Типичное и атипичное в политико-правовом развитии государственности: теоретико-методологический аспект

(Михайлов М. В.) («Право и политика», 2007, N 10) Текст документа

ТИПИЧНОЕ И АТИПИЧНОЕ В ПОЛИТИКО-ПРАВОВОМ РАЗВИТИИ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ: ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

М. В. МИХАЙЛОВ

Михайлов Максим Владимирович — кандидат юридических наук, доцент Башкирского государственного педагогического университета им. М. Акмуллы, проректор по учебной работе, заведующий кафедрой права и обществознания.

В истории мировой цивилизации, при всем ее многообразии и неоднородности, отчетливо прослеживаются определенные закономерности становления и динамического развития государственности, а также соотношения и взаимодействия трех основных структурных компонентов: личности, общества и государства. Государственность рассматривается как «свойство, качество, состояние общества на конкретном историческом этапе, качественная характеристика его элементов и институтов, составляющая основное содержание и определенную черту общества» <1>. На состояние общества, строй общественных отношений оказывают определенное влияние не только государственная власть, ее структуры, но и другие институты, в том числе неполитического характера, например экономическая, социальная, духовная, информационная и другие системы, а также международная обстановка. ——————————— <1> Морозова Л. А. Проблемы современной российской государственности. М.: Юридическая литература, 1998. С. 10.

Развитие государственности условно можно разделить на следующие этапы: древность, новое время и современность <2>. Применительно к теме настоящего исследования такое разделение обусловлено изменяющимся соотношением вышеперечисленных элементов. ——————————— <2> См. об этом подробнее: Кривушин Л. Т. Проблемы государства и общества в домарксистской мысли. Л.: ЛГУ, 1978. С. 32.

Итак, для древнего времени характерно огосударствление общественной жизни, связь резкого распределения населения по сословиям-кастам с жестким закреплением этой структуры средствами государства. Общество существовало только в состоянии незыблемой кастовой дифференциации, что было гарантировано и увековечено абсолютистскими государствами (Египет, Древняя Греция, Древний Рим и т. д.). Соотношение общества и государства данного периода характеризуют следующие признаки: функциональная взаимосвязь весьма развернутой сословно-классовой структуры общества и соответствующих ей многообразных форм государственного строя; зависимость формы государства и жизнеспособности общественно-политического организма от соотношения сословно-классовых сил, прежде всего богатых и бедных. Также можно выявить такие элементы, как взаимосвязь государственных мятежей и переворотов с крайним (чрезмерным) имущественным и политическим неравенством или равенством граждан и сословий; обусловленность наибольшей устойчивости средней формы государственного строя (политии) преобладающей ролью среднего класса в сословной структуре общественного организма, и, наоборот, предопределенность непрочности тех государственных форм, которые базируются на крайне бедных и безвластных или чрезмерно зажиточных и властолюбивых сословиях. Данные положения объективно содержат в зародыше проблему социальной обусловленности государственного строя и нашли свое отражение в работах виднейших мыслителей того времени — Платона, Аристотеля и др. <3>. ——————————— <3> См.: Аристотель. Соч. в 4-х т. М.: Мысль, 1983; Платон. Собрание сочинений. М.: Мысль, 1990 — 1994; Кривушин Л. Т. Проблемы государства и общества в домарксистской мысли. Л.: ЛГУ, 1978; Новгородцев П. А. Политические идеалы Древнего и Нового времени. М.: Тип. тов-ва И. Н. Кушнерева, 1914; Асмус В. Ф. Античная философия. М.: Мысль, 1976 и др.

С конца XVII века, когда как следствие развития научной мысли зарождается проблема личности, складывается обособляющееся от гражданского общества представительное, конституционное, правовое государство, поначалу выражавшее идеи преимущественно развивающейся буржуазии, а также части феодалов, но притязавшее на защиту интересов страны, нации, народа в целом. Этот период ознаменовался вызреванием гражданского общества (в некоторых государствах) и, соответственно, формированием осознания различий между ним и сугубо государственными институтами. Большое значение с этой точки зрения имело становление в тот период идеологии национального государства, пришедшего на смену анархической раздробленности средневековых государств. Уже в XIV в. с падением империи Гогенштауфенов в Европе начинает пробуждаться сознание национальной индивидуальности и, соответственно, нарождаться идея национального государства. Важным этапом в этом процессе явилось царствование Филиппа Красивого, который в своей борьбе против папы Бонифация VIII апеллировал к Генеральным Штатам, противопоставив римскому теократизму принцип суверенитета королевской власти, основанный на национальной самостоятельности. Это же положение в дальнейшем отстаивали защитники Германской империи против притязаний авиньонских пап, такие, как Вильгельм Оккам и составители «Заступника веры». Блестящую победу идея национальной государственности над римско-католическим универсализмом одержала с победой английской церкви в борьбе с папством за свою самостоятельность. Теоретической базой таких настроений стали работы Гоббса, Локка, Руссо и др. <4>. Наиболее значимыми являются направления, созданные Кантом (эта проблема рассматривается в рамках традиционной концепции общественного договора, но с существенными изменениями) и Гегелем (он переносит проблему соотношения общества и государства в область объективного духа) <5>. ——————————— <4> См.: Гоббс Т. Философские основания учения о гражданине. М.: Политиздат, 1974; Руссо Ж.-Ж. Трактаты. М.: Политиздат, 1969 и др. <5> См. об этом подробнее: Кант И. Трактаты и письма. М.: Политиздат, 1980; Гегель Г. В. Работы разных лет. М.: Мысль, 1972; Гегель Г. В. Философия права / Пер. с нем. М.: Мысль, 1990.

С середины XIX века в процессе критики формальности юридического равенства в гражданском обществе, разделенном на классы, под влиянием растущих организаций наемных рабочих, социально-демократических партий и массовых движений за социальные права и свободы происходят процессы, вынуждающие буржуазию к ряду политических и социальных уступок. Поэтому в ряде государств начинается становление и развитие социального, правового и демократического государства. Однако, несмотря на практически идентичные исходные начала и аналогичные этапы развития различных обществ и государств, итог этого эволюционирования государственностей не одинаков. Анализ современной государственно-правовой действительности позволяет классифицировать две различные группы территориальных общностей. Первая — это территории, где фактически сложилось устойчивое и жизнеспособное гражданское общество, в его узком понимании, наряду с государством, которое тяготеет к правовому и в принципе может быть им названо. Другая же — в аналогичных временных рамках не вышла на эти рубежи. Таким образом, можно предположить, что общества и государственности развивались двумя различными путями: типичным и атипичным. В качестве определенных факторов, влияющих на оба пути развития, можно выделить географическое расположение государственностей, их национально-культурные традиции, суверенность тех или иных народов, политико-правовую культуру населения, менталитет. А также поэтапно изменяющиеся структурные отношения между обществом и государством. Эти факторы разнообразны в обеих группах, и именно их воздействие во многом предопределило конечный результат генезиса государственности. Атипичный путь развития уникален, так как приводит к образованию гражданского общества, действующего на равных правах с правовым государством. Современное содержание категории «гражданское общество» опирается на весь предшествующий опыт ее использования и может быть определено только с учетом всего исторического многообразия взглядов. Во-первых, возникновение и развитие категории «гражданское общество» связано со становлением и осознанием в западных обществах существования особой, не зависимой от воли государства, самостоятельной жизни индивидов. Во-вторых, развитие гражданского общества определяется, прежде всего, расширением самостоятельности индивидов в обществе, основанной на дифференциации деятельности и активности человека. Каждый новый этап в осмыслении гражданского общества — отражение в общественном сознании исторического обогащения общественной жизни. В-третьих, гражданское общество есть многообразие форм самоорганизации, общения индивидов, их взаимосвязей, целью которых является удовлетворение потребностей и интересов. В-четвертых, в современном обществе существуют различные формы самоорганизации индивидов. Абстрактно противопоставлять их друг другу нельзя, необходимо видеть причины их сосуществования и перспективы развития, их зависимость от конкретных элементов существующего гражданского общества, уровня его развития, от потребностей индивидов. Под гражданским обществом в данном случае нами понимается «общество граждан высокого социального, экономического, политического, культурного и морального статуса, находящееся с государством в постоянном, противоречивом, диалектическом единстве и создающее совместно с ним развитые правовые отношения» <6>. Данная трактовка понятия гражданского общества далеко не единая и может быть оспорена, но для изучения типа динамики развития общества вполне приемлема. ——————————— <6> Резник Ю. М. Гражданское общество как феномен цивилизации. М.: Союз, 1998. С. 26.

Гражданское общество имеет свою достаточно сложную внутреннюю структуру. Для него характерно наличие «в основном не вертикальных, как в государстве, иерархических связей, а горизонтальных, главным образом невластных соединений» <7>. Последние весьма разнообразны и образуют три слоя. Фундамент составляют отношения, связанные с обеспечением жизнедеятельности общества. Прежде всего это экономические отношения, основанные на экономическом плюрализме, многообразии форм собственности при соблюдении интересов личности и общества в целом. Именно экономический плюрализм дает возможность преодолеть существующее отчуждение человека от средств производства. Гражданское общество только тогда будет жизнеспособно, когда каждый его член станет обладать вполне конкретной собственностью или иметь право на использование и распоряжение собственностью, произведенным им общественным продуктом по своему усмотрению. Владение собственностью может быть частичным или коллективным, но при условии, что каждый участник коллективной собственности — кооператива, колхоза, предприятия и др. — действительно является таковым. Иными словами, наличие собственности является основополагающим условием свободы личности как в гражданском, так, впрочем, и в любом другом обществе. ——————————— <7> См.: Ильин М. В., Коваль Б. И. Две стороны одной медали: гражданское общество и государство // Политические исследования. 1992. N 1 — 2.

Второй слой — это социокультурные отношения, включающие семейно-родственные, этнические, религиозные и прочие устойчивые связи. Гражданское общество может основываться только на многообразной, разветвленной социальной структуре, отражающей все богатство и разнообразие интересов представителей различных социальных слоев и групп. Это многообразие не может быть застывшим, закостеневшим, в количественном и качественном отношении объективно стремится к постоянным изменениям. Многообразная социальная структура не может не иметь хорошо развитые вертикальные и, главным образом, горизонтальные связи. При размытой социальной структуре (это характерно для типичных обществ) индивид связан с государством напрямую, что существенно ограничивает возможности реализации его личных прав и свобод. Существенную роль в формировании социальных контуров гражданского общества играет культурный плюрализм, который вбирает в себя элементы духовной жизни и обеспечивает равноправное участие в ней всех индивидов. Создаются условия, при которых становится осязаемо культурное богатство общественного сознания и каждой личности в отдельности. Неограниченный доступ к духовным ценностям помогает преодолеть феномен отчуждения личности. Гражданское общество жизнеспособно, если его члены имеют высокий уровень социального, интеллектуального, психологического развития, внутренне свободны и способны к самостоятельным действиям при включении в тот или иной институт общественной жизни (чего так не хватает членам типичных обществ). Третий, верхний, слой гражданского общества образуют отношения, связанные с индивидуальным выбором, с политическими и культурными интересами. Поэтому существуют различные группы по интересам, политические партии, движения, клубы и т. п. Таким образом, обеспечивается культурно-политический плюрализм, предполагающий отрицание идеологических стереотипов, обеспечивающий свободное волеизъявление граждан. Именно этот третий слой гражданского общества включает в себя наиболее активные институты, тесно соприкасающиеся с государственно-политической системой общества. Гражданское общество и правовое государство как рубежи уникального (атипичного) развития государственности действительно являются феноменами современности и общепризнанными мировыми ценностями, для достижения которых направляются все действия и используются все средства цивилизации. К данному типу развития можно с определенной долей условности отнести такие государства, как США, Великобритания, Канада, Франция, Германия и некоторые другие. Несмотря на определенные различия вышеперечисленных государств (а следовательно, и обществ), это правовые и политические системы, и состояние законности и правопорядка, партийное устройство и форма правления и т. д., приоритеты у них едины. К признакам атипичного пути развития общества и государства можно отнести: — общество и государственность взаимодействуют и функционируют на равноправных началах; — структурные связи общества с государством позволяют ему (обществу) иметь реальные рычаги воздействия на государственно-правовые процессы; — формулирование и определение высших ценностей производится самим обществом, ценности как бы созидаются им; — деятельность государственного механизма направлена на выполнение тех задач, которые поставлены перед ним непосредственно обществом; — существование гражданского общества и правового государства. Атипичный (уникальный) путь развития общества и государства формируется во второй трети 1-го тысячелетия до н. э. в Греции. Возникновение этого типа развития характеризуется как греческое чудо и остается неразгаданной загадкой. Известный исследователь Древнего Востока Л. С. Васильев пишет: «…трудно сказать, что явилось причиной архаической революции, которую смело можно уподобить своего рода социальной мутации, ибо во всей истории человечества она была единственной и поэтому УНИКАЛЬНОЙ (выделено мной. — М. М.) по характеру и результатам» <8>. ——————————— <8> Васильев Л. С. Проблемы генезиса китайского государства. М., 1983. С. 45.

В чем же суть атипичного пути развития? О нем мы можем судить хотя бы по позднейшей рефлексии западных исследователей, с изумлением констатировавших отсутствие в типичных обществах и государствах такого краеугольного элемента атипичного пути, как разработанное понятие свободной от государства частной собственности, прежде всего земельной <9>. Одной из главных характеристик атипичного пути развития является то, что отделило его от типичного (универсального), — изменение отношений собственности, возникновение развитой системы частной собственности, легитимной юридически и социально-психологически, все более независимой от государства. Частная собственность действительно как частная, а не как один из атрибутов власти. Л. С. Васильев отмечает: «Одно несомненно — главным итогом трансформации структуры (типичных общества и государства в античной Греции) был выход на передний план почти неизвестных или, по крайней мере, слаборазвитых в то время во всем остальном мире частнособственнических отношений, особенно в сочетании с господством частного товарного производства, ориентированного преимущественно на рынок, с эксплуатацией частных рабов, при отсутствии сильной централизованной власти и при самоуправлении общины, города-государства (полиса). После реформ Солона (начало VI в. до н. э.) в античной Греции возникла структура, опирающаяся на частную собственность, чего не было нигде в мире» <10>. ——————————— <9> См. об этом подробнее: Козловски П. Общество и государство: неизбежный дуализм. М.: Республика, 1998. С. 89 — 103. <10> Васильев Л. С. Проблемы генезиса китайского государства. М., 1983. С. 51.

В результате сложилась система, «где само государство — не повелитель, а инструмент в руках полиса, права гражданина, не подлежащие сомнению, — аксиома» <11>. Разумеется, и Греция, и Рим видели немало тиранов, насилия, произвольных конфискаций, но все это уже как поверхностные волны над мощным пластом укоренившихся частноправовых отношений. То, что в типичных государственностях естественное право, обязанность власти, здесь (в уникальных) — неслыханная тирания и произвол. ——————————— <11> См. об этом подробнее: Гайдар Е. Т. Государство и эволюция. Как отделить собственность от власти и повысить благосостояние россиян. СПб.: Норма, 1997. С. 19.

Какова же была роль государства в обществах с атипичным путем развития? Здесь можно выделить несколько моментов. Выше говорилось, что слабое государство — основа атипичного социально-экономического прогресса. Однако государство должно гарантировать именно сохранение традиций, возможность мирного накопления из поколения в поколение, невозможность насильственного перераспределения собственности, а также защищать как от внешних грабителей-завоевателей, так и от своих феодалов. Как же возможно решение всех этих жизненно важных для общества задач без сильного и жестко организованного государства? История ответила на этот вопрос. В типичных государственностях государство «защищало» общество, превратив его в свою составную часть, а точнее, просто не дало ему развиваться, накрыв, зажав, придавив его своим «панцирем». В атипичных государственностях сложилась уникальная ситуация — общество в своем развитии стало опережать развитие государства. Возникла элита (в том числе наследственная), ощущавшая свою независимость от государства, бывшая фундаментальной частью социальной системы, а не шестеренкой государственной машины. Да, сильное, жесткое государство может дать гарантию защиты прав собственности, защиты от других государств, от феодалов и т. д. Но платить за это приходится непомерно большую цену, ведь государство слишком сильный защитник. И оно не защищает собственника от самого страшного врага, наиболее могущественного, всепроникающего, — от аппарата государства. Общество должно было накопить сил для того, чтобы безбоязненно принять такого «защитника», как сильное государство. Общество с традициями (в том числе и правовыми), с развитой социальной дифференциацией, с глубоко укоренившимся убеждением в независимости человека и его собственности от воли государства с институтами, защищающими эту независимость, — такое общество было внутренне готово не сломаться под тяжелой рукой государства, а, наоборот, использовать в интересах своего развития силу государственной машины. «Если государство, и только государство, делает собственность легитимной (дает ей законность, правовое основания), рынка не будет. Если легитимность собственности не зависит от государства, если она первична по отношению к государству, то тогда само государство будет работать на рынок, станет его инструментом» <12>. ——————————— <12> Гайдар Е. Т. Указ. соч. С. 28 — 29.

Атипичным обществам и государствам удалось найти самое эффективное в известной нам истории человечества решение главной задачи: оптимальное соединение традиций и развития, что доказывает правомерность определения этого пути развития как уникального. В типичных государственностях реализуется ригидность и жесткость системы, которая кроваво ломается и восстанавливается в прежнем виде. В атипичных — рост на базе традиций, рост, снимающий противоречия, позволяющий суммировать и материальные, и духовные итоги жизни предыдущих поколений. Атипичный путь развития государственности предполагает диалоговые отношения между государством и обществом в целом или с его субъектами, в том числе и по поводу принимаемых государственными органами решений. О наличии демократических отношений (как обязательного признака атипичного) можно говорить только тогда, когда отработаны механизмы этого диалога, такие, как референдумы и плебисциты, разные формы согласительного процесса, общественная и независимая экспертиза принимаемых решений. Но для возникновения и развития разных форм политического диалога необходимы два важных условия. Первое условие — это готовность общества как в плане его структурирования, так и в психологическом смысле (сюда же относится презумпция морального равенства партнеров в диалоге), второе — законодательное и процедурное обеспечение диалога между властью и обществом. Итак, атипичное в развитии общества и государственности следует трактовать как уникальный генезис взаимоотношений между обществом и государством, основанными на равноправии и партнерстве, взаимном уважении и неукоснительном соблюдении правил этого взаимодействия, конечным итогом которого является незыблемое «вплетение в правовую ткань государственности» принципов правового государства и гражданского общества <13>. ——————————— <13> См. об этом подробнее: Хабибулин А. Г., Михайлов М. В. Российское общество и государство: теоретико-методологические аспекты взаимодействия. Монография. Уфа: ОН и РИО УЮИ МВД РФ, 2003. С. 8 — 13.

К иному типу развития, названному нами универсальным (или типичным), необходимо отнести государственности, которые в результате исторического развития общественно-государственных взаимоотношений не смогли синтезировать ни гражданское общество, ни правовое государство. Под типичным (от греч. typos — форма, образец) нами понимается «…нормальное, наиболее вероятное для данной конкретной системы объективного мира» <14>, следовательно, применительно к нашей теме типичный путь развития общества и государства следует определить как возникновение, становление и развитие вертикальных и горизонтальных механизмов соотношения общества и государства, характеризующихся верховенством приемов и способов воздействия государства над обществом и структурной схемой подчиненности общественных интересов государственным, свойственных определенным государственно-правовым ареалам прошлого и современности <15>. К государствам данной группы мы с уверенностью можем отнести большинство мусульманских стран (Иран, ОАЭ, Ливан и др.), Россию, Китай, Монголию, Северную Корею, Белоруссию и некоторые другие государства, входившие ранее в СССР. ——————————— <14> См.: Большая Советская Энциклопедия. М., 1976. Т. 25. С. 561. <15> См. об этом подробнее: Хабибулин А. Г., Михайлов М. В. Указ. соч. С. 14 — 34.

Рассмотрим отдельные факторы, воздействовавшие (и продолжающие свое воздействие) на универсальный (типичный) путь развития. Так, становление государственности данного типа развития проходило под мощным давлением властного аппарата, поэтому любое реформирование направлялось на удовлетворение интересов именно властной элиты, а не общества в целом. Для данного пути развития характерен чрезвычайно низкий уровень политико-правовой культуры, что объясняет определенное историческое отставание в осознании необходимости социально-политических и правовых реформ. Далее, обществам данного типа более присуща традиционность (как в мышлении, так и в поступках), нежели новационность и модернизация. Мы не берем на себя ответственность оценивать данный фактор как положительный или отрицательный <16>. ——————————— <16> Проблемы традиционности и модернизации в мышлении общества хорошо проанализированы в книге: Данилов А. Н. Переходное общество: проблемы системной трансформации. Минск: Харвест, 1998.

Взаимоотношения обществ и государств данного типа (типичных) на всем протяжении их существования строились на безоговорочном приоритете государства над обществом, любые попытки со стороны общества изменить данное положение вещей жестко, а зачастую и жестоко пресекались. В результате складывается уникальная ситуация, когда в рамках одного общества сосуществуют две типологии человеческого сознания. С одной стороны, административная, бюрократическая ментальность политической элиты, которая выросла в той же самой стране, пронизана токами архаического сознания, но доросла до понимания необходимости государства. С другой стороны, массовое сознание низовых слоев, сохранивших почти нетронутые архаические представления о мире. Этот слой общества, напрочь лишенный понимания необходимости таких новаций, не только не понимает, но и отказывается принять подлинную природу государства. Противопоставление элиты, осознавшей необходимость государства, и народных масс, ее отрицающих, — это только первая абстрактная, методологически исходная позиция, требующая конкретизации. Надо создавать картину, максимально приближенную к реальной истории. Перед нами очень сложный процесс: проникновение государственных идей в народную массу и изменение в настроениях элиты, которые тоже далеко не всегда носили государственный характер. Прежде всего, в массовом сознании происходил парадоксальный процесс — необходимость государства осознавалась, но лишь в каких-то определенных точках. Скажем, тогда, когда государство необходимо для обороны от внешних вторжений. В этот момент люди забывали свою вражду, «ненависть к начальству» и объединялись, чтобы сохранить свое коллективное существование. Этот процесс носил совсем не плавный, а колебательный характер. Здесь остро прослеживается зависимость от ситуации. Что характерно для модели государства, которая складывается в общественном сознании? Она не системна, внутренне противоречива и синкретична. В ее основе лежит дологическое, эмоционально-целостное мышление, архаическое и локалистское по своей сути. И это касается не только государства, так мыслит масса наших сограждан. Мы имеем дело с обществом, в котором культура рационального, логического мышления большинства не лежит в основе значимых решений. Для того, чтобы быть объективным в постулировании данного фактора, необходимо привести еще один пример из истории России. Это существование Великого Новгорода, практически единственной республики в монархической России (а это пример атипичного). Возможно, если бы развитие нашего государства пошло именно по пути распространения на всю территорию институтов, которые были созданы в Великом Новгороде, то Россия вышла бы на уникальный (атипичный) путь. В заключение отметим еще один существенный момент, относящийся к сравнительной характеристике обеих моделей государствообразования. Типичная (универсальная) модель показывает, что большинство народов развивало свою государственность именно по этой модели, но именно они канули в Лету еще на этапе рабовладельчества и раннего феодализма, не вступив на капиталистический путь развития, в основе которого — частная собственность, наемный труд, частное предпринимательство. И сегодня еще немало стран, для которых государственный способ производства — ведущий, да и единственный. Что же касается второй — атипичной (уникальной) — модели, то она, как уже говорилось, возникнув позже, оказалась тем не менее более прогрессивной и жизнеспособной. Не случайно, что и Китай, и Индия, и другие государства Востока, а также Россия начинают избирать именно эту модель развития. И, конечно, не случайно и то, что тот государственно-тоталитарный политико-правовой режим, который под идеологией коммунизма был на территории России, рухнул и не мог не рухнуть: история все ставит на свои места, показывает человечеству на основе печальных опытов пути нормального его развития к гражданскому обществу и правовому государству.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *