Синергетический подход к саморегулированию как саморазвивающейся социально-правовой системе

(Петров Д. А.) («Юридический мир», 2013, N 9) Текст документа

СИНЕРГЕТИЧЕСКИЙ ПОДХОД К САМОРЕГУЛИРОВАНИЮ КАК САМОРАЗВИВАЮЩЕЙСЯ СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВОЙ СИСТЕМЕ

Д. А. ПЕТРОВ

Петров Дмитрий Анатольевич, доцент кафедры коммерческого права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета, кандидат юридических наук, доцент.

В статье саморегулирование рассматривается в качестве открытой и сложной системы негосударственного регулирования частноправовых отношений. Синергетический подход позволяет объяснить суть саморегулирования в качестве саморазвивающейся социально-правовой системы и выявить критерии ее построения: открытость, сложность и организованную правовую цель в саморегулировании.

Ключевые слова: саморегулирование; синергетика; саморазвивающаяся социально-правовая система; организованная правовая цель.

The synergetic approach to self-regulation as a self-developing social and legal system D. A. Petrov

Petrov Dmitrij Anatol’evich, assistant professor of the chair of commercial law of juridical faculty of Sankt-Petersburg state university, candidate of juridical sciences, assistant professor.

In the article self-regulation is seen as an open and complex system of non-state regulation of private relationships. Synergetichesky approach allows us to explain the essence of self-regulation as a self-developing social and legal system and identify its criteria: openness, complexity, and organized a legal goal in self-regulation.

Key words: self-regulation; synergy; self-developing social and legal system; organized legal aim.

Ключевым фактором, определяющим саму возможность применения механизмов саморегулирования, является правовой режим той деятельности, которую осуществляет группа субъектов, отвечающих определенным признакам. В таком качестве саморегулирование как способ регулирующего воздействия на экономическую среду будет взаимосвязано с процессами локального управления и выступать разновидностью явления более общего характера — саморегуляции. Саморегуляция (лат. regulare — приводить в порядок, налаживать) является свойством систем, состоящих из нескольких элементов, и может рассматриваться в качестве термина применительно к различным наукам. В юриспруденции термин «саморегуляция» используется преимущественно в связи с необходимостью установления правил осуществления того или иного вида деятельности, правил профессии и этических принципов <1> и соблюдения этих правил лицами, осуществляющими указанную деятельность, в качестве оценочной характеристики процессов управления и принятия решений <2>, исследования проблем передачи части функций государственного управления на уровень саморегулирования <3>. ——————————— <1> Постановление Конституционного Суда РФ от 30 октября 2003 г. N 15-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы и жалобами граждан С. А. Бунтмана, К. А. Катаняна и К. С. Рожкова» // СЗ РФ. 2003. N 44. Ст. 4358. <2> Особое мнение судьи Конституционного Суда РФ В. О. Лучина по делу о проверке конституционности пункта 2 Указа Президента Российской Федерации от 3 октября 1994 г. N 1969 «О мерах по укреплению единой системы исполнительной власти в Российской Федерации» и пункта 2.3 Положения о главе администрации края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа Российской Федерации, утвержденного названным Указом / Постановление Конституционного Суда РФ от 30 апреля 1996 г. N 11-П // СЗ РФ. 1996. N 19. Ст. 2320. <3> Дорохина Е. Г. Правовое регулирование управления в системе банкротства // СПС «КонсультантПлюс», 2009.

Общим для этих случаев применения термина «саморегуляция» является то обстоятельство, что речь в них идет именно об управлении в смысле приспособления к изменяющимся под воздействием внешних факторов условиям; различаются лишь те объекты, на которые это управление направлено. И хотя управление являет собой такое же объективно существующее гражданско-правовое явление, как и организационные правоотношения, следует согласиться с С. Ю. Морозовым, считающим, что самой природе гражданско-правовых отношений в большей степени имманентны организация и самоорганизация, чем управление. Недаром основными началами гражданского законодательства являются равенство участников гражданско-правовых отношений и автономия их воли <4>. ——————————— <4> Морозов С. Ю. Организация и управление в гражданском праве // Юридический мир. 2011. N 11. С. 38 — 39.

При саморегуляции потребность в применении регулирующего воздействия на систему и ее элементы возникает в ней самой, а не осуществляется извне, что было бы характерно для управления; и проявляется чаще пассивно, в силу оценки элементами системы изменяющихся условий и предпринимаемыми попытками приспособиться к ним, а не в силу активности со стороны отдельных элементов системы (ее членов), объединяющих усилия для достижения существенно нового положительного эффекта в качестве цели их поведения. Формы саморегуляции и пределы ее осуществления, мера возможного поведения членов такой системы могут определяться индивидуально каждым субъектом с учетом интересов всей системы в целом или без учета таковых до пределов дозволительного. В любом случае мы сталкиваемся с открытой саморазвивающейся системой, в рамках которой возможно осуществление правовой деятельности <5>, рассматриваемой в литературе в качестве сложного саморазвивающегося целого, органической системы <6>, способной к оперативному реагированию на внешние воздействия. ——————————— <5> Филиппова С. Ю. Инструментальный подход в науке частного права. М.: Статут, 2013. <6> Фофанов В. П. Социальная деятельность как система. Новосибирск, 1981. С. 11.

М. А. Егорова определяет саморегулирование в качестве разновидности самоорганизации, выступающей, в свою очередь, в качестве вида саморегуляции, что является отражением мнения автора о саморегулировании как одном из приемов «восполнительного» регулирования. Саморегулирование рассматривается в этом случае как стадия в механизме самоорганизации, содержанием которой является исключительно процесс нормотворчества <7>. При этом автор не учитывает, что самоорганизация свойственна праву вообще. ——————————— <7> Егорова М. А. Место саморегулирования в системе социальных норм // Конкурентное право. 2013. N 2. С. 22 — 23.

Тем не менее при описании процессов самостоятельного установления правил поведения в определенной общности научные исследования нам не демонстрируют устоявшейся терминологии относительно соотношения понятий «саморегуляция», «самоорганизация», «саморегулирование». Ю. А. Тихомиров определяет саморегулирование как систему управления общественными делами, построенную на основе самоорганизации и самодеятельности <8>. Г. А. Тосунян <9> вообще заявляет о невозможности дать универсальное определение саморегулированию. ——————————— <8> Тихомиров Ю. А. Управление делами общества. М., 1994. С. 193 — 213; Самоуправление: от теории к практике. М., 1988. С. 25 — 63. <9> Тосунян Г. А. Банковское саморегулирование: Монография. М.: СПЕЦ-АДРЕС, 2006. С. 28.

О. М. Родионова констатирует: «…исследователи, заявляя о ведущем значении саморегулирования в частном праве, обозначают его различными терминами: «децентрализованность», «координация», «диспозитивность» и т. п. Полагаем, что ни один из указанных терминов полностью не отражает природу саморегулирования» <10>. Но в своей совокупности и с учетом понимания саморегулирования как открытой саморазвивающейся системы приведенные О. М. Родионовой термины выступают отдельными характеристиками единого понятия. ——————————— <10> Родионова О. М. Механизм гражданско-правового регулирования в контексте современного частного права. М.: Статут, 2013.

Редким исключением в этой совокупности точек зрения являются случаи законодательного закрепления той или иной терминологии. Такое положение дел полагаем следствием недостаточного методологического обоснования, в силу чего довольно часто саморегулирование объявляется инструментом государственного регулирования экономики, с чем невозможно согласиться. В последнее время получил распространение синергетический подход к изучению теории самоорганизации в юриспруденции, включаемый в общую систему диалектического познания, и диалектический метод, направленный на поиск неких универсальных законов эволюции и самоконструирования сложных правовых систем, законов эволюции открытых неравновесных систем любой природы. Среди прочего необходимость использования такого подхода вызвана ростом количества нормативных правовых актов, расширением круга их действия и закреплением в них разнородных, порой конфликтных друг с другом, общественных интересов. Синергетическая методология в теории права развивает концепцию самоорганизация права, подчеркивая возрастающую опасность дезорганизации <11>. ——————————— <11> Шишкин В. В. Синергетический подход в теории права: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2007. С. 1 — 3.

