дурным тоном можно признать рассуждения отдельных представителей "милицейской" профессуры, сомневающихся в самой необходимости существования для юридической теории человека и его основных прав <42>. И если в теоретическом плане такие рассуждения должны получить оценку научного сообщества, то с точки зрения юридического образования нельзя не видеть взаимосвязи между подобными методическими установками и, например, культивированием пыток в практике правоохранительных органов. -------------------------------- <40> См.: Карбонье Ж. Юридическая социология. М., 1986. С. 61. <41> Матузов Н. И. К вопросу о суверенитете личности // Правоведение. 1994. N 4. С. 6. <42> См.: Малахов В. П. Миф о "человеке юридическом" // История государства и права. 201 2. N 11. С. 31 - 34.

Таким образом, конституционный образ человека связывается с принадлежностью субъекта к человеческому роду и употребляется для указания на наиболее фундаментальные интересы и блага для отдельного лица в юридическом упорядочении его взаимоотношений с публичной властью в целом. Биологическая, социальная и духовная природа дает возможность определить конституционные права в качестве неотъемлемых и присущих ему от рождения, а также обеспечивающих свободное и ответственное развитие личности в государственно-организованном обществе таких же индивидов. Юридическое проявление конституционного образа человека выражается в наличии у него субъективных прав, наиболее фундаментальные из которых и получают закрепление в конституционных нормах.

Литература

1. Becker U. Das "Menschenbild des Grundgesetzes" in der Rechtsprechung des Bundesverfassungsgerichts. Berlin, 1996. 2. Bockenfarde E.-W. Vom Wandel des Menschenbildes im Recht. Munster, 2001. 3. Beschlub des Ersten Senats vom 24. Februar 1971, 1 BvR 435/68 [Mephisto] // Entscheidungen des Bundesverfassungsgericht. 1971. Bd. 30. S. 193. 4. Beschlub des Ersten Senats vom 29. Juli 1968, 1 BvL 20/63, 31/66 und 5/67 [Adoption I] // Entscheidungen des Bundesverfassungsgericht. 1968. Bd. 24. S. 144. 5. Geiger W. Menschenrecht und Menschenbild in der Verfassung der Bundesrepublik Deutschland // Festschrift Hans Joachim Faller / Hrsg. W. Zeidler. Munchen, 1984. S. 3 - 15. 6. Glaeser W. S. Dauer und Wandel des freiheitlichen Menschenbildes // Staat, Kirche, Verwaltung: Festschrift fur Hartmut Maurer zum 70. Geburtstag / Hrsg. M.-E. Geis, D. Lorenz. Munchen, 2001. S. 1213 - 1227. 7. Haberle P. Das Menschenbild im Verfassungsstaat. Berlin, 1998. 8. Hampel J. Das Menschenbild des Grundgesetzes und die Erziehung // Politik und Kultur. 1990. Bd. 17. H. 6. S. 15 - 28. 9. Leder G. Das Menschenbild des Grundgesetzes und die Zukunft unserer Verfassung // Das Menschenbild des Grundgesetzes. Philosphische, juristische und theologische Aspekte / Hrsg. J. Kraetzer. Berlin, 1996. S. 68 - 88. 10. Leisner W. Das "Menschenbild" des Grundgesetzes // Staat: Schriften zu Staatslehre und Staatsrecht; 1957 - 1991. Berlin, 1994. S. 7 - 17. 11. Pawlas A. Grundgesetz und Menschenbild: Anfragen zu Praambel und Artikel 1 des Grundgesetzes // Aus Politik und Zeitgeschichte. 1991. Bd. 49. S. 37 - 46. 12. Sellars W. Philosophy and the Sientific Image of Man // Frontiers of Science and Philosophy / Ed. by R. Colodny. Pittsburgh, 1962. P. 35 - 78. URL: http://www. ditext. com/sellars/psim. html (дата обращения: 15.11.2013). 13. Steinberg R. Die Reprasentation des Volkes. Menschenbild und demokratisches Regierungssystem. Baden-Baden, 2013. 14. Stolleis M. Das Menschenbild der Verfassung // Beitrage zu einer aktuellen Anthropologie / Hrsg. H.-R. Duncker. Stuttgart, 2006. S. 369 - 378. 15. Urteil des Ersten Senats vom 20. Juli 1954, 1 BvR 459, 484, 548, 555, 623, 651, 748, 783, 801/52, 5, 9/53, 96, 114/54 [Investitionshilfe] // Entscheidungen des Bundesverfassungsgericht. Bd. 4. S. 7, 15. 16. Urteil des Ersten Senats vom 21. Juni 1977, 1 BvL 14/76 [Lebenslange Freiheitsstrafe] // Entscheidungen des Bundesverfassungsgericht. 1977. Band. 45. S. 227. 17. Апресян Ю. Д. Образ человека по данным языка: попытка системного описания // Вопросы языкознания. 1995. N 1. С. 37 - 67. 18. Аристотель. Политика // Сочинения: В 4 т. Т. 4. М., 1984. 19. Блохина Н. Образ человека и мира: неэлиминируемость метафизики // Меди@льманах. 2013. N 1. С. 18 - 24. 20. Борзенков В., Фролов И. Познание человека: комплексный подход // Свободная мысль. 1998. N 5. 21. Братусь Б. С. Образ человека в гуманитарной, нравственной и христианской психологии // Психология с человеческим лицом: гуманистическая перспектива в постсоветской психологии / Под ред. Д. А. Леонтьева, В. Г. Щур. М.: Смысл, 1997. 22. Ветхий Завет. Книга Бытия (Быт. 1:26). URL: http://patriarchia. ru/bible/gen/ 1/#gen-1.26 (дата обращения: 15.11.2013). 23. Витрук Н. В. Общая теория правового положения личности. М., 2008. 24. Витрук Н. В. Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе. М., 1979. 25. Воеводин Л. Д. Конституционные права и обязанности советских граждан. М., 1972. 26. Воеводин Л. Д. Юридический статус личности в России. М., 1997. 27. Даниленко В. Н. Декларация прав и реальность. К 200-летию Декларации прав человека и гражданина. М., 1989. 28. Дурденевский В. Н. Субъективное право и его основное разделение // Правоведение. 1999. N 3. С. 78 - 79. 29. Зимакова Е. В. Образ человека в православной традиции и русской религиозной философии // Человек. 2005. N. 4. С. 99 - 113. 30. История философии. Ростов-на-Дону, 1999. 31. Карбонье Ж. Юридическая социология. М., 1986. 32. Клаус Э. Образ человека и интеграция // Воспитание и обучение детей с нарушениями развития. 2011. N 4. С. 53 - 58. 33. Ковлер А. И. Антропология права. М., 2002. 34. Комаров С. А., Ростовщиков И. В. Личность. Права и свободы. Политическая система. СПб., 2002. 35. Конституционный статус личности в СССР / Ред. кол.: Н. В. Витрук, В. А. Масленников, Б. Н. Топорнин. М., 1980. 36. Кругликов В. А. Образ "человека культуры" / Отв. ред. Б. Т. Григорьян. М.: Наука, 1988. 37. Кузнецов И. А. Правовой статус личности в Российской Федерации: понятие, общая характеристика, структура и гарантии // Вестник Башкирского института социальных технологий. 2010. N 2. С. 130 - 145. 38. Кучинский В. А. Личность, свобода, право. М., 1978. 39. Ленин В. И. Полное собрание сочинений. Т. 12. М., 1968. 40. Леус М. В., Джамбатов А. А. Правовой статус личности // Вестник КСЭИ. Экономика. Право. Печать. 2013. N 1-2. С. 55 - 58. 41. Малахов В. П. Миф о "человеке юридическом" // История государства и права. 201 2. N 11. С. 31 - 34. 42. Мальцев Г. В. Социалистическое право и свобода личности. М., 1968. 43. Марков Б. В. Образ человека в постантропологическую эпоху // Вопросы философии. 2011. N. 2. С. 23 - 33. 44. Маркс К. Тезисы о Фейербахе // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. М., 1974. 45. Матузов Н. И. К вопросу о суверенитете личности // Правоведение. 1994. N 4. С. 6. 46. Матузов Н. И. Правовая система и личность. Саратов, 1987. 47. Новгородцев П. И. Нравственный идеализм в философии права (к вопросу о возрождении естественного права) // О свободе. Антология мировой либеральной мысли (I пол. XX в.) / Отв. ред. М. А. Абрамов. М., 2000. С. 636 - 645. 48. Оганесян С. М. Особенности конституционно-правового статуса человека и гражданина в России // Мир юридической науки. 2012. N 5. С. 29 - 32. 49. Огурцов А. П. Постмодернистский образ человека и педагогика // Человек. 2001. N 3. С. 5 - 17. 50. Определение Конституционного Суда РФ от 6 июля 2010 г. N 936-О-О // Документ опубликован не был. Доступ из справочной правовой системы "КонсультантПлюс". 51. Орзих М. Ф. Личность и право. М., 1975. 52. Орлова К. А. Правовой статус: соотношение со смежными понятиями // Мировой судья. 2013. N 4. С. 6 - 7. 53. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви (раздел IV. Христианская этика и светское право, п. 6) // Официальный сайт Московского патриархата. URL: http://www. patriarchia. ru/ db/print/419128.html (дата обращения: 15.11.2013). 54. Основы учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека // Официальный сайт Московского патриархата. URL: http://www. patriarchia. ru/db/ text/428616.html (дата обращения: 15.11.2013). 55. Патюлин В. А. Государство и личность в СССР. М., 1978. 56. Постановление Конституционного Суда РФ от 20 ноября 2007 г. N 13-П // СЗ РФ. 2007. N 48 (ч. 2). Ст. 6030. 57. Постановление Конституционного Суда РФ от 8 июня 2010 г. N 13-П // СЗ РФ. 2010. N 25. Ст. 3246. 58. Рикман Х. Возможна ли философская антропология? // Это человек: Антология / Сост. П. С. Гуревич. М., 1995. 59. Розин В. М. Образ человека в контексте современности. От психологической личности к эзотерической? // Философские науки. 2000. N 1. С. 96 - 107. 60. Самарина Е. С. Категория "правовой статус личности" в теоретико-правовой науке // Ленинградский юридический журнал. 2013. N 2. С. 24 - 30. 61. Сервера Э. А. Кто есть человек? // Это человек: Антология / Сост. П. С. Гуревич. М., 1995. С. 82 - 83. 62. Скирбекк Г., Гилье Н. История философии. М., 2003. 63. Смородинский В. С. Образ человека и концепт государства: связь и соотношение // Проблемы политико-правового развития в XXI веке. М.: Восход-А, 2010. 64. Соединенные Штаты Америки: Конституция и законодательные акты / Под ред. О. А. Жидкова. М., 1993. С. 29 - 49. 65. Токарев Г. В. Образ человека в русской картине мира // Теория языка и межкультурная коммуникация. 2012. N 2. С. 66 - 75. 66. Топорнин Б. Н. Конституционный статус личности: Уроки истории и современные проблемы // Современный конституционализм. М., 1990. 67. Фарбер И. Е. Свобода и права человека в Советском государстве. Саратов, 1974. 68. Философская энциклопедия / Гл. ред. Ф. В. Константинов: В 5 т. Т. 5. М., 1970. 69. Французская Республика. Конституция и законодательные акты / Под ред. В. А. Туманова. М., 1989. 70. Экштайн К. А. Основные права и свободы. М., 2003.

------------------------------------------------------------------

Название документа