Место права Европейского союза в меняющейся системе высшего юридического образования РФ

(Кашкин С. Ю.) («Юридическое образование и наука», 2008, N 4) Текст документа

МЕСТО ПРАВА ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА В МЕНЯЮЩЕЙСЯ СИСТЕМЕ ВЫСШЕГО ЮРИДИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ РФ

С. Ю. КАШКИН

Кашкин С. Ю., заведующий кафедрой права Европейского союза МГЮА, профессор, доктор юридических наук.

В эпоху, когда постиндустриальная, компьютеризированная, информатизированная, нанотехнологизированная экономика постепенно превращается в экономику знаний, вопросы организации и содержания образования выходят за рамки скромного в недавнем прошлом Министерства образования и приобретают стратегическое экономическое, идеологическое и даже оборонное значение. В преддверии кажущегося начала новой, могущей стать невиданной по масштабам в истории человечества гонки вооружений, даже в ней наука, образование и обучение могут занять ведущее место. Прежде чем говорить о праве Европейского союза в системе образования Российской Федерации, необходимо определить место самого Европейского союза в мировом цивилизационном процессе. Это место нельзя правильно оценить без целостного видения глобальной картины современного мира. Даже европейский масштаб для этого уже недостаточен. Современный мир слишком взаимосвязан, а Европейский союз уже слишком большая его часть, чтобы его игнорировать. Право, регулирующее его жизнедеятельность, стало признанным достижением человечества. Тревожной реальностью развития постсоветской истории стало стремление США к доминированию в мире. При отсутствии реального баланса сил, на котором основывалось все международное право после Второй мировой войны, ООН и другие международные механизмы становятся все менее эффективными, и, соответственно, происходит определенное падение регулирующего значения международного публичного права. Однако природа не терпит пустоты. Поэтому те сферы, которые ранее регулировались международным правом, должны чем-то, кем-то и на каких-то принципах, а главное, в чьих-то интересах регулироваться… Решение одних вопросов стремятся предопределить США, других — пытаются брать на себя региональные международные организации и отдельные государства. Нестабильность мира в целом от этого только увеличивается, ослабляется его международно-правовая управляемость. Одновременно происходит своеобразная переоценка ценностей и на уровне национального права. В условиях взаимосвязанных процессов интеграции и глобализации национальные границы и национальное право становятся узкими для отвечающего потребностям времени эффективного экономического развития и решения глобальных проблем, все более явственно встающих перед мировым сообществом. Тенденция к глобализации права проявляется в интернационализации правовых норм, приемов и методов и своеобразной региональной гармонизации права, наиболее отчетливо просматривающейся на примере Европейского союза. Аналогичные процессы происходят и в сфере образования. С развитием информатизации, компьютеризации, транспарентности границ, увеличением многоязычности и мобильности населения мира происходит естественный процесс сближения национальных образовательных систем. Этот процесс наиболее активно протекает в Европе в силу исторических возможностей для развития на этом континенте науки и образования, попыток противостоять подчас весьма навязчивой американской культуре, а также в соответствии с установившейся еще со Средних веков традиционной образовательной мобильности в Европе. Это создало своеобразные генетические предпосылки болонского образовательного процесса. Появляется наднациональное европейское образование, которое в идеале призвано не подавлять, а разумно дополнять национальное образование в соответствии с неофициальным, но общепризнанным лозунгом Европейского союза — «единый в многообразии». Ускоряющаяся глобализация мировой экономики и жизни в целом ставит перед странами, народами и континентами сходные проблемы. Они решаются похожими в целом правовыми методами, одним из основных критериев которых является «всеобъемлющий принцип эффективности» <1>. Поэтому в праве наблюдается тенденция сближения национальных правовых систем, средств и методов правового регулирования, общая тенденция к формированию глобального права человечества. ——————————— <1> Weatherill S. Law and Integration in the European Union. Oxford, 1996. P. 116.

Именно в этих условиях демонстрирует свою практическую полезность наднациональное право Европейского союза, вобравшее в себя лучшие черты международного права и национального права наиболее развитых демократических государств и различных правовых семей Европы. В результате «переплавки в общеевропейском котле» формируется новый сплав — качественно новое наднациональное европейское право. Европейское право, обладающее принципиально новыми характеристиками, качествами и возможностями, быстро заполняет «пустоты» правовых пространств, оставляемые международным правом и национальными системами права. Оно официально признано в качестве самостоятельной правовой системы. Подкрепленное мощью и динамикой европейской экономики, обеспеченное конкурентоспособностью единой валюты евро, защищенное европейскими «силами быстрого реагирования» и опирающееся на поддержку европейских граждан, это право может в той или иной степени обеспечить во все еще весьма «однополярном» современном мире столь необходимый противовес, а также весьма эффективно регулировать широкий круг правоотношений во все более единой Европе. Следовательно, именно право Европейского союза предлагает миру вполне реальный современный механизм сдержек и противовесов: вместо глобализации по-американски оно предлагает строить глобализацию через ряд региональных демократических интеграционных объединений, формирующихся в разных районах нашей планеты. В каждом из них будет возникать свое собственное наднациональное право, которое с закономерностью будет иметь что-то общее с европейским, а в чем-то, выражая свою идентичность, от него отличаться. Именно это право в рамках мирового цивилизационного процесса играет роль важного промежуточного этапа на пути к общечеловеческому праву, основанному на общечеловеческих ценностях. Даже если этого никогда не произойдет, генеральный вектор мирового правового развития наиболее точно выражает сегодня именно европейское право. Как точно отметил академик РАН О. Е. Кутафин, «почти все новые тенденции развития современного права, в том числе конституционного и международного, находят свое отражение в праве Европейского союза. Поэтому его изучение представляет собой бесценную возможность познакомиться с новейшими тенденциями, идеями и методами, представляющими собой последние достижения мировой правовой мысли» <2>. Вот почему преподавание этого предмета приобретает особо важное значение в новой демократической России. ——————————— <2> Европейский союз: Основополагающие акты в редакции Лиссабонского договора с комментариями. М.: ИНФРА-М, 2008. С. 6.

В соответствии с Болонской системой в 2009 г. планируется переход всех вузов Российской Федерации на двухуровневую систему «бакалавр — магистр». Учитывая, что европейское право представляет собой возникший в результате своеобразного «естественного отбора» признанный в мире «концентрат» всего того, что относится к зарубежному праву и международному праву, его роль на уровне бакалавриата приобретает особое значение. В рамках этого предмета в минимальное время студентам даются наиболее передовые, признанные и используемые в мире на практике приемы и методы правового регулирования, относящиеся к различным сферам общественной жизни. Каждая из все более увеличивающегося списка отраслей европейского права является важным современным дополнением, расширяющим наше представление о состоянии и перспективах развития соответствующих сфер национального права. Поэтому, пронизывая всю систему обучения, «европейский компонент» одновременно обогащает и осовременивает практически каждый предмет, изучаемый в российских юридических вузах. В результате право Европейского союза способствует совершенствованию структуры, системы и содержания юридического образования в России. Лучше уже сейчас, со студенческой скамьи, начать современный образовательный процесс, чем через многие годы в экстренном порядке создавать дорогостоящие программы и курсы по переобучению судей, прокуроров, преподавателей и практических работников. Кроме того, из всех предметов бакалавриатского курса, пожалуй, только международное право и конституционное право зарубежных стран, вместе с европейским правом, могут признаваться в качестве предметов, соответствующих дисциплинам, изучаемым в родственных иностранных вузах. Все остальные предметы представляют собой отрасли российского права. Право Европейского союза, во-первых, входит в учебные программы зарубежных вузов, как и международное право, и в то же время, что особенно важно в свете перехода на Болонскую систему, является предметом, наиболее соответствующим этой системе по своему содержанию. Ведь в более едином мире образование и его содержание должны становиться все более едиными. Право Европейского союза позволит облегчить признание эквивалентности российского высшего образования в мире. Если на первых шагах обучения в юридическом вузе студент получает знания классической теории национального государства и национального права, то специалист в области права к завершению своего образования должен приобрести адекватные реалиям представления и о новом «наднациональном праве», и о его своеобразном продукте — наднациональном государствоподобном образовании — Европейском союзе. Разработка теоретических проблем наднациональности является одной из важных задач российской научной общественности. Предмет этот важен не только теоретически, но и практически. Ведь более половины всего объема внешней торговли России составляет сегодня торговля с Европейским союзом. В соответствии с Соглашением о партнерстве и сотрудничестве между Российской Федерацией и Европейским союзом и его государствами-членами целый ряд сфер правового регулирования в России должен быть приведен в соответствие с европейскими правовыми нормами. Разрабатываемый в настоящее время проект нового договора, призванного заменить СПС, предполагает расширение сфер правового взаимодействия России и большой Европы. Кафедра права ЕС МГЮА принимает активное участие в этом уже не теоретическом, а сугубо практическом процессе. В этом проявляется растущая связь науки европейского права в России с практикой. Подписанные между РФ и ЕС четыре «дорожные карты» обрисовывают большие перспективы расширения и углубления этого процесса. Дорожная карта по общему пространству науки и образования, включая культурные аспекты, специально посвящена культуре, образованию и науке. К сожалению, дорожные карты не являются обязательным документом. На их базе предстоит еще разработать конкретные юридически обязательные документы с определенными цифрами и этапами и ответственными лицами и организациями. Вот здесь как раз большое поле для творчества представителей Министерства образования и науки. В ходе своего поступательного исторического развития, выражающегося в расширении территории ЕС и сфер его правового регулирования, понятие «право Европейского союза» все более сближается по своему содержанию с понятием «европейское право». Это делает давний терминологический спор о предмете права Европейского союза и европейского права скорее сугубо теоретически, чем практически значимым. В любом смысле участникам этого спора легко примириться, согласившись с тем, что европейское право в его узком значении является синонимом термина «право Европейского союза». Любопытно отметить, что по занимаемой территории и своему значению европейское право уподобилось римскому праву, только на новом этапе спиралевидного развития цивилизации. Эта посылка может привести исследователя права Европы к интересным теоретическим, практическим и прогностическим заключениям. В области прав человека право Европейского союза практически соединяется с правом Совета Европы. В результате оно по сути своей все более становится подлинно «европейским». Деятельность Страсбургского Суда по правам человека гармонично вписывается в программу европейского права. Проблемы, с которыми на практике сталкивается судебная и правовая системы Российской Федерации как члена Совета Европы, оказались в сфере юрисдикции этого суда. Отсюда даже полноценное изучение российского уголовного, гражданского права, соответствующих сфер процессуального права без знания европейских норм оказывается невозможным. Европейское право прав человека приобретает особое значение не только в сфере высшего юридического образования, но заслуживает внедрения и на уровне среднего и среднего специального образования. Поэтому мы можем сделать важный вывод о том, что европейское право из теоретического предмета, относившегося только к зарубежному праву, превратилось в сферу, практически связанную с рядом важнейших областей российского национального права. Право ЕС посредством активного вовлечения в аналитический процесс приемов и методов сравнительного правоведения обеспечивает видение национального права, его достижений и пробелов в контексте соответствующих европейских и мировых достижений. Европейское право — это своеобразная кульминация сравнительного права, столь необходимого в наше время и для нашего правового образования. Поэтому, сокращая в процессе приспособления к болонским стандартам предметы программы бакалавриата для российских юридических вузов, необходимо, по нашему мнению, добавить европейское право как обязательный предмет, пусть даже в ознакомительном объеме. Количество часов для разной специализации может быть различным. Для основной части студентов это может быть полугодовой курс «Введение в право Европейского союза», но для международно-правовой специализации (или в вузах этого профиля) этот предмет представляется целесообразным давать в объеме годичного курса. Программа магистратуры по европейскому праву должна быть серьезной, междисциплинарной и теоретически углубленной. При этом она с неизбежностью будет все более ориентироваться на практику. Обучение европейскому праву должно идти параллельно с углубленным изучением иностранного языка с юридической специализацией. Учитывая особое значение информационного обеспечения обучения европейскому праву, следует обратить внимание на синхронизацию усвоения студентами современных информационных и телекоммуникационных технологий. Преодолеть сложности с преподаванием европейского права в отдаленных городах России должны помочь механизмы дистанционного обучения. Освоение европейского права вузами Российской Федерации происходило в несколько этапов и носило точечно-региональный, в значительной степени стихийный характер. На первых порах оно почти не управлялось министерствами и ведомствами в национальных масштабах. Сначала «очаги» европейского права возникли в Москве (МГИМО, МГЮА, РУДН), Санкт-Петербурге, а затем его «искры» стали разгораться по городам и весям России (филиалы МГЮА, Петрозаводск, Йошкар-Ола, Калининград, Екатеринбург, Саратов, Томск и т. д.). Успех этого процесса складывался из: готовности руководства наиболее передовых вузов взять на себя смелость административного решения; наличия у них «продвинутых», знающих иностранные языки преподавательских кадров, а главное — «оплодотворения» этих важнейших предпосылок финансово-организационными ресурсами. Эти ресурсы в основном черпались из общеевропейских программ сотрудничества (ТЭМПУС, ТАСИС) или международных договоров о сотрудничестве между странами, городами или вузами. Зарубежное происхождение европейского права в системе образования России (как, собственно, и исторические корни юридического образования в России в целом) следует рассматривать как прогрессивное, а не антинациональное явление. В конечном счете подлинное содержание «европейского» правового образования в России все равно строится в соответствии с российскими педагогическими традициями и потребностями нашей национальной науки, образования и практики. К счастью, этот предмет не имеет идеологической тенденции превращения в «советское (российское) европейское право», характерной для нашего недавнего прошлого… Итак, первый этап становления европейского права в России был «учебой у заграницы» и сбором первичной информации. Второй этап состоял в накоплении, систематизации и анализе информации, появлении в столице первых учебных и методических изданий, позволяющих перейти на собственную учебную литературу. Третьим этапом стало обобщение информации и углубление знаний, особенно в сфере отдельных отраслей европейского права. Появились фундаментальные учебники и научные труды, начали складываться научные школы. Однако процесс этот происходил более всего в региональных масштабах. Настоящий этап развития европейского права и его преподавания в России связан с признанием его важного места в системе высшего юридического образования и стремлением к консолидации, обобщению его достижений в общенациональном масштабе. Большую роль в этом процессе сыграли международные научные конференции, специально посвященные преподаванию права ЕС, состоявшиеся в Москве на базе РУДН в 1999 г. и в МГИМО(У) в 2000 и 2006 г. Растет взаимодействие научных школ и центров европейского права в различных регионах страны, и начинается более равноправное взаимовыгодное сотрудничество российских ученых и преподавателей с зарубежными университетами. Прекрасным примером этого является создание на базе МГИМО(У) на равноправных условиях в соответствии с «четырьмя дорожными картами», подписанными в 2005 г. Россией и Европейским союзом, совместного Европейского учебного института, который призван стать новым инструментом совершенствования преподавания европейского права как в России, так и в Европе. С российской стороны в проекте участвуют МГИМО(У), МГЮА и Санкт-Петербургский университет. В этом университете по совместно подготовленным в соответствии с требованиями Болонской системы программам преподают лучшие профессора Европы и России. Они обмениваются учебными планами, программами, совершенствуют методику и практику преподавания. Обучение ведется на русском и иностранных языках. Это хороший источник распространения опыта работы по болонским принципам в конкретной сфере высшего профессионального образования. Его хорошо было бы «тиражировать» и в других областях высшего образования. Овладение европейским правом — важный шаг на пути к решению комплексной образовательно-воспитательной задачи — формирования у будущих юристов современного глобального правового мышления, отражающего достигнутый уровень мировой правовой культуры. Тем самым стимулируются способности к правовому прогнозированию, столь необходимому для современного студента, преподавателя, ученого, практикующего юриста. Таким образом, право Европейского союза призвано и может выполнить особую роль — роль обеспечения связи российского права с правом зарубежных стран и международных организаций. Оно должно способствовать совершенствованию российского высшего юридического образования в целом и приведению его стандартов в соответствие с формой и содержанием болонского образовательного процесса. В свете активизации усилий Министерства науки и образования РФ по переходу к Болонской системе высшего образования было бы целесообразно включить европейское право в число обязательных предметов, изучаемых в юридических вузах по программе бакалавра и магистра. Поскольку право ЕС (европейское право) является новым предметом, экзамены кандидатского минимума по этой дисциплине принимаются в разных вузах по-разному. Поэтому было бы целесообразно разработать и принять Всероссийской аттестационной комиссией рациональные единые правила приема этого экзамена. Образование, как и право, хотя и регулирует в значительной степени общечеловеческие потребности, но оно, несмотря на интеграцию и глобализацию, имеет национальные черты, глубоко укоренившиеся традиции и особенности. Иногда они могут не соответствовать пусть даже самым современным, модным и эффективным на «зарубежной почве» педагогическим приемам и методам, внедряемым сверху. Поэтому, заимствуя лучшее в Болонской системе, нам надо не потерять то хорошее и качественное, что составляет основу нашего родного образования, и строить новое лишь в гармонии и с соблюдением преемственности с собственной образовательной культурой и традицией.

——————————————————————

Название документа