Как отмечает И. В. Цветков, объективная потребность рыночной экономики в синергетических взаимосвязях обусловлена ее сутью, а именно тем, что современная рыночная экономика относится к типу самоорганизующихся систем. А самоорганизация любых систем осуществляется посредством формирования синергетических связей между ее элементами и компонентами <12>. ——————————— <12> Цветков И. В. Договорная дисциплина в предпринимательской деятельности: Дис. … д-ра юрид. наук. М., 2006. С. 50 — 51.

Синергетику иногда отождествляют с наукой о самоорганизации и саморегулировании, в то время как она представляет собой науку о неустойчивых процессах, протекающих в динамических системах, и причинах их возникновения <13>. ——————————— <13> Осипов М. Ю. Правовое регулирование как динамическая система // Право и политика. 2006. N 11.

Родоначальник синергетики Г. Хакен с помощью системы дифференциальных уравнений дал научное обоснование процессам, происходящим в открытых системах, выдвинув гипотезу об их одинаковом развитии при соблюдении следующих параметров: 1) сложность системы (состоит из некоего числа взаимодействующих между собой подсистем); 2) открытость системы (способность взаимодействовать с окружающей средой, обмениваясь с ней энергией, веществом и информацией) <14>. К аналогичным выводам относительно развития систем пришел И. Р. Пригожин <15>. ——————————— <14> Хакен Г. Синергетика. Иерархии неустойчивостей в самоорганизующихся системах и устройствах. М., 1985. С. 19 — 39. <15> Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса: новый диалог человека с природой. М., 2008.

В юриспруденции синергетика, имея междисциплинарный характер и призванная создавать альтернативное господствующей в науке позитивистской традиции мышление <16>, направлена на изучение закономерностей происхождения, развития и действия элементов правовой системы, противоречий в развитии между существующими положениями правовой системы и складывающимися потребностями правового регулирования в обществе. И с этой точки зрения процессы самоорганизации, представляя один из типов процессов, происходящих в ходе научно-исследовательской и правотворческой деятельности ученых-юристов и законодателей, присущи лишь системным объектам с открытыми связями и нелинейной перспективой развития <17>, с чем можно согласиться, поскольку только такой подход «позволит оценить рассматриваемое явление более комплексно, и многоформатно, и универсально» <18>. ——————————— <16> Клюканова Л. Г. О концепции развития науки экологического права в рамках синергетической парадигмы // Экологическое право. 2012. N 6. С. 31. <17> Шишкин В. В. Указ. соч. С. 10 — 14. <18> Хакен Г. Самоорганизующееся общество // Синергетическая парадигма. Социальная синергетика. М.: Прогресс-Традиция, 2009. С. 359; Валлерстайн И. Миросистемный анализ: Пер. Н. С. Розова // Время мира. Вып. 1. Новосибирск, 2000. С. 105 — 123.

Именно поэтому «синергетика расширяет объект юридической науки, вовлекает в него новые феномены социальной практики, политической жизни, управления и самоорганизации социальных процессов» <19>. И хотя синергетический подход развивается пока преимущественно в области точных наук, основная сфера применения его результатов — это науки общественные <20>. ——————————— <19> Сигалов К. Е. Бифуркация в праве // История государства и права. 2012. N 10. С. 11. <20> Глигич-Золотарева М. В., Добрынин Н. М. Синергетика федерализма. Часть I // Право и политика. 2006. N 11; Князева Е. Н., Курдюмов С. П. Принципы коэволюции сложных систем и социальное управление // Синергетика и социальное управление. М.: Издательство РАГС, 1998. С. 9.

Как отмечает К. Е. Сигалов <21>, природная среда права обусловлена его синергетической детерминацией, таким типом причинности, которому присущ ряд характерных особенностей: 1) имеет вид нелинейной, полифакторной, гетерогенной зависимости; 2) отводит случайности ведущую роль в причинных объяснениях событий конструктивного и деструктивного характера; 3) сферой его действия является реальность, открытая во всех направлениях, испытывающая на себе многообразные воздействия. ——————————— <21> Сигалов К. Е. Синергетическая организация права: теория и реальность // История государства и права. 2011. N 19. С. 19 — 22.

Как справедливо отмечает С. Ю. Филиппова, в правовой сфере положения синергетики проявляются при анализе правовой деятельности, которая является открытой нелинейной системой, обладающей требуемыми свойствами — открытостью и саморегулируемостью <22>. Организация правовых целей субъектов образует из них группу лиц, объединенных организованной правовой целью, представляющую в силу этого систему, подчиняющуюся всем правилам развития систем <23>. ——————————— <22> В этом случае автор ассоциирует сложность системы с ее саморегулируемостью. <23> Филиппова С. Ю. Инструментальный подход в науке частного права. М.: Статут, 2013. 350 с.

В литературе отмечается системный характер связей в группе лиц, объединенных договором <24>, системой договоров <25>, участием в корпорации, являющейся семьей, в иных группах с организованными правовыми целями <26>, где возможно саморегулирование и его изучение посредством синергетического подхода. ——————————— <24> Цветков И. В. Договорная дисциплина в предпринимательской деятельности: Дис. … д-ра юрид. наук. М., 2006. С. 23, 48. <25> Цветков И. В. Договорная работа: Учебник. М.: Проспект, 2010. С. 79. <26> Филиппова С. Ю. Указ. соч.

С точки зрения синергетики саморегулирование может быть рассмотрено в двух ипостасях: 1) в качестве открытой и сложной системы негосударственного регулирования частноправовых отношений; 2) как элемент открытых нелинейных систем, за счет которого обеспечивается их целостность при воздействии на них разнообразных факторов среды, что чаще описывается в литературе посредством более общих категорий «самоорганизация» или «саморегуляция», в свете которых «саморегулирование» представляет собой лишь частный случай. Для некоторых случаев последний подход может быть и оправдан, например, при рассмотрении саморегулирования посредством членства в саморегулируемых организациях. Но при этом системного понимания природы саморегулирования мы выявить не сможем, поскольку правовые отношения в целом и поведение субъектов в их рамках склонны к самоорганизации, которая имманентно им присуща. Поэтому первый подход — рассмотрение саморегулирования в качестве открытой и сложной системы негосударственного регулирования частноправовых отношений — позволяет установить суть этого явления, с одной стороны, отделив его от правовых самоорганизации и саморегуляции как более общих категорий, а с другой — признав саморегулирование специальным механизмом правового регулирования и одной из форм социальной саморегуляции. С этих позиций саморегулирование, реализуемое на основании закрепленных законодательством правовых норм и имеющее в силу этого поднормативный характер, является специальным механизмом правового регулирования и проявляет себя в качестве относительно самостоятельного уровня организации отношений и диспозитивного правового регулирования в рамках дозволенного законом, но формально не в рамках самого закона. Ю. Ю. Ветютнев справедливо отмечает: «Казалось бы, правовая сфера менее других пригодна для использования положений синергетики. В самом деле, право по своей сути нацелено как раз на устранение элементов самоорганизации из определенной системы путем установления неких «правил игры», органически не вытекающих из ее существа. Саморегулирование заменяется регулированием «со стороны», и это на первый взгляд прекращает действие законов синергетики. Однако синергетика — не частная гипотеза, а всеобъемлющая философская парадигма, претендующая на максимальный уровень обобщения. А если так, то она не терпит исключений и должна охватывать абсолютно все системные процессы, происходящие в мире. И действительно, если вдуматься, противоречия между синергетикой и правом носят чисто внешний характер» <27>. ——————————— <27> Ветютнев Ю. Ю. Синергетика в праве // Государство и право. 2002. N 4. С. 64.

Рассматривая саморегулирование с использованием неправовых социальных норм в качестве неформального института в его противопоставлении формальному праву, Ю. А. Тихомиров <28> отмечает, что неформальное (теневое) право либо обессиливает формальное право и его институты, либо противодействует им, либо порождает полезные социальные регуляторы («Разрешено все, что не запрещено законом»), либо способствует формированию новых правовых регуляторов (которые должны улавливаться и переводиться в правовые, утрачивая роль неформальных). ——————————— <28> Тихомиров Ю. А. Право официальное и неформальное // Журнал российского права. 2005. N 5.

В доктрине европейского права отмечается, что в рамках европейской интеграции помимо традиционных инструментов законодательного характера требуется развитие альтернативных способов саморегулирования, координации и т. д. <29>. ——————————— <29> Linda A. J. Senden. Soft law and its implications for institutional balance in the EC // Utrecht law Review. Vol. 1, Issue 2 (December), 2005. P. 79.

Таким образом, саморегулирование представляет собой специальный механизм правового регулирования <30> определенного типа отношений в общностях с организованными правовыми целями, открытую и сложную социально-правовую систему, позволяющую сохранить объективно-необходимые свойства системы при воздействии на нее разнообразных факторов среды. ——————————— <30> А не элемент в механизме правового регулирования предпринимательских отношений, как считает Ю. Г. Лескова. Такой подход изначально сужает возможности проведения исследования и с точки зрения круга рассматриваемых отношений, и с позиций выбора используемых для этого средств (Лескова Ю. Г. Концептуальные и правовые основы саморегулирования предпринимательских отношений. М.: Статут, 2013. С. 8 — 115).

Открытость саморегулирования как саморазвивающейся социально-правовой системы допускает внешнее воздействие различных факторов: а) изменения общих регулирующих параметров среды: законодательства, экономических условий хозяйствования и пр.; б) появления новых типов общественных отношений, подвергающихся саморегулированию <31>; в) изменения элементов системы при переходе ее в новое состояние. ——————————— <31> И с этой точки зрения совершенно безосновательными выглядят доводы о делении саморегулируемых организаций на публичные для случаев обязательного членства в силу закона и непубличные для добровольного членства, поскольку не имеют принципиального значения основания появления новых типов подвергающихся саморегулированию отношений — воля законодателя или инициатива частных лиц.

Сложность саморегулирования как саморазвивающейся социально-правовой системы проявляется в возможностях использовать присущие ему механизмы для различного рода общностей с организованными правовыми целями, причем в отношении не только саморегулируемой организации и гражданско-правового договора, но и в отношении иных правовых явлений, демонстрирующих себя, например, в рамках: а) институционально присущей рыночной экономике конкуренции (группы лиц как экономически обусловленного правового образования; не являющегося гражданско-правовым договором соглашения; согласованных действий); б) корпоративных отношений (юридических лиц, включающих в себя органы управления; аффилированных лиц, локальные интересы которых должны оцениваться с учетом интересов организаций); в) конструкций заинтересованных и взаимосвязанных лиц. Во всех этих случаях мы сталкиваемся с групповой моделью поведения (правомерной или неправомерной) совокупности субъектов, объединенных единой правовой целью или целями. Эти два качества — открытость и сложность — присущи саморегулированию как социально-правовой системе, объединяющей субъектов с организованной правовой целью. С. Ю. Филиппова отмечает, что «главное полезное качество, ради которого договор и востребован субъектами, — это возможность посредством договора организовать правовые цели субъектов и выработать план достижения правовых целей сторон договора в процессе их согласованной деятельности», исходя из чего группа лиц, будучи объединенной, организованной правовой целью, представляет собой не простую совокупность, а систему, подчиняющуюся всем правилам развития систем <32>. Эту идею следует распространить и на саморегулирование. ——————————— <32> Филиппова С. Ю. Частноправовые средства организации и достижения правовых целей. М.: Статут, 2011. С. 90, 122.

Организованная правовая цель означает не только единую или общую цель, что характерно для любой социально-правовой системы (подвергающейся саморегуляции или самоорганизации). Организованная правовая цель в саморегулировании как саморазвивающейся социально-правовой системе отвечает следующим критериям: а) в такой системе должно быть наличие нескольких (как минимум двух) лиц, взаимодействующих между собой; б) каждое из этих лиц имеет свою правовую цель, идентичную по своим правовым последствиям целям иных участников системы; в) достижение правовой цели каждым из участников системы возможно через сотрудничество с иными участниками системы; г) действия участников системы взаимообусловлены по направленности, единообразию и синхронности осуществления. Последние два критерия можно считать принадлежащими именно саморегулированию. Процессы самоорганизации присущи самым сложным системам, включая социальные, причем наблюдается как движение от хаоса к порядку и возникновению новых форм, так и наоборот — к хаосу и деструктивному распаду созданного <33>, поскольку таким системам присуща нестабильность <34> и случайность в проявлении событий конструктивного и деструктивного характера <35>. При этом чем сложнее система, тем существует большее количество вариантов ее развития. ——————————— <33> Сигалов К. Е. Синергетическая организация права: теория и реальность. С. 19 — 22; Грунина В. А. Синергетические основы правового регулирования: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Владимир, 2006. <34> Равновесные системы предсказуемы, и в силу этого результаты правового регулирования прогнозируемы. <35> Бачинин В. А. Синергетическая организация в праве // Энциклопедия философии и социологии права. 2006. С. 788 — 789.

Именно совокупность внутренних и внешних факторов, имеющих как абсолютно закономерное, так и совершенно случайное значение, определяет вектор изменений в системе или ее конкретной ветви <36>. ——————————— <36> Сигалов К. Е. Бифуркация в праве. С. 12.

Поэтому важно понимать, что саморазвивающаяся система изменчива и воплощается как в стадии сотрудничества (действиях, способствующих организации совместной деятельности ради достижения общей цели, обладая при этом достаточными внутренними возможностями для собственной регуляции), так и в стадии конфликта (действиях, «расшатывающих» совместную деятельность) <37>, в рамках которой тем не менее способность к саморегулированию и следующей из него адаптации системы к реальности не утрачивается. ——————————— <37> Трофимов В. В. Конфликтное право и право сотрудничества // Журнал российского права. 2011. N 9. С. 41 — 42.

Когда развитие системы стоит перед развилкой (находится в точке бифуркации), любое внешнее воздействие может произвести эффект, усиливающийся социальным резонансом, что может как вывести систему на новый уровень самоорганизации, так и оказать деструктивное воздействие <38>. ——————————— <38> Сигалов К. Е. Синергетическая организация права: теория и реальность. С. 21.

Вместе с тем представляется излишне жесткой позиция С. Ю. Филипповой об активизации саморегулирования путем правового воздействия, создающего максимально некомфортную среду, поскольку только она побуждает к саморегулированию и самоорганизации, и только в условиях неблагоприятной внешней среды достигается наибольшая степень саморегулирования и самоорганизации <39>. При этом применительно к сотрудничеству сторон договора как одному из синергетических свойств образованной контрагентами договора социальной системы С. Ю. Филиппова предлагает избегать двух крайностей и стремиться к взаимному движению сторон навстречу друг другу для достижения собственных правовых целей. ——————————— <39> Филиппова С. Ю. Системный подход при исследовании коллективных предпринимательских образований в правовой науке // Предпринимательское право. 2011. N 2. С. 7 — 12.

Близость к точке бифуркации как «пиковой, критической точке разветвления конкурирующих вариантов развития» <40> ведет к быстрому принятию решений в условиях непредсказуемости поведения самой системы, но отнюдь не к эффективному и разумному определению их содержания. Режим саморегулирования следует «использовать полностью и равномерно, это стимулирует активное отношение к ним субъектов права, чьи интересы «оживляются» именно на этой стадии развития жизни права и побуждают к широкому спектру действий…» <41>, он не должен быть спонтанным <42>. ——————————— <40> Сигалов К. Е. Бифуркация в праве. С. 11 — 12. <41> Тихомиров Ю. А. Циклы правового развития // Журнал российского права. 2008. N 10. <42> Залесский В. В. Законы природы и законы юридические // Журнал российского права. 2007. N 10.

Только в таких условиях саморегулирование как механизм правового регулирования способно наиболее эффективно проявлять свойства солидаризации правовых интересов у участников социально-правовой системы, являющегося предшественником появления организованной правовой цели у группы субъектов.

Литература

1. Постановление Конституционного Суда РФ от 30 октября 2003 г. N 15-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы и жалобами граждан С. А. Бунтмана, К. А. Катаняна и К. С. Рожкова» // СЗ РФ. 2003. N 44. Ст. 4358. 2. Особое мнение судьи Конституционного Суда РФ В. О. Лучина по делу о проверке конституционности пункта 2 Указа Президента Российской Федерации от 3 октября 1994 г. N 1969 «О мерах по укреплению единой системы исполнительной власти в Российской Федерации» и пункта 2.3 Положения о главе администрации края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа Российской Федерации, утвержденного названным Указом / Постановление Конституционного Суда РФ от 30 апреля 1996 г. N 11-П // СЗ РФ. 1996. N 19. Ст. 2320. 3. Лескова Ю. Г. Концептуальные и правовые основы саморегулирования предпринимательских отношений. М.: Статут, 2013. 384 с. 4. Пригожий И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой: Пер. с англ. М.: Эдиториал УРСС, 2000. 312 с. 5. Самоуправление: От теории к практике / Авт. кол.: М. С. Айвазян, А. И. Ковлер, В. В. Смирнов и др.; Отв. ред. Ю. А. Тихомиров, Г. Х. Шахназаров. М.: Юридическая литература, 1988. 208 с. 6. Тихомиров Ю. А. Управление делами общества: Субъекты и объекты управления в социалистическом обществе. М.: Мысль, 1984. 223 с. 7. Филиппова С. Ю. Инструментальный подход в науке частного права. М.: Статут, 2013. 350 с. 8. Филиппова С. Ю. Частноправовые средства организации и достижения правовых целей. М.: Статут, 2011. 320 с. 9. Цветков И. В. Договорная работа: Учебник. М.: Проспект, 2010. 192 с. 10. Хакен Г. Синергетика. Иерархии неустойчивостей в самоорганизующихся системах и устройствах DJVU. М.: Мир, 1985. 424 с. 11. Бачинин В. А. Синергетическая организация в праве // Энциклопедия философии и социологии права. 12. Валлерстайн И. Миросистемный анализ: Пер. Н. С Розова // Время мира. Вып. 1. Новосибирск, 2000. 13. Ветютнев Ю. Ю. Синергетика в праве // Государство и право. 2002. N 4. 14. Глигич-Золотарева М. В. Синергетика федерализма. Часть I / М. В. Глигич-Золотарева, Н. М. Добрынин // Право и политика. 2006. N 11. 15. Дорохина Е. Г. Правовое регулирование управления в системе банкротства // СПС «КонсультантПлюс», 2009. 16. Егорова М. А. Место саморегулирования в системе социальных норм // Конкурентное право. 2013. N 2. 17. Залесский В. В. Законы природы и законы юридические // Журнал российского права. 2007. N 10. 18. Клюканова Л. Г. О концепции развития науки экологического права в рамках синергетической парадигмы // Экологическое право. 2012. N 6. 19. Князева Е. Н. Принципы коэволюции сложных систем и социальное управление / Е. Н. Князева, С. П. Курдюмов // Синергетика и социальное управление. М.: Издательство РАГС, 1998. 20. Морозов С. Ю. Организация и управление в гражданском праве // Юридический мир. 2011. N 11. 21. Осипов М. Ю. Правовое регулирование как динамическая система // Право и политика. 2006. N 11. 22. Родионова О. М. Механизм гражданско-правового регулирования в контексте современного частного права. М.: Статут, 2013. 23. Сигалов К. Е. Бифуркация в праве // История государства и права. 2012. N 10. 24. Сигалов К. Е. Синергетическая организация права: теория и реальность // История государства и права. 2011. N 19. 25. Тихомиров Ю. А. Циклы правового развития // Журнал российского права. 2008. N 10. 26. Тихомиров Ю. А. Право официальное и неформальное // Журнал российского права. 2005. N 5. 27. Тосунян Г. А. Банковское саморегулирование: Монография. М.: СПЕЦ-АДРЕС, 2006. 304 с. 28. Трофимов В. В. Конфликтное право и право сотрудничества // Журнал российского права. 2011. N 9. 29. Филиппова С. Ю. Системный подход при исследовании коллективных предпринимательских образований в правовой науке // Предпринимательское право. 2011. N 2. 30. Фофанов В. П. Социальная деятельность как система. Новосибирск: Наука; Сибирское отделение, 1981. 304 с. 31. Хакен Г. Самоорганизующееся общество (пер. с нем. Н. Князевой) // Синергетическая парадигма: Социальная синергетика: Сб. статей / Ред.-сост.: О. Н. Астафьева, В. Г. Буданов. М.: Прогресс-Традиция, 2009. 32. Грунина В. А. Синергетические основы правового регулирования: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Владимир, 2006. 26 с. 33. Цветков И. В. Договорная дисциплина в предпринимательской деятельности: Дис. … д-ра юрид. наук. М., 2006. 48 с. 34. Шишкин В. В. Синергетический подход в теории права: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2007. 24 с. 35. Linda A. J. Senden. Soft law and its implications for institutional balance in the EC // Utrecht law Review. Vol. 1, Issue 2 (December) 2005.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *