Интегративная концепция правопонимания: аргументы «за»

(Палеха Р. Р.) («История государства и права», 2009, N 21) Текст документа

ИНТЕГРАТИВНАЯ КОНЦЕПЦИЯ ПРАВОПОНИМАНИЯ: АРГУМЕНТЫ «ЗА»

Р. Р. ПАЛЕХА

Палеха Роман Робертович, доцент кафедры общетеоретических правовых дисциплин Центрального филиала ГОУ ВПО «Российская академия правосудия», кандидат юридических наук.

Адекватным подходом к проблеме современного понимания права видится интегративная концепция, позволяющая учитывать достижения имеющихся типов правопонимания, снимать конфликтность между ними, воспринимать право разносторонне и комплексно.

Современная правовая наука находится в постоянном поиске внутренне непротиворечивой концепции правопонимания, обладающей объединяющим (интегративным) эффектом, способной к постижению подлинной сущности права. Думается, что такую созидательную роль способна выполнить интегративная юриспруденция, поскольку в ее учении есть место для концептуальных позиций каждого из известных типов правопонимания. Она создает такое уникальное поле для научного диалога, где преодолевается жесткая конфликтность сторонников различных типов понимания права и формируется толерантная среда для отстаивания своих позиций по вопросу сущности права при уважительном отношении к мнению оппонентов. В интегративной юриспруденции есть место для всех точек зрения, через которые право понимается и как норма, и как правоотношение, и как правосознание, что с учетом сложной и противоречивой социальной природы права является абсолютно справедливым и, более того, и в теоретическом, и в практическом аспектах просто необходимым. «В интегративном подходе объединяются нормы, отношения и правосознание, т. е. представления о том, какими должны быть правовые нормы и правовые отношения» <1>. ——————————— <1> Мартышин О. В. Совместимы ли основные типы понимания права? // Государство и право. 2003. N 6. С. 13.

Рассматривая различные типы правопонимания, В. В. Лапаева практически приходит к схожему выводу и пишет, что «каждый из них привносит что-то важное в копилку общечеловеческих знаний о праве, раскрывая ту или иную его грань, значимую не только в теоретическом, но и в практическом плане. Отсюда непрекращающиеся поиски интегративного подхода к праву, который смог бы объединить научно-практические потенциалы различных типов правопонимания» <2>. В продолжение приведенных рассуждений следует согласиться с Р. А. Ромашовым, что «под интегративным типом правопонимания следует иметь в виду не какой-то обособленный подход, а попытку извлечения позитивного содержания, имеющегося в отдельных типах правопонимания» <3>. Р. А. Ромашов отмечает, что «право — это инструментальная система, имеющая в достаточной степени нейтральный характер. В зависимости от того, в каких исторических условиях происходит применение права, какими целевыми установками руководствуется субъект, результаты правового воздействия будут различными» <4>. Из этого определения видно, что в таком виде предлагаемый интегративный подход не устанавливает каких-либо содержательных характеристик права, а формирует лишь его контуры, которые позволяют создать определенный правовой рисунок исключительно в конкретных исторических условиях с учетом действующих разнообразных объективных и субъективных факторов. Данная позиция согласуется с мнением О. М. Мартышина о том, что непродуктивно правопониманию идти по пути создания единого определения права. «Тенденция к сближению и сопоставлению разных подходов к праву без поисков единого определения, распространенная на Западе, наблюдается и у нас… Но эта плодотворная тенденция не доминирует. Большинство российских исследователей продолжают искать единое определение права. Поиски эти сталкиваются с колоссальными трудностями. Во-первых, единое определение должно было бы стать действительно универсальным, т. е. пригодным для всех времен и стран, для всех правовых систем и традиций… Во-вторых, едва ли возможно объединить теоретический и практический подходы к праву… В-третьих, противоречие, аналогичное различию между философским и прикладным пониманием, существует и между должным и сущим в праве, т. е. между правом, каково оно есть, и правом, каким оно должно быть» <5>. Аргументы, приведенные О. М. Мартышиным, наводят его на следующие размышления: «Отмеченные трудности в выработке единого определения права представляются непреодолимыми. Возможность такого определения в высшей степени сомнительна. Не лучше ли в таком случае направить усилия в другое русло, не искать универсальное понятие, а сочетать разные понятия и определения, имея в виду, что каждое из них в отдельности неполно и относительно и лишь их совокупность дает разностороннее представление о праве?» <6>. Отметим, что реалистический позитивизм как интегративный тип правопонимания развивается именно в этом критически мыслящем и перспективном направлении. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Статья В. В. Лапаевой «Правовой принцип формального равенства» включена в информационный банк согласно публикации — «Журнал российского права», 2008, N 2. —————————————————————— <2> Лапаева В. В. Правовой принцип формального равенства. Антология научной мысли: к 10-летию Российской академии правосудия: Сборник статей. М.: Статут, 2008. С. 83. <3> Цит. по: Занина М. А. Теоретические и практические проблемы правопонимания // Российское правосудие. 2008. N 7. С. 101. <4> Там же. С. 102. <5> Мартышин О. В. Указ. соч. С. 17. <6> Там же.

Право настолько сложный социальный феномен, что все попытки сформулировать сколько-нибудь адекватное ему определение заведомо обречены на неудачу. Общеизвестно, что на это обращал внимание еще выдающийся немецкий философ И. Кант. Рассуждая по вопросу, что такое право, он писал: «Этот вопрос может так же смутить правоведа… как пресловутый вопрос «Что есть истина?», обращенный к учителям логики» <7>. ——————————— <7> История политических и правовых учений: Хрестоматия / Сост. и ред. Г. Г. Демиденко, Г. А. Борисов. Белгород, 1999. С. 454.

Известный русский правовед конца XIX — начала XX в. Н. Н. Алексеев отмечал: что «Юристы никогда не найдут определение права, как естествоиспытатели не ответят на вопрос, что такое природа вообще» <8>. На обостряющийся сложный онтологический характер права указывает наблюдение, сделанное Р. А. Ромашовым: «Современный мир представляет собой сложное социально-культурное и политико-правовое образование, эволюционирующее под воздействием разнонаправленных тенденций: глобализации и локализации; самосохранения и саморазрушения (энтропии)… Право в условиях диалога культур выходит за рамки национальных правовых систем и приобретает качественные характеристики элемента общецивилизационной культуры» <9>. Данные объективные обстоятельства еще более усложняют понимание права и делают практически невозможным сформулировать его универсальное определение. Поэтому попытки «вогнать» право в рамки словесно-логической формы его выражения сопоставимы со стремлением уместить Вселенную в спичечном коробке. Вместе с тем попытки ученых создать определение права не должны предаваться забвению. Их усилия заслуживают всяческого уважения, а сформулированные определения — внимательного изучения. Достижения в этой сфере — яркие свидетельства величайшего теоретико-методологического и словесно-образного мастерства ученых-исследователей. ——————————— <8> Цит. по: Червонюк В. И. Теория государства и права. М.: ИНФРА-М, 2007. С. 220. <9> Ромашов Р. А. Проблема формирования правовой парадигмы в контексте вызовов современного мира (приглашение к дискуссии) // История государства и права. 2008. N 16. С. 2 — 3.

Создаваемые определения права должны быть максимально корректными к позициям представителей других типов правопонимания, а их содержание должно оставлять место для научных сомнений и открытого диалога. Заслуживающим внимания в этом смысле можно признать понимание права, предложенное В. Н. Карташовым. По его мнению, право раскрывается как «система общеобязательных нормативно-правовых предписаний, обеспеченных мерами государственного и иного воздействия, внешне выраженных в нормативных правовых актах, договорах и других формально-юридических источниках, отражающих идею и состояние свободы и ответственности, справедливость и равенство, гуманизм и общественный порядок, служащих особым, юстициабельным регулятором поведения людей и организаций» <10>. Данное определение признает нормативистско-позитивистские традиции правопонимания, уважительно относится к ценностям естественно-правовой школы, не отрицает философского понимания права. ——————————— <10> Цит. по: Занина М. А. Указ. соч. С. 98.

Интегративное понимание права в значительной степени способно устранять конфликтность между различными типами правопонимания в теоретико-методологическом аспекте и расширять возможности для эффективной правовой регламентации и защиты наиболее важных сфер общественной жизни в прикладном значении за счет широкого понимания формально-юридических источников права. Это подтверждается позицией В. В. Ершова: «Интегративное (интегральное) понимание российского права трактует право как систему, включающую в себя как нормативные правовые акты, содержащие нормы права, так и иные формы права, прежде всего основополагающие (фундаментальные) принципы права, нормативные правовые договоры, содержащие нормы права, а также обычаи, содержащие нормы права» <11>. ——————————— <11> Ершов В. В. Теоретические и практические проблемы правопонимания, правотворчества и правоприменения // Российское правосудие. 2008. N 7. С 14.

При рассмотрении интегративной концепции понимания права нельзя игнорировать величайшее наследие в этой области П. А. Сорокина, вклад которого исследовал В. Г. Графский. Ученый-исследователь пишет, что «обозревая возможные социальные проявления права, Сорокин конструирует его комплексную обобщающую характеристику и сводит ее к трем основным измерениям: право как правило поведения; как правила и нормы, в виде правовых убеждений; как правовые убеждения, реализованные и объективированные в источниках права, различных институтах политической организации общества» <12>. Продолжая анализ интегрального правопознания, В. Г. Графский отмечает, что «обращаясь к этой же теме, Б. А. Кистяковский в свое время сетовал: право предстает перед современным правоведением явлением весьма многоаспектным — государственно-повелительным, социальным, психическим, нормативным, а также совокупностью правоотношений, а между тем цельное знание о праве, к сожалению, мало разрабатывается. Право в своем эмпирическом существовании связано с самыми различными областями явлений. Задача не в том, чтобы слить эти элементы воедино, но чтобы более строго, тщательно и детально расчленить различные составные части и направления научного познания права. Только этим путем можно подготовить почву для заключительного синтеза, который должен привести к цельному и полному знанию о праве» <13>. ——————————— <12> Графский В. Г. Общая теория права П. А. Сорокина: на пути к интегральному (синтезированному) правопознанию // Государство и право. 2000. N 1. С. 116. <13> Там же. С 118.

Правовая доктрина оказалась весьма плодовита на изучение права в отдельных его аспектах и сумела подготовить добротную почву для оформления целостного представления о праве и его сущности. Полагаем, что адекватным подходом к проблеме современного понимания права видится интегративная концепция, позволяющая учитывать достижения имеющихся типов правопонимания, снимать конфликтность между ними, воспринимать право разносторонне и комплексно.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *