Почему XII век в истории Европы назван юридическим?

(Пуздрач Ю. В.) ("Международное публичное и частное право", 2013, N 3) Текст документа

ПОЧЕМУ XII ВЕК В ИСТОРИИ ЕВРОПЫ НАЗВАН ЮРИДИЧЕСКИМ? <*>

Ю. В. ПУЗДРАЧ

-------------------------------- <*> Puzdrach Yu. V. Why is the XII century called juridical in the history of Europe?

Пуздрач Юрий Владимирович, АНО ВПО "Московский гуманитарный университет", юридический факультет.

Статья посвящена истории появления юриспруденции как специальности и причин открытия Болонского университета - первого европейского учебного заведения, в котором готовили юристов. Автор рассуждает об этом опыте, уроки которого могут быть полезны современным реформаторам юридического образования в нашей стране.

Ключевые слова: юриспруденция как специальность, история и причины открытия Болонского университета, проблемы реформирования юридического образования в России, потребности государства и общества в юристах, юридическое образование и гражданское общество.

The article concerns the history of arising of jurisprudence as a specialization and the reasons for arising of Bologna University - the first European educational institution where lawyers were taught. The author discusses the experience, the lessons of which can be useful for contemporary reformers of juridical education in this country.

Key words: jurisprudence as a specialization, history and reasons for arising of Bologna University, problems of reforming of juridical education in Russia, needs of state and society in lawyers, juridical education and civil society.

Думаю, что дискуссия относительно проблем образования, участниками и свидетелями которой мы являемся, - событие регулярно повторяющееся. Проблема эта стара как мир - всю свою историю человечество переживало по поводу непохожести молодежи на стариков, преувеличивало достоинства последних и преуменьшало возможности молодых. И во все времена, рассуждая об образовании, человек был озабочен вопросами: "Чему учить и как учить? Учить, чтобы знали или чтобы понимали? И почему ученики не проявляют должного рвения и старания?" <1>. -------------------------------- <1> Кстати, автор показывает своим студентам старинную средневековую гравюру, на которой изображена лекция в одном из европейских университетов. Аудитория, примерно на тридцать человек, подиум, кафедра, амфитеатр, вещающий истины старик-преподаватель, скучающие студенты: кто-то спит, кто-то разговаривает, кто-то внимательно рассматривает потолок... И только часть студентов внемлет и записывает то, что пытается до них донести мастер. Прошло восемь веков, но все как обычно, ничего не изменилось...

Напомню уважаемым читателям о том, что уже к XVIII в. сложилось два подхода к образованию - прусский и англосаксонский. Оба не безупречны, имеют как достоинства, так и недостатки. Согласно прусскому подходу образование, особенно гуманитарное, должно быть максимально широким, информационно насыщенным и скорее теоретическим, чем практическим. В результате мы получаем культурного, образованного человека, готового работать по любому направлению выбранной специальности, но нуждающегося в дополнительных практических навыках и знаниях о тонкостях конкретного дела. Вторая система исходит из максимальной практической направленности обучения. Исключая предметы общекультурного значения, минимально затрагивая теоретические вопросы, не обостряя, а скорее, не поднимая проблем общекультурного и теоретического свойства, сторонники такого взгляда на выходе получают хорошего исполнителя конкретного дела очень узкого направления и который в силу полученных знаний не может называть себя ни универсалом, ни тем более интеллектуалом. Известно, что Россия всегда следовала прусскому варианту. Однако в последнее время в силу многих причин, и прежде всего под нажимом американской парадигмы, если хотите экспансии, нами постепенно утрачиваются совсем неплохие достижения отечественного образования. Мы, следуя за модой и указаниям свыше, практически не сопротивляясь беспрецедентному давлению, пытаемся надеть на себя чужие одежды, как бы не понимая, что режиссеры разыгранного спектакля не помогают, а продвигая англосаксонскую идею, стремятся уничтожить стратегических конкурентов. Обидно, что главным проводником этой экспансии является родное государство, а принимая, по сути, судьбоносные решения, не прислушивается к мнению научно-педагогической общественности, вузовских и студенческих ассоциаций, политических и профессиональных организаций. Вернее, делают вид, что их слушают, но не слышат... Итак, давайте вспомним, на основе каких принципов в Европе появилось высшее образование. 1077 год. Герцогиня Тосканы Матильда учреждает университет в Болонье, преследуя при этом вполне коммерческие цели. Сейчас бы сказали, что это было выверенное и безошибочное с точки зрения маркетинга решение. Задумаемся, почему вдруг это высшее учебное заведение уже через несколько лет смогло собирать около 10000 студентов. Главная причина успеха сводилась к тому, что открытие Болонского университета было ответом на запрос общества, уставшего от нормативного давления разного рода властей. Действительно, европейский обыватель того времени при принятии любого мало-мальски значимого решения должен был согласовать его с неопределенной и часто противоречивой конгломерацией актов. Дело в том, что наш герой мог одновременно находиться под юрисдикциями: короны, церкви, ленд-лорда, графа, города и корпорации, к которой принадлежал. Кроме того, он должен был помнить и соблюдать обычаи, традиции и установки морали... Здесь уместно сказать о стремлении феодалов расширить круг подвластных им людей, о борьбе, которую они вели между собой, не гнушаясь возможностью злоупотребить своим правом или применить силу. Если позволить себе аналогию, то этот маленький эпизод европейской истории объясняет причины многих событий нашего недалекого прошлого. В частности, он объясняет необыкновенный интерес людей к изучению юриспруденции и ответ на этот интерес бумом создания юридических вузов в России. Нам говорят, что в советское время было 53 высших учебных заведения, готовящих юристов, и этого было вполне достаточно... Достаточно для кого? Вспомним выпуски тех лет. Выпускники распределялись в милицию, прокуратуру, КГБ, реже в суды и местные органы власти... Единицы попадали в адвокатуру, пожалуй, единственную негосударственную и весьма немногочисленную структуру <2>... Сегодня юристы нам нужны не только для нужд государства, но прежде всего для нужд общества. Кроме того, программа подготовки юристов до последнего времени была столь обширна и разнообразна, что смело можно было говорить о подготовке культурных, эрудированных людей, понимающих механизмы управления и власти и которых трудно обмануть... Таким образом, чем большим числом юридически образованных людей общество обладает, тем более изысканной и менее прямолинейной должна быть власть. Тем менее бюрократической и более социальной она должна становиться. Увы, вряд ли кому захочется своими руками выращивать себе оппозицию. С другой стороны, необходимо согласиться, что различного рода примеров фальсификаций образования предостаточно. И все же надо бороться не с классическим образованием, не с вузами, которые на него ориентированы, а с жуликами и махинаторами от образования. -------------------------------- <2> Недавно автор был свидетелем заявления старшего офицера полиции, комментирующего действия адвоката: "Честному человеку адвокат не нужен!".

Однако вернемся в XI век. Тогда средневековый обыватель сталкивался не только с многочисленными юрисдикциями, но и с тем фактом, что все перечисленные выше правовые системы, мягко говоря, не отличались согласованностью, напротив, их нормы конкурировали и противоречили друг другу. Думаю, что сегодня российская юридическая практика сталкивается с аналогичной проблемой. Во-первых, не четкая реализация идеи разделения властей, как по горизонтали, когда представительная власть не обладает достаточными механизмами контроля исполнительной власти, а судебная в должной мере не отслеживает исполнение нормативных актов, так и по вертикали, когда уровень децентрализации не соответствует самой идее федерализма. Такая модель разделения властей не ориентирована на противостояние концентрации власти в одних руках, напротив, она создает условия для так называемого ручного управления, что означает усиление органов исполнительной власти и увеличивает возможности злоупотребления ею. Образно говоря, у каждого шлагбаума стоит бюрократ, который воспринимает его как частную собственность и извлекает из своего положения прибыль. Кроме того, зависимость реализации законов от подзаконных актов органов исполнительной власти, их многочисленность и ведомственная противоречивость <3> создают дополнительные возможности для коррупционной деятельности и разного рода злоупотреблений. -------------------------------- <3> Это качество правовой системы в Древнем Риме воспринималось как свидетельство испорченности государства (Тацит).

Во-вторых, идея иерархии нормативных актов по юридической силе в управленческой практике в должной мере не используется. Отсюда, каждый чиновник скорее выполняет приказы своего начальства, не задумываясь о том, что они могут противоречить актам большей юридической силы. Все это свидетельства того, что обществу нужны адвокаты, стряпчие, поверенные и консультанты, и чем больше таких специалистов, тем легче будет защитить свои права и добиться справедливости. Однако продолжим анализировать причины появления европейского юридического образования. Инициаторы открытия Болонского университета столкнулись еще с одной проблемой - чему учить будущих юристов? Напомню, что в одной Франции того времени помимо короля, "первого среди равных", одновременно сосуществовало около 200 территорий, контролируемых крупными феодалами, каждый из которых насаждал на своей земле собственную правовую систему. Аналогичная ситуация складывалась и в других европейских странах. Понятно, что найти специалистов, обладающих столь обширными знаниями, было чрезвычайно сложно, а скорее невозможно <4>. Что же на этот счет было предпринято в Болонском университете? Там нашли относительно простой и оригинальный метод. В качестве эталона правовых знаний, в которых крайне нуждались будущие юристы, было избрано римское право, которое организаторами учебного процесса воспринималось как образец юриспруденции, включающий в себя уникальные формулы, понятия, обобщения и подходы к решению жизненных задач. Парадокс заключался в том, что римское право в полноте своей было утрачено и поэтому в Европе того времени не применялось. -------------------------------- <4> Справедливости ради надо сказать, что отдельные университеты, открывшиеся позже Болонского, предпринимали попытки преподавать, так сказать, местное право, например право Ломбардии.

Известно, что подготовка современного юриста складывается из трех факторов. Во-первых, это знание юридической теории, во-вторых, это знание действующих норм, включая полномочия субъектов правоприменительной деятельности, и в-третьих, это умение применять полученные знания на практике. Как уже говорилось, в границах прусской концепции образования крен делается на теорию, англо-американский подход требует узкого знания норм и практики их применения. Одновременно необходимо признать, что англо-американский взгляд основан на более или менее стабильной нормативной базе. В случае если это требование не выполняется, то реализация такого подхода просто невозможна, так как полученные знания о нормах к окончанию обучения устаревают, ибо изучали одни нормы, а действуют совсем другие. Изменение же норм влечет за собой изменение юридической практики. А теперь попробуем ответить на вопрос: "Соответствует ли современная правовая система России этому требованию?". Думаю, что ответ на этот вопрос отрицательный. В связи с этим, может быть, следует отдать приоритет изучению теоретических знаний? При этом я не говорю о трансформации юридической идеологии, вопросе, достойном серьезного анализа. Далее. Уроки Болонского университета содержат в себе еще и иерархию субъектов, участвующих в учебном процессе. Вы будете удивлены, но этот процесс и все, что с ним было связано, контролировали две жестко организованные самоуправляющиеся общности студентов и преподавателей. И власти потребовалось много усилий, чтобы изменить естественно сложившееся в образовании положение вещей. Роль главного контролера и цензора взяла на себя церковь. Именно церковь, выражаясь современным языком, начала процесс выдумывания всевозможных рейтингов, непонятных критериев эффективности, странных, понятных только особо скроенному уму, показателей. Результат очевиден - одинаковость образования и воспитание послушных исполнителей. Когда же начал набирать силу принцип "кто не с нами, тот против нас", в ход было пущено насилие... И последнее. В Европе XII век назван юридическим в том числе и потому, что после успеха Болонского университета начался бум юридического образования. Если в XII в. было учреждено 2 университета, в том числе Парижский, то в XIII в. - 12, среди которых университеты в Оксфорде и Кембридже, в XIV в. - 21, при этом университеты стали учреждать в восточной Европе, в Праге, Кракове и Будапеште, в XV в. - 28, в том числе в Стамбуле. Когда же этот процесс коснулся России? Увы, только в XVIII в. Начало положил Петр Великий, однако его интерес был исключительно государственный. И только в 1755 г. в Москве был учрежден Московский университет, где и появился факультет права. Что же касается общественной потребности в юридических знаниях, то интерес этот возник только после реформ Александра II, в XIX столетии. Важно подчеркнуть, что только после этих реформ юридические учебные заведения стали обеспечивать кадрами не только государственные, но и общественные нужды. К сожалению, процесс этот очень быстро прервался и был возобновлен уже в наше время. И сегодня как никогда общество нуждается в юридически мыслящих людях, ибо день ото дня набирает силу правозащитное направление общественной жизни.

------------------------------------------------------------------

Название документа