Наследие Б. А. Кистяковского и проблемы правовой культуры в современной России

(Гарагозов Д.)

(«Юридический мир», 2008, N 10)

Текст документа

НАСЛЕДИЕ Б. А. КИСТЯКОВСКОГО

И ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОЙ КУЛЬТУРЫ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Д. ГАРАГОЗОВ

Гарагозов Д., адвокат юридической фирмы «Вегас-Лекс».

Современная Россия выбрала путь прогрессивного развития общества, всех сфер его жизнедеятельности, в том числе правовой. Осуществление процессов демократической трансформации общества, эффективная реализация закрепленных в Конституции целей развития России, становление новой политико-правовой системы, гражданского общества и правового государства предполагают значительную работу по повышению уровня правовой культуры населения нашей страны.

Понятие правосознания обозначает сферу общественного, группового и индивидуального сознания, отражающую правозначимые явления и обусловленную правозначимыми ценностями, представлениями о должном правопорядке. Правовое сознание дает представление о духовных ценностях личности и общества с субъективной стороны. Оно выражается в чувствах, представлениях, идеях. Будучи элементом системы правового воздействия на общественные отношения, правосознание тесно связано с правовой культурой, которая в значительной степени характеризует правовую систему страны. При анализе правовой культуры общества изучают правовые феномены, описывают и приводят объяснения ценностей, идеалов и достижений в правовой сфере, которые отражают объем прав и свобод человека, степень их гарантированности государством и обществом. Речь идет о качестве правовой жизни общества, о наличии или отсутствии в нем правовой личности, знающей, понимающей и соблюдающей свои права и обязанности.

Законы создаются для того, чтобы регулировать поведение людей в обществе. Но это регулирование должно быть обеспечено соответствием между правовой системой и уровнем массового правосознания граждан. Соответствие может быть достигнуто, если в законодательстве отражаются правовые представления, господствующие в обществе при одновременной целенаправленной деятельности по повышению уровня массового правосознания и законопослушания.

В нашей стране правовая культура населения пока еще низка и не отвечает современным требованиям. Даже законопослушные граждане не всегда склонны считаться с законами, что порой приводит к неэффективности действия апробированных мировой практикой правовых норм.

Правовая культура предполагает уважение к закону, но как дореволюционная, так и советская история России не дают нам свидетельств массового отношения к праву как к ценности. Напротив, мы имеем бессчетное количество примеров правового нигилизма, пренебрежения к закону, а порой и апологии беззакония.

Не лучше обстоит дело и со знанием законов. Невысокая юридическая грамотность населения составляет питательную среду для целого ряда негативных явлений, среди которых прямую угрозу обществу представляет коррупция. Следствием правовой неграмотности является и отсутствие привычки обращения к закону, к правосудию при разрешении споров и конфликтов, стремление многих граждан решать проблемы вне правового поля.

Проблемы правосознания, правовой культуры народа, преодоления правового нигилизма имеют глубокие корни в российской истории; пути их решения занимали многих отечественных интеллектуалов в предыдущие столетия. В ряду мыслителей, внесших большой вклад в теоретическую проработку указанных проблем, видное место занимает Богдан Александрович Кистяковский (1868 — 1920) — выдающийся русский правовед и социолог, один из авторов знаменитого сборника «Вехи» (1909).

А. И. Солженицын писал, что «Вехи» и сегодня кажутся нам как бы присланными из будущего. Сегодня мы читаем ее с двойственным ощущением: нам указываются язвы как будто не только минувшей исторической поры, но во многом — и сегодняшние наши. Историческая оглядка всегда дает и понимание лучшего (см.: Солженицын А. Образованщина. В сб.: Из-под глыб. М., 1974).

В статье «В защиту права (Интеллигенция и правосознание)» Б. А. Кистяковский выдвигает ряд идей, актуальность которых сохраняется и в наши дни, будучи при этом обогащенной историческим опытом почти целого столетия, прошедшего со времени написания статьи. Интерес к данной работе обусловлен и тем, что в ней отражены ключевые элементы мировоззрения автора, взгляды на право и его роль в жизни человека, общества и государства.

Мыслитель подчеркивает, что неотъемлемой и важной частью духовной культуры являются формальные свойства интеллектуальной и волевой деятельности, из которых самая важная роль принадлежит праву. Будучи социальной системой, право является единственной социально дисциплинирующей системой. Анализируя правосознание российской интеллектуальной элиты, которое, на наш взгляд, может быть понято как важнейший показатель правовой культуры общества в целом, Кистяковский пишет, что русская интеллигенция никогда не относилась к праву с достаточным уважением, что, в свою очередь, предопределило низкий уровень ее правосознания. В свете данных рассуждений становятся понятными распространенность и устойчивость в России такого явления, как правовой нигилизм, выступающий сегодня как одно из препятствий на пути формирования правового государства. Б. А. Кистяковский обращается к русской литературе (ее общественное значение хорошо известно) и с нескрываемой горечью отмечает, что в идейном развитии нашей интеллигенции, поскольку оно отразилось в литературе, не участвовала ни одна правовая идея. Современные литература и искусство в России, по нашему мнению, еще в большей степени, чем во времена «Вех», далеки от утверждения и популяризации правовых идей методами художественного творчества.

Важное методологическое значение имеет утверждение Б. А. Кистяковского о своеобразии политико-правовых идей у каждого народа, каждой страны, обусловленных историческим опытом, культурой и ментальностью. При этом речь не идет об отрицании опыта других народов. Напротив, русский мыслитель демонстрирует глубокое знание европейской истории государства и права; речь идет о том, что не может сформироваться правосознание народа вне контекста его собственной истории и культуры. «Нет единых и одних и тех же идей свободы личности, правового строя, конституционного государства, одинаковых для всех народов и времен, как нет капитализма или другой хозяйственной или общественной организации, одинаковой во всех странах. Все правовые идеи в сознании каждого отдельного народа получают своеобразную окраску и свой собственный оттенок», — подчеркивает Б. А. Кистяковский (Кистяковский Б. А. В защиту права (Интеллигенция и правосознание). В кн.: Вехи. Из глубины. М., 1991. С. 126).

На этом фоне весьма симптоматично выглядит аргументированное утверждение Б. А. Кистяковского о том, что непонимание значения правовых норм для общественной жизни присуще значительной части русской интеллигенции, что является своеобразным отражением отсутствия правового порядка в повседневной жизни русского народа. Свобода и неприкосновенность личности как основа правопорядка, сама идея правовой личности не были и не стали общественным идеалом в России.

Правовым интересам личности Б. А. Кистяковский уделяет особое внимание. Он отмечает поразительное равнодушие представителей русской интеллигенции к проблеме гарантий личных прав, свободы и неприкосновенности личности, которые осуществимы только в конституционном государстве. Б. А. Кистяковский упрекает теоретиков и публицистов 70-х годов XIX в., входивших в движение народников, в том, что они возвели в систему отрицание правового строя. В основе таких взглядов лежит абсолютизация социальной и непонимание правовой природы конституционного государства. Но именно правовой характер конституционного государства более всего выражается в неприкосновенности и свободе личности.

Значительное место в политико-правовом учении Б. А. Кистяковского занимает обоснование сущности конституционного государства, которая заключается в его правовой природе. Он подчеркивает компромиссный характер законов, издающихся в конституционном государстве, отражающих и согласовывающих интересы различных классов и социальных групп. «Само современное государство, — отмечает Б. А. Кистяковский, — основано на компромиссе, и конституция каждого отдельного государства есть компромисс, примиряющий различные стремления наиболее влиятельных социальных групп в данном государстве» (Кистяковский Б. А. В защиту права (Интеллигенция и правосознание). В кн.: Вехи. Из глубины. М., 1991. С. 131).

Подобный подход к государству позволил мыслителю аргументировать представления о праве: право не только разграничивает интересы или создает компромисс между ними, право осуществимо только при условии свободы личности. Только тогда правовой порядок будет представлять собой систему отношений, при которых все лица данного общества обладают наибольшей свободой деятельности и самоопределения. Понимание этого, на наш взгляд, есть необходимый атрибут развитого правосознания и высокого уровня правовой культуры.

Высокий уровень правосознания и правовой культуры, по Б. А. Кистяковскому, возможен лишь тогда, когда право воспринимается не как принудительное правило, а как правовое убеждение.

Еще одним важнейшим критерием развитости правосознания и правовой культуры мыслитель считал отношение к суду. «Суд, — подчеркивает Б. А. Кистяковский, — не может занимать того высокого положения, которое ему предназначено, если в обществе нет вполне ясного сознания его настоящих задач (Кистяковский Б. А. В защиту права (Интеллигенция и правосознание). В кн.: Вехи. Из глубины. М., 1991. С. 148).

Приведенные в настоящей статье и другие суждения выдающегося русского правоведа и социолога обнаруживают свою актуальность и сегодня, когда Россия проходит трудный путь становления правового государства, утверждения позитивного отношения к закону, праву, где господствуют развитое правосознание и правовая культура. Решая задачу формирования высокой правовой культуры граждан, мы можем опираться на вышеизложенные идеи Б. А. Кистяковского, являющиеся существенной частью его политико-правового наследия.

——————————————————————

Название документа