К истории цивилистики в Саратове

(Тархов В. А.) («Гражданское право», 2008, N 1) Текст документа

К ИСТОРИИ ЦИВИЛИСТИКИ В САРАТОВЕ

В. А. ТАРХОВ

Тархов В. А., профессор кафедры предпринимательского права Саратовской государственной академии права, доктор юридических наук, профессор.

Для существования и развития науки необходимы специальные учреждения. Они существуют в двух видах: научно-исследовательские учреждения и учебные заведения. В обоих видах жизнь науки связана с подготовкой научных кадров, однако если в первом виде обучение носит вспомогательный характер, то в учебных заведениях обучение имеет главное значение. Естественно, имеются в виду учебные заведения высшего уровня — вузы. Первым вузом в России была Славяно-греко-латинская академия. Первым научным учреждением стала Академия наук, созданная Петром I. Первыми академиками были приглашенные Петром иностранцы, которым наряду с занятиями своими предметами было вменено в обязанность заниматься этими же предметами с прикрепленными к ним российскими молодыми людьми, которым по мере готовности присваивались соответствующие ученые степени. Посылались наши люди также за границу, вместо приглашения того или иного иностранного ученого в Россию. Были также образованы при Академии небольшой университет, а при нем гимназия. Первый большой университет, существующий поныне, был учрежден дочерью Петра Елизаветой. В дальнейшем университеты, кроме столичных, были созданы и в некоторых других городах. Однако в дальнейшем императоров никак нельзя было причислить к радетелям просвещения. Это очень хорошо уловили скульпторы, создавшие конные статуи. Если глядя на конную статую Петра говорили, что он поднял Россию на дыбы, то глядя на статую предпоследнего императора (последний не дожил до своей статуи) хотелось сказать: «Осади назад!» <1>. ——————————— <1> См. также: Виленский Б. В. Судебная реформа и контрреформа в России. Саратов, 1969.

Несмотря на то что Саратов был достаточно развитым городом, чтобы иметь свои вузы, только в 1909 г. удалось добиться создания университета в составе одного медицинского факультета и в 1912 г. второго вуза — консерватории. Лишь после свержения самодержавия в 1917 г. в составе университета было создано три новых факультета, в том числе юридический. Сохранились данные <2>, показывающие, что по специальности «Правоведение», всех его отраслей, до 1931 г., когда юридический факультет был выведен из университета, на нем в общей сложности проработало 28 профессоров, из них только двое весь этот срок. Объясняется это, по-видимому, известной обстановкой в стране. ——————————— <2> См.: Профессора и доктора наук Саратовской области. Т. I. 1909 — 1917. Саратов, 2000. С. 186 — 204.

К цивилистике, строго говоря, можно отнести лишь два предмета: римское частное право и советское гражданское право (включая и то время, когда оно называлось хозяйственным). По имеющимся данным, сразу, с 1917 г., начали работу в университете 4 профессора. Известно, что романистом являлся И. К. Козьминых, предмет которого, видимо, читался с первого курса, чем и объясняется приглашение его на работу с момента образования факультета. Остальные, очевидно, преподавали какие-то предметы тоже первого курса. И. К. Козьминых письменных трудов после себя не оставил, тем более что его предмет был выведен из учебного плана. В 1920 г. на факультете появился М. М. Агарков. Он был на факультете недолго, в 1923 г. он выбыл в Москву, где впоследствии возглавил созданный там Всесоюзный институт юридических наук, выпустивший затем ряд крупных единоличных и коллективных работ. Лично им написаны «Обязательство по советскому гражданскому праву», «Ценность частного права» и др. Так же недолго пробыл в Саратове Б. Б. Черепахин, затем работавший в Свердловске и Ленинграде. Основной труд его — «Правопреемство по советскому гражданскому праву». М., 1962. В 1931 г. на факультет поступил Б. М. Рубинштейн, в том же году и выбывший из него в связи с выходом факультета из университета. Им написан учебник «Советское хозяйственное и гражданское право», выдержавший два издания (М., 1936). В 1921 г. юридический факультет университета преобразован в факультет общественных наук, в 1924 г. получивший название факультета права с двумя отделениями — права и экономики, но в 1931 г. выделен из университета как самостоятельный институт советского права с тремя факультетами: судебно-прокурорским, хозяйственно-правовым и исправительно-трудовым (военизированным). Этот институт был подчинен Наркомату юстиции, так же как суды и места заключения. В 1935 г. был образован союзный Наркомат внутренних дел, которому переданы места заключения, а с ними и исправительно-трудовой факультет. В связи с этим институт права был переименован в правовой институт, а через год — в юридический. Одновременно был образован Институт советского строительства при ВЦИК. В юридическом институте первое время существовали два оставшихся факультета, но затем они прекратили свое существование. В Саратове существовал филиал ВЮЗИ. Во избежание «двоевластия» его преобразовали в заочный факультет СЮИ. Позже в институте возник вечерний факультет. В институте были кафедры, объединявшие смежные предметы. Среди различных революционных мероприятий было и такое, как упразднение ученых степеней. Ученые звания не упразднялись, они применялись в соответствии с занимаемыми должностями. Было создано и специальное учреждение в виде Института красной профессуры. В связи с войной он был упразднен, а вместо него создан Институт общественных наук, призванный готовить кандидатов наук. Ученые степени были восстановлены, и маститые профессора засели писать докторские диссертации. Кандидатские диссертации с этих профессоров не спрашивали, да и к докторским отнеслись со снисхождением, предоставив писать их по степени трудолюбия: кто ограничивался ста страницами, а кто писал тысячу (такое различие проявили как раз цивилисты…). Правилом же являлась защита сначала кандидатской, затем докторской диссертации. Кафедра гражданского права и процесса нашего института включала в своем составе преподавателей хозяйственного права (И. И. Загвязинский, Г. А. Филин), гражданского процесса (Н. Б. Зейдер), трудового права (Г. С. Рихтер), колхозного и земельного права (И. В. Павлов); позже земельное право переведено на кафедру государственного и административного права (Н. П. Иванищева). Семейное право тогда самостоятельного предмета собой не представляло, одни «хозяйственники» включали в свой курс тему «Имущественные отношения в семье», другие только «Алименты». В довоенное время опубликованные труды имели Загвязинский (Хозрасчет советского магазина. М., 1935) и Филин (Курс советского хозяйственного права. Т. 2. М., 1935, в соавторстве). При кафедрах были научные студенческие кружки по предметам, на которых студенты делали доклады под руководством преподавателя. Кружки объединял Совет НСО, которым руководил Комитет ВЛКСМ. Ежегодно Обком комсомола организовывал студенческую научную конференцию всего города, на которой заслушивались лучшие студенческие доклады. Лучшие из лучших награждались подарками и грамотами, а выдающиеся представлялись на республиканскую студенческую конференцию. Областной конференции обычно предшествовала вузовская конференция, на которой отбирались доклады на областную или их отбирал совет НСО. Кроме штатных преподавателей лекции читали приезжие, отдельные темы либо целые циклы. Так, цикл лекций прочитал в течение целого семестра С. Н. Братусь по общей части гражданского права. Лекции были застенографированы и отпечатаны в нескольких экземплярах для студентов, а после войны С. Н. Братусь опубликовал докторскую диссертацию «Юридические лица в советском гражданском праве» (М., 1947) и первый том курса «Предмет и система советского гражданского права» (М., 1963). А. Д. Кейлин прочитал тему «Транспортное право» и опубликовал учебное пособие «Советское морское право» (М., 1954). В 1938 г. на кафедре произошли изменения. Вместо выбывших Загвязинского и Филина приехал из Москвы на должность зав. кафедрой Х. И. Шварц, защитивший и опубликовавший там кандидатскую диссертацию на тему «Значение вины в обязательствах из причинения вреда». Был оставлен для работы на кафедре выпускник института С. Т. Базаров, вскоре вызванный в Высшую дипломатическую школу и ставший известным дипломатом: он запечатлен на подписании акта о безоговорочной капитуляции в Карлсхорсте. Пришли на работу по совместительству профсоюзный работник М. А. Нечецкий и адвокат С. М. Гервец. Во время войны на кафедре работали эвакуированные из Харькова профессора В. И. Бошко и С. Н. Ландкоф. Они преподавали гражданское и семейное право и позже опубликовали книги: Бошко — Очерки советского семейного права. Киев, 1952; Ландкоф — Лекции по основам гражданского права (на укр. яз.). Киев, 1962; Основы советского изобретательского права. Киев, 1961; Киноавторское право. Киев, 1963. После окончания войны гости вернулись на Украину, а Шварц вернулся в Москву. Он занялся автомобильными перевозками и в 1955 г. опубликовал книгу «Договор автомобильной перевозки»; а в 1958 г. представил докторскую диссертацию на эту тему. В 60-х годах он опубликовал две статьи в Кишиневе по морскому праву и опять книгу по автомобильному праву. Тем временем кафедру возглавил Павлов и принял на себя чтение гражданского права. Тогда сложилось обыкновение большие предметы делить на части. Первую часть читал Павлов, а вторую опытный отставник Л. Н. Дуневич. Практические занятия вели Нечецкий, Гервец и приглашенный из Армии В. А. Тархов. Колхозное право приняла на себя член областного суда В. П. Никитина. Занявшись гражданским правом, Павлов планировал и докторскую диссертацию писать по этому предмету, облюбовав тему «Владение». Но его назначили заместителем директора Института права АН СССР и порекомендовали не отказываться от колхозного права. Ректором нашего института был назначен А. П. Швецов. Он потребовал, чтобы каждый преподаватель занимался научной работой. Для этого по расписанию ему освобождалось от занятий два дня в неделю. Ежегодно проводились преподавательские конференции, на которые каждый преподаватель обязан был представить тезисы проделанной им научной работы. Эти тезисы публиковались типографским способом. Оказалось, что отдельные преподаватели не в состоянии тезисно изложить свою мысль. Очевидно, их этому не учили, как автора этих строк, в школе по обществоведению на примере выступлений Робеспьера. Вскоре преподаватели, что называется, вошли во вкус этой работы, стали регулярно выходить ученые записки, в отличие от прежних эпизодических, дошло дело до научных трудов, но они были вытеснены диссертациями и монографиями. Римское право первое время отсутствовало в наших учебных планах. Затем оно появилось, а вместе с ним и латинский язык. Нашлись и преподаватели того и другого. К несчастью, профессор Козьминых трагически погиб, а заменить его в Саратове оказалось некем. Пришлось обходиться приезжим. Он приезжал, ему освобождалось время в расписании, он прочитывал курс, принимал экзамены и уезжал. Понятно, что это не дело. Просили подготовиться Дуневича, но тут подвернулся Тархов. Командировали его на 5 недель в Москву, послушал он там И. Б. Новицкого и И. С. Перетерского и приехал на самостоятельную работу, читать одновременно на первом и последнем курсах дневного и заочного обучения. В следующем году вышел объемистый учебник римского права, написанный профессорами ВИЮНа, и Тархов написал на него рецензию, понравившуюся Новицкому, но ректор отказался ее публиковать, потому что римское право исключили из учебного плана института. Освободившись от учебной нагрузки, Тархов сосредоточился на кандидатской диссертации о праве личной собственности. Аспирантуры по гражданскому праву в институте еще не было, поэтому назначить диссертанту научного руководителя нельзя было и ему предоставили только трехмесячный творческий отпуск. В 1952 г. он защитил диссертацию в Институте государства и права АН СССР. Через год его командировали на два года в ГДР для ознакомления немецких товарищей с советским гражданским правом и оказания молодым преподавателям помощи в написании учебника по гражданскому праву ГДР. В это время его избрали в Саратове на должность доцента и присвоили это звание. В ГДР им написаны две книги на немецком языке и одна статья на русском языке. В 1959 г. в институте была учреждена аспирантура по гражданскому праву. Ранее существовала аспирантура только по гражданскому и уголовному процессам, по другим предметам возникала позднее. Первым аспирантом оказался Ю. Х. Калмыков <3>, до этого никому в институте не известный, и очень хорошо, что он оказался человеком талантливым и усердным (эти качества не всегда совпадают), чтобы быть примером для других аспирантов, которые не замедлили появиться. В 1963 г. Калмыков защитил кандидатскую диссертацию на тему «Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда имуществу», а в 1970 г. докторскую «Правовые вопросы хозрасчета промышленного предприятия» <4>. ——————————— <3> См.: Вопросы гражданского права. Саратов, 2004. С. 4 — 7. <4> См.: Калмыков Ю. Х. Избранное. Труды. Статьи. Выступления. М., 1998. С. 276 — 277.

Вскоре в Саратов переехал из Алма-Аты профессор Г. М. Степаненко. Он работал над докторской диссертацией и в 1965 г. защитил ее в Ленинградском университете на тему «Договор купли-продажи по советскому гражданскому праву». Через год докторскую диссертацию защитил в ВИЮНе Тархов. Поскольку заранее эта защита не готовилась, то тема диссертации не монографическая, а широкая — «Охрана имущественных прав трудящихся по советскому гражданскому законодательству». Творческий коллектив института (из которого Калмыков выбыл в 1989 г. в связи с избранием его в Верховный Совет СССР <5>) рос и в количественном, и в качественном отношении. Вместо внутривузовских конференций стали проводиться межвузовские и международные конференции, появились собственные учебники и учебные пособия <6>. ——————————— <5> См.: Там же. С. 306. <6> См.: Советское гражданское право. Т. I. Саратов, 1991; Гражданское право России. Ч. 1. М., 1998; Тархов В. А. Римское частное право. Саратов, 2003.

Понятно, что ученые не могут заниматься научной и педагогической деятельностью независимо от требований окружающей их жизни. Вследствие этого наиболее продуктивные профессора <7>, защитившие докторские диссертации в Саратове, продолжают жить и работать в Рязани и Самаре, а женщины-профессора, защитившие докторские диссертации в Ленинграде и Свердловске, продолжали жить и работать в Саратове, вплоть до их преждевременных кончин. ——————————— <7> См.: Цивилистические записки. Вып. 4. Актуальные проблемы гражданского права. М., 2004. С. 5.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *