К истории формирования американской правовой культуры и гражданской идентичности

(Сморгунова В. Ю.) («История государства и права», 2006, N 2) Текст документа

К ИСТОРИИ ФОРМИРОВАНИЯ АМЕРИКАНСКОЙ ПРАВОВОЙ КУЛЬТУРЫ И ГРАЖДАНСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ

В. Ю. СМОРГУНОВА

Сморгунова В. Ю., заведующая кафедрой теории права и гражданско-правового образования, декан юридического факультета Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена (С.-Петербург), доктор философских наук, профессор.

История правовой культуры и гражданского образования в США тесно связана с именами американских отцов-основателей: Джорджа Вашингтона, Джона Адамса, Джеймса Мэдисона, Томаса Джефферсона, Джорджа Манро, Бенджамина Франклина, Александра Гамильтона, Томаса Пейна. Все они полагали, что их страна способна процветать только при одном условии — если граждане будут соответствующим образом воспитаны. Это в свою очередь выражает их приверженность к свободному бесплатному публичному образованию для всех мальчиков и девочек (свободных и белых). Подобный принцип базировался на либеральном понимании индивидуальных прав, гражданского общества и рыночных отношений, на уважении заповедей Джона Локка о том, что образование необходимо для формирования ответственных и законопослушных граждан. Считается, что локковский либерализм и американский капитализм в большой степени обусловили содержание гражданского образования и американской правовой культуры. Американский либерализм содержал значимые для гражданского образования идеи: преобладание общественных обязанностей над частными интересами и убеждение в том, что правительство существует для того, чтобы защитить обычного человека от опасностей, проистекающих от засилья богатых. Поскольку американская гражданская идентичность как феномен находилась еще в стадии становления и к ней трудно было апеллировать, то возникла потребность добиться согласия относительно содержания гражданского образования как фактора формирования правовой культуры. Перед отцами-основателями возникал ряд вопросов: что будет способствовать формированию ответственных граждан новой нации? какими чертами характера должен обладать американский гражданин? какие школьные предметы будут наиболее адекватны решению поставленных выше задач? Ответы были следующие. Они заявили, что процесс национального строительства представляет собой исторический континуум, начавшийся в античных республиках, продолжающийся и по сей день, и что Бог и история находятся на стороне американцев. Таким образом, на ранних этапах американское гражданско-правовое образование было связано с двумя сферами — религией и историей <*>. ——————————— <*> См.: Janowitz, V. The Reconstruction of Patriotism: Education for Civic Consciousness. University of Chicago Press. 1983. P. 35.

Несмотря на то что по Конституции церковь была отделена от государства, религия играла большую роль в образовательном процессе и его идеологии в этот период. Основу новой формирующейся американской нации составляли в основном иммигранты из Западной Европы — белые граждане, сторонники протестантизма, выходцы из сельскохозяйственных областей. На ранних этапах гражданского образования большую роль играли местные сообщества (коммуны). Школы были децентрализованы, и каждый город был в ответе за учебный план, которому следовали вверенные ему школы. Содержание обучения нацеливало его на связь с религиозными и моральными ценностями, способствовало формированию стремления к получению материальных благ. Быть хорошим американцем в тот период означало быть хорошим христианином. Созданная в 1857 г. Национальная Ассоциация учителей (The National Teacher’s Association — NTA) защищала идею о религии как центре всего американского образования, вокруг которого группируются принципы гуманности и патриотизма. Во всех школах преподавалась история, которая являлась наиболее очевидным средством гражданского образования. На уроках истории школьников учили идеям отцов-основателей, рассказывали о тех битвах, в которых победили «гражданские солдаты», о той борьбе за выживание, с которой столкнулись первые иммигранты. Однако в исторические курсы были интегрированы и юридические компоненты, ставшие основой школьного юридического образования. Изучали значимые национальные документы, такие как Конституция, Билль о правах, Декларация независимости. «Воспитатели и элита верили, что нация должна иметь мифы и героев, которыми можно гордиться, и ранний этап гражданского образования создавал их. Не было никакого намерения учить школьников, как думать в качестве граждан; в большей степени учеников учили, как думать в качестве патриотов», — отмечается в одной из интересных работ по гражданскому образованию <*>. ——————————— <*> Marquette, Heather; Mineshinma, Dale. Civic Education in the United States: Lessons for the UK // Parliamentary Affairs. A Journal of Comparative Politics. V. 55. N 3. July. 2002. P. 541.

И гражданское образование продемонстрировало свои успехи в создании национальной идентичности с сильным гражданским участием, патриотизмом, которые отмечал еще Алексис де Токвиль в 1835 г. в своей работе «Демократия в Америке», наиболее восхваляя американскую приверженность к демократии. Он был особенно впечатлен включенностью американских граждан в политическую систему, особенно посредством членства в разного рода ассоциациях. Алексиса де Токвиля восхищала и та любовь к родине, которую испытывают американцы и которую он назвал рассудочным патриотизмом. Сравнивая любовь к родине как неосознанное чувство с тем, чем характеризуется американский патриотизм, А. де Токвиль пишет: «Есть и другая любовь к родине, более рациональная. Она, быть может, менее великодушна и пылка, но более плодотворна и устойчива. Эта любовь возникает в результате просвещения, развивается с помощью законов, растет по мере пользования правами, в конце концов сливается с личными интересами человека. Люди начинают видеть связь благосостояния страны и их собственного благосостояния, осознают, что закон позволяет им его создавать. У них пробуждается интерес к процветанию страны сначала как к чему-то, приносящему им пользу, а затем как к собственному творению» <*>. ——————————— <*> Токвиль, Алексис де. Демократия в Америке. Пер. с франц. М.: Прогресс, 1992. С. 187.

В конце XIX в. изменилась социальная структура Соединенных Штатов. Увеличился не просто приток иммигрантов, но и изменился их состав. Если в 1820 — 1880-х гг. люди приезжали из Ирландии, Германии, Объединенного Королевства (1821 — 1840), затем добавилась Франция и Канада (1841 — 1860), Норвегия и Швеция (1861 — 1880), то начиная с 1881 г. в состав эмигрантов стали входить выходцы из Италии, Австрии (Австро-Венгрии), затем — с 1901 г. — из России (Советского Союза), а с 1921 г. добавились и мексиканцы <*>. ——————————— <*> См.: US Immigration and Naturalization Service, Statistical Yearbook of the Immigration and Naturalization Service. 1996. US Government Printing Office. Washington, DC. 1997. P. 14.

Приток иммигрантов из городских слоев, представителей католичества повлиял на положение школы. Возникло большое число католических школ в целом. Верховный Суд вынужден был объявить об отделении церкви от государства и запретить религии влиять на гражданское образование в публичных школах. Национальная Ассоциация учителей была переименована в Национальную Ассоциацию образования (National Education Association — NEA), и она активно взялась за секуляризацию публичного образования. Итоги гражданской войны и приток небелых иммигрантов побудили пересмотреть отчасти как саму американскую историю, так и принципы гражданского и правового самосознания. На повестку дня встал вопрос о разнообразии, многообразии культур, которые представляли теперь американские учащиеся. Процесс ассимиляции сменился на процесс аккультуривания, масштабы которого росли. Поэтому в 1921 г. Конгресс утвердил систему квот для иммигрантов из России, Европы, Среднего Востока, Африки, Австрии, Новой Зеландии и островов Тихого и Атлантического океанов. Однако важно было объединение всех вновь прибывших под единым американским флагом. Возникшее понятие «американец иностранного происхождения» было подвергнуто резкой критике Президентом Рузвельтом. Он стал отстаивать идею о том, что только «американизированный» американец может защищать Америку, поскольку американец иностранного происхождения, если он считает себя таковым, сориентирован больше на свою историческую родину, а не на защиту своего нового дома и те правовые принципы, на которых он базируется. Противником идей Рузвельта стал известный философ и педагог Джон Дьюи. Он полагал, что разработка понятия «американец иностранного происхождения» исключительно важна, поскольку это понятие уникально, американское по своему происхождению. Он защищал идею о том, что то многообразие опыта и культуры иммигрантов, которое имеется в Америке, — предмет гордости, и его нельзя скрывать, его необходимо признавать и с ним считаться, что в свою очередь должно отражаться и в содержании гражданского образования. Он утверждал, что именно на этом пути можно добиться уникальности гражданского образования в Америке. Он писал: «До тех пор пока наше образование национализировано таким образом, что признает своеобразие нашего национализма в том, что оно интернационально, мы будем воспитывать враждебность и порождать отчуждение, предпринимая искреннее усилие защитить единство» <*>. ——————————— <*> Dewey, J. The Essential Dewey. Vol. I: Pragmatism, Education, Democracy. L. Hickman and T. Alexander(eds.) Indiana University Press. 1998. P. 267.

Джон Дьюи внес неоценимый вклад в развитие гражданского образования и правовой культуры США в этот период. Он вообще рассматривал образование как существующее преимущественно для социализации индивида. Ученый считал, что ребенок — больше, чем потенциальный субъект права и избиратель. Он еще и будущий рабочий и член сельской общины и сообщества (коммуны). Поэтому и образование должно быть полезно в созидании лучшего соседа, родителя, босса, служащего, а достигая этой цели, образование будет формировать лучшего гражданина. Более того, Дьюи пытался внедрять научный подход в гражданско-правовое образование. Поскольку он считал, что «гражданское = демократическое образование» означает приверженность к определенным методам наблюдения, гипотетического мышления, рассуждения, которые разделяют люди, поэтому оно должно учить не тому, что думать, но тому, как думать. Такой подход, в свою очередь, должен приветствовать разнообразие мнений и способствовать углублению приверженности человека к демократии и реализующим ее американским институтам. Некоторые из оппонентов Джона Дьюи с ним не согласны. Например, Д. Фотт обращает внимание на то, что научные методы исследования побуждают человека к критическому мышлению, которое может поколебать существующий порядок, разрушить имеющийся статус-кво и даже может привести к предпочтению недемократической политики <*>. К тому же нужны соответствующие учителя граждановедения. А где же их взять? ——————————— <*> См.: Fott, D. John Dewey: America’s Philosopher of Democracy. Rowman: Littlefield. 1998. P. 35.

Поэтому на практике гражданское обучение продолжало включать историю, граждановедение («Civics»), которое, в свою очередь, в это время сосредоточивалось на преподавании знания об основных институтах государственного устройства, а также базовых умений владения английским языком и знания о новой патриотической символике США. Именно в этот период была введена Торжественная Клятва верности перед американским флагом (The Pledge of Allegiance to the American Flag). И до сих пор в большинстве школ США американские школьники перед началом занятий по соответствующей команде, звучащей по школьному радио, встают, прикладывая правую руку к сердцу, глядя на американский флаг, скандируют: «Я клянусь верности флагу Соединенных Штатов Америки и Республике, которой он служит, одна нация под Богом неделимая, свободная и справедливая для всех» <*>. Многие американцы верят в то, что эта Клятва возникла в период, связанный с деятельностью отцов-основателей, хотя ее история сложнее и интереснее. На самом деле написал текст Клятвы священник-социалист Френсис Белами в 1892 г. Этот текст был опубликован во влиятельном журнале для всей семьи «The Youth’s Companion». До 1892 г. редко можно было увидеть флаг в классной комнате. Было подсчитано, что в 1888 г. в 26000 классов имелся американский флаг. А когда Френсис Белами возглавил Национальную Ассоциацию образования, он написал текст Клятвы для того, чтобы отпраздновать четырехсотлетие открытия Америки — День Колумба, используя церемонию поднятия флага и салют в его честь. Текст Клятвы тогда немного отличался от современного: в нем не было употреблено слов «Соединенные Штаты Америки», не было упоминания о Боге, они появились позже. В 1924 г. под давлением таких организаций, как Американский легион и Дивизион Американской революции, слова «флаг Соединенных Штатов Америки» были заменены на слова «мой флаг» (это было сделано именно для американцев иностранного происхождения, чтобы они понимали, в верности какому флагу они клянутся — их флагу, флагу их новой страны). Президент Эйзенхауэр в 1954 г. добавил слова «под Богом», испытывая давление таких организаций, как «Ножи Колумба» («Knights of Columbus») и других антикоммунистических групп, руководимых известным Маккарти, который возглавил движение «охоты на ведьм» <**>. ——————————— <*> См.: в английском варианте: «I pledge allegiance to the flag of the United States of America, and to the Republic for which it stands, one nation under God, indivisible, with liberty and justice for all». Автор настоящей работы неоднократно наблюдал эту торжественную клятву во время своих восьми визитов в Алабаму и чтения лекций в школах штата Алабама в 1995 — 2005 гг. <**> См.: Baer, J. The Pledge of Allegiance: A Centennial History, 1892 — 1992. Free State Press. 1992; Baer, J. The Strange Origin of the Pledge of Allegiance // Propaganda Review. Summer. 1989.

Таким образом, этот период (конец XIX — первая половина ХХ в.) и был тем временем, когда, несмотря на серьезные социальные изменения, Великую депрессию, мировые войны, в Соединенных Штатах Америки сформировалась эффективная и достаточно понятная система гражданско-правового образования. В определенной мере она выступала в роли цензора в отношении умов и поступков американцев. Но, видимо, благодаря именно этой системе и сформировались тот американский патриотизм, американская национальная гордость, американский активизм, американская гражданская идентичность, которыми США гордятся и поныне. Послевоенный период в США, вплоть до 80-х гг. XX в., можно было бы назвать «золотым веком» гражданского и юридического образования. Это период расцвета американского патриотизма и гражданского участия. Но это и период холодной войны, разгула антикоммунизма и нетерпимости. В это противоречивое, но значимое для американской нации время возникают новые явления в социальной жизни, связанные с очередной волной иммигрантов, особенно из испано-язычных стран, которые расселялись преимущественно в Техасе, Калифорнии, Флориде — регионах, ранее являвшихся частью Мексики. Возникла своеобразная реколонизация Америки, а новые иммигранты не были настроены ни на ассимиляцию, ни на «аккультуривание». В связи с этим в качестве отклика гражданское образование сконцентрировалось на своей исторической составляющей, определяя роль национальных меньшинств во всемирной истории, ставя на задний план существенные для граждановедения принципы — принципы патриотизма и национальной идентификации. Считается, что в этот период был нанесен большой ущерб большинству американцев, которые поддержали Маккарти, которые не смогли оправиться после войны во Вьетнаме и Уотергейта, что появилось новое поколение американцев, которое не религиозно и не обладает ярко выраженным гражданским менталитетом, не демонстрирует гражданскую активность и не сильно связано духовными узами со своей коммуной и сильно разочаровано в жизни. Состояние умов американцев данного поколения описано многими исследователями. Прежде всего Робертом Путманом в его известной книге «Боулинг в одиночку: Коллапс и Возрождение американской демократии» <*>. Роберт Путман высказывает призыв к усилению внимания к гражданскому образованию, считая, что в нем главным теперь должна быть не правовая составляющая, а социальная, поскольку он считает более главным не то, каким образом законопроект становится законом, а то, каким образом я могу участвовать наиболее эффективно в жизни моей коммуны <**>. ——————————— <*> См.: Putman, R. Bowling Alone: The Collapse and Revival of American Democracy. Simon & Schuster. 2000. <**> Ibid. P. 405.

В послевоенные годы в гражданско-правовом образовании сменились акценты: с исторического знания «стрелки» были переведены на социальные науки. В американском истолковании социальные исследования включают целый ряд дисциплин: историю, политическую науку (собственно граждановедение), культурную антропологию, географию, социологию, психологию и экономику. В 1992 г. на заседании Национального комитета по социальным исследованиям была принята дефиниция социальных исследований: «Социальные исследования представляют собой интегративное исследование социальных наук и гуманитарного знания в интересах достижения гражданской компетентности. Главная цель социальных исследований — помогать молодым людям развивать в себе способность принимать информированные и рациональные решения в интересах общественного блага в качестве граждан культурно разнообразного демократического общества в мире, где все зависят друг от друга» <*>. ——————————— <*> State of Hawaii // Content Standards in Public Schools of Hawaii. August. 1999. Цит. по: Marquette H.,and Mineshima D. Civic Education in the United States: Lessons for the UK // Parliamentary Affairs. Journal of Comparative Politics. Vol. 55. N 3. July, 2002. P. 547.

Гражданское образование являлось на протяжении последнего времени значимой темой для обсуждения многих американских институтов и организаций. Не составила исключения и Американская Ассоциация политической науки, основанная в 1903 г. С самого начала своей организации ААПН (APSA) играла роль влиятельного агента в анализе проблемы подготовки к роли гражданина учащихся начальной и средней школы. Ею в разные годы были созданы комитеты по гражданскому и политико-правовому образованию (1905, 1911, 1922, 1939). Одним из видных деятелей комитетов был Манроу, который обратил внимание на сложность вопроса формирования правовой культуры у юных американцев. В 1927 г. Манроу пишет, что гигантская кампания по гражданскому образованию, предпринятая ради вдохновения «чувства гражданской обязанности» у граждан, была не просто бесполезной, а потерей времени. Он подверг атаке также и набор «интеллектуальных неискренностей» (иллюзий), от которых призвал политических ученых отказаться. Последние, по его мнению, включали следующие понятия: природу суверенитета, общую волю, естественные права, свободу индивидуальности, согласие управляемых, общее правило, домашний закон, правило общественного мнения, государственные права, laissez-faire, сдержек и противовесов, равенство людей и наций, управление законами, а не людьми» <*>. ——————————— <*> Цит. по Stephen, T. Leonard. Pure Futility and Waste: Academic Political Science and Civic Education. In: Political Science, Political Science and Politics; Washington. Dec. 1999. Volume 32. Issue 3. P. 749 — 754.

Нет, в принципе, ничего удивительного в негативизме Манроу, поскольку к этому времени активно утверждается сциентизм в социальных науках. Конечно, сциентизм не подорвал основ гражданского образования и граждановедческой составляющей социальной науки, но он изменил существенно акценты в ней. Исследователи стали тренироваться в области чистой академической науки, а заниматься проблемами гражданского образования стало считаться «убыточным», так как это не давало ни награды авторитетом, ни должностей. Сумма знаний, воплощенная в опубликованных статьях и книгах, давала возможность продвигаться по служебно-профессиональной лестнице. Как справедливо отмечено С. Коэн, «исследовательская модель вне всякого сомнения представляла собой колоссальное явление нарциссизма» <*>. ——————————— <*> См.: Scede, Cohen. Academia and the Lost of Capital. Minneapolis: University of Minnesota Press. 1993. P. 61 — 62.

Таковы были особенности американской академической культуры, которая, чтобы вновь повернуться к проблемам гражданского и правового образования, нуждалась в монументальной реконструкции. Когда репутация ученого зависит не от количества публикаций, а от его успеха в качестве гражданского педагога, тогда можно надеяться на развитие гражданского образования, которое должно войти в культуру, воплотиться в институциональных, учебно-организационных и индивидуальных амбициозных самоидентификациях ученых, тогда академический успех, гордость и признание будут определяться успешностью в граждановедческой деятельности ученого. Но пока шли годы, и вплоть до 1951 г., состояние дел оставалось практически прежним. В 1951 г. общенациональный Комитет «За развитие обучения» вновь после двух декад забвения актуальной темы вернулся к проблеме гражданского образования: образования людей в качестве граждан, обучения их к публичной службе, понимания своих прав и обязанностей, образования будущих ученых. Необходимо отметить, что есть и другая точка зрения в современной американской социальной науке, которая отстаивает идею о непрерывности развития граждановедческого содержания в политико-правовой науке США. Данной позиции придерживается Стивен Е. Беннет, который полагает одним из ведущих граждановедов Чарльза Мерриама, творчество которого как раз и падает на тридцатые — сороковые годы <*>. Чарльз Мерриам, а также Кент Дженнингс были связаны с основными исследовательскими проектами, детским образованием и политико-правовой социализацией. С. Беннет справедливо обращает внимание на то, что Ч. Мерриам сделал, как никто другой, очень много для развития гражданского образования и формирования правовой культуры в Америке, организовав публикацию многотомной серии «Гражданские упражнения», которые и вдохновили будущих классиков граждановедения Гэбриэля Алмонда и Сиднея Вербу на написание их известнейшего труда «Культура гражданственности» (1963) <**>. ——————————— <*> См.: Bennet, Stephen Earl. The Past Need Not Be Prologue: Why Pessimism About Civic Education is Premature. In: Political Science, Political Science and Politics; Washington; Dec. 1999. Volume 32. Issue 4. P. 755 — 757. <**> См.: Almond, Gabriel A., and Verba, Sidney. The Civic Culture: Political attitudes and Democracy in Five Nations. Princeton: Princeton Univ. Press. 1963.

В конце ХХ в. APSA объявила о новой программе по граждановедению и обучению людей гражданским качествам, которая получила название «Task Force on Civic Education» («Задача усиления гражданского образования»), которая связана с внедрением социальной, политической и юридической науки в старшую школу и колледж. Данная программа устанавливает разветвленную сеть государственных институтов и департаментов политической и юридической науки, которые разрабатывают текущие новые программы по гражданскому образованию, а также способствует повышению привлекательности гражданско-правовой проблематики среди профессиональных политических ученых. В 90-е гг. XX в. ряд лидеров Конгресса США и лично президенты Б. Клинтон и Дж. Буш выступили с призывом к повышению качества национальных стандартов, касающихся главенствующей образовательной сферы (core curriculum area). В итоге была разработана программа «Цели 2000», содержащая национальные стандарты, носящие рекомендательный (добровольный) характер в 10 образовательных областях. Стандарты по истории, географии, обществоведению, государственному управлению (устройству) коррелировали с тем, что соответствует в целом понятию граждановедения и правовой культуре. В 1994 г. в Калифорнии был создан Центр гражданского образования. В 1994 г. был разработан проект стандартов в области географического образования, в 1996 г. был открыт Национальный Центр по истории для школ. Дополнительно Национальный Совет по социальным наукам (1994 г.) как профессиональная ассоциация преподавателей в области социальных наук разработал так называемый «Curriculum Standards for Social Studies» («Образовательный стандарт в области социальных наук»). И немного позднее, в 1997 г., Национальный Совет по экономическому образованию разработал национальные стандарты по экономике. Актуальная практическо-педагогическая и одновременно социально-правовая задача вызвала к жизни и другие ассоциации, озабоченные проблемами гражданского образования. Назовем лишь некоторые из них. Это Центр гражданского образования посредством права (Center for Civic Education Through Law), расположенный в Мичигане, который объявил в 1999 г. кампанию за развитие гражданского образования под девизом «Мы — народ: граждане и Конституция»). Это Ассоциация «Демократия за гражданское образование и Демократическую республику», Центр обучения праву и демократии в Колорадо, «Правовое образование»: Ассоциации в Оклахоме (Oklahoma Bar Association); открылся Национальный институт Гражданского образования в сфере права (NICEL, Washington, DC), сориентированный на подготовку школьных программ по праву для 12-х классов, на переподготовку учителей, адвокатов, юристов-профессионалов, практиков, организаторов образования. Также большая роль принадлежит Национальному комитету по социальным исследованиям (NCSS), созданному еще в 1921 г., имеющему представителей в 50 штатах, в Вашингтоне, округ Колумбия, и в 69 зарубежных странах, который ассоциирует в себе 110 государственных, местных, региональных комитетов и групп, проводит ежегодные конференции, и объединения, прежде всего учителей 12-ти классов, колледжей и преподавателей университетов, разработчиков учебных планов и специалистов в области социальных наук, супервайзеров и лидеров в данной предметной сфере. Назовем еще «Civicus World Assembly» — международный союз, нацеленный на усиление гражданского участия и гражданского общества во всем мире, CEP (Civic EducatioN Project — Проект гражданского образования), который с 1991 г. посылает в Центральную и Восточную Европу специалистов в области организации высшего образования. Список организаций, поддерживающих развитие гражданского и гражданско-правового образования в США, достаточно велик. Создание вышеобозначенных союзов и комитетов показало, что американские обществоведы стали всерьез беспокоиться по поводу уровня гражданско-правовых знаний подрастающего поколения, правовой культуры американцев. Они вспомнили слова Томаса Джефферсона, который призывал образовывать граждан для жизни при демократии. И надо сказать, вопросы гражданского воспитания начиная с 1990-х гг. обрели жизнь (оформились) в виде специального школьного предмета, который получил название «социальные науки». С тех пор практически термины «гражданские науки» и «социальные науки» стали использоваться как взаимодополняемые. Главная же их цель состояла в передаче юношеству национального достояния в области социально-гражданских демократических достижений и обучения молодежи социальным навыкам общения и жизни в обществе, в правовом государстве. Говоря о современных проблемах гражданского образования в школах США, необходимо отметить, что огромную роль в направлении граждановедческого обучения играет именно Центр гражданского образования, который был основан Департаментом образования США совместно с Советом Попечителей в 1994 г. <*> Центр издал и несколько раз переиздал стандарты по гражданскому образованию, подразделенные на 3 раздела: К-4 (стандарты для учащихся дошкольного класса и начальной школы); 5 — 8 (стандарты для средней школы); 9 — 12 (стандарты для старшей школы) <**>. ——————————— <*> National Standards for Civics and Government.: Center for Civic Education. Calabasas, California, 1994. <**> Ibid.

Данные национальные стандарты действительно ориентируют учителя на интегративность обучения гражданско-правовым дисциплинам, являются исключительно концептуальными и прагматически ориентированными, содержат не только развернутые информационные блоки, раскрывающие основные гражданско-правовые концепты, описание и разъяснение которых усложняется от одного возрастного уровня к другому, повышая и наращивая компетентность студентов. Но помимо когнитивного подхода к формированию гражданско-правовой культуры активно используются деятельностный и эмоционально-ценностный подходы. Стандарты активно внедряют и содержат основные, даваемые в развернутом виде политические, этические и правовые оценки всем феноменам, попадающим в фокус рассмотрения Стандарта, подкрепляя эти оценки значительными и убедительными цитатами из произведений американских отцов-основателей, президентов, популярных и легендарных политических деятелей. Речь идет о книге «Civitas»: границы гражданского образования», изданной Центром гражданского образования в Калифорнии в 1991 г. под редакцией Чарльза Куигли и Чарльза Балмюллера (Balmueller) как главного издателя <*>. ——————————— <*> Civitas. A framework for Civic Education. Charles N. Qyigley, Editorial Director; Charles F. Balmueller, Ph. D., General Editor. Center for Civic Education, CA. National Council for the Social Studies Bulletin. N 86. 1991.

Работа явилась совместным проектом Центра гражданского образования и Совета по развитию гражданства при поддержке щедрых церковных попечителей. Эта книга — свод исторических, политических, юридических, экономических, социально-этических, международно-политических и философских знаний об обществе, природе гражданского общества, гражданине и правовых нормах, регулирующих демократическое мироустройство, методах и формах гражданского участия и политико-правовых актах, поддерживающих демократический миропорядок. Освоение этой энциклопедии, согласуемое с осмыслением и внедрением национальных стандартов по граждановедению и государственному устройству, должно, по идее, сформировать человека — активного носителя американской политико-правовой культуры, гражданина-американца, любящего и боготворящего свою демократическую родину.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *