Реформа образования в России: проблемы и перспективы

(Сергеев А. Л.) («Конституционное и муниципальное право», 2013, N 9) Текст документа

РЕФОРМА ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИИ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

А. Л. СЕРГЕЕВ

Сергеев Александр Леонидович, доцент кафедры конституционного и муниципального права Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА), кандидат юридических наук.

Настоящая статья посвящена реформе образования, имеющей место в современной России. В тексте отражена критическая позиция относительно Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», принятого в 2012 г. Мы полагаем, что этот Закон имеет для России катастрофический характер и что он должен быть изъят из российской правовой системы.

Ключевые слова: образование; реформа образования; Закон об образовании; образовательная система.

Reform of education in Russia: problems and perspectives A. L. Sergeev

Sergeev Aleksandr Leonidovich, assistant professor of the chair of constitutional and municipal law of Moscow state law university named after O. E. Kutafin, candidate of juridical sciences.

This article is dedicated of the reform in education, takes place in Russia. In the text there is a critical position about the Educational law of 2012. We suppose, this Law has a catastrophic character to Russian educational sphere and has been deleted from Russian system of law.

Key words: education, reform of education, law on education, education system.

Образование — одна из важнейших сфер общественной жизни. От его конкретного наполнения различными социальными институтами, учебными дисциплинами, системами методик подачи и усвоения информации, структурой построения образовательных учреждений сильнейшим образом зависит будущее народа и само направление его духовного и интеллектуального развития. Именно поэтому во всех развитых странах образование является одной из главных государственных функций, на реализацию которой ежегодно тратятся огромные материальные и человеческие ресурсы. Системе образования всегда присуща определенная матрица — совокупность принципов, институциональных образований и энергоинформационных кодов, определяющих его повседневное развитие и функционирование. Необходимое ее обновление, осуществляемое в гармонии со всеми остальными ее элементами, способно принести образованию неоценимую пользу, в то же время ее повреждение или необдуманная искусственная ломка могут создать для него катастрофические и необратимые последствия. В декабре 2012 г. был принят Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» <1>. Пока шло обсуждение проекта в рамках законодательной инициативы, имелась надежда, что далее государственной властью будут приниматься шаги по выводу современного российского образования из тяжелейшей ситуации, сложившейся за последние 20 лет. Однако его окончательная редакция показала, что негатив, накопленный образовательной системой за предыдущий период, не только не изымается, но и дополняется иными, крайне опасными, новациями. ——————————— <1> СЗ РФ. 2012. N 53. Ст. 7598.

Для начала следует обратиться к истокам обсуждаемой проблемы. В конце 80-х — начале 90-х годов по стране прокатился шквал публикаций, в которых говорилось о «неэффективности» советской системы образования, где человека якобы учат «слишком многому» и делают его «неоправданно универсальным». Указанный информационный фон оказался весьма благоприятным для дальнейших разрушительных действий, осуществляемых российской властью в образовательной сфере. Прежде чем анализировать современное состояние системы российского образования и его правовое регулирование, коснемся слегка вопроса эффективности советской модели. Миф о некачественности советской образовательной матрицы успешно развеивается в статьях крупнейшего современного российского обществоведа С. Г. Кара-Мурзы <2>. В них, в частности, показывается, что советская школа, включая все образовательные ступени, была устроена по университетскому принципу, главный смысл которого — научить человека мыслить глобально, уметь решать разнообразные сложные задачи и ориентироваться в самых различных жизненных ситуациях. Именно внедрение данного образовательного подхода в отечественную жизнедеятельность в 20 — 30-е годы позволило качественно шагнуть вперед во всех отраслях народного хозяйства и сделать гигантский скачок в общественном развитии. ——————————— <2> См.: Кара-Мурза С. Г. О реформе образования // URL: http://polinka. gorod. tomsk. ru/index-1289373607.php.

Западной же системе образования изначально (начиная с эпохи буржуазных революций и последующей модернизации) была присуща система «двух коридоров», в которой университетское образование получает лишь небольшой процент населения, имеющий в будущем возможность сложить государственно-управленческую элиту. Остальному же населению достается образование мозаичного типа, в рамках которого человек способен в будущем выполнять лишь определенный набор узко очерченных функций, а обо всех остальных отраслях знания иметь поверхностное и несистемное представление. Целью многих западных и российских элитных кругов стало внедрение в России так называемой Болонской системы, позволяющей сломать существовавшую ранее матрицу университетского образования. Более того, в российских условиях начала внедряться матрица «второго коридора» для всех без исключения вузов, что в перспективе грозит стране остаться даже без той необходимой элитно-образовательной прослойки, которая будет способна принимать общественно важные стратегические решения. Ломка отечественной системы образования, производимая в постперестроечные годы, может быть разделена на два этапа. Первый из них производился в 1990-е годы, когда стало иметь место хроническое недофинансирование образовательной системы и наноситься множество ударов по морально-нравственным основам российского общества, подрывающих уважение к учительскому и преподавательскому составу. Результатом этого стал уход из средней и высшей школы массы высококвалифицированных сотрудников. Особенно следует отметить, что эта утрата оказалась невосполнимой, так как среди молодежи данная совокупность профессий не являлась и до сих пор не является популярной. Второй этап можно отнести к 2000-м годам, когда ломке стала подвергаться собственно матрица отечественного образовательного процесса. К этому периоду следует отнести повсеместное введение Единого государственного экзамена (ЕГЭ), внедрение двухступенчатой системы образования «бакалавриат — магистратура», создание балльно-рейтинговой системы как универсального критерия оценки знаний студентов и многие другие дополнительные новации. Недофинансирование образования в 1990-е и ломка его матрицы в 2000-е годы привели к катастрофическим результатам. Год от года стал снижаться как уровень выпускаемых специалистов, так и качество самого образования. Как метко заметил заслуженный учитель России С. Е. Рукшин, Россия близится к точке невозврата и через какое-то время ей будет невозможно восстановить позиции в образовательной сфере, которые она имела два десятилетия назад <3>. ——————————— <3> См.: Рукшин С. Е. Дошли до точки невозврата // URL: http://www. spbvedomosti. ru/guest. htm? id=10293947@SV_Guest.

Подведем краткое резюме вышесказанному и определим главные негативные последствия реформы образования. 1. Падение социального статуса учителя и преподавателя. Это отразилось как в степени уважения представителей современного российского социума к подобного рода труду, его престижу, так и в уровне оплаты труда и социальных гарантий современных учителей и преподавателей. Если в советское время преподавательский состав входил в высшие общественные страты, то на сегодняшний день выполнение даже малоквалифицированной работы способно принести куда большие деньги и более высокое общественное положение. 2. Бюрократизация системы образования. Несмотря на катастрофическое падение качества образования, количество чиновников в ведомствах, управляющих данной сферой, год от года только увеличивается. Бюрократизация, однако, наблюдается не только в росте чиновничьего аппарата, но и в качестве его работы. Логика здравого смысла говорит о том, что если у государства нет возможности на достойном уровне материально поддерживать молодых ученых и педагогов, то единственным способом сохранения научного сообщества должно стать создание дополнительных социальных лифтов и упрощение пути для талантливой молодежи к получению ею научных степеней, должностей и званий. Вместо этого мы видим все новые и новые препятствия, возникающие на пути защит докторских и кандидатских диссертаций, получения званий доцентов и профессоров и многие другие негативные явления. 3. Ликвидация централизованной системы образовательных критериев и эталонов. Советской системе образования на всем историческом периоде ее существования была известна работа методических советов, тщательно прорабатывающих разделение учебного процесса на специальности, отдельные учебные дисциплины, их почасовое содержательное наполнение и т. д. На сегодняшний день нарезка учебных часов и содержание преподаваемых предметов в каждом отдельном вузе производятся хаотично, в основном исходя из интересов тех или иных подразделений либо конкретных людей, занимающих определенные позиции. Интересы же будущих специалистов и их потребность в тех или иных знаниях учитываются, как правило, в самую последнюю очередь, если учитываются вообще. То же самое наблюдается и на уровне, принимающем решение о создании либо ликвидации тех или иных вузов. Особый резонанс имела осенняя кампания, инициируемая нашими государственно-властными образовательными ведомствами, относительно признания части отечественных вузов «неэффективными». Критерии эффективности для существования того или иного института высшей школы мало того что не имели никакой централизованной кодификации, но еще и формулировались отдельными чиновниками так, что они никогда не смогли бы быть адекватно применены к учреждению образовательной сферы. 4. Введение Единого государственного экзамена (ЕГЭ) как средства приема в вузы. Формулировка заданий в тестовом и табличном формате, во-первых, с трудом доступна большинству детей с гуманитарным стилем мышления, а во-вторых, по-настоящему способна проверить лишь память абитуриента либо его натасканность на тот или иной формат задания. Творческий талант, логическое мышление, способность проникать в суть и сущность явлений — все эти качества ЕГЭ проверить не способен, а на практике эти качества еще и бывают вредными, так как мешают абитуриенту выполнить задание, имеющее четкий и конкретный шаблон. Нетрудно предположить, какие это имеет последствия для формирования современного поколения студентов. 5. Внедрение системы «бакалавриат — магистратура». Существовавшая в советское время система специалитета как матрицы получения высшего образования включала в себя, как правило, пять лет обучения по очной форме и шесть лет обучения по очно-заочной форме. Внедряемая на сегодняшний день в соответствии с Болонской конвенцией система бакалавриата предписывает переход к четырехлетней системе обучения. В результате имеющиеся в образовательной программе базовые учебные курсы урезаются до минимума и часто ставятся к преподаванию на младших курсах института, что весьма существенно отражается на их усвоении студентами вузов. Дисциплины же, имеющие специальный и узкопрофильный характер, либо подаются вперемешку с базовыми учебными предметами, либо имеют фрагментарно-мозаичный характер. Такая образовательная матрица естественным образом формирует специалистов-недоучек, не способных ни глобально мыслить, ни выполнять разнообразные практические задания. Не лучше сложилась ситуация и во второй ступени современного высшего образования — магистратуре. Как правило, специализации, по которым впоследствии должны идти магистранты, в спешном порядке придумываются в рамках профильных кафедр, после чего под них «подбивается» некая система спецкурсов, читаемых иными кафедрами (и формулируемых ими же). Как результат — создание в голове у магистранта некоего хаотичного разнобоя «на заданную тему». Если же учесть, что многие магистранты не имеют базового профильного образования, описываемая нами картина приобретает еще большую яркость. 6. Введение балльно-рейтинговой системы оценки успеваемости студентов. Эта мера, хотя и не прописана в существующем российском законодательстве, весьма активно внедряется образовательными ведомствами в учебный процесс. В отсутствие единой централизованной системы оценки знаний и успеваемости студентов (а подобную систему едва возможно выработать) каждое учебное заведение вопрос о выставлении баллов решает по своему собственному усмотрению. На практике семинарское занятие, на котором по определению должны иметь место дискуссии и творческие обсуждения пройденного материала, стремительно превращается в «гонки за баллы», когда отдельно взятый студент, боясь быть не допущенным к сессии, старается обязательно успеть сказать два слова, чтобы, не дай бог, не уйти без заработанной цифры. Таким образом, проведение семинаров приобретает формалистский характер, в которых творческий компонент заведомо убивается. Описываемый нами Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации», никак не направленный на исправление сложившегося порядка вещей, а, наоборот, закрепляющий его ключевые параметры, добавляет к ним следующие негативные новации: 1. Ликвидация профильного школьного образования и замена его специализацией по классам в рамках обычных школ. Еще с советского времени выпускники специализированных школ (физических, математических и т. д.) часто становились призерами международных олимпиад, а впоследствии и знаменитыми учеными, внесшими свой вклад в развитие отечественной науки. Профильный класс в обычной школе заведомо не способен дать ученику и десятой доли знаний, навыков и умений, получаемых учеником начиная с самой первой ступени специализированной школы, где все проникнуто определенным духом и тонкой образовательной структурой. 2. Ликвидация системы дошкольного образования. Новым Законом оно просто не предусмотрено, а значит, регулирующие этот спектр образования подзаконные акты в любой момент могут быть просто отменены. Таким образом, дети лишаются еще одного социального института, созданного ранее для их развития с помощью коллективного гигантского труда. 3. Ликвидация системы докторантского образования. Новый Закон ничего не говорит о данной ступени послевузовского образования, и, по мысли творцов образовательной реформы, со временем и кандидаты, и доктора наук должны быть приравнены по статусу и переведены к индексу «PhD», применяемому в научном сообществе западных стран. Насколько сильно указанная мера способна ударить по мотивации труда нынешних научно-педагогических работников, и так не избалованных вниманием к себе общества и государства, остается только догадываться. Изложенное наглядно показывает, что последовательное применение современного законодательства об образовании не только не будет способствовать выводу указанной сферы из переживаемого ею тяжелейшего кризиса, но и, напротив, способно сделать указанные тенденции необратимыми. Исходя из этого общество в целом и современное научно-педагогическое сообщество как его часть, находящееся на переднем краю обороны, должно занять крайне активную позицию с целью изменения принятого недавно Закона, равно как и правительственной политики в образовательной сфере в целом. В связи с этим чрезвычайно интересны альтернативные разработки нормативного содержания, которые в случае их применения способны позитивно повлиять на образовательную сферу. Интересен законопроект «О народном образовании», предложенный к принятию в Государственной Думе фракцией КПРФ осенью 2012 г. <4>. Не перечеркивая полностью решений в образовательной сфере, принятых за последние 20 лет, он тем не менее оказался во многом созвучен современным реалиям. Перечислим очевидные плюсы и преимущества указанного документа по сравнению с действующим законодательством: ——————————— <4> URL: http://asozd2.duma. gov. ru/main. nsf/%28SpravkaNew%29?OpenAgent&RN;=11928-6&02.

1) в проекте закрепляется существование системы как дошкольного, так и докторантского образования, равно как и гарантии их функционирования; 2) как за студентами, так и за преподавателями закрепляется широкий набор социальных гарантий и иных мер социальной защиты; 3) в законопроекте большое внимание уделяется условиям труда профессорско-преподавательского состава. Так, в соответствии с ним уровень аудиторной нагрузки не может превышать 18 часов в неделю при реализации общеобразовательных программ и 720 часов в год при реализации профессиональных образовательных программ; 4) отдельный плюс законопроекта — положение об оплате труда преподавателей. Согласно законопроекту заработная плата учителей должна превышать среднюю заработную плату работников промышленных отраслей соответствующего субъекта РФ, а заработная плата профессорско-преподавательского состава вузов — не просто превышать, а не менее чем в два раза. За обладание ученой степенью кандидата наук законопроектом устанавливается надбавка в размере 8000 рублей, доктора наук — 15 000 тысяч рублей; 5) в законопроекте предусмотрено сосуществование двух образовательных систем: как одноступенчатой (специалитета), так и двухступенчатой (бакалавриата — магистратуры). Абитуриент сам наделяется правом решать, какое образование получать и каким путем ему идти дальше; 6) законопроект исключил возможность проведения Единого государственного экзамена по ряду гуманитарных предметов. К примеру, по литературе абитуриенту предлагается на выбор либо писать сочинение, либо отвечать устно, а дисциплины «История» и «Обществознание» должны будут приниматься исключительно в устной форме. Как видно из вышеприведенного, принятие настоящего законопроекта и его дальнейшая реализация смогли бы решить многие задачи и дать толчок для выхода из кризиса современной отечественной образовательной системы. Признавая, однако, исключительную полезность законопроекта для нынешнего момента, следует обозначить необходимость в дальнейшем полной смены образовательной матрицы сегодняшнего дня. Для полноценного развития России, ее возрождения в качестве великой державы и одного из мировых лидеров в перспективе требуется полностью прекратить копирование западных образцов и бескомпромиссно отказаться от Болонской системы. России нужно полноценное образование советского типа, снабженное по последнему слову научно-технического прогресса, с возвращением в высшие страты общества учителей и преподавателей и закладыванием университетской основы во все уровни и ступени отечественной образовательной машины. Образование создает будущее. От функционирования образовательной матрицы и ее реального наполнения в сильнейшей степени зависит, какими будут наши дети и что ждет нашу страну завтра. Выражаем надежду и веру, что современное сообщество интеллектуалов не окажется равнодушным к процессам, протекающим в указанной сфере, и будет способно повернуть корабль современного образования на верный путь.

Литература

1 Кара-Мурза С. Г. О реформе образования // URL: http://polinka. gorod. tomsk. ru/index-1289373607.php. 2. Рукшин С. Е. Дошли до точки невозврата // URL: http://www. spbvedomosti. ru/guest. htm? id=10293947@SV_Guest. 3. Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2012. N 53. Ст. 7598.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *