Институты советского права в «конвейерной ленте» правового образования: в продолжение разговора о реформе подготовки юристов в начале 1930-х гг

(Зипунникова Н. Н.) («Российский юридический журнал», 2013, N 3) Текст документа

ИНСТИТУТЫ СОВЕТСКОГО ПРАВА В «КОНВЕЙЕРНОЙ ЛЕНТЕ» ПРАВОВОГО ОБРАЗОВАНИЯ: В ПРОДОЛЖЕНИЕ РАЗГОВОРА О РЕФОРМЕ ПОДГОТОВКИ ЮРИСТОВ В НАЧАЛЕ 1930-Х ГГ.

Н. Н. ЗИПУННИКОВА

Зипунникова Наталья Николаевна — кандидат юридических наук, доцент кафедры истории государства и права Уральской государственной юридической академии (Екатеринбург).

The institutes of Soviet law in the «conveyor ribbon» of legal education: in the continuation of the conversation about reform of preparation of jurists in the begining of 1930-s Zipunnikova N. N.

Небезынтересное рассуждение П. И. Стучки (1865 — 1932) об образовательно-правовом конвейере как одном из концептов перестройки подготовки советских юристов навело на мысль о развитии тематического сюжета, показанного в предыдущем номере журнала. Взятый государством курс на формирование «нового юриста», представлявшего собой, по словам П. Стучки, «советски образованного трудящегося правовика-лениниста, теоретика и практика, верного генеральной линии партии коммуниста, умеющего гибко разбираться в сложнейших вопросах правовой жизни, но не в целях осложнения жизни, а в целях ее упрощения» (см. документ N 16), требовал значительных усилий. На пятом совещании руководящих работников органов советской юстиции, состоявшемся в июне 1931 г., в числе прочих вопросов, как показывалось ранее, обсуждалась проблема подготовки и переподготовки кадров. Постановления совещания, утвержденные Коллегией Народного комиссариата юстиции, содержали объемный алгоритм действий. На институты советского права возлагались особенные задачи в системе «рабочей ленты» правового образования. Разъяснение этих задач содержится, кроме прочего, в материале с характерным названием (см. документ N 16). П. И. Стучка был утвержден в должности директора Московского института советского права. Приказом по Народному комиссариату юстиции были также утверждены директорами институтов: Ленинградского — В. С. Ундревич, Саратовского — М. М. Клугман, Казанского — Н. Ф. Якимов, Иркутского — Ю. М. Позан <1>. ——————————— <1> Сов. юстиция. 1931. N 17. С. 10.

В соответствии с Постановлением Коллегии Наркомюста от 1 июня 1931 г. (п. 13) разработанное отделом кадров Положение о Московском институте советского права было распространено как типовое на все институты советского права (см. документ N 17). Структурные особенности каждого института должны были учитываться путем внесения изменений в Положение <1>. В числе документов фонда 2143-р Государственного архива Свердловской области был обнаружен текст данного постановления, обозначенный именно как Типовое положение об институте советского права <2>. Компактный акт содержал, как представляется, важные идеи о централизации образования, его целях, студенческом контингенте и др. Упоминания о документе редки даже в специальных изданиях, поэтому важно показать его в полном объеме. ——————————— <1> См. следующем номер. <2> ГАСО. Ф. 2143-р. Ед. хр. 21. Л. 57 — 58 об.

Реформаторы были серьезно озабочены практическим воплощением нового политико-идеологического проекта. Отсюда серия циркуляров НКЮ о порядке комплектования институтов советского права. Вниманию читателя предлагается один из них (документ N 18).

Публикация документов подготовлена Н. Н. Зипунниковой, кандидатом юридических наук, доцентом.

16

К РЕКОНСТРУКЦИИ ПРАВОВОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Постановлением Президиума ВЦИК от 20/IV-с. г. решено всю систему учебных заведений по правовому образованию передать в непосредственное ведение НКЮ. На основании этого постановления в Москве, при НКЮ, открывается Московский институт советского права. С 1 июня с. г. я назначен директором этого Института. Такой перелом в системе подготовки кадров работников юстиции, вытекающий из того великого перелома, который произошел по всему нашему фронту социалистического строительства, обязывает меня в кратких словах дать некоторую платформу, некоторую общую программу моих ближайших предположений на этой новой работе. Если я взял на себя эту нагрузку, несмотря на всю перегруженность, то я, конечно, для этого должен был иметь веские основания. Сама передача технического образования работников юстиции в ведение НКЮ вытекает из общей установки: по возможности ближе связать теорию и практику. Как раз в области права разрыв между теорией и практикой, между абстрактным исследованием и конкретным его применением сделался весьма чувствительным. Еще в ноябрьской и декабрьской книжке журнала «Сов. гос. и рев. права» за прошлый год я в своих тезисах заявил, что мы переживаем кризис, причем я намечал выход из этого кризиса: связь «производства» по праву с обучением науке; на первое место постановка конкретного вместо преобладания абстракции. Ныне мы приступаем к осуществлению этих наметок. Не должно быть ни одного студента, который ограничился бы прохождением одного лишь теоретического курса, не участвуя одновременно или попеременно и в практической работе. Но одновременно впредь не должно быть и ни одного преподавателя, который не объединил бы в своем лице теорию и практику. Тому, кто не удовлетворяет этому требованию, надо немедленно это исправить и пополнить. Такова одна из основных моих мыслей. Мне кажется, никто не потребует еще особого обоснования этой азбуки текущего момента. Общая установка работы нового Института дана в Постановлении Коллегии НКЮ от 7/VI-31 г., напечатанном в этом номере. Институт охватывает не только нужды судебной, прокурорской и следственной работы и перешедшего в ведение НКЮ исправительно-трудового отдела, но и правовых работников по хозяйству и международным экономическим отношениям (как то Наркомвнешторг, ВСНХ и т. д.). В моем, как директора Московского института, лице устанавливается известная организационная связь с четырьмя остальными институтами в силу нашей общей подведомственности НКЮ. В составе Института имеется особый рабфак. При институте организуется центр массового заочного обучения в целях подготовки и переподготовки местных работников. С Институтом, наконец, связываются и областные и иные местные курсы, что, конечно, отнюдь не означает отрыва их от связи с областными органами юстиции и местными советскими органами. Поскольку некоторые задачи, как, например, длительное массовое заочное обучение, имеют за собою весьма мало опыта, особенно по части проверки и учета результатов этого обучения, они требуют невероятных усилий, чрезвычайно много инициативы, воодушевления и солидарности в работе громадного количества работников, как теоретиков, так и практиков. Но вся эта работа дает и перспективы на развитие лучших работников, на отбор и подбор наиболее развитых и сознательных элементов из них как примерных для других, я сказал бы, новый способ выдвиженчества, новый опыт вовлечения «в управление государством» широких масс трудящихся путем социалистического соревнования. В виду <1> этих трудностей на первых же шагах решительно надо отвергнуть всякие противопоставления центра местам и мест центру. Никто и не думает о какой-либо чрезмерной централизации, но не надо и выдвигать полной децентрализации, что невозможно уже потому, что институты состоят на общем госбюджете и вовсе не совпадают с краевыми и областными организациями по количеству областей, ибо всего институтов только пять, а Казанский институт вдобавок должен объединить почти все нацменьшинства Республики. Кроме того, необходимо учесть экономию крайне незначительного количества преподавательских сил, удовлетворяющих всем нашим требованиям. Только полное единство работы может обеспечить ту цель, которая имелась в виду при передаче институтов права в ведение НКЮ. ——————————— <1> Так в документе.

Но мы в понимании этого единства работы должны сделать еще шаг дальше. Вся организация юстиции должна пониматься в данном случае как единый организм. Принимая молодых товарищей на учебу, мы вовлекаем их в нашу среду, так сказать, органически. Все практические и теоретические работники по праву должны объединиться организованно, чтобы сделать новых работников не только способными достойно продолжать нашу работу, но и делать еще лучше; я сказал бы, не только догнать, но и перегнать нас. А мы будем не только учить их, но из этого опыта учиться и сами. Чтобы это не показалось одною игрою слов (а я меньше всех люблю такую «словесность»), я приведу только то, что работники-практики, видя сами свои недостатки, выдвинут вопрос о том, как устранить эти недостатки, как с наибольшею пользою вовлечь молодежь в работу. Ведь до сих пор «прикрепляемые» студенты либо не знали сами, как войти в работу, не будучи еще к ней приспособлены, либо на них смотрели по той же причине как на навязанный, лишний элемент, либо на них возлагали задачи, которые им еще не были под силу или которые им уже ничего нового не дали. Я полагаю, что мы должны перестроить и правовое образование по системе рабочей ленты (конвейера). Никто же не построит трудовой конвейер по такой системе, чтобы начать с готового сложного продукта и от него перейти к отдельным частям, деталям. Такая лента была бы абсурдом. И ленту правового образования мы должны построить по тому же плану: рабфак (а поскольку вводятся новшества в преподавание, первый семестр курса должен заменить рабфак по специальной подготовке); детали — необходимые сведения, с переходом от простого конкретного к более сложному, чтобы в результате дать необходимую сборку частей: в виде советски образованного трудящегося правовика-лениниста, теоретика и практика, верного генеральной линии партии коммуниста, умеющего гибко разбираться в сложнейших вопросах правовой жизни, но не в целях осложнения жизни, а в целях ее упрощения. Вы видите, что мы ставим себе цели прямо противоположные тому, что дала нам буржуазия. Буржуазное обучение праву началось с готовых выводов, с абстракцией высшего порядка, из которых путем выводов (дедукций) строились конкретные детали (частицы). Это была, по словам Ф. Энгельса, только новая форма излюбленного старого, идеологического метода, согласно которому свойства какого-нибудь предмета познаются не из самого предмета, но дедукцируются <1> из понятия предмета. Сперва из предмета составляют понятие предмета; затем ставят отношение вверх ногами и измеряют предмет по его отображению — по понятию. Совсем ли мы уже отделались от этих, казалось бы, пережитков? Вспомните не так давно прошедшие дискуссии об УПК. А много ли у нас профессоров, которые являлись бы к студентам со словами: «Вот, сегодня у меня было сложное дело, разберем его теоретически». Или: «Вот я получил договор, крайне невыгодный для сов. государства, а в чем его недостатки и какой выход?» Если вы пройдете курс по новой системе, если вы усвоите познания и сумеете гибко, диалектически использовать эти свои познания, вы не будете рабом закона, но вы не будете и «перегибщиком», а будете стоять на почве революционной законности. ——————————— <1> Так в документе.

Конечно, это требует переустановки плана обучения. Кое-что у нас в этом направлении уже сделано, кое-что мы сразу проделать просто не в состоянии, ибо исправление начатого дела на ходу не всегда является полезною ломкою. Но ставить себе цели мы должны конкретно и сразу: отчасти перестановкою самих предметов обучения, отчасти внесением перспектив каждой отдельной дисциплины в связи с нашими экономическими планами, нашим социалистическим строительством. В своей формулировке вводных слов Постановления Коллегии НКЮ я писал: «В то время, как в буржуазном мире капитализм приводит к небывалому осложнению жизни и соответственно этому и к осложнению правовой надстройки, в социалистическом строе чем более гигантны успехи социалистического строительства и технической реконструкции, тем проще и всем понятнее становятся общественные отношения, а равно взаимоотношения людей, вытекающие из этих общественных отношений. Не должно быть сомнения, что соответственно тому и правовые отношения и вся правовая надстройка (закон, суд и т. д.) должны итти <1> по пути рационализации и упрощения». И странное дело: мы должны как раз учить этому упрощению, даже больше, доказать факт и возможность этого упрощения. Рассуждай своим здравым умом, пиши так, как говоришь и т. п. <2>. Вот как гласит наше «последнее слово» науки права. А буржуазные юристы (им в этом подражают иногда и небуржуазные ученые юристы) находят, что чем непонятнее, тем более юридически. Прежде писали целые страницы по латыни, а язык закона был понятен только обученному юристу. ——————————— <1> Так в документе. <2> Так в документе.

Мы ставим себе задачею: шаг за шагом дать студенту необходимую подготовку, чтобы он был в состоянии на деле участвовать в практике; вслед за тем направить его на эту практику, а из этой практики черпать тот материал, который потом он осветит и проработает теоретически. Так студент, чередуясь по занятиям теории и практики, незаметно должен перейти на практическую работу, которая одновременно будет и его лучшею дипломною работою. Но мы отнюдь не собираемся ограничиться таким специализированным практицизмом. Мы должны одновременно готовить и сознательного общественника, выработать в нем целостное мировоззрение. Мы еще в начале своей борьбы на правовом фронте ставили своей целью побороть так называемое юридическое мировоззрение. Буржуазная наука права дала целостное юридическое мировоззрение. Это, по словам Ф. Энгельса, классическое мировоззрение буржуазии, заменившее прежнее религиозно-христианское мировоззрение, поставив вместо бога закон, вместо церкви государство. Наша наука должна дать цельное, необходимо вставить, и коммунистическое мировоззрение, ленинизм в целом и его применение к области права и государства. Из этого вытекают общеобразовательные предметы, общие для всех вузов. Но нам предстоит и окончательно порвать с отчужденностью между экономикою и правом. Она — вредное наследство от буржуазной науки, и не только науки права. Отношения между хозяйством и правом, их взаимная зависимость и взаимодействие, особенно яркое при диктатуре пролетариата и во время бурного строительства социализма, перед нами далеко не так ясны, как следует. Еще 1,5 года тому назад мне пришлось выступать против бегства молодежи от права, происходившего под лозунгом отмирания права. Мы знаем, что на перегибы от этого взгляда право сурово ответило словами юмориста Марка Твэна: «Известия о моей смерти преувеличены». Не более удачен отрыв правовиков от хозяйства, ибо пока существует государство, а тем более пока существуют еще классы, хозяйство-содержание и право-форма неразрывны. Поэтому наша программа богата вопросами хозяйства. Но в эту сторону мы должны еще усилить свою программу. Кулак как класс, играющий в правовой практике важную роль, — категория социальная, но и экономическая. А много ли до сих пор наука дала практике права? Суд вошел вплотную, в контакт, если еще и не в систему с хозяйственными учреждениями. А много ли наука права повлияла на закон и его возникновение, и могла ли она до сих пор дать многое, кроме тех же абстракций, о которых говорил выше Ф. Энгельс? Мы видели, как перед преподавателями, так и перед студентами открываются широкие задания. Эти широкие перспективы должны внести необходимое воодушевление, без которого всякое обучение останется мертвым и мертвящим делом. Наша платформа ставит целью живое дело, ибо для нас право и наука права не самоцель, а лишь средство, и притом революционное средство для единой всем нам цели — социализма. (Стучка П. К реконструкции правового образования // Сов. юстиция. 1931. N 18. С. 27 — 28.)

17

ПОЛОЖЕНИЕ О МОСКОВСКОМ ИНСТИТУТЕ СОВЕТСКОГО ПРАВА

Раздел I

Общие положения

1. Московский институт советского права состоит при Народном комиссариате юстиции РСФСР и имеет целью подготовку и переподготовку квалифицированных работников в области советского права на основе революционного марксизма-ленинизма при теснейшей увязке теории с практикой в соответствии требованиям социалистического строительства. 2. Сверх подготовки и переподготовки квалифицированных работников в области советского права на институт возлагается: а) подготовка к поступлению в высшие учебные заведения по изучению советского права рабочих, батраков, колхозников и лиц, принадлежащих к бедняцко-середняцким слоям крестьянства; б) подготовка теоретических кадров в области советского права; в) распространение научных и практических знаний в области права среди широких трудящихся масс; г) оказание учебно-методической и организационной помощи учебным заведениям по правовому образованию. 3. Московский институт по основным своим отделениям и через систему заочного образования готовит руководящих работников преимущественно районного масштаба и переподготовляет работников областного и краевого масштаба в областях судебной, прокурорской, следственной и исправительно-трудового дела, а также квалифицированных работников для организационно-правовой работы в промышленности, сельском хозяйстве, на транспорте, в органах труда, в Наркомвнешторге и его органах.

Раздел II

Структура института

4. В соответствии с указанными в ст. 1 <1> и ст. 2 задачами Московский институт советского права имеет в своем составе: ——————————— <1> Так в документе.

а) судебно-прокурорско-следственное отделение; б) исправительно-трудовое отделение; в) хозяйственно-правовое отделение; г) международное отделение; д) высшие курсы по переподготовке руководящих работников юстиции; е) центральные курсы по заочной подготовке и переподготовке. 5. Для проведения подготовки к поступлению в ВУЗ по правовому образованию при институте организуется дневной и вечерний рабфак. 6. Для проведения подготовки научно-педагогических кадров при институте учреждается аспирантура.

Раздел III

Руководство институтом

7. Общее руководство и наблюдение за деятельностью Московского института советского права осуществляется Народным комиссариатом юстиции. К его непосредственному ведению относятся в частности: а) назначение директора института и по его представлению помощников директора; б) утверждение профессоров и доцентов; в) общее руководство программно-методической работой института; г) контроль за постановкой научно — и <1> учебно-педагогической работы института и ее соответствием задачам института; ——————————— <1> Так в документе.

д) утверждение плана приемов и выпуска студентов; е) утверждение состава аспирантуры и программы ее работы; ж) утверждение планов производственной практики и распределения студентов по соответствующим базам; з) утверждение структуры института по отделениям и циклам; и) установление сроков обучения в институте.

Раздел IV

Управление институтом

8. Во главе института стоит директор, назначаемый Народным комиссаром юстиции. 9. Директор осуществляет на основе единоначалия и несет ответственное руководство и управление научно-учебной, административно-финансовой и хозяйственной работой института. 10. К ведению директора относится: а) проведение и утверждение постановлений и распоряжений научных, учебных и административно-хозяйственных частей института; б) представление на утверждение НКЮ помощников директора и руководителей кафедр, а также назначение и увольнение заведывающих <1> отделениями с последующим уведомлением Народного комиссариата юстиции; ——————————— <1> Так в документе.

в) представление кандидатов на должность профессоров и доцентов для Московского института и заключения по кандидатурам — для прочих институтов сов. права; г) назначение и перемещение всех лиц преподавательского и административного состава, в том числе ассистентов, лаборантов, а равно и технических работников института; д) составление и представление на утверждение Народного комиссариата юстиции ежегодного учебно-производственного плана, учебных программ и сметы Института; е) разрешение вопросов, связанных с приведением в жизнь учебно-производственного плана, учебных программ и сметы Института; ж) комплектование института учащимися и выпуск окончивших студентов в соответствии с директивами и планами Народного комиссариата юстиции; з) зачисление в порядке, устанавливаемом Народным комиссариатом юстиции, выдвиженцев для подготовки к научной работе и аспирантов и утверждение окончивших институт; и) наложение взысканий на студентов, вплоть до исключения их из института; к) наложение дисциплинарных взысканий на всех работников института в соответствии с правилами внутреннего распорядка; л) распоряжение кредитами и имуществом института. 11. При директоре состоят непосредственно подчиненные ему помощники по административной части (с передачей ему руководства финансово-хозяйственной частью), по учебной части, по курсам переподготовки практических работников высшей квалификации и по заочному обучению, образующие директорат института. Членом директората входит ученый секретарь института. Один из пом. директора по распоряжению директора является заместителем директора во всей работе института. 12. Во главе отделений состоят заведующие, которые под общим руководством и контролем директора осуществляют непосредственное заведывание <1> отделениями и несут ответственность за постановку и состояние их работы. ——————————— <1> Так в документе.

13. Для непосредственного руководства учебной и научно-методической работой по отдельным основным дисциплинам или по группе родственных дисциплин образуются кафедры. 14. Во главе кафедр стоят заведущие <1>, которые осуществляют возложенные на них функции под руководством и контролем директора и его помощника по учебной части. ——————————— <1> Так в документе.

15. Кафедры: а) разрабатывают и согласовывают с зав. отд. и директором учебные программы и осуществляют контроль за их выполнением; б) проводят активизацию и улучшение методов преподавания; в) организуют по плану института кабинеты по соответствующим дисциплинам; г) наблюдают за прохождением учебного плана; д) определяют по согласованию с директором или его помощником список учебных пособий и лабораторного оборудования; е) утверждают задания, планы собеседований и контрольные вопросы; ж) увязывают аудиторию и внеаудиторную работу студентов; з) вырабатывают планы и программы производственной практики; и) разрабатывают формы учета успеваемости студентов.

Раздел V

Учебная работа института

16. Учебная работа института осуществляется на основании общего плана, утвержденного Народным комиссариатом юстиции. 17. Вся учебная работа Института строится на началах: а) строгого проведения марксо-ленинской <1> методологии и непосредственной увязки теоретической учебы с производственной практикой и конкретными запросами социалистического строительства; ——————————— <1> Так в документе.

б) последовательного проведения и внедрения активных методов преподавания, обеспечивающих в учебной жизни института максимальную самодеятельность и инициативу самих учащихся; в) широкой самодеятельности как студенческой массы, так и преподавательского состава путем организации соц. соревнования, встречного плана, создания ударных бригад, академ. эстафеты производственных совещаний и других форм революционной активности студенчества и преподавательского состава. 18. Срок обучения в Московском институте советского права устанавливается в 3 года.

Раздел VI

О студентах института

19. Студентами института могут быть трудящиеся или дети трудящихся, достигшие 18 лет и удовлетворяющие правилам приема, устанавливаемым НКЮ. 20. Укомплектование курсов по переподготовке практических работников высшей квалификации производится на основании особых правил, издаваемых Народным комиссариатом юстиции. 21. Студенты института обязаны точно выполнять все требования по выполнению учебно-производственных планов, подчиняться распоряжениям администрации и соблюдать все правила внутреннего распорядка. На студентов директором могут налагаться дисциплинарные взыскания вплоть до увольнения. 22. Правила прохождения учебного курса и связанные с этим права и обязанности студентов определяются Положением, разрабатываемым и утверждаемым Наркомюстом по соглашению с соответствующими профсоюзными организациями <1>. ——————————— <1> Положение принято Коллегией НКЮ на заседании 1 июня 1931 г. // Сов. юстиция. 1931. N 19. С. 29.

(Положение о Московском институте советского права (типовое) // Сов. юстиция. 1931. N 19. С. 11 — 12.)

18 Циркуляр НКЮ N 68

Порядок укомплектования основных отделений институтов советского права осенью 1931 года

Директорам институтов советского права, председателям областных (краевых) судов, председателям судов авт. республик и областей, начальникам областных (краевых) управлений, исправительно-трудовым учреждениям и заведующим областными (краевыми) юридическими курсами. Президиум Всероссийского центрального исполнительного комитета Постановлением своим от 20 апреля 1931 года «О мероприятиях по подготовке и переподготовке кадров работников советского строительства» выделил из Московского, Ленинградского, Саратовского, Иркутского, Казанского государственных университетов факультеты советского права и реорганизовал их в самостоятельные институты советского права. Названным постановлением вся система высшего правового образования по РСФСР сосредоточена в ведомстве Народного комиссариата юстиции. Институты советского права по основным своим отделениям готовят (а в Москве, кроме того, переподготовляют) руководящих работников в областях судебной, прокурорской, следственной и исправительно-трудового дела, а также квалифицированных работников для организационно-правовой работы в промышленности, сельском хозяйстве, на транспорте, в органах труда, в Наркомвнешторге и его органах. В соответствии с такой установкой профилей подготовляемых НКЮ работников институты имеют в своем составе отделения: а) судебно-прокурорско-следственное; б) исправительно-трудовое; в) хозяйственно-правовое и г) международно-правовое. Определенный Постановлением СНК РСФСР от 22 мая с. г. контингент осеннего приема учащихся в институты сов. права и рабфаки при них распределен Коллегией Наркомюста следующим образом:

Наименование Отделения института Из Рабфаки Всего институтов них в сов. права Суд.- Испр.- Хоз. Меж — Всего веч. Дневные Вечер — прок.- труд.- прав. дуна — ние след. род. право — вой

Московский.. 85 40 45 25 195 50 50 125 175 Ленинград — ский ……. 60 35 25 — 120 25 50 125 175 Саратовский 50 25 25 — 100 25 25 50 75 Иркутский… 35 25 — — 60 — 25 50 75 Казанский… 85 — 40 — 125 — 50 50 10

Всего…… 315 1 13 25 600 100 200 400 60

Таким образом, перед институтами сов. права стоят чрезвычайно трудные, ответственные и сложные задачи по подготовке и переподготовке квалифицированных и марксистски-выдержанных работников советской юстиции. К этому обязывает и перевод с 1932 года этих учебных заведений на положение ком. вузов (Постановление ВЦИК от 20 апреля 1931 г.). Правильное осуществление этих задач требует наряду с коренной реорганизацией прежней системы и методов правового образования на началах, обеспечивающих непосредственную связь теории с практикой, особо серьезного и внимательного отношения к укомплектованию правовых вузов соответствующим составом учащихся. Институты советского права должны подготовлять не узких, хотя бы теоретически и образованных специалистов в области права, а всесторонне политически развитых и преданных делу социалистического строительства работников юстиции, способных проводить в теории и в практике правильную ленинскую линию в соответствии с практическими задачами настоящего этапа социалистического строительства. Поэтому при комплектовании основных отделений институтов в текущем году необходимо обеспечить набор учащихся прежде всего в социально-классовом отношении: не менее 70% рабочих, 20% колхозников, батраков и лиц, принадлежащих к бедняцко-середняцким слоям крестьянства, и не более 10% служащих советских учреждений и общественных организаций. Из общего числа установленных норм приема должно быть: не менее 25% националов, не менее 70% членов ВКП(б) и 20% членов ВЛКСМ, не менее 25% женщин и 10% практических работников юстиции и исправительно-трудового дела. Эти качественные показатели, предъявляемые к настоящему набору студентов в институты сов. права, требуют от всех краевых (областных) органов юстиции самого активного участия в проведении кампании по отбору удовлетворяющих условиям приема студентов. В целях достижения наибольшей четкости, организованности и планомерности в работе по укомплектованию институтов советского права к каждому из них прикрепляются определенные края, области и национальные республики: к Московскому ИСП — Московская область, Ивановская Промышленная область, Нижегородский край, Центрально-Черноземная область. К Ленинградскому ИСП — Ленинградская область, Северный край, область Коми, Карельская АССР, Уральская область, Западная область. К Саратовскому ИСП — Нижне-Волжский край, Средне-Волжский край, Республика Немцев Поволжья, Калмыцкая автономная область, Дагестанская АССР и Северо-Кавказский край с входящими в него автономными областями (Адыгейской, Кабардино-Балкарской, Северо-Осетинской, Чеченской, Ингушской, Карачаевской, Черкесской). К Иркутскому ИСП — Западно-Сибирский край, Восточно-Сибирский край, ДВК, Бурят-Монгольская АССР, Якутская АССР, Хакасская автономная область, Ойратская автономная область. К Казанскому ИСП — Татарская АССР, Крымская АССР, Башкирская АССР, Казакская АССР, Киргизская АССР, Чувашская АССР, Кара-Калпакская автономная область, Марийская автономная область, Мордовская автономная область. Казанскому институту совправа ставится специальная задача подготовки и переподготовки работников суда и прокуратуры для национальных объединений. Помимо этого в тех краях (областях) РСФСР, в которых имеются в значительном количестве нацменьшинства, необходимо обеспечить набор студентов из нацменьшинств в зависимости от их удельного веса в данном крае (области). При наборе студентов по краям (областям) и нац. республикам необходимо исходить из удвоенного количества по сравнению с установленными контингентами, имея в виду необходимость последующего отбора кандидатур, наиболее удовлетворяющих в социально-классовом отношении, и учитывая возможность некоторого отсева. Исходя из этих соображений устанавливается следующая разверстка норм приема <1>: ——————————— <1> Ниже приведена выдержка из таблицы.

Суд.-прок.- в Исправит. Хозяй Меж — следственн. с труд. ств. ду — е пра — на — г вов. род. Практических: о пра — вов. В Суд. Прок. След. Н П Н В с о р о с е в а в е г ы к ы г о х т. х о

Иркутск. ИСП: — — по Западно-Сибирскому краю …………….. 50 1 1 2 24 28 1 21 22 — — по Ойратской автономной области … 2 — — — 2 2 — — по Хакасской автономной области … 2 — — — 2 2 — — по Восточно — Сибирскому краю …… 30 1 1 1 15 18 1 11 12 — — по Дальне-Восточному краю …………….. 30 1 — 1 15 17 1 12 13 — — по Якутской АССР ….. 2 — — — 1 1 — 1 1 — — по Бурят-Монгольской АССР …………….. 4 — — — 2 2 — 2 2

Итого 120 3 2 4 61 70 3 4 50 — —

Столь большой процент разверстанных мест по городам — Москве, Ленинграду и Саратову — вызван необходимостью заполнить при наборе вечерние места по основным отделениям Московского, Ленинградского и Саратовского институтов исключительно лицами, проживающими в месте нахождения институтов, так как им не предоставляются общежитие и стипендии. Для успешного проведения работы по комплектованию институтов советского права Народный комиссариат юстиции предлагает: 1) в каждом крае (области), нацреспублике и нацобласти создать отборочные комиссии под председательством нач. Оргинстра в составе представителей суда, прокуратуры, управления исправительно-трудовыми учреждениями, партийных и профессиональных организаций, а при комплектования <1> хозяйственно-правовых и международно-правовых отделений и представителей соответствующих заинтересованных органов. В институтских городах в составе <2> отборочных комиссий входят также представители институтов; ——————————— <1> Так в документе. <2> Так в документе.

2) комплектование проводить в первую очередь за счет актива, который группируется вокруг низовых органов юстиции (народные заседатели, общественные обвинители, председатели и члены товарищеских судов, группы содействия на предприятиях и т. д.), а также за счет 10% практических работников к общему контингенту, предназначенному для края или области; 3) отборочным комиссиям разверстать общие контингенты для края, области или республики по отдельным районам с учетом всех возможностей последних; 4) отборочным комиссиям определить для каждого района процентное соотношение националов, женщин, рабочих, колхозников, крестьян и партийцев, исходя из производственной базы района с тем, однако, чтобы в целом выполнить преподанные Наркомюстом общие нормы приема; 5) в каждом районе выделить ответственного за комплектование работника юстиции; 6) всю кампанию по комплектованию своевременно освещать в местной печати; 7) при институтах сов. права в Москве, Ленинграде, Саратове, Иркутске и Казани организовать приемные комиссии под председательством директора института или его заместителя в составе заведующего соответствующим отделением и по одному из представителей: 1) местных органов юстиции (и в том числе исправительно-трудовых учреждений), 2) оргбюро пролетарского студенчества, 3) парторганизации, 4) профсоюзного комитета служащих государственных учреждений края (области) или автономной республики; 8) установить 1, 10 и 20 числа каждого месяца отчетность местных отборочных комиссий перед Народным комиссариатом юстиции РСФСР. Копии декадных сводок о ходе комплектования направлять в соответствующие приемные комиссии; 9) все материалы по приему студентов по мере их поступления направлять в соответствующие приемные комиссии. Всю работу по укомплектованию институтов сов. права закончить к 15 августа с. г. Ответственность за своевременность набора, выполнение количественных и качественных показателей плана укомплектования институтов сов. права несут персонально директоры институтов совправа и представители отборочных комиссий — представители краевых (областных) судов и краевые (областные) прокуроры по судебно-прокурорскому отделению и начальники управлений исправительно-трудовыми учреждениями по исправительно-трудовому отделению.

Приложение. Условия приема в институты совправа.

Народный комиссар юстиции Крыленко Член Коллегии НКЮ зав. отд. кадров Гайшпуйт

25 июня 1931 г.

Условия приема в институты советского права

1. Институты советского права проводят прием по следующим отделениям: а) Московский — по судебно-прокурорско-следственному, исправительно-трудовому, хозяйственно-правовому и международно-правовому; б) Ленинградский — по судебно-прокурорско-следственному, исправительно-трудовому и хозяйственно-правовому; в) Саратовский — по судебно-прокурорско-следственному, исправительно-трудовому и хозяйственно-правовому; г) Иркутский — по судебно-прокурорско-следственному и исправительно-трудовому; д) Казанский — по судебно-прокурорско-следственному и хозяйственно-правовому. 2. Институты советского права готовят квалифицированных работников в области советского права, вооруженных как общеполитическими и методологическими, так и специальными знаниями на основе революционного марксизма-ленинизма при теснейшей увязке теории с практикой: а) по судебно-прокурорско-следственному отделению руководящих работников районных и краевых органов суда и прокуратуры, а также квалифицированных работников органов предварительного расследования; б) по исправительно-трудовому отделению — руководящих работников исправительно-трудовых учреждений; в) по хозяйственно-правовому отделению — квалифицированных работников организационно-правовой работы для промышленности, сельского хозяйства, транспорта и органов труда; г) по международно-правовому отделению — квалифицированных работников в области права для Наркомвнешторга и его организаций. 3. Прием в институты советского права производится как по партийным командировкам советских и профессиональных организаций, так и на основании личных заявлений самих желающих. 4. В институты советского права принимаются: рабочие, дети рабочих, колхозники, батраки, лица, принадлежащие к бедняцко-середняцким слоям крестьянства, и служащие советских учреждений и общественных организаций. 5. Поступающие в институты советского права должны иметь общеобразовательную <1> подготовку в объеме школы 2-й ступени с 9-летним сроком обучения или приравненной к ней школе. ——————————— <1> Так в документе.

Примечание. Приемная комиссия в зависимости от уровня общего и политического развития поступающего может допустить отступление от этого требования. 6. Для лиц, поступающих в институт советского права, устанавливается предельный возраст от 18-ти до 40 лет. 7. Прием заявлений и командировок производится всеми институтами с 15 июля по 1 августа. При заявлении или командировке в приемную комиссию должны быть представлены следующие документы: справка о рождении, свидетельство об окончании школы, документ об отношениях к воинской повинности, анкета с ответами на все поставленные в ней вопросы и справка от сельсовета, райисполкома или домоуправления о социальном происхождении и положении. Примечание. Лица, поступающие в индивидуальном порядке, кроме этих документов, должны представить характеристику советской, партийной или профессиональной организации. 8. Студентам институтов совправа предоставляется общежитие и выплачивается стипендия в размере от 40 до 50 руб. в месяц (Постановление ЦИК и СНК СССР от 12 сентября 1930 г.). С 1932 г. институты совправа в отношении финансирования и материального обеспечения студентов и преподавательского персонала приравниваются к комвузам (Постановление ВЦИК от 20 апреля 1931 г.). (Порядок укомплектования основных отделений институтов советского права осенью 1931 года. Циркуляр НКЮ N 68 от 25 июня 1931 г. // Сов. юстиция. 1931. N 19. С. 12 — 14.)

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *