Почему сувары не приняли ислам: победа хазарской дипломатии?

(Мухамадеев А. Р., Хамидуллин Б. Л.) («История государства и права», 2013, N 17) Текст документа

ПОЧЕМУ СУВАРЫ НЕ ПРИНЯЛИ ИСЛАМ: ПОБЕДА ХАЗАРСКОЙ ДИПЛОМАТИИ? <*>

А. Р. МУХАМАДЕЕВ, Б. Л. ХАМИДУЛЛИН

——————————— <*> Mukhamadeev A. R., Khamidullin B. L. Why didn’t the Suvars convert to Islam: was it the victory of Khazar diplomacy?

Мухамадеев Алмаз Раисович, старший научный сотрудник Института истории АН РТ, кандидат исторических наук.

Хамидуллин Булат Лиронович, главный редактор издательства «Фэн» АН РТ, кандидат исторических наук.

Авторы статьи делают попытку объяснить причину отказа принятия ислама в начале X в. одной из племенных групп в составе Волжской Болгарии — суварами. Багдадское посольство 922 г. во главе с Ибн Фадланом должно было обозначить официальное включение Волжской Болгарии в исламский мир. Князь Вырыг с частью сувар не принял мусульманство из рук булгарского правителя Алмыша. Изучение политической обстановки того времени, а также некоторые детали посольства дали основание авторам увидеть в этом результаты тайной дипломатии хазарского правительства.

Ключевые слова: Хазарский каганат, Волжская Болгария, Сувар, вассалитет, хазары, булгары, сувары, ислам, халифат, посольство, Ибн Фадлан, Алмыш, Вырыг.

The authors try to explain the reason for the refusal of Islam in the early tenth century by Suvars who were one of the major tribal groups in the Volga Bulgaria. Baghdad Embassy in 922, led by Ibn Fadlan was to designate the official inclusion of the Volga Bulgaria in the Islamic world. Prince Suvar Vyryg with some Suvars did not convert to Islam from the Bulgarian ruler Almysh. The study of the political situation of the time, and some details of the Embassy gave the author the evidence to see the results in the secret diplomacy of the Khazar government.

Key words: Khazar Khanate, Volga Bulgaria, Suvar, vassalage, Khazars, bulgars, Suvari, Islam, the caliphate, the embassy, Ibn Fadlan, Almysh, Vyryg.

В Волжской Болгарии (Булгарии) к концу IX в. появилась потребность в государственной религии. В 921 г. в Багдад к халифу ал-Муктадиру прибыли послы булгарского царя Алмыша. Он просил халифа «о присылке к нему кого-либо, кто наставил бы его в вере, преподал бы ему законы ислама… и просит его о постройке крепости, чтобы укрепиться в ней от царей своих противников» <1>. Вместе с тем Булгария признавала власть хазар, а во избежание недоразумений каган держал в заложниках сына царя булгар <2>. Во главе областей Хазарии стояли тудуны, известные для Крыма и Булгарии <3>. В принципе для кагана царь булгар был не более чем один из тудунов, признающих власть сюзерена и исполняющих обязанности вассала. ——————————— <1> Ковалевский А. П. Книга Ахмеда ибн-Фадлана о его путешествии на Волгу в 921 — 922 гг. Харьков: ХГУ, 1956. С. 121. <2> Ковалевский А. П. Книга Ахмеда ибн-Фадлана… С. 141. <3> Боднар А. В. Социально-политические и правовые предпосылки эволюции государственности Хазарского каганата и формирования системы публичного управления // История государства и права. 2008. N 5. С. 35.

Общий характер просьб Алмыша ясен — найти покровителя в лице халифа. Но разбор каждой просьбы ставит под сомнение правдивость Алмыша, встает вопрос о его истинных намерениях. Просьба о внедрении среди булгар основ ислама выглядит преувеличенной. Известно, что часть булгар, как и болгарских родов в Хазарии, без опасения исповедовали ислам. При этом ханафитский толк имел в Булгарии глубокие корни. Ибн Фадлан, желавший изменить порядки в религиозных обрядах, совершаемых булгарами с учетом местных условий, встретил жесткий отпор. Араб не смог приблизить булгар к шафиитскому толку ислама, применяемому в халифате, противником которого стал сам Алмыш. Расчет на халифа, призванного запретить болгарам Хазарии воевать со своими единоверцами на Средней Волге, озвученный Л. Н. Гумилевым, также выглядит странным. Мусульмане по договору с каганом имели законное право не воевать со своими единоверцами. Булгарский царь имел веские основания не опасаться военных действий со стороны хазар. Следующая просьба Алмыша — постройка крепости. Принято считать, что крепость была необходима для защиты от хазар. Возможно, это одна из причин, но не единственная. Алмышу могла угрожать опасность и со стороны русов, которым булгары устроили бойню после их похода в 913 г., и не менее важной причиной могла быть внутренняя политика, которую собирался проводить Алмыш. Ибн Фадлан пишет, что булгарский царь просит крепость, «чтобы укрепиться в ней от царей своих противников» <4>, не упоминая при этом кагана. О том, что строить крепость его побудила «боязнь царя хазар» <5>, Алмыш говорит послу, уже находящемуся в Булгарии. На наш взгляд, под своими противниками он имел в виду не хазарского сюзерена, который и так признавал его первым среди булгарских князей, а возможных врагов в булгарском стане, например тех же четырех «царей», которые встречали посольство. Конечно, нельзя исключать и желания избавиться от власти хазар, выражавшегося в дани, унизительной системе аманата и пр. ——————————— <4> Ковалевский А. П. Книга Ахмеда ибн-Фадлана… С. 121. <5> Ковалевский А. П. Книга Ахмеда ибн-Фадлана… С. 141.

Весной 922 г. послы халифа прибыли в Булгарию. С приездом посольства Алмыш повел себя увереннее и заявил: «Аллах могучий и великий даровал мне ислам и верховную власть повелителя правоверных… кто мне будет противиться, того поражу мечом» <6>. Угроза подействовала на большую часть булгар, сомневающиеся племена (эсегелы), поняв серьезность его намерений, были вынуждены примкнуть к нему. Летом состоялось принятие булгарами ислама, кроме части сувар во главе с Вырыгом. ——————————— <6> Ковалевский А. П. Книга Ахмеда ибн-Фадлана… С. 139

Алмыш мог предвидеть проблему с суварами. Планируя сбор у реки Джавшыр, он отправил за ними посла, тогда как не сказано о беренджерах, барсилах. Некоторые ученые поставили под сомнение факт сбора булгарских племен для принятия ислама. Так, Г. Давлетшин ссылается на выводы А. П. Ковалевского, писавшего, что около реки весь народ принял ислам, но через пару строк признавшего невозможность выяснения того, что там случилось <7>. Очевидно, Ибн Фадлан писал о причине сбора, но Мешхедская рукопись является сокращенным текстом отчета, конец которого утерян <8>. ——————————— <7> Дэулэтшин Г. Торки-татар рухи мэдэнияте тарихы. Казан: Тат. кит. нэшр., 1999. С. 227. <8> Ковалевский А. П. Книга Ахмеда ибн-Фадлана… С. 35.

Неисполнение воли правителя значительной группой населения и угроза оружием были расценены учеными как свидетельство недостаточно окрепшей центральной власти и наличия у булгар самостоятельности племен <9>. Очевидно, это и тормозило воплощение в жизнь Алмышом планов по консолидации булгарского сообщества, созданию независимого государства. Духовную власть над булгарами Алмыш получал с признанием Булгарии исламским государством со стороны халифата. Наличие мощной крепости дало бы ему возможность укрепить свой авторитет в булгарском сообществе, куда, кроме собственно булгар, входили барсилы, беренджеры, сувары, эсегели. Город-крепость мог стать центром управления и защитой во время волнений внутри страны. Очевидно, Алмыш и ранее предвидел возможность смут, но реально ощутил это в 922 г., когда эсегели выразили сомнение в правильности его решения, а сувары отказались подчиниться. ——————————— <9> Материалы по истории Татарии. Казань: Татиздат, 1948. Вып. 1. С. 167.

Попытка выйти из-под власти Хазарии посредством признания себя исламской страной у булгар не получилась. Как отметил Л. Н. Гумилев, часто писавший эмоционально, вероотступничество не укрепило, а ослабило булгар. Сувары, одно из крупных племен, отказались принять ислам и укрепились в лесах Заволжья. Расколотая болгарская держава не могла соперничать с Хазарией <10>. Сувары посмели открыто противостоять всему булгарскому сообществу во главе с признанным их правителем. На них не подействовали ни уговоры, ни угрозы Алмыша, и, похоже, им это сошло с рук. На кого могли надеяться сувары? Политическая обстановка того времени позволяет предположить об их тайной связи с властями Хазарии. ——————————— <10> Гумилев Л. Н. Древняя Русь и Великая Степь. М.: Айрис-пресс, 2008. С. 165.

Во время нахождения посольства в Булгарии в Хазарии также происходили знаковые события. Как сообщает Ибн Фадлан, «до царя хазар дошла весть, что мусульмане разрушили синагогу, бывшую в Усадьбе ал-Бабунадж, он приказал, чтобы минарет был разрушен, казнил муэдзинов и сказал: «Если бы, право же, я не боялся, что в странах ислама не останется ни одной неразрушенной синагоги, я обязательно разрушил бы и мечеть» <11>. ——————————— <11> Ковалевский А. П. Книга Ахмеда ибн-Фадлана… С. 34.

Весть о принятии булгарами ислама вызвала волнение среди мусульман. Но правительство кагана чувствовало себя достаточно крепким, чтобы начать репрессии. Так как на причину смут — посольство халифа к булгарам — ссылаться было нельзя, каган выдвинул в качестве предлога разрушение мусульманами синагоги в Иране (или в Багдаде) <12>. Слова кагана о причине сохранения мечети, пишет А. П. Ковалевский, возможно, правдивые. В другое время разрушение мечети в Хазарии, может, и не произвело бы столько шума, но теперь, когда взоры Багдада были обращены на север, могли начаться репрессии против иудеев. Была и другая причина: разрушение мечети могло вызвать бунт мусульман в самой Хазарии <13>. ——————————— <12> Ковалевский А. П. Книга Ахмеда ибн-Фадлана… С. 33. <13> Ковалевский А. П. Книга Ахмеда ибн-Фадлана… С. 34.

Независимость Булгарии означала для каганата потерю обширного края, богатого природными богатствами и людским ресурсом. Прекращение обязательств булгар по налогам и повинностям ударяло по экономике и военной мощи хазарского государства. Уже сам факт отделения Булгарии был бы сильным ударом по имиджу каганата на международной арене. Вероятно, на этот случай хазары предпочли иметь в Поволжье тайных союзников. Понимая, что военные действия могли привести к худшим последствиям, они действовали крайне обдуманно. По каким-то причинам главными фигурами в политической игре хазар стали сувары. Однако сразу вводить «суварскую карту» было неэффективно. Алмыш мог упредить хазар, пытаясь усмирить сувар, или договориться с ними до приезда посольства. Хазары чинили препятствия на пути миссии с самого начала. В самом халифате работала сеть шпионов и подкупленных чиновников. В тщательно организованном посольстве проблемы начались сразу. Хазарский «след» отчетливо виден в отчете Ибн Фадлана, где говорится о после по имени «Абдаллах сын Башту Хазарин» <14>. Но факт того, что он являлся хазарином, ничего не доказывает. А. П. Ковалевский видит свою версию поручения ему царем булгар важной миссии. Он предположил, что сын Башту был политическим беженцем, представителем сил, стремящихся свергнуть правительство и включить Хазарию в исламский мир. Принятие булгарами ислама должно было этому способствовать, кроме того, он мог дать двору халифа ценные вести о внутренних делах Хазарии <15>. Но дальнейший ход событий и поведение Хазарина говорят сами за себя. ——————————— <14> Ковалевский А. П. Книга Ахмеда ибн-Фадлана… С. 121. <15> Ковалевский А. П. Книга Ахмеда ибн-Фадлана… С. 15.

4000 динаров для возведения крепости послам должен был вручить Ахмед ибн Муса Хорезмиец от купли-продажи имения в Хорезме. Имение он должен был получить от управляющего поместьем ал-Фадла Христианина. Хорезмиец планировал выехать из Багдада вслед за послами через 5 дней и догнать их. Сведения об этом дошли до ал-Фадла. Он сообщил всем постам по хорасанской дороге, где пролегал путь Хорезмийца, чтобы его взяли под стражу до особых распоряжений. Хорезмийца арестовали в Мерве и взяли под стражу. В итоге послам пришлось задержаться в Бухаре на 28 дней <16>. ——————————— <16> Ковалевский А. П. Книга Ахмеда ибн-Фадлана… С. 122.

В тексте видна причастность к этим событиям Хазарина. Ибн Фадлан сообщает, что ал-Фадл «еще раньше столковался с Абдаллахом сыном Башту и другими из наших спутников, которые стали говорить: «Если мы останемся, то нагрянет зима и будет упущено (время) для въезда (в Хорезм). А Ахмед ибн-Муса когда выполнит свои обязательства в отношении нас, догонит нас». Далее Фадлан пишет: «…когда я услышал слова Абдаллаха сына Башту и слова других предостерегавших меня от (неожиданного) прихода зимы, мы отправились из Бухары, возвращаясь к реке, и наняли корабль до Хорезма» <17>. Из отчета ясно, что Хазарин был в сговоре с ал-Фадлом и отговаривал ждать Хорезмийца, должного обеспечить послов финансами. В итоге ему удалось двинуть посольство в путь без средств для царя булгар <18>. А. П. Ковалевский сообщает, что он возвратился обратно с послами, но Ибн Фадлан о нем больше не пишет. Может быть, Хазарин, выполнив свою задачу, просто покинул посольство. ——————————— <17> Ковалевский А. П. Книга Ахмеда ибн-Фадлана… С. 123. <18> Ковалевский А. П. Книга Ахмеда ибн-Фадлана… С. 124.

Надо сказать, что это было не первое «опоздание» ибн Мусы. Ранее этот хорезмиец, задержавшийся в Багдаде на 5 дней, не явился в Рею, где послы находились 11 дней. Точные обстоятельства неполучения денег остались неясными ввиду сокращений в Мешхедской рукописи <19>. Впрочем, в отчете не говорится, ехал ли он из Багдада с деньгами или должен был отдать послам во время купли-продажи поместья. Причину того, что покупатель «не смог» догнать караван посольства, Л. Н. Гумилев видит в ослаблении влияния багдадских халифов <20>. Но сообщения Ибн Фадлана проливают свет на конкретные причины неполучения финансов послами: это — действия заинтересованных лиц. В данном случае мы предполагаем, что за ними стояло хазарское правительство. ——————————— <19> Ковалевский А. П. Книга Ахмеда ибн-Фадлана… С. 24. <20> Гумилев Л. Н. Древняя Русь и Великая Степь… С. 165.

Один из главных пунктов хазарского плана был осуществлен: булгары остались без средств к возведению крепости. Однако исламизации булгар хазары препятствовать не могли. Впрочем, неполучение денег все же дало свои результаты. Перезимовав в Джурджании, посольство двинулось далее на север без «отроков», знатоков фикха и вероучителей, «побоявшихся въехать в эту страну». По мнению А. П. Ковалевского, причиной их отказа продолжить путь было то, что сумма, из которой им должно было выплачиваться жалование, не была доставлена <21>. ——————————— <21> Ковалевский А. П. Книга Ахмеда ибн-Фадлана… С. 24.

Хазары понимали, что посредством принятия единой религии Алмыш хочет объединить булгарское сообщество. С прибытием послов в Булгарию приходит пора раскрыть «суварскую карту», и сувары отказываются от ислама. Алмыш собрал племена и объявил ислам общебулгарской религией, что напоминает договор князей с народом. Об этом можно судить по тому, что часть сувар, несмотря на отказ их князя, приняло предложение Алмыша. Возможно, были заключены и договоры Алмыша с другими князьями о сюзеренитете-вассалитете в рамках булгарской автономии. Сомнительно утверждение чувашских историков о полном язычестве сувар после 922 г., что опровергается текстом Ибн Фадлана и тем, что в городе Сувар в 920 — 970 гг. чеканятся свои монеты с использованием арабской графики <22>. Что касается исполнения языческих обрядов и применения норм обычного права в общинах, то они долгое время проявлялись у всех булгар. ——————————— <22> Хузин Ф. Ш. Исследования по булгаро-татарской археологии. Казань: ООО «Фолиант», 2011. С. 61 — 62.

Действительно, вскоре в Булгарии появляется г. Сувар, который становится центром княжества, образовавшегося не позже 940-х гг. Населяли ли этот город сувары, если да, то какая их часть, сказать трудно. Конечно, можно предположить, что сувары-мусульмане остались на месте и основали город, а их соплеменники-язычники ушли на правобережье Волги и смешались с финно-уграми, положив начало формированию чувашей. Также сложно сказать, был ли Сувар изначально центром княжества в классическом понимании или же это было больше автономной единицей. Вместе с тем известно, что Сувар был самостоятельным городом, способным конкурировать с Булгаром и чеканившим свои монеты. Интересно то, что Сувар как крупный город появляется немногим позже посольства 922 г. При этом со времени основания и до 970-х гг. ученые видят в нем центр области, не вошедшей в состав булгарского государства <23>. Самостоятельность Сувара выражается в чеканке монет в 930 — 940-х гг. при правителях Насре и Талибе. Талиб продолжает чеканить монеты в 950-х гг. и в Суваре, и в Булгаре, но при его преемниках Сувар не чеканит монет. Позже это право принадлежит только Булгару, что указывает на объединение булгарских земель. ——————————— <23> Материалы по истории… С. 163.

Быстрое появление и расцвет города сувар, недавно расколотых на части, оставляет много вопросов. Разделились ли они на религиозной почве или же по политическим соображениям, для хазар не имело особого значения. Важно было другое — создалась реальная сила, способная и предназначенная противостоять Булгару. Кто, кроме самих сувар, был заинтересован в их независимости от булгарского эмира? Предполагаем, что ими были хазары. Одновременно с работой по дискредитации посольства хазары развернули свою деятельность и в самой Булгарии. К прибытию послов механизм раскола булгарского общества был уже запущен. Вырыг не стал договариваться с Алмышом и демонстративно, игнорируя угрозы, перебрался со своими людьми на правобережье Волги. Вероятно, на это были веские причины, среди которых главной можно назвать хазарскую гарантию защиты за сохранение вассалитета. Другая часть сувар — мусульмане также оказались «пятой колонной» в стане булгар. Наравне с Булгаром в Среднем Поволжье появляется еще один центр — Сувар. Вряд ли Алмыш оказывал помощь при возведении города сувар: ему нужна была своя крепость. Сами сувары в такой срок также не могли отстроить на пустом месте город со всей инфраструктурой. Однако были силы, заинтересованные в возвышении Сувара, и это, по всей вероятности, были хазарские власти. В результате хазаро-суварского сговора Алмыш не только не получил обещанную халифом крепость, но и приобрел мощный противовес с центром в Суваре. В ответ на свой сепаратизм по отношению к хазарам, поддержанный халифатом, он получил сепаратизм сувар по отношению к себе, поддержанный каганатом. Здесь уместны возражения о том, что Суваром, даже в годы наибольшей самостоятельности, правили потомки Алмыша. Как предполагают ученые, братья Наср, Талиб и Мумин были внуками Алмыша <24>. Однако видимое всевластие этой династии — картина лишь кажущаяся, сконструированная учеными. Нет сведений о том, что они братья и внуки Алмыша. Во-вторых, власть одной династии в государстве вовсе не отрицает, а, скорее, предполагает борьбу за престол между родственниками. История наследования власти знает много примеров борьбы между братьями, дядьями и племянниками. Переходила ли в Булгарии власть от отца к сыну или же доставалась старшему в роде, вопрос тоже открытый. Отец Алмыша — Шилки не зафиксирован как правитель, а значит, власть Алмыш мог получить от своего дяди. Очевидно, этими обстоятельствами умело воспользовались хазары. Даже если Наср был потомком Алмыша, хазарам удалось расколоть булгарское общество. Они создали здесь выгодную им ситуацию феодальной раздробленности. ——————————— <24> Материалы по истории… С. 161.

Хазарские власти, в т. ч. посредством введения в политическую игру сувар, сделали максимум усилий, чтобы миссия посольства халифа в Волжскую Болгарию 921 — 922 гг. провалилась. По большому счету, хазары добились своих целей: не сбылись задуманные планы булгар по отношению к халифату, как и халифов по отношению к северным народам. Неизвестно, как сложилась бы история Поволжья, если бы не гибель каганата. Показательно и то, что с исчезновением на карте мира хазарского государства сходит на нет и самостоятельность суварского княжества.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *