Получение платного и бесплатного профессионального образования: проблемы и попытка их преодоления

(Бриллиантова Н. А., Архипов В. В.) («Законодательство и экономика», 2008, N 9) Текст документа

ПОЛУЧЕНИЕ ПЛАТНОГО И БЕСПЛАТНОГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ: ПРОБЛЕМЫ И ПОПЫТКА ИХ ПРЕОДОЛЕНИЯ

Н. А. БРИЛЛИАНТОВА, В. В. АРХИПОВ

Бриллиантова Н. А., профессор кафедры трудового права и права социального обеспечения Академии труда и социального обеспечения, кандидат юридических наук.

Архипов В. В., доцент кафедры трудового права и права социального обеспечения Академии труда и социального обеспечения, кандидат юридических наук.

Судам нередко приходится разрешать споры между работодателем, учебным заведением и студентом, обучающимся в нем на платной основе за счет своих средств или средств работодателя. Чаще всего они возникают по той причине, что лица, обязанные финансировать эту учебу по трехстороннему договору на оказание платных образовательных услуг в сфере профессионального образования, прекращают исполнять принятые на себя обязательства. Причем есть прецеденты, когда суды при одностороннем расторжении такого договора учебным заведением признают его же нарушителем действующего законодательства, хотя право вуза на получение оплаты за обучение явно нарушается именно из-за недобросовестных действий (бездействия) других сторон договора. Таким образом, возникает ситуация, когда платное образование может стать бесплатным при стечении вышеуказанных обстоятельств, что порождает серьезные проблемы у учебных заведений и иных лиц, связанных с процессом обучения. Проблемам, связанным с возможностью получения как платного, так и бесплатного профессионального образования, и посвящена данная статья.

Основания для получения бесплатного профессионального образования

Прежде всего рассмотрим существующие возможности получения бесплатного профессионального образования, т. е. в каких случаях, при каких обстоятельствах и (или) на каких условиях оно гарантируется международными стандартами о правах человека, а также конституционными гарантиями и нормами законов о правах граждан Российской Федерации на образование. Согласно пункту 1 ст. 26 Всеобщей декларации прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г.) каждый человек имеет право на образование. Техническое и профессиональное образование должно быть общедоступным, и высшее образование должно быть одинаково доступным для всех на основе способностей каждого. В Конвенции о борьбе с дискриминацией в области образования (принята Генеральной конференцией ЮНЕСКО 14 декабря 1960 г.) определено, что под доступностью образования понимаются равные для всех права и возможности его получения. Это предполагает не только экономическую доступность, т. е. установление бесплатного образования, но и физическую доступность, под которой вышеуказанные акты понимают досягаемость образования либо посредством посещения учебного заведения, находящегося на разумном географическом удалении, либо путем получения доступа к современным технологиям, в частности путем дистанционного обучения. В статье 13 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, действующего на территории России с 3 января 1976 г., сказано: государство — участник этого Пакта признает право каждого человека на образование и для полного осуществления этого права должно, в частности, сделать следующее: — среднее образование в его различных формах, включая профессионально-техническое среднее образование, должно быть открыто и доступно для всех путем принятия всех необходимых мер, в частности, постепенного введения бесплатного образования; — высшее образование должно быть одинаково доступным для всех на основе способностей каждого путем принятия всех необходимых мер, в частности, постепенного введения бесплатного образования. Причем под способностью каждого, видимо, нужно понимать не столько процедуру ее оценки, т. е. конкурсный отбор, сколько сам выбор гражданином области человеческих знаний, к освоению которых он имеет тяготение. А вот объективная и, следовательно, убедительная для гражданина, желающего, например, вступить в музыкальное сообщество, оценка наличия или отсутствия у него музыкальных способностей должна происходить авторитетными для музыкального сообщества специалистами либо при приеме в учебное заведение, либо по итогам промежуточных аттестаций обучения в порядке, определенном учебным процессом. При этом в статье 4 данного Пакта определено: участвующие в нем государства признают, что в отношении пользования правами, которые то или иное государство обеспечивает в соответствии с настоящим Пактом, это государство может устанавливать только такие ограничения этих прав, которые определяются законом, и только постольку, поскольку это совместимо с природой указанных прав, и исключительно с целью способствовать общему благосостоянию в демократическом обществе. Как сказано в части 4 ст. 15 Конституции РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью российской правовой системы, а на основании разъяснения, данного Верховным Судом РФ, отклонение от них недопустимо и применение их юридически обязательно <1>. Применяя по аналогии указание части 4 ст. 15 Конституции РФ о приоритете над законом правил международных договоров России, можно сделать вывод: общепризнанные принципы и нормы международного права доминируют над противоречащими им правилами, содержащимися в иных актах национального законодательства. ——————————— <1> См. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации».

В свою очередь, национальное законодательство в части 2 ст. 43 Конституции РФ гарантирует общедоступность и бесплатность, в частности, среднего профессионального образования в государственных или муниципальных образовательных учреждениях и на предприятиях. А в части 3 этой же статьи указано, что каждый вправе на конкурсной основе бесплатно получить высшее образование в государственном или муниципальном образовательном учреждении и на предприятии. Закрепляя право на образование, в том числе право на его общедоступность и бесплатность в государственных или муниципальных образовательных учреждениях, а также на предприятиях, Конституция РФ, таким образом, обязывает перечисленных в статье 43 субъектов осуществлять следующее. Компетентные государственные органы, муниципальные образования и предприятия должны создавать в достаточном количестве образовательные учреждения с количеством бесплатных учебных мест, равных количеству желающих получить тот или иной уровень образования, а при их недостаточности увеличивать их количество. В соответствии со статьей 43 Конституции РФ наравне с государством обязанность по обеспечению получения гражданами России бесплатного образования возложена и на предприятие. В законодательстве о труде отсутствует такое понятие, как «предприятие», а есть понятие «организация». Следовательно, формально на юридическое лицо, не имеющее в своем названии слово «предприятие» (например, государственное унитарное предприятие), как бы не возлагается эта конституционная обязанность. Но такой вывод является ошибочным, и вот почему. Учитывая, что в трудовом праве применяется терминология, не всегда совпадающая с иными отраслями права, в частности с конституционным правом, следует идентифицировать понятие «предприятие» с применяющимся в трудовом праве термином «организация». Поскольку в Конституции РФ не раскрыто правовое значение термина «предприятие», а в Трудовом кодексе РФ (далее — ТК РФ) не дано определение понятия «организация», то используем положения гражданского законодательства Российской Федерации, регламентирующего создание юридических лиц в той или иной организационно-правовой форме. Из смысла статей 48 и 132 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) следует, что в общеправовое понятие «юридическое лицо» входят такие его видовые понятия, как «организация» и «предприятие», т. е. по существу их правовая основа идентична. Следовательно, обеспечение бесплатного образования граждан возложено не только на предприятия, но и на организации, т. е. юридические лица любой формы собственности и любой организационно-правовой формы. В статье 5 Закона РФ от 10 июля 1992 г. N 3266-1 «Об образовании» (в ред. от 28 февраля 2008 г., далее — Закон об образовании) государство гарантирует гражданам, в частности, следующее: 1) возможность получения образования независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным организациям (объединениям), возраста, состояния здоровья, социального, имущественного и должностного положения, наличия судимости. Ограничения прав граждан на профессиональное образование по признакам пола, возраста, состояния здоровья, наличия судимости могут быть установлены только законом. Таким образом, право на образование означает, что получение профессионального образования того или иного уровня не является привилегией каких-либо социальных слоев населения или категорий граждан, так как Конституция РФ на основе общепризнанных принципов и норм международного права признает это право естественным и неотъемлемым в числе других прав и свобод человека; 2) обеспечение гражданам права на образование путем создания системы образования и соответствующих социально-экономических условий для его получения. В целях реализации права на образование граждан, нуждающихся в социальной поддержке, государство полностью или частично несет расходы на их содержание в период получения ими образования. Категории граждан, которым предоставляется данная поддержка, порядок и размеры ее предоставления устанавливаются федеральными законами для федеральных государственных образовательных учреждений, законами субъектов Федерации для образовательных учреждений, находящихся в ведении субъектов Федерации, и муниципальных образовательных учреждений; 3) общедоступность и бесплатность начального профессионального образования, а также на конкурсной основе бесплатность среднего профессионального, высшего профессионального и послевузовского профессионального образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях в пределах федеральных государственных образовательных стандартов, федеральных государственных требований и устанавливаемых в соответствии с этим Законом образовательных стандартов и требований, если образование данного уровня гражданин получает впервые, в порядке, предусмотренном данным Законом. Сравнительный анализ норм Конституции РФ и Закона об образовании показывает: положения Закона об образовании не полностью соответствуют Конституции РФ. Во-первых, в этом Законе нет даже упоминания о конституционных обязанностях предприятий (юридических лиц) содействовать кому-либо в получении общедоступного и бесплатного среднего профессионального образования, а также получения бесплатного высшего образования при прохождении гражданами России конкурсного отбора. Более того, из содержания статьи 43 Конституции РФ следует, что предприятия независимо от их финансового состояния обязаны обеспечивать бесплатное получение перечисленных выше уровней образования не только для своих работников и (или) членов их семьи, а в целом для граждан России. В статье 43 Конституции РФ нет условия о том, что в учебных заведениях, принадлежащих предприятиям, могут получать бесплатное образование только его работники. Следовательно, если в учебное заведение, собственником которого является предприятие, обратится любой гражданин России, то предприятие, хоть это и звучит парадоксально, обязано его обучать за свой счет. Аналогичная ситуация складывается и в случае, когда гражданин России после окончания школы не стал продолжать свое обучение в учебном заведении следующего уровня образования, а устроился работать на предприятие (в организацию). Если в дальнейшем у него возникло намерение получить образование следующего уровня, то предприятие (организация) обязано обеспечить его бесплатное обучение, если он, например, выдержит конкурсное испытание в высшее учебное заведение, которое не имеет возможности предоставить ему бесплатное учебное место. Таким образом, эта конституционная обязанность предприятий не получила нормативного закрепления в законах, связанных с регламентацией процесса получения разных уровней образования, и пока остается всего лишь декларацией о государственных намерениях. Следовательно, конституционное право граждан России на общедоступность и бесплатность профессионального образования на предприятии в настоящее время не может быть реализовано, если только юридическое лицо в добровольном порядке не обременит себя такой услугой для работника. Согласно части 2 ст. 43 Конституции РФ получение среднего профессионального образования входит в число уровней общедоступного и бесплатного образования, которое граждане России могут получить на бесконкурсной основе. Вопреки этой конституционной гарантии в пункте 3 ст. 5 Закона об образовании указано, что бесплатное получение среднего профессионального образования возможно, но только на конкурсной основе, т. е. оно становится не общедоступным. Кроме того, в этой статье явно происходит подмена уровней образования, отнесенных статьей 43 Конституции РФ к общедоступным, бесплатным и бесконкурсным. Если в Конституции РФ это связано со средним профессиональным образованием, то в указанном Законе речь почему-то идет о начальном профессиональном образовании, т. е. не о техникуме (ныне, как правило, называемом колледжем или как-то иначе), а о ПТУ (ныне, как правило, называемом профессиональным лицеем и т. д.). В части 1 ст. 15 Основ конституционного строя указано: Конституция РФ имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции РФ, а в ней установлено, что на конкурсной основе допустимо получение только бесплатного высшего, в том числе профессионального образования (ч. 3 ст. 43). Следовательно, должна действовать именно указанная норма Конституции РФ, а не противоречащие ей положения Закона об образовании. Какое же смысловое значение в русском языке имеет слово «противоречить»? Из толковых словарей С. И. Ожегова и Д. Н. Ушакова следует, что слово «противоречить» имеет несколько значений, но в контексте статьи 15 Конституции РФ оно обозначает несоответствие между конституционным правилом и правилом, изложенным в законе. Иными словами, речь идет об их несовместимости, когда какая-либо изложенная в Конституции РФ норма не ограничивает право на что-либо, а норма, содержащаяся в законе, каким-либо образом ограничивает возможность реализации этого права. Например, не ограниченное количеством раз конституционное право граждан на получение бесплатного высшего образования на конкурсной основе ограничивается правилом, содержащимся в нижеуказанном Законе, о получении его только один раз. Федеральный закон от 22 августа 1996 г. N 125-ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» (в ред. от 28 февраля 2008 г., далее — Закон о высшем образовании), так же как и Закон об образовании, содержит положения, не соответствующие Конституции РФ. Так, в пункте 4 ст. 2 Закона о высшем образовании гражданам Российской Федерации гарантируется получение на конкурсной основе бесплатного высшего и послевузовского профессионального образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях высшего профессионального образования в пределах федеральных государственных образовательных стандартов и федеральных государственных требований, если образование данного уровня гражданин получает впервые. Таким образом, Закон о высшем образовании, не упоминая о возможности получения на конкурсной основе бесплатного высшего образования на предприятии, не соответствует Конституции РФ. К тому же оба рассмотренных выше Закона вводят ограничение, которого нет в Конституции РФ, т. е. они вопреки конституционным гарантиям исключают возможность получения каждым бесплатного высшего профессионального образования на конкурсной основе столько раз, сколько гражданин считает необходимым для своего гармоничного развития как личности. Причем в этих Законах не делается исключение даже для лиц, уже имеющих высшее образование, которым в силу творческой или производственной необходимости требуется иметь смежные или иные специализированные знания на уровне высшего образования, но в какой-то другой области знаний. При этом в пункте 5 ст. 2 Закона о высшем образовании сказано: российским гражданам гарантируется свобода выбора формы получения высшего и послевузовского профессионального образования, образовательного учреждения, а также направления подготовки (специальности). Правда, далее в этом Законе с определенными изъятиями процитирована часть 3 ст. 55 Конституции РФ, где говорится об ограничении прав граждан на получение высшего и послевузовского профессионального образования, которые могут быть установлены исключительно федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Итак, анализ национального законодательства, регулирующего получение гражданами России профессионального образования, показал следующее. Законы, регламентирующие получение образования разного уровня, гарантируют возможность получения бесплатного профессионального образования следующих уровней (ступеней): на бесконкурсной основе — начального, а на конкурсной — среднего, высшего и послевузовского. Однако получение бесплатного профессионального образования доступно только для лиц, получающих его впервые, что не соответствует положениям Конституции РФ. Кроме того, вопреки конституционным гарантиям о бесконкурсном получении среднего профессионального образования Закон об образовании предоставляет возможность его получения только на конкурсной основе. К выявленным недоработкам норм указанных Законов можно отнести также их несоответствие общепризнанным принципам и нормам международного права, в частности, ни среднее образование в его различных формах, включая профессионально-техническое среднее образование, не стало (более чем за 30 лет со дня введения в действие на территории России Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах) открытым и доступным (бесплатным) для всех, ни высшее образование не сделано одинаково доступным (бесплатным) для всех на основе способностей каждого. Обратим также внимание на то, что в Конституции РФ находятся как статьи, содержащие нормы прямого действия, к которым относится статья 43, так и бланкетные статьи, содержащие нормы, отсылающие граждан России к законам, уточняющим их права в тех или иных видах общественных отношений, как, например, часть 1 ст. 44 и многие другие. Случаи прямого действия норм Конституции РФ разъяснил Верховный Суд России. По его мнению, суды должны непосредственно применять нормы Конституцию РФ в случае, когда закрепленные в ней положения, исходя из их смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указание на возможность их применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения. В случаях, когда статья Конституции РФ является отсылочной, суды при рассмотрении дел должны применять закон, регулирующий возникшие правоотношения <2>. ——————————— <2> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» (в ред. от 6 февраля 2007 г.).

Изложение статьи 43 Конституции РФ без отсылки к закону исключает возможность законодателя отменять (изменять) конституционное право граждан на общедоступность (кроме высшего образования) и количественную неограниченность получения любого уровня образования бесплатно. Итак, в статье 43 Конституции РФ порядок получения гражданами России профессионального образования определен следующим образом: среднего — бесконкурсно, бесплатно и в неограниченном количестве, а высшего — бесплатно, в неограниченном количестве, но при условии, если гражданин выдержал конкурсное испытание. В статье 43 Конституции РФ отсутствует волеизъявление российского народа о делегировании законодателю права корректировки законом установленного конституционного порядка реализации россиянами своего конституционного права на получение образования. Следовательно, изменение законодателем воли народа во имя даже целесообразности и вполне рациональных экономических соображений, исходя из части 3 ст. 3 Основ конституционного строя, может считаться фактом покушения на власть народа, непосредственно выраженную на референдуме 12 декабря 1993 г. Поэтому в таких случаях конституционная норма действует непосредственно. Законодатель, принимая закон, регулирующий правоотношения в области образования, обязан был изложить реализацию конституционного права граждан на образование в точном соответствии с конституционными гарантиями, не изменяя, а только детализируя правовой механизм осуществления конституционного порядка получения того или иного уровня образования. Анализируя статью 43 Конституции РФ, нельзя не заметить, что в части 1 и повторно в части 3 указано о праве каждого на получение образования без количественного его ограничения, а в части 1 ст. 7 Конституции гарантируется обеспечение свободного развития человека. Следовательно, законодатель, вводя одноразовое право граждан на получение бесплатного образования любого уровня, действует не во исполнение воли народа и не в его интересах, что, в свою очередь, противоречит основам конституционного строя (см., например, статью 2 и части 1 — 3 ст. 3 Конституции РФ). В свою очередь, анализ судебной практики по рассматриваемому вопросу показал: суды (от районного до конституционного), вынося решение, опираются на нормы рассмотренных Законов, а не на нормы прямого действия, содержащиеся в статье 43 Конституции РФ, не говоря уже о мало кому известных случаях применения в судах общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права. Учитывая, что не все нормы указанных Законов соответствуют Конституции РФ, решения судов не всегда защищают конституционное право граждан на бесплатное образование. При этом получение гражданином впервые бесплатного образования в своих интересах, но за счет спонсорских средств, облагается налогом на доходы физических лиц при отсутствии у государства возможности предоставить его доступность и бесплатность в конституционном порядке (подп. 1 п. 2 ст. 211 Налогового кодекса РФ, далее — НК РФ). Проблемной является и возможность уменьшения работодателем налогооблагаемых доходов на суммы произведенных расходов, связанных как с оплатой обучения работников, так и предоставлением государственных гарантий лицам, совмещающим работу с обучением, если работник получает какой-либо уровень образования не впервые <3>. ——————————— <3> См., например: Определения Конституционного Суда РФ от 19 июня 2007 г. N 472-О-О; от 8 апреля 2004 г. N 167-О; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 11 декабря 2007 г. по делу N Ф04-8408/2007(40770-А81-41).

Даже если работник в производственных интересах получает по сокращенной форме обучения иную специальность, чем у него имеется в рамках ранее полученного уровня образования, например высшего, то это нередко расценивается, в частности, налоговыми органами и судами как получение второго высшего образования, а иногда определяется и как повышение уровня образования <4>. Но ведь в данном случае повышения уровня образования не происходит, а удовлетворяется потребность работодателя и (или) работника в получении необходимых для работы, зачастую смежных знаний! Такое же положение дел складывается при установлении правомочности списания работодателем в целях уменьшения налогооблагаемой базы по налогу на прибыль его затрат на подготовку, переподготовку и повышение квалификации кадрового состава организации (предприятия). Например, если среди работников, прошедших профобучение в учебном заведении любого уровня, фискальные органы обнаруживают лиц, имевших ранее подобный уровень образования, то работодателю, как правило, придется пройти все стадии судопроизводства, чтобы попытаться защитить свои права на льготы по налогообложению <5>. ——————————— <4> См., например: Определение Конституционного Суда РФ от 20 декабря 2005 г. N 481-О; Постановление ФАС Уральского округа от 18 июля 2007 г. по делу N Ф09-4795/07-С2. <5> См., например: Постановление ФАС Дальневосточного округа от 8 февраля 2005 г. по делу N Ф03-А04/04-1/4390; Определение Верховного Суда РФ от 22 февраля 2006 г. N 58-Г06-2.

Проблемы получения бесплатного высшего профессионального образования

Как известно, наибольшим спросом у граждан России пользуется высшее образование (по данным престижных вузов, рейтинг которых опубликован на сайте «Учеба. ru», на одно учебное место по популярным специальностям претендует в среднем 10 — 13 человек). Еще раз обратим внимание на следующее. Получение бесплатного профессионального высшего образования гарантируется государством только в государственном или муниципальном образовательном учреждении высшего образования, а также на предприятии, если гражданин выдержал конкурсное испытание (ч. 3 ст. 43 Конституции РФ). При этом прохождение конкурсного испытания на предприятии, видимо, нужно понимать как доступ к бесплатному образованию в вузе, учредителем которого является предприятие, либо, если оно организует обучение граждан за свой счет, в каком-либо ином вузе. Причем в Законе о высшем образовании содержится ограничительное условие, не имеющееся в Конституции РФ: например, бесплатное образование высшего уровня гражданин может получить только один раз. В этом Законе вопреки положениям Конституции РФ не указано на участие в бесплатном образовательном процессе предприятия. Кроме того, доступность получения бесплатного профессионального образования в вузах, финансируемых за счет средств различных бюджетов, лимитирована. Так, финансирование обучения в федеральных государственных образовательных учреждениях профессионального высшего образования осуществляется из расчета не менее чем сто семьдесят студентов на каждые десять тысяч человек, проживающих в Российской Федерации (п. 3 ст. 2 Закона о высшем образовании). Следовательно, граждане, поступающие в бюджетные вузы впервые и успешно выдержавшие конкурсные испытания, в том числе на базе ЕГЭ, но сверх лимита, должны будут получать его платно, если эти вузы не смогут обеспечить их бесплатное обучение из иных источников финансирования. Поэтому вузы должны либо поднять проходной балл на учебное место до такой величины, что ее смогут достичь только единицы абитуриентов, либо, если и это не помогло уложиться в установленный лимит, изыскать иные возможности компенсации, в частности, трудозатрат преподавателей на обучение «сверхлимитных» студентов. Если же возможности бесплатного обучения у вуза нет, то гарантированное государством бесплатное высшее образование для граждан, желающих его получить, автоматически трансформируется в платное. Не меняет этого положения ни предоставление кредита на обучение, ни спонсорская его оплата, так как в обоих случаях лицу, получившему высшее образование за чей-то счет, придется либо возвращать вложенные в его обучение деньги (да еще с процентами), либо несколько лет отрабатывать их на необходимом для спонсора рабочем месте. И это очень часто сейчас встречается как в государственных, так и в иных вузах, потому что студентов, обучающихся в них на платной основе, подавляющее большинство. Государство лишь частично выполняет обязательства по социальной поддержке граждан, прошедших конкурсный отбор в вуз, но не обеспеченных бесплатными учебными местами. Эта социальная поддержка выражена, во-первых, в стандартном налоговом вычете в размере 600 руб. ежемесячно, но не более 40 тыс. руб. в календарном году. Этот налоговый вычет производится на каждого ребенка в возрасте до 18 лет, а также на каждого учащегося очной формы обучения, аспиранта, ординатора, студента, курсанта в возрасте до 24 лет у родителей и (или) супругов родителей, опекунов или попечителей, приемных родителей (ст. 218 НК РФ). Во-вторых, социальная поддержка отражена в подпункте 2 п. 1 ст. 219 НК РФ, где содержатся правила о социальном налоговом вычете, связанном с обучением. Суммы, уплаченные налогоплательщиком за свое обучение в образовательных учреждениях, возмещаются в размере фактически произведенных расходов на обучение, но с учетом установленных законом ограничений, т. е. компенсируются не полностью. Например, по данным того же сайта «Учеба. ru», стоимость обучения на первом курсе по популярным специальностям в престижных вузах (например, РУДН или МГУ) г. Москвы в 2007 — 2008 учебном году колеблется от 130 до 260 тыс. руб. Поэтому если гражданин-работник изберет престижный вуз, то максимальная социальная поддержка обеспечивается в размере фактически произведенных расходов на это обучение, но не более 100 тыс. руб. в календарном году. Если же гражданин не будет совмещать работу с учебой, то социальный налоговый вычет на его обучение возможен в сумме, уплаченной налогоплательщиком-родителем за обучение своих детей в возрасте до 24 лет, налогоплательщиком-опекуном (налогоплательщиком-попечителем) за обучение своих подопечных в возрасте до 18 лет по очной форме обучения в образовательных учреждениях, — в размере фактически произведенных расходов на это обучение, но не более 50 тыс. руб. на каждого ребенка в общей сумме на обоих родителей (опекуна или попечителя). Право на получение этого социального налогового вычета распространяется также на налогоплательщиков, осуществлявших обязанности опекуна или попечителя даже после прекращения опеки или попечительства в случаях оплаты ими обучения указанных граждан в возрасте до 24 лет по очной форме обучения в образовательных учреждениях. Социальный налоговый вычет на обучение предоставляется за период учебы указанных выше лиц в учебном заведении, включая академический отпуск, оформленный в установленном порядке в процессе обучения. Данный социальный налоговый вычет предоставляется при наличии у образовательного учреждения соответствующей лицензии или иного документа, подтверждающего статус учебного заведения, а также представлении налогоплательщиком документов, подтверждающих его фактические расходы за обучение. Несмотря на то что государство частично за счет предоставления права на социальный налоговый вычет, а при учебе в непрестижных вузах — полностью компенсирует плату за гарантированное бесплатное обучение, все-таки действующее законодательство не обеспечивает право гражд ан на бесплатное образование в той мере, в какой оно продекларировано в статье 43 Конституции РФ и действующих в России общепризнанных принципах и нормах международного права. Начиная с 12 декабря 1993 г. (т. е. со дня принятия Конституции РФ), законы об образовании нуждаются в приведении их в соответствие с гарантиями, установленными в Конституции РФ. Исходя из статьи 6 Закона о высшем образовании, в Российской Федерации установлены следующие уровни профессионального высшего образования, которые можно получить бесплатно: — профессиональное высшее образование, подтверждаемое присвоением лицу, успешно прошедшему итоговую аттестацию, квалификации (степени) «бакалавр» — бакалавриат; — профессиональное высшее образование, подтверждаемое присвоением лицу, успешно прошедшему итоговую аттестацию, квалификации (степени) «специалист» или квалификации (степени) «магистр» — подготовка специалиста или магистратура. Нормативные сроки освоения основных образовательных программ профессионального высшего образования по очной форме обучения составляют: — для получения квалификации (степени) «бакалавр» — четыре года; — для получения квалификации (степени) «специалист» — не менее пяти лет; — для получения квалификации (степени) «магистр» — два года. Перечень направлений подготовки (специальностей), по которым могут быть установлены иные нормативные сроки освоения основных образовательных программ профессионального высшего образования (программ бакалавриата, программ подготовки специалиста или программ магистратуры), устанавливается Правительством РФ. Лица, получившие документы государственного образца о соответствующем уровне профессионального высшего образования, подтверждающие присвоение лицу квалификации (степени) «бакалавр», имеют право продолжить на конкурсной основе обучение по образовательной программе высшего профессионального образования — программе магистратуры. Здесь следует обратить внимание на то, что получение по следующим программам высшего профессионального образования рассматривается как второе высшее образование и, следовательно, обучение не гарантируется как бесплатное: — по программам бакалавриата или программам подготовки специалиста — лицами, имеющими диплом бакалавра, диплом специалиста, диплом магистра; — по программам магистратуры — лицами, имеющими диплом специалиста, диплом магистра. Освоение лицом образовательной программы профессионального высшего образования соответствующего уровня в вузе, имеющем государственную аккредитацию, является условием для занятия им в государственной, муниципальной организации определенной должности, получения должностного оклада и надбавок к нему. Например, условием для занятия лицами, освоившими образовательные программы высшего медицинского и высшего фармацевтического образования, указанных должностей является первичная годичная послевузовская подготовка (интернатура), подтверждаемая удостоверениями установленного образца. Квалификация (степень) «бакалавр», квалификация (степень) «специалист», квалификация (степень) «магистр» при поступлении на работу дают гражданину право претендовать на занятие должности, для которой квалификационными требованиями предусмотрено профессиональное высшее образование, если иное не установлено федеральными законами. Занятие должностей государственных и муниципальных служащих осуществляется в порядке, установленном соответствующим федеральным законом. Лица, обучающиеся в вузах, не имеющих государственной аккредитации, или успешно окончившие их, имеют право на текущую и итоговую государственную аттестацию в вузах, имеющих государственную аккредитацию, на условиях экстерната.

Получение профессионального образования за счет средств работодателя: критический анализ

Согласно части 2 ст. 1 ТК РФ основными задачами трудового законодательства являются создание необходимых правовых условий для достижения оптимального согласования интересов сторон трудовых отношений, интересов государства, а также правовое регулирование трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений, в частности, по профессиональной подготовке, переподготовке и повышению квалификации работников непосредственно у данного работодателя. Исходя из общепризнанных принципов и норм международного права, а также в соответствии с Конституцией РФ и статьей 2 ТК РФ, основными принципами правового регулирования трудовых отношений признаются, в частности, обеспечение равенства возможностей работников без всякой дискриминации на продвижение по работе с учетом производительности труда, квалификации и стажа работы по специальности, а также на профессиональную подготовку, переподготовку и повышение квалификации. Как уже указывалось, статья 43 Конституции РФ гарантирует гражданам России общедоступность (бесконкурсность) и бесплатность получения среднего профессионального образования, а также право каждого гражданина России на конкурсной основе получить бесплатное высшее образование не только в государственных или муниципальных образовательных учреждениях, но и на предприятиях. Проанализируем указанные конституционные гарантии и права граждан на образование с учетом общего принципа правоведения: каждое право на что-нибудь должно корреспондировать с соответствующей обязанностью способствовать реализации этого права. В данном случае право работника на получение бесплатного образования указанных выше уровней обязывает предприятие обеспечить реализацию работником этой конституционной гарантии, если тот изъявит такое желание. Как известно, в части 2 ст. 22 ТК РФ отражены основные обязанности работодателя, но среди них нет обязанности соблюдать гарантии, предусмотренные в Конституции РФ. Тем не менее к числу основных прав работника относится его право на профессиональную подготовку, переподготовку и повышение своей квалификации в порядке, установленном настоящим Кодексом, иными федеральными законами (ч. 1 ст. 21 ТК РФ). Причем, в части 2 ст. 53 ТК РФ указано: представители работников имеют право получать от работодателя информацию по вопросам профессиональной подготовки, переподготовки и повышения квалификации работников. А часть 1 ст. 65 ТК РФ обязывает работника при заключении трудового договора предъявить документ об образовании, квалификации или наличии специальных знаний, если работа, на которую он претендует, требует специальных знаний или специальной подготовки. Согласно статье 165 ТК РФ работникам помимо закрепленных в данном Кодексе общих гарантий и компенсаций (гарантии при приеме на работу, переводе на другую работу, по оплате труда и др.) за счет средств работодателя предоставляются иные гарантии и компенсации, в частности при совмещении работы с обучением и в других случаях, предусмотренных самим Кодексом и иными федеральными законами. В разделе IX ТК РФ (ст. ст. 196 — 208) содержатся нормы, определяющие права и обязанности работодателя и работника, в том числе касающиеся его профессиональной подготовки, переподготовки и повышения квалификации. Сразу же обратим внимание на то, что законодатель во всех статьях данного раздела не разделяет работников по таким функциональным категориям, как руководители, служащие, ИТР, специалисты, технические исполнители, рабочие и обслуживающий персонал, а обобщает их в части 1 ст. 196 ТК РФ одним понятием — «кадры работодателя». Кроме того, в части 2 ст. 197 законодатель уточняет: право на профессиональную подготовку, переподготовку и повышение квалификации, включая обучение новым профессиям и специальностям, реализуется путем заключения дополнительного договора между работником и работодателем. В статье 198 ТК РФ законодатель не только называет этот договор ученическим, но и выделяет два его вида — на профессиональное обучение и на профессиональное переобучение. Причем оба вида ученического договора могут заключать только работодатель — юридическое лицо (организация) и работник, для которого он является дополнительным по отношению к трудовому договору. Таким образом, работник, заключивший ученический договор, параллельно существует как бы в двух ипостасях (и работника, и ученика), если он к тому же проходит профобучение без отрыва или с частичным отрывом от работы. Соответственно, на такого работника в период ученичества распространяются права, обязанности и ответственность, предусмотренные главой 32 ТК РФ (ст. ст. 198 — 208). Более того, именно работодатель — юридическое лицо, а не индивидуальный предприниматель, имеет право заключить ученический договор на профессиональное обучение с лицом, ищущим работу, для которого этот договор может стать единственным с этой организацией до момента заключения трудового договора, если не возникнет рассмотренная ниже ситуация. Из статьи 196 ТК РФ следует, что необходимость профессиональной подготовки и переподготовки кадров для собственных нужд определяет работодатель. В этих целях работодатель проводит профессиональную подготовку, переподготовку, повышение квалификации работников, обучение их вторым профессиям в организации, а при необходимости — в образовательных учреждениях начального, среднего, высшего и дополнительного образования на условиях и в порядке, которые определяются коллективным договором, соглашениями, трудовым договором. Из части 2 ст. 196 ТК РФ не следует, что у лиц, ищущих работу, есть возможность обучения в перечисленных выше образовательных учреждениях по ученическому договору, так как речь в ней ведется именно о работнике, а не об ученике, имеющем особый трудоправовой статус. Кроме того, в статье 196 ТК РФ, содержащей права и обязанности работодателя по подготовке и переподготовке кадров, вообще нет упоминания о конституционных гарантиях государства, реализуемых за счет предприятия. Так, вопреки конституционной обязанности (ч. 3 ст. 43 Конституции РФ) предприятия обеспечить каждому гражданину, а тем более работнику данной организации возможность получения бесплатного среднего и (или) высшего профессионального образования в статье 196 ТК РФ не указана обязанность работодателя финансировать любой уровень профессионального образования работника, даже если он приобретает его впервые. При этом правила статьи 165 ТК РФ о предоставлении за счет средств работодателя материальной поддержки работникам касаются иных гарантий и компенсаций, связанных с совмещением ими работы с обучением, но это не распространяется на оплату самого процесса обучения. На основании части 3 ст. 196 ТК РФ формы профессиональной подготовки, переподготовки и повышения квалификации работников, перечень необходимых профессий и специальностей определяются работодателем с учетом мнения представительного органа работников в порядке, установленном статьей 372 ТК РФ для принятия локальных нормативных актов. Под формами подготовки следует понимать либо обучение на производстве (в стенах организации или специальных ее подразделениях), либо вне его (в стенах учебного заведения, не являющегося подразделением организации), т. е. с отрывом, с частичным отрывом или без отрыва от работы (ч. 1 ст. 198 ТК РФ). В свою очередь, под формами обучения, в том числе под организационной формой ученичества, следует понимать индивидуальное, бригадное, курсовое обучение, а также иные формы, к которым также можно отнести очно-заочные групповые и индивидуальные консультации (ст. 202 ТК РФ). Например, основной формой обучения при повышении квалификации рабочих непосредственно в организации является курсовая, которая предполагает обучение на следующих курсах: производственно-технических, целевого назначения, передовых методов труда. В свою очередь, основной формой обучения при подготовке и переподготовке рабочих в организации в зависимости от количества обучаемых лиц является индивидуальная или групповая, когда учеба связана с освоением первоначальной, второй, смежной профессии (специальности) или обучением навыкам выполнения конкретных работ либо технологических операций. Из вышеизложенного следует, что в категорию «профессиональное обучение» должны входить следующие виды обучения: профессиональная подготовка, профессиональная переподготовка, профессиональное переобучение, повышение профессиональной квалификации работников. При этом указанные виды обучения имеют свои разновидности. Например, в статье 197 ТК РФ указана такая разновидность профессиональной переподготовки работника, как обучение новым профессиям и специальностям. Юридическая техника изложения норм данного раздела зачастую столь абстрактна, что требует уяснения содержания правил, регулирующих процесс профессионального обучения. Обратимся к иным актам национального законодательства. На основании статьи 21 Закона об образовании понятие «профессиональная подготовка» имеет следующее значение — ускоренное приобретение обучающимся навыков, необходимых для выполнения определенной работы, группы работ. При этом, что немаловажно, профессиональная подготовка не должна сопровождаться повышением образовательного уровня обучающегося. Профессиональная подготовка может быть получена в образовательных учреждениях, а также в образовательных подразделениях организаций, имеющих соответствующие лицензии, и в порядке индивидуальной подготовки у специалистов, обладающих соответствующей квалификацией, так называемых наставников. Иными словами, профессиональная подготовка представляет собой профессиональное обучение лица, ранее не имевшего данной или смежной профессии (специальности), а также лица, работавшего до такого обучения по одной из профессий, которые не требуют профессиональной подготовки (например, дворника). Понятие «профессиональная переподготовка» в Законе об образовании не раскрыто. Однако благодаря Положению о порядке и условиях профессиональной переподготовки специалистов, утвержденному Приказом Минобразования России от 6 сентября 2000 г. N 2571, обобщив содержащиеся в нем разъяснения, можно сделать следующий вывод. Профессиональная переподготовка — самостоятельный вид дополнительного профессионального образования, который проводится с учетом профиля полученного ранее образования по профессиональным дополнительным образовательным программам двух типов, один из которых обеспечивает совершенствование знаний для выполнения нового вида профессиональной деятельности, другой необходим для получения дополнительной квалификации. Так, профессиональная переподготовка для выполнения нового вида профессиональной деятельности осуществляется на основании установленных квалификационных требований, предъявляемых к конкретным профессиям или должностям. Иными словами, этот вид профессиональной переподготовки идентичен понятию «профессиональное переобучение», так как имеет ту же самую цель — совершенствование знаний для выполнения нового вида профессиональной деятельности, что нередко связано с повышением не просто профессиональных знаний, но и общего образовательного уровня. Результатом профессионального переобучения (переподготовки) будет наличие у работника возможности исполнять новый вид профессиональной деятельности. В свою очередь, профессиональная переподготовка для получения дополнительной квалификации проводится по профессиональным дополнительным образовательным программам, формируемым в соответствии с государственными требованиями для лиц, освоивших одну из основных образовательных программ профессионального образования, для которых предназначена данная дополнительная квалификация. Иными словами, этот вид профессиональной переподготовки по существу является повышением профессиональной квалификации, что также связано в отдельных случаях с повышением общего образовательного уровня. При повышении профессиональной квалификации работники благодаря той или иной форме обучения и (или) подготовки повышают и углубляют свои знания и совершенствуют имеющиеся навыки, в том числе путем повышения уровня профессионального образования с целью выполнения в рамках имеющейся профессии (должности, специальности) работ более высокой сложности и ответственности. При этом одной из первоочередных целей повышения квалификации, стоящей перед работником, является получение более высокого уровня разряда (категории, класса, чина), следовательно, повышенной оплаты труда. Из вышеизложенного следует, что содержание понятия «профессиональная переподготовка», как и понятия «профессиональное переобучение», тесно связано с понятием «повышение квалификации», которое осуществляется образовательными учреждениями профессионального дополнительного образования (повышения квалификации) или силами специалистов, проводящих обучение персонала организации с отрывом или без отрыва от работы, используя учебную базу образовательного учреждения или работодателя. В соответствии со статьей 28 Закона об образовании дополнительные образовательные программы и дополнительные образовательные услуги реализуются в целях всестороннего удовлетворения образовательных потребностей граждан, общества, государства. Основной задачей дополнительного образования является непрерывное повышение квалификации рабочего, служащего, специалиста в связи с постоянным совершенствованием федеральных государственных образовательных стандартов. Следовательно, повышение профессиональной квалификации нужно для совершенствования профессиональных знаний и деловых качеств, выполнения новых трудовых функций. С этой целью между работодателем и работником (или лицом, ищущим работу) заключается ученический договор, который должен содержать следующее: — наименование сторон; — указание на конкретную профессию, специальность, квалификацию, приобретаемую учеником; — обязанность работодателя обеспечить работнику возможность обучения в соответствии с ученическим договором; — обязанность работника пройти обучение и в соответствии с полученной профессией, специальностью, квалификацией проработать по трудовому договору с работодателем в течение срока, установленного в ученическом договоре; — срок ученичества; — размер оплаты в период ученичества и иные условия, определенные соглашением сторон (ст. 199 ТК РФ). Ученический договор заключается в письменной форме в двух экземплярах на срок, необходимый для обучения данной профессии, специальности, квалификации (ст. 200 ТК РФ), и действует со дня, указанного в этом договоре, в течение предусмотренного им срока; его действие продлевается на время болезни ученика, прохождения им военных сборов и в других случаях, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Причем в течение срока действия ученического договора его содержание может быть изменено только по соглашению сторон (ст. 201 ТК РФ). Здесь нужно обратить внимание на следующее: в части 4 ст. 57 ТК РФ указана обязанность работника отработать после обучения не менее установленного в ученическом договоре срока, если обучение проводилось за счет средств работодателя. Это значит, что в случае если ученический договор заключен не с работником организации, а с лицом, ищущим работу, то после окончания срока обучения с ним должен быть заключен трудовой договор, куда следует включить условие о сроке отработки, поскольку обучение производилось за счет средств работодателя. Стороны ученического договора, заключая трудовой договор, должны учесть правила части 1 ст. 58 ТК РФ: трудовой договор может заключаться на определенный срок, но этот срок не должен превышать пяти лет. Следовательно, максимальный срок отработки после обучения не может быть более пяти лет. Если же за этот срок невозможно отработать все средства, затраченные работодателем на обучение, то ученический, а затем и трудовой договор должны содержать условие о возврате этих средств в добровольном или ином порядке после окончания действия трудового договора, заключенного на определенный срок. Однако нельзя забывать о запрещении принудительного труда (ч. 2 ст. 37 Конституции РФ), что предоставляет право лицу, обучившемуся за счет средств работодателя, либо вообще не заключать трудовой договор, либо его досрочно расторгнуть по собственному желанию в любое удобное ему время (п. 3 ст. 77 ТК РФ). Следовательно, в первом случае если ученик по окончании учебы без уважительных причин не выполняет свои обязательства по ученическому договору, в том числе не приступает к работе, то он по требованию работодателя возвращает ему полученную за время ученичества стипендию, а также возмещает другие понесенные работодателем расходы в связи с ученичеством. Если же ученик проработал по трудовому договору меньший срок, чем установлен в ученическом и трудовом договорах, то в силу вступают правила, изложенные в статье 249 ТК РФ, а именно: в случае увольнения без уважительных причин до истечения срока, обусловленного трудовым или ученическим договором, работник обязан возместить затраты, понесенные работодателем на его обучение, исчисленные пропорционально не отработанному после окончания обучения времени, если иное не предусмотрено трудовым или ученическим договором. Кстати, судебная практика складывается в пользу работодателя в случае добросовестного исполнения им своих обязательств по ученическому договору <6>. ——————————— <6> См., например, Определение Верховного Суда РФ от 28 ноября 2005 г. по делу N 81-В05-30.

Согласно части 5 ст. 196 ТК РФ работникам, проходящим профессиональную подготовку, работодатель должен создавать необходимые условия для совмещения работы с обучением и обязан предоставлять гарантии, установленные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором. Следовательно, создание необходимых условий для совмещения работы с обучением и предоставление указанных гарантий не распространяется на работников, проходящих переподготовку и повышение квалификации, включая обучение новым профессиям и специальностям. Такое дефектное изложение части 5 ст. 196 ТК РФ входит в противоречие с правилами главы первой ТК РФ «Основные начала трудового законодательства», где работникам гарантируются предоставление возможности не только на профессиональную подготовку, но и на переподготовку и повышение квалификации, что отражено, в частности, в основных принципах правового регулирования трудовых и иных непосредственно связанных с ними отношений (ст. 2 ТК РФ). Поэтому законодателю нужно дополнить часть 5 ст. 196 ТК РФ, указав в ней и эти виды профессионального обучения, чтобы устранить нестыковку норм Трудового кодекса РФ. Правда, в случаях, предусмотренных федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, работодатель обязан проводить повышение квалификации работников, если это является обязательным условием выполнения работниками определенных видов деятельности. Но это касается только узкого круга работников, к которому можно отнести государственных и муниципальных служащих; лиц, связанных с охраной труда и безопасным ведением работ на объектах с оборудованием, подверженным повышенному риску его эксплуатации и др. (ч. 4 ст. 196 ТК РФ). Кроме того, из части 5 ст. 196 ТК РФ также следует, что работодатель должен создавать необходимые условия именно для работника, совмещающего работу с обучением; значит, на лицо, ищущее работу и заключившее ученический договор, эти правила не распространяются. Обращают на себя внимание и изменения, внесенные в часть 2 ст. 198 ТК РФ и вступившие в силу с 6 октября 2006 г. До внесения этих изменений ученический договор с лицом, ищущим работу, считался гражданско-правовым и, естественно, регулировался гражданским законодательством. В то же время в части 2 этой статьи было указано, что ученический договор с работником данной организации регулируется трудовым законодательством и иными актами, содержащими нормы не трудового права, а трудового договора. Таким образом, допускалась возможность существования двух видов ученических договоров — с учеником-работником и с учеником-гражданином, которые регулировались разными отраслями права. В настоящее время ученический договор регулируется трудовым законодательством, что следует из статьи 205 ТК РФ: на учеников распространяется трудовое законодательство, включая законодательство об охране труда. Причем, в Трудовом кодексе РФ все-таки осталось разделение договоров на договоры, заключаемые с работниками данного предприятия как с учениками, и на договоры, заключаемые с лицами, поступающими на данное предприятие в качестве учеников, что, естественно, предполагает различие в их содержании и в правовых последствиях, указанных в данном исследовании. Однако ученический договор, хотя его определение и отсутствует в Трудовом кодексе РФ, не является по своей правовой природе трудовым договором, в силу, например, требований статьи 20 и 56 Кодекса. При этом ученик из числа лиц, ищущих работу, все равно должен быть включен в штат организации, чтобы работодатель имел возможность оформить связанные с его обучением расходы, а также оплатить работу, выполненную учеником на практических занятиях. Этот вывод о необходимости зачисления ученика в штат организации следует из содержания статьи 204 и части 2 ст. 207 ТК РФ, а также статей 255 и 264 НК РФ. При отсутствии в нормах Трудового кодекса РФ оговорки об исключении из сферы их действия лиц, ищущих работу и имеющих статус учеников, на этих лиц на основании статьи 205 ТК РФ распространяется только законодательство о труде, а не иные акты, содержащие нормы трудового права (абз. 2 ч. 1 ст. 5 ТК РФ). При этом лица, ищущие работу, не могут иметь одновременно два договора — трудовой и ученический, действие которого прекращается по окончании срока обучения или по основаниям, предусмотренным этим договором (ст. ст. 201 и 208 ТК РФ). Поэтому существующая в Трудовом кодексе РФ недостаточная ясность со статусом ученика должна быть устранена законодателем, который должен более четко сказать, в каких случаях трудоправовые гарантии, льготы и компенсации, предусмотренные для работников, распространяются и на учеников из числа лиц, ищущих работу. В частности, нужна ясность о наличии (или отсутствии) у лиц, с которыми был заключен ученический договор, права, например, на получение конкретного уровня профессионального образования за счет средств работодателя, что формально допустимо только для работников организации, каковым ученик из лиц, ищущих работу, не является. Кроме того, анализ этого раздела Трудового кодекса РФ позволяет сделать еще и вывод о том, что работники при прохождении профессиональной переподготовки и повышения квалификации в образовательных учреждениях (ч. 2 ст. 196 ТК РФ) не смогут воспользоваться предусмотренными в части 5 этой же статьи гарантиями даже при заключении трехстороннего договора на профессиональное обучение, так как указанные гарантии распространяются только на работников, проходящих профессиональную подготовку. В свою очередь, в статье 21 Закона об образовании указано: профессиональная подготовка не должна сопровождаться повышением образовательного уровня обучающегося. Следовательно, круг лиц, имеющих право на гарантии, указанные в части 5 ст. 196 ТК РФ, ограничен, во-первых, работниками, проходящими профессиональную подготовку в рамках имеющегося уровня образования, и с правовой позиции безразлично какого, например высшего. Но, как мы уже ранее говорили, налоговые органы могут счесть, что списание в расходы затрат на обучение иной или смежной специализации в рамках имеющегося у работника уровня образования признается противозаконным, так как оценивается как получение не первого образования того же уровня. Во-вторых, лицами, имеющими статус ученика, получающего впервые профессию (специальность), так как они должны ее получать в рамках имеющегося у них уровня образования. И если законодатель не внесет изменения в часть 5 ст. 196 ТК РФ, распространив ее действие на лиц, проходящих переподготовку или повышение квалификации, то ее практически и применять будет не к кому, поскольку исходя из содержания главы 32 ТК РФ, лицо, ищущее работу, не является работником и, следовательно, на него также не распространяются перечисленные в части 5 ст. 196 ТК РФ гарантии. Тогда, естественно, возникает вопрос: для каких же лиц предусмотрены гарантии и компенсации, указанные в статьях 173 — 177 и 187 ТК РФ, если положения статьи 196 ТК РФ в части повышения квалификации и прохождения переподготовки, связанных с ростом образовательного уровня, не распространяются ни на работника, ни на ученика из лиц, ищущих работу? И вообще возможно ли получение среднего и профессионального высшего образования за счет работодателя в соответствующих учебных заведениях? Системный анализ статей главы 26 ТК РФ «Гарантии и компенсации работникам, совмещающим работу с обучением» в совокупности со статьями раздела IX Кодекса «Профессиональная подготовка, переподготовка и повышение квалификации работников» приводит к следующим выводам. Из статьи 173 следует, что работникам, направленным на обучение работодателем или поступившим самостоятельно в имеющие государственную аккредитацию образовательные учреждения профессионального высшего образования независимо от их организационно-правовых форм по заочной и очно-заочной (вечерней) формам обучения, успешно обучающимся в этих учреждениях, работодатель предоставляет перечисленные в ней компенсации и гарантии. Как следует из содержания данной статьи, в ней нет ответа на вопрос, обязан ли работодатель на основании статьи 43 Конституции РФ оплачивать получение работником этого уровня образования, если он пройдет конкурсный отбор в вуз, но обучение в нем будет возможно только на платной основе. Таким образом, направление работника на обучение не гарантирует его оплату за счет средств работодателя, даже если работник его будет получать впервые. В статье 173 ТК РФ лишь подразумевается, что при направлении работника на обучение в вуз в интересах работодателя тот оплачивает учебу работника из своих средств. Такая неоднозначность норм Трудового кодекса РФ на практике нередко порождает разногласия между работодателем и работником, если работодатель, исходя из текста статьи 173, ограничивается только выплатой указанных в ней компенсаций. Зачастую условием направления на обучение могут стать заверения работодателя о предоставлении обучающемуся работнику всех льгот и компенсаций, предусмотренных трудовым законодательством, но не Конституцией РФ. Напомним: предоставление работодателем работнику различных материальных и иных гарантий, предусмотренных Трудовым кодексом РФ, является обязанностью работодателя. Связанные с учебой работника компенсации, естественно, нельзя признать даже в какой-то части оплатой именно его обучения из средств работодателя. К тому же на основании соответствующих норм Налогового кодекса РФ работодателю предоставлено право относить средства, затраченные им на эти компенсации, к расходам организации на выпуск продукции (выполнение работ, оказание услуг). Следовательно, эти средства, входящие в себестоимость и розничную или оптовую цену продукции (работ, услуг), возвращаются работодателю из средств лиц, оплачивающих его продукцию (работу, услуги). Иными словами, как правило, невосполнимых затрат на полагающиеся работнику льготы в связи с его учебой работодатель не несет. В статье 174 ТК РФ определено, что содержащиеся в ней гарантии и компенсации предоставляются работникам, направленным на обучение работодателем или поступившим самостоятельно в имеющие государственную аккредитацию образовательные учреждения среднего профессионального образования независимо от их организационно-правовых форм по заочной и очно-заочной (вечерней) формам обучения, успешно обучающимся в указанных учреждениях. Значит, и среднее профессиональное образование в обязательном порядке не оплачивается работодателем, так как об этом нет упоминания в данной статье Кодекса. Предположим, работник подаст работодателю заявление о желании получить это образование за счет работодателя, и тот согласится оплатить услуги учебного заведения, если работник будет принят в него на платной основе без прохождения конкурса (по результатам собеседования) или даже с учетом его прохождения. В такой ситуации затраты работодателя должны быть либо компенсированы ему из казны государства, либо закон должен обязывать предприятие это делать из своей чистой прибыли как проявление социальной благотворительности, но такой обязанности не содержится в исследованном нами национальном законодательстве. Вот поэтому работодатель, как правило, ставит условие, что оплата обучения возможна лишь при условии заключения ученического договора, содержащего требование об отработке затраченных им на образование средств. Однако в таком случае это нельзя считать бесплатным обучением, для работника оно будет лишь кредитным финансированием с последующим возвратом средств работодателю путем их физической отработки. Кроме того, потребуется заключить трехсторонний договор на оказание платных образовательных услуг в сфере профессионального образования с учебным заведением, отвечающим требованиям налогового и иного законодательства. Но и соблюдение всех этих формальностей не позволит работодателю без потерь для себя содействовать гражданину в получении бесплатного среднего профессионального образования, если не будут сняты препятствия, которые содержатся в налоговом законодательстве. На основании статьи 175 ТК РФ работодатель обязан предоставить гарантии и компенсации, перечисленные в данной статье, работникам, успешно обучающимся в имеющих государственную аккредитацию образовательных учреждениях начального профессионального образования независимо от их организационно-правовых форм. Однако в данной статье, так же как и в иных рассмотренных статьях, нет упоминания об обязанности работодателя направить лиц, желающих получить профессиональное начальное образование, с оплатой их обучения из своих средств. В соответствии со статьей 177 ТК РФ гарантии и компенсации работникам, совмещающим работу с обучением, предоставляются при получении образования соответствующего уровня впервые. Работнику, совмещающему работу с обучением одновременно в двух образовательных учреждениях, гарантии и компенсации предоставляются только в связи с обучением в одном из этих образовательных учреждений (по выбору работника). В статье 177 содержится очень важная норма: указанные гарантии и компенсации также могут предоставляться работникам, уже имеющим профессиональное образование соответствующего уровня и направленным на обучение работодателем в соответствии с трудовым договором или соглашением об обучении, заключенным между работником и работодателем в письменной форме. Значит, именно работники, имеющие любой уровень профессионального образования, могут при соблюдении вышеизложенных условий получить еще одно образование любого уровня, если инициатива его получения будет исходить от работодателя или поддержана им. Иными словами, в любом случае, связанном с обучением работника, процесс его учебы строится не на конституционной обязанности работодателя, а на его добровольном согласии о вложении средств в лиц, совмещающих работу с получением того или иного уровня образования. Согласно статье 187 ТК РФ при направлении работодателем работника для повышения квалификации с отрывом от работы за ним сохраняются место работы (должность) и средняя заработная плата по основному месту работы. Работникам, направляемым для повышения квалификации с отрывом от работы в другую местность, производится оплата командировочных расходов в порядке и размерах, которые предусмотрены для лиц, направляемых в служебные командировки. Итак, из вышеизложенного текста можно сделать следующий вывод. Гарантии и компенсации, предусмотренные в Трудовом кодексе РФ для лиц, успешно совмещающих работу с обучением в образовательных учреждениях всех уровней профессионального образования, полагаются только работникам, состоящим в трудовых отношениях с работодателем. Однако не следует забывать о правиле, содержащемся в статье 205 ТК РФ: на учеников распространяется трудовое законодательство (абз. 2 ч. 1 ст. 5 ТК РФ), которое действует, если, исходя из общих правил правового регулирования, в конкретных нормах не указано исключение из сферы их действия лиц, состоящих с работодателем в ученических отношениях. Причем перечисленные в статьях 173 — 177, 187 ТК РФ гарантийные выплаты, предоставляемые работнику, не входят в материальные расходы работодателя, которые он впоследствии сможет удержать с работника, если направит его для получения любого уровня профессионального образования за счет средств предприятия, а тот не выполнит свои обязательства и не отработает оговоренный в договоре срок после обучения, т. е. не возместит средства, затраченные на его обучение. Например, оплата ученических отпусков является гарантией, предоставляемой обучающимся работникам, а возврат работодателю выплаченных за этот отпуск сумм Трудовым кодексом РФ не предусмотрен <7>. ——————————— <7> См., например, Определение Свердловского областного суда от 28 марта 2006 г. по делу N 33-2139/2006.

Такой же вывод следует из подпункта 23 п. 1 ст. 264 НК РФ, где к прочим расходам, связанным с производством и реализацией продукции (работ, услуг), относятся расходы налогоплательщика на подготовку и переподготовку на договорной основе кадров, состоящих в штате. В пункте 3 этой статьи к расходам налогоплательщика на подготовку и переподготовку кадров на договорной основе с образовательными учреждениями относятся расходы, связанные с подготовкой и переподготовкой (в том числе с повышением квалификации кадров), в соответствии с договорами с такими учреждениями. Указанные расходы включаются в состав прочих расходов, если: 1) соответствующие услуги оказываются российскими образовательными учреждениями, получившими государственную аккредитацию (имеющими соответствующую лицензию), либо иностранными образовательными учреждениями, имеющими соответствующий статус; 2) подготовку (переподготовку) проходят работники налогоплательщика, состоящие в штате, а для эксплуатирующих организаций, в соответствии с законодательством Российской Федерации отвечающих за поддержание квалификации работников ядерных установок, работники этих установок; 3) программа подготовки (переподготовки) способствует повышению квалификации и более эффективному использованию подготавливаемого или переподготавливаемого специалиста в этой организации в рамках деятельности налогоплательщика. Не признаются расходами на подготовку и переподготовку кадров расходы, в частности, связанные с оплатой обучения в высших и средних специальных учебных заведениях работников при получении ими высшего и среднего специального образования. Указанные расходы для целей налогообложения не принимаются, т. е. должны оплачиваться из прибыли работодателя. Здесь также нужно обратить внимание на неоднозначность вышеизложенных норм. Из пункта 3 ст. 264 НК РФ следует, что если все его условия налогоплательщиком соблюдены, то затраты на подготовку и переподготовку кадров можно включить в состав прочих его расходов, и таким образом сберечь часть прибыли. Но если же эти затраты пошли на получение работником высшего или среднего профессионального образования, то эти расходы работодатель должен нести за счет своей чистой прибыли. Между тем судебная практика зачастую складывается в пользу работодателя, если он доказывает (а это происходит довольно-таки часто), что программа подготовки (переподготовки) работников, окончивших, например вузы, способствовала повышению его квалификации и более эффективному его использованию в деятельности организации. В таких случаях получение работником любого уровня образования (даже не в первый раз) признается судом правомерным и затраты на это обучение включаются в состав расходов. Более того, хотя к доходам, полученным налогоплательщиком (работником) в натуральной форме, в частности, относится оплата (полностью или частично) за него организациями или индивидуальными предпринимателями обучения в интересах налогоплательщика (подп. 1 п. 2 ст. 211 НК РФ), суды выносят позитивные для работника и работодателя судебные решения при налоговых спорах о размере уплаты налогов на заработную плату (ЕСН и НДФЛ) <8>. ——————————— <8> Постановление ФАС МО от 12 октября 2006 г., 19 октября 2006 г. N КА-А40/9887-06; Постановление ФАС УО от 3 августа 2006 г., 27 июля 2006 г. N Ф09-6575/06-С2; Постановление ФАС ЦО от 16 февраля 2004 г. N А68-АП-213/10-02; Постановление ФАС УО от 19 мая 2005 г. N Ф09-1051/05-С7 и многие другие.

Подводя итог данной части исследования, можно констатировать: получение профессионального бесплатного образования за счет средств работодателя вполне возможно, но не в обязательном порядке, предусмотренном в статье 43 Конституции РФ, а в добровольном, т. е. при наличии на это воли работодателя. Причем получением того или иного уровня профессионального образования можно будет считать бесплатным, если у работника не возникает необходимость в отработке этих денег в течение определенного сторонами периода либо их возврата в том или ином размере в зависимости от продолжительности неотработанного срока, установленного в ученическом договоре.

Проблемы учебных заведений при предоставлении профессионального образования на платной основе

Рассмотрим теперь проблемы вузов, типичные и для других видов учебных заведений. Прежде всего, они связаны с поиском ответов на следующие вопросы: 1) какие конкретные условия могут быть записаны в договоре о предоставлении платных образовательных услуг для расторжения договора вузом в одностороннем порядке, если оплата обучения не производится; 2) можно ли отчислить студента из вуза, осуществляющего обучение на платной основе, за неоплату ни им, ни его представителем процесса обучения, учитывая, что в пункте 80 Положения о вузе, введенном в действие Постановлением Правительства РФ от 14 февраля 2008 г. N 71, сказано, что «за нарушение студентом обязанностей, предусмотренных уставом высшего учебного заведения и правилами его внутреннего распорядка, к нему могут быть применены дисциплинарные взыскания вплоть до отчисления из высшего учебного заведения», если студент не нарушает указанных обязанностей; 3) какие дополнительные основания для отчисления студентов правомерно внести в устав вуза и правила его внутреннего распорядка с учетом действующего законодательства Российской Федерации, если оплата обучения происходит с просрочкой определенного в договоре срока? Как правило, у негосударственного вуза за исключением незначительных спонсорских и учредительских взносов единственным источником финансирования является оплата за обучение студентов. Причем лица, обязанные производить оплату за обучение, часто нарушают условия договора, касающиеся своевременности ее внесения, что существенно затрудняет работу вуза в части оплаты труда его персонала. Кроме того, в ряде случаев студенты показывают неудовлетворительные результаты освоения программ обучения в ходе промежуточных аттестаций. При этом средств на оплату работы преподавателей в ходе повторного приема экзаменов и зачетов зачастую у вузов нет, если это не предусмотрено в условиях договора за обучение на платной основе. Итак, рассмотрим некоторые актуальные вопросы, возникающие в сфере деятельности негосударственных вузов. Поскольку правоотношения между студентом и вузом, естественно, не являются трудовыми, ответы на эти вопросы содержатся в законодательстве об образовании и в гражданском законодательстве. В свою очередь, отношения между студентом, вузом и лицами, оплачивающими обучение студента, также не являются однозначно гражданско-правовыми, а представляют собой комплекс отношений публичного права (административного права в части применения законов об обучении) и частного права (гражданского права в части регулирования договорных отношений). В связи с этим отношения, связанные с процессом обучения, имеют свои особенности, которые регулируются в первую очередь специальными нормами законодательства об образовании, и их обеспечение гарантируется государством и подзаконными актами, но с учетом требований гражданского законодательства. Рассмотрим пример. Международный Славянский институт (далее — институт) <9> обратился в Арбитражный суд Республики Карелия с заявлением о признании недействительным решения Карельского территориального управления Министерства РФ по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства (далее — ТУ МАП) от 24 июня 2003 г. и об обязании ТУ МАП отозвать предписание от 24 июня 2003 г. N 03-06/04-02 о нарушении прав потребителя образовательных услуг. Решением суда от 3 ноября 2003 г. в удовлетворении заявленных институтом требований отказано. Постановлением апелляционной инстанции от 24 декабря 2003 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения. ——————————— <9> См.: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 22 марта 2004 г. по делу N А26-5499/03-27.

В кассационной жалобе институт просил отменить судебные акты в связи с нарушением судами первой и апелляционной инстанций норм процессуального права — статей 40, 197 и 158 Арбитражного процессуального кодекса РФ. Кроме того, по мнению подателя жалобы, положениями статьи 16 Закона о высшем образовании предусматривается возможность одностороннего расторжения договора на подготовку специалиста с высшим образованием. Из материалов дела видно, что между институтом и гражданином Л. был заключен договор от 3 сентября 1999 г. на подготовку специалиста с высшим профессиональным образованием. В соответствии с пунктами 4.7 и 5.1 этого договора при задержке студентом внесения авансового целевого взноса на срок свыше 30 дней институт вправе расторгнуть договор в одностороннем порядке, уведомив в письменном виде контрагента о его расторжении. Согласно пункту 5.2 договора институт вправе его расторгнуть в следующих случаях: академической неуспеваемости студента; грубого нарушения студентом правил внутреннего распорядка института; нарушения им условий и порядка оплаты обучения. Пунктом 5.3 договора предусмотрено, что в случае расторжения договора суммы авансовых целевых взносов за прошлые и текущий семестры не возвращаются. Решением ТУ МАП от 24 июня 2003 г. названные условия договора признаны противоречащими требованиям статей 310 и 782 ГК РФ, статье 32 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон о потребителях). На основании указанного решения ТУ МАП выдало институту предписание от 24 июня 2003 г. N 03-06/04-02, которое обязывало заявителя устранить выявленные нарушения путем приведения договоров, заключаемых со студентами, в соответствие с Законом о потребителях. Согласно статье 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, а также одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства. В соответствии со статьей 9 Федерального закона «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» в случаях, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных нужд, такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с Гражданским кодексом РФ, а также правами, предоставленными потребителю Законом о потребителях и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами. Из вышеизложенного следует, что основания для одностороннего расторжения институтом спорного договора могут быть предусмотрены только законом. Согласно пункту 9 ст. 16 Закона о высшем образовании за нарушение студентом обязанностей, предусмотренных уставом высшего учебного заведения и правилами его внутреннего распорядка, к нему могут быть применены дисциплинарные взыскания вплоть до отчисления из высшего учебного заведения. Дисциплинарное взыскание, в том числе отчисление, может быть наложено на студента высшего учебного заведения после получения от него объяснения в письменной форме. Институт считает, что основания для одностороннего расторжения договора, содержащиеся в пункте 5.2 оспариваемого договора, повторяют соответствующие положения Устава института, следовательно, установление в договоре данных условий правомерно. Вместе с тем ТУ МАП не оспаривает право отчислить студента за академическую неуспеваемость или нарушение правил внутреннего распорядка учебного заведения. В решении ТУ МАП указано: формулировка пункта 5.2 договора требует уточнения, исключающего возможность расторжения институтом спорного договора в одностороннем порядке. По мнению кассационной инстанции, институт допустил смешение понятий одностороннего расторжения договора и дисциплинарной ответственности студента в виде отчисления из учебного заведения. Нормой пункта 9 ст. 16 Закона о высшем образовании не предусматриваются случаи одностороннего расторжения договора, заключенного между учебным заведением и студентом, а лишь регламентируются основания и порядок применения к студентам дисциплинарных взысканий. Более того, включение в договор условия, позволяющего институту расторгнуть его в одностороннем порядке в случае нарушения студентом порядка оплаты обучения, противоречит не только нормам законодательства о защите прав потребителя, но и пункту 9 ст. 16 Закона о высшем образовании. Нарушение студентом условий и порядка оплаты договора ни при каких обстоятельствах нельзя считать дисциплинарным проступком, влекущим ответственность в виде отчисления из учебного заведения. Исходя из этого, суд кассационной инстанции сделал вывод о том, что при изложенных обстоятельствах условия оспариваемого договора, позволяющие институту расторгнуть его в одностороннем порядке, обоснованно расценены ТУ МАП как противоречащие положениям статьи 310 ГК РФ. В части 2 ст. 779 ГК РФ указано: к услугам по обучению применяются правила о договоре возмездного оказания услуг. В соответствии с частью 1 ст. 782 ГК РФ заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. Согласно статье 32 Закона о потребителях потребитель вправе расторгнуть договор о выполнении работы (оказании услуги) в любое время, уплатив исполнителю часть цены пропорционально части выполненной работы (оказанной услуги) до получения извещения о расторжении указанного договора и возместив исполнителю расходы, произведенные им до этого момента в целях исполнения договора, если они не входят в указанную часть цены работы (услуги). Учитывая приведенные выше нормы, кассационная инстанция сочла, что пункт 5.3 оспариваемого договора, согласно которому в случае расторжения данного договора суммы авансовых целевых взносов за прошлые и текущий семестры не возвращаются, не соответствует требованиям статьи 782 ГК РФ и статьи 32 Закона о потребителях, и, следовательно, суды первой и апелляционной инстанций правильно применили нормы материального права. Как видно из содержания постановления кассационной инстанции этого арбитражного суда, им не были учтены в системной связи с нормами иных законоположений нормы вышеуказанных нормативных актов, которые действовали в тот период и допускали расторжение договорных отношений на условиях, содержащихся как в Уставе института, так и в договоре. Например, учитывая, что автономная некоммерческая организация согласно пункту 1 ст. 10 Федерального закона от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» не может относиться к государственным образовательным учреждениям, на основании пункта 3 ст. 46 Закона об образовании (в ред. от 23 декабря 2003 г.) ее взаимоотношения со студентом (его родителями или иными законными представителями) регулируются договором, определяющим уровень образования, сроки обучения, размер платы за обучение, иные условия. Проще говоря, договор для негосударственных образовательных учреждений и их абитуриентов является основным правоопределяющим документом, регламентирующим отношения сторон. Вывод суда, что рассмотренный им гражданско-правовой договор противоречит как нормам специального законодательства, так и общим нормам Гражданского кодекса РФ, на наш взгляд, не получил убедительного обоснования. Этот вывод учитывает только отсутствие установленного законом правила о том, что вуз в случае неполучения оплаты за обучение может не доучивать до выдачи соответствующего документа успевающего и не нарушающего академическую дисциплину студента. Однако из аргументации суда не видно, что при вынесении решения он учел цели и смысл данного договора, а также его коммерческую и возмездную основы, что не позволяет признать решение суда соответствующим таким основным принципам права, как справедливость и законность. Согласиться с этим решением суда можно лишь в той части, где, исходя из рассмотренного договора, следует, что суммы авансовых целевых взносов за прошлые и текущий семестры не возвращаются заказчику независимо от того, получены или не получены им уже оплаченные образовательные услуги. Такое условие договора, когда исполнителем не осуществлено встречное обеспечение обязательств, противоречит указанным в решении нормам закона. Не соответствует оно и требованиям действовавших в тот период норм, содержащихся в части 2 ст. 782 ГК РФ и статье 32 Закона о потребителях, допускавшим отказ от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг лишь при условии полного возмещения заказчику убытков. Напомним, что под возмещением убытков в пункте 2 ст. 15 ГК РФ понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, то лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы. Однако необходимо принять во внимание следующее. Суд сделал акцент на недопустимость одностороннего отказа от предоставления образовательных услуг, обосновывая свое решение отсутствием в действовавшем в тот период специальном законодательстве такого основания расторжения договора, как своевременная неоплата обучения, хотя в рассмотренных Законах об образовании нет запрета на односторонний отказ по такому основанию. Таким образом, суд, по существу подменяя законодателя и игнорируя требования подпункта 9 п. 2 ст. 16 Закона о высшем образовании, санкционировал возможность перехода с платного обучения на бесплатное не в порядке, предусмотренном уставом вуза, а по личному усмотрению студента или его спонсоров путем прекращения оплаты обучения. В рассмотренном казусе явно не соблюдается и гражданско-правовой принцип свободы договорных отношений, так как невозможность его расторжения по указанному в нем основанию превращает такой договор в кабальную для вуза сделку. В данном судебном процессе не было также учтено, что пункт 5 ст. 2 Закона о высшем образовании допускает ограничения прав граждан на получение профессионального высшего образования, которые могут быть установлены исключительно федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо, в частности, в целях защиты законных интересов других лиц. Как известно, на основании статьи 8 Основ конституционного строя в Российской Федерации гарантируется свобода экономической деятельности, а также признается и защищается равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности. Однако подобные судебные решения могут породить судебную практику, которая будет возлагать на вуз бремя бесплатного обучения студента, неспособного оплачивать свое обучение. Иными словами, если студент успешно обучается и не нарушает правила внутреннего трудового распорядка, но не оплачивает свое обучение, то, по мнению суда, он не может быть отчислен из вуза по этому основанию, даже несмотря на то, что такое условие содержится в уставе вуза. Такие неутешительные для вузов выводы обязывают более детально исследовать эту проблему, чтобы найти ответы, как же все-таки законным образом вузу выходить из такой ситуации.

Попытка решения проблемы отчисления лиц, не оплачивающих получение профессионального образования

Итак, в результате анализа норм законодательства, регулирующего процесс образования, мы пришли к следующим выводам. В случаях, когда студент, обучаясь как бесплатно, так и платно, не соблюдает дисциплину, прекращение с ним отношений аналогично по своим правовым последствиям с трудовыми отношениями, но, естественно, с учетом их правового статуса. Иными словами, происходит его досрочное отчисление по решению руководства вуза. Прекращение этого вида отношений со студентами как «бесплатными», так и «платными» происходит на основании пункта 9 ст. 16 Закона о высшем образовании, где определено, что за нарушение студентом обязанностей, предусмотренных уставом высшего учебного заведения <10> и правилами его внутреннего распорядка <11>, к нему могут быть применены дисциплинарные взыскания вплоть до отчисления из вуза. В подпункте «г» п. 5 ч. 1 ст. 13 Закона об образовании указано: устав образовательного учреждения обязан содержать порядок и основания отчисления обучающихся, к которым в полном объеме могут относиться все не выполняемые ими академические обязанности. Порядок отчисления студента из вуза (согласно пункту 9 ст. 16 Закона о высшем образовании и примерным правилам внутреннего трудового распорядка вуза) аналогичен порядку, изложенному в статье 193 ТК РФ, предшествующему увольнению по инициативе работодателя за виновное действие (бездействие) работника. ——————————— <10> См. письмо Рособразования от 27 сентября 2006 г. N 18-02-10/13 «О содержании уставов высших учебных заведений». <11> См. письмо Минобразования России от 5 августа 2003 г. N 17-170ин/17-14 «О направлении проекта примерных правил внутреннего трудового распорядка государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования (вуза)».

Кстати, в законах, регулирующих правоотношения в области образования, нет даже упоминания о возможности отстранять или не допускать недобросовестного студента (слушателя, учащегося и т. п.) к занятиям или сдаче семестровых аттестационных тестов (зачетов, экзаменов). Единственным ограничением для недобросовестных учащихся является непрохождение ими итоговой аттестации и, следовательно, неполучение документа установленного образца о соответствующем уровне образования и (или) квалификации. Однако отсутствие документа именно государственного образца о соответствующем уровне образования является препятствием для продолжения обучения в государственном или муниципальном образовательном учреждении по программам последующего уровня образования, но не образовательных учреждений иных форм собственности. Когда же студент обучается платно, но в силу разных обстоятельств сам или его представители не финансируют обучение, прекращение его договорных отношений с вузом должно быть аналогичным прекращению обязательств по гражданско-правовому договору, так как вызвано наступлением предусмотренного сторонами события, с которым связано расторжение по обоюдной воле его сторон договорных отношений. Отчисление студента, прекратившего исполнять свои договорные обязательства по оплате обучения, не противоречит ни нормам Конституции РФ, ни действующим законам об образовании, так как в них нет запрета на прекращение процесса обучения в связи с неоплатой услуг по обучению. Поэтому, учитывая смешанный тип правового регулирования отношений, возможно применение либо принципа публичного права (запрещено все, кроме того, что прямо разрешено законом), либо принципа частного права (дозволено все, кроме того, что прямо запрещено законом). Однако эти методы правовой регламентации общественных отношений к учебным отношениям, тем более имеющим платный характер, не подходят в силу отсутствия явного доминирования какого-либо одного вида отношений над другим. Даже если учесть, что согласно пункту 10 ст. 16 Закона о высшем образовании статус студента негосударственного высшего учебного заведения, имеющего государственную аккредитацию, приравнивается к статусу студента государственного или муниципального высшего учебного заведения, за исключением права на получение государственной стипендии, а статус студента негосударственного высшего учебного заведения, не имеющего государственной аккредитации, определяется уставом этого высшего учебного заведения, все эти правоотношения прежде всего регулируются заключенным договором. Это характерно для отношений студента с негосударственным вузом, в котором он обучается на платной основе. Во-первых, по сложившейся практике до допуска к вступительным экзаменам или даже до фактически заменяющего их собеседования происходит следующее. С потенциальным студентом, а чаще с его родителями или уполномоченным представителем организации, которая направила его на обучение, исходя из своих производственных интересов, заключается гражданско-правовой договор об обучении в конкретном вузе на платной основе. Во-вторых, вносится предварительная оплата, как правило, за первый семестр или за несколько лет вперед, что вызвано, естественно, желанием вуза максимально сократить проблемы с финансированием процесса обучения. Все это гарантирует студенту зачисление в вуз и при своевременной оплате обучения и даже при неудовлетворительном отношении к академическим обязанностям получение через определенный в договоре срок диплома о его окончании, а вузу — стабильный финансовый источник средств на оплату труда всех категорий его персонала и поддержание на допустимом уровне материальной учебной базы. Причем при заключении договора об обучении сторонами, к сожалению, редко учитываются как требования Правил оказания платных образовательных услуг, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 5 июля 2001 г. N 505, так и Примерная форма договора на оказание платных образовательных услуг в сфере профессионального образования, утвержденная Приказом Минобразования России от 28 июля 2003 г. N 3177. На практике стороны предпочитают заключать смешанный вид гражданско-правового договора, беря за основу содержание главы 39 «Возмездное оказание услуг» ГК РФ, где в пункте 2 ст. 779 определено, что правила настоящей главы применяются в том числе к договорам услуг по обучению. Однако данная глава в силу своей неопределенности неоднократно подвергалась критической оценке, даже Конституционным Судом РФ, именно в части возможности одностороннего отказа от предоставления услуг со стороны исполнителя договора или отказа от оплаты услуг заказчиком <12>. В рассматриваемом в данной статье аспекте и в примерном договоре, и в ином виде гражданско-правового договора исполнителем будет являться учебное заведение, а заказчиком — совершеннолетний гражданин, заключивший договор от своего имени, или его родители либо законные представители несовершеннолетнего, или организация, предприятие (далее — представители). ——————————— <12> См., например, Постановление Конституционного Суда РФ от 23 января 2007 г. N 1-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В. В. Макеева»; Определение Конституционного Суда РФ от 6 июня 2002 г. N 115-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Мартыновой Евгении Захаровны на нарушение ее конституционных прав пунктом 2 статьи 779 и пунктом 2 статьи 782 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Общие гражданско-правовые требования, предъявляемые к договорным отношениям, касающиеся рассматриваемых вопросов, следующие: — условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (ст. 421 ГК РФ); — договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующими в момент его заключения (ст. 422). В статье 13 Закона об образовании, в частности, установлено, что в уставе образовательного учреждения в обязательном порядке указываются: порядок и основания отчисления обучающихся, воспитанников; наличие платных образовательных услуг и порядок их предоставления (на договорной основе). В статье 46 этого же Закона сказано: негосударственное образовательное учреждение вправе взимать плату с обучающихся за образовательные услуги, в том числе за обучение в пределах федеральных государственных образовательных стандартов или федеральных государственных требований. Платная образовательная деятельность такого образовательного учреждения не рассматривается как предпринимательская, если получаемый от нее доход полностью идет на возмещение затрат на обеспечение образовательного процесса (в том числе на заработную плату), его развитие и совершенствование в данном образовательном учреждении. В пункте 3 ст. 46 Закона об образовании определено, что взаимоотношения негосударственного образовательного учреждения и обучающегося, его родителей (законных представителей, а по аналогии иного спонсора) регулируются договором, определяющим уровень образования, сроки обучения, размер платы за обучение, гарантии и ответственность образовательного учреждения в случае приостановления действия или аннулирования лицензии, либо лишения образовательного учреждения государственной аккредитации, либо прекращения деятельности образовательного учреждения, либо при иных условиях. В числе иных в договоре естественно может быть и такое условие, как расторжение договорных отношений и прекращение договорных обязательств в связи с невыполнением какой-либо стороной взятых на себя обязательств. Статья 450 ГК РФ допускает расторжение договора по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором. Однако согласно пункту 2 ст. 450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут лишь по решению суда и только в следующих случаях: 1) при существенном нарушении договора другой стороной. При этом существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора; 2) в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или договором. Иных случаев, когда договор по требованию одной из сторон может быть расторгнут по решению суда, как в Гражданском кодексе РФ (см., например, ст. ст. 578, 619, 620, 687, 859), так и в других законах немало, не говоря уже о вариантах, которые можно предусмотреть в договоре. Но стороны договора на оказание платных образовательных услуг редко идут по пути, определенному в пункте 2 ст. 450 ГК РФ. При этом вуз полагает, что договор считается расторгнутым, когда односторонний отказ от исполнения договора предусмотрен соглашением сторон, а это допустимо на основании пункта 3 ст. 450 ГК РФ. В то же время понимая, что такой отказ не предусмотрен в законах об образовании, вуз рассчитывает, что односторонний отказ от продолжения обучения студента не будет оспорен студентом или его представителями в суде, и нередко при этом ошибается. В свою очередь, в соответствии со статьей 407 ГК РФ обязательство прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором. Прекращение обязательства по требованию одной из сторон допускается только в случаях, предусмотренных законом или договором. Таким образом, даже внесение в договор об обучении условия о возможности его одностороннего расторжения, а в дальнейшем и реальной реализации этого условия не препятствует «потерпевшей» стороне обратиться в суд с иском о как бы нарушенном ее конституционном праве на получение образования того или иного уровня. Следовательно, такую правовую ситуацию придется рассмотреть суду и принять решение в пользу истца, если он докажет следующее. Ответчик (учебное заведение) действовал вопреки предписаниям закона, а согласие истца на одностороннее расторжение договора было вызвано причинами, с которыми Гражданский кодекс РФ связывает допустимость по решению суда изменить договорные отношения в оспариваемой части или признать их недействующими (см., например, ст. 428 ГК РФ о договоре присоединения). Подобный судебный процесс будет не простым для обеих сторон и потребует от каждой из них прохождения специальной юридической подготовки или повышения квалификации в области правоведения. На первый взгляд, нормы гражданского законодательства однозначно допускают как расторжение договора при одностороннем отказе от его исполнения полностью или частично, когда такой отказ предусмотрен соглашением сторон, так и одностороннее прекращение обязательств в случаях, предусмотренных договором. Однако, как мы убедились, судебная практика и некоторые иные государственные органы по-иному воспринимают условия договора, содержащего одностороннее прекращение договорных отношений по инициативе вуза, когда он производит отчисление студента в связи с невыполнением им (его представителями или спонсорами) обязательств по оплате обучения. Тем не менее следует отметить: действующее законодательство об образовании не содержит такого основания прекращения договорных обязательств, как неоплата платного обучения, что позволяет констатировать о пробеле в регулировании данного вида общественных отношений. Поэтому, до тех пор пока законодатель не ликвидирует этот пробел, следует использовать возможности, предусмотренные в законодательстве, допускающие расторжение любого вида договора по такому основанию, как соглашение сторон, исключив, таким образом, из самой процедуры прекращения договорных обязательств признак волевого решения одной стороны. В этих целях будет юридически корректным внесение в текст договора об обучении следующего условия: стороны считают все обязательства по данному договору прекращенными, а договор расторгнутым в случае неоплаты заказчиком услуг по обучению в установленный срок, что обязывает исполнителя издать приказ о расторжении данного договора по соглашению сторон с исключением заказчика из состава студентов и отчислением его из вуза по уважительной причине, связанной с отсутствием материальных средств на платное обучение. Правда, и такое условие договора не лишит заказчика права на обращение в суд согласно статье 46 Конституции РФ за защитой его права на образование, но со стороны исполнителя его право на расторжение договора (при невыполнении учащимся обязанностей по оплате обучения) будет с позиции Гражданского кодекса РФ законным и надлежаще обоснованным. Но последнее слово остается за законодателем, который при сложившихся реальных обстоятельствах обязан внести изменения в специальные законы, связанные с получением образования, отразив в них правила о порядке расторжения договорных отношений при невыполнении заказчиком своих обязательств об оплате процесса обучения.

——————————————————————

Название документа