Основные этапы развития российского юридического образования

(Ящук Т. Ф.) («Государственная власть и местное самоуправление», 2010, N 3) Текст документа

ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Т. Ф. ЯЩУК

Ящук Т. Ф., доцент кафедры теории и истории государства и права Омского государственного университета имени Ф. М. Достоевского, доктор юридических наук.

Оценка состояния современного юридического образования и перспектив его развития вышли в настоящее время за рамки узко корпоративной проблемы и приобрели общественную и государственную значимость. Редко какая отрасль профессиональной подготовки может похвастаться тем, что по ее поводу высказались Президент и Председатель Правительства, издан специальный Указ Президента, реализация которого способна внести серьезные коррективы в сложившуюся структуру высшего юридического образования <1>. ——————————— <1> См.: Указ Президента Российской Федерации от 26 мая 2009 г. «О мерах по совершенствованию высшего юридического образования в Российской Федерации».

Безусловно, данные обстоятельства требуют глубокого теоретического осмысления, которое позволит не только понять глубину стоящих перед юридическим образованием проблем, но и предложить продуманные меры последующей модернизации, адекватные современным социальным, политическим, государственным и правовым реалиям. Предварительно хотелось бы высказать некоторые соображения по поводу причин актуализации вопросов юридического образования. Не последнюю роль играет, казалось бы, частное обстоятельство, а именно «близость» данной тематики первым лицам государства, которые закончили юридический факультет Ленинградского (Санкт-Петербургского) университета и обладают соответствующей ученой степенью. С другой стороны, сказывается влияние и значительно более общих факторов, связанных с вхождением России в европейское образовательное пространство на условиях Болонской декларации, что влечет серьезную перестройку всех сфер учебной деятельности. Однако главная причина вызвана тем особым положением юридического образования, которое оно занимает в современных условиях. В первую очередь это значительно выросший по сравнению с советским периодом общественный статус права. Сколько бы мы ни рассуждали о распространении правового нигилизма, измерение градуса которого вряд ли поддается количественным оценкам, реальная жизнь свидетельствует об обратном. Интерес к праву, к знанию законодательства, к защите интересов посредством судебных процедур неуклонно увеличивается. Кроме того, в Российской Федерации утвердилась практика третейских судов, формируется такая новая форма урегулирования споров, как медиация, которая вообще не может развиваться без имманентно присущего сторонам уважения к праву, к отождествлению его со справедливостью и компромиссом, а также без доверия к представителям юридической профессии. Поэтому граждане стремятся и сами овладеть юридическими знаниями, и предъявляют высокие требования к специалистам, которые могут обеспечить защиту их законных потребностей. Все это вызвало повышение престижа юридической профессии, что стимулировало молодежь к ее получению. Поскольку государственная политика отказывалась учитывать эти новые явления, развитие юридического образования в значительной степени осуществлялось из негосударственных средств, и в итоге его организация превратилась в крупный коммерческий проект. Отечественное юридическое образование имеет вполне обозримую историю. Хотя первые попытки подготовить сведущих в законах чиновников относятся к позднему Средневековью, продуманная и цельная система складывается только в начале XIX в., а первый период российского юридического образования завершается после Октябрьской революции. Следующий, второй период хронологически совпадает с историей Советского государства. С переходом к рыночной экономике начинается третий, современный, период российского юридического образования, который, видимо, будет завершен в случае серьезной реформы образовательной системы. Содержание и особенности каждого периода можно проследить по таким параметрам, как эволюция государственной политики в данной сфере, институциональное оформление образовательных учреждений и их финансовое обеспечение, содержание учебного процесса и квалификационные требования к выпускникам, подготовка научно-педагогических кадров и существующие условия их профессиональной деятельности. На первом этапе юридическое образование формировалось «во многом благодаря сознательным усилиям самодержавной власти, которая, будучи заинтересованной в совершенствовании своего исполнительного (бюрократического) аппарата, стремилась, во-первых, увеличить число юридически образованных людей среди чиновников, а во-вторых, упорядочить, унифицировать административный процесс и отправление правосудия» <2>. Таким образом, не частная инициатива, возникающая из потребностей нарождающегося капитализма, не корпоративные интересы и тем более не стремление подданных защитить свои права (граждан в Российской империи не было), а именно целенаправленная деятельность правительства определяла содержание и цели юридической подготовки. ——————————— <2> Томсинов В. А. Развитие русского права в первой половине XIX века. М., 1994. С. 39.

Соответственно стратегическим задачам конструировалась система образовательных учреждений высшего типа, в которой основным звеном являлся государственный университет. Первоначально он включал, как правило, два факультета — медицинский и юридический, который являлся самым многочисленным. В конце XIX — начале XX в. номенклатура специальностей постепенно расширяется, открываются новые факультеты (физико-математический, историко-филологический, восточных языков), в результате чего относительная доля юристов в общем числе студентов понемногу снижалась. Однако даже к 1917 г. из 41 тыс. студентов университетов около 40% учились на юридических факультетах <3>. В этой связи данные, прозвучавшие на Всероссийской конференции Ассоциации юристов России <4>, где говорилось, что около 12% современных студентов изучают юриспруденцию, не представляются чрезвычайными. Причем Министерство просвещения Российской империи разработало иной, нежели внедряется сегодня, вариант изменения структуры профессиональной подготовки, а именно предполагалось сокращение относительной доли студентов-юристов не за счет упразднения ряда юридических факультетов, а путем расширения приема на другие специальности. Однако реализации этих намерений помешала начавшаяся революция. ——————————— <3> См.: Ганин В. В. Развитие университетского образования в России // Юридическое образование и наука. 2002. N 1. С. 48. <4> См.: Всероссийская конференция Ассоциации юристов России, Министерства образования и науки Российской Федерации, Министерства юстиции Российской Федерации «О первоочередных мерах повышения качества высшего юридического образования». Москва, 26 мая 2009 г.

Высшее юридическое образование можно было получить и в особых специализированных учебных заведениях, прием в которые осуществлялся по особым правилам, а содержание обучения в целом соотносилось с программами юридических факультетов университетов. Наиболее известными в этой категории являлись Александровский (ранее до 1848 г. Царскосельский) лицей, Училище правоведения в Санкт-Петербурге, которое готовило кадры для судебной системы, Демидовский юридический лицей в Ярославле, Военно-юридическая академия. Так, Царскосельский лицей, основателями которого можно считать Александра I и М. М. Сперанского, замышлялся как центр, в котором в исключительно благоприятных условиях удастся подготовить управленцев нового типа. Надо признать, что подобные романтические идеи об эффективности элитарных способов образования получили неоднократное историческое повторение и имеют современные аналогии. В частности, в 2009 г. Академия Генерального штаба намерена зачислить всего 16 тщательно отобранных слушателей, для обучения которых создаются исключительно благоприятные условия. На период учебы им предоставляется благоустроенная служебная квартира в Москве, полагается денежное содержание, которое сложно назвать стипендией, — 80 тыс. руб. (отличники дополнительно получат 20 тыс., а хорошисты — 10 тыс. руб.). По окончании выпускникам дается право выбирать между военной и гражданской службой, причем они смогут претендовать на должности мэров городов, глав администраций районов и губернаторов <5>. В свое время лицеисты также полностью освобождались от материальных забот, сопоставимым по численности оказывается и ежегодный прием в эти элитарные заведения. ——————————— <5> Российская газета. 2009. 9 июня.

В XIX в. в Российской империи формируется «вольная» высшая школа, в организации и содержании которой решающая роль принадлежала частной инициативе. В отличие от государственных вузов сюда свободно допускались женщины <6>. Так, в составе Бестужевских курсов в 1906 г. был создан юридический факультет, тесно связанный с Санкт-Петербургским университетом. ——————————— <6> О законодательных инициативах об открытии доступа женщин в университеты см.: Зипунникова Н. Н. Университеты учреждаются для преподавания наук в высшей степени. Российское законодательство об университетах XVIII — начала XX века. Екатеринбург, 2009. С. 160 и др.

Однако выпускники частных вузов находились в дискриминируемом положении, поскольку они не принимались на государственную службу. Для занятия государственных должностей им требовалось подтвердить полученные знания в ходе дополнительных испытаний, которые устраивались в императорских университетах. Можно заметить, что и в современных условиях при занятии ведущих должностей в органах суда, прокуратуры и др. предпочтение отдается обладателям дипломов известных государственных вузов. В отличие от современного периода дореволюционная частная высшая школа значительно уступала государственным вузам в количестве выпускников. Так, за период 1898 — 1916 гг. она подготовила около 1000, а государственные вузы — около 34 500 юристов <7>. ——————————— <7> См.: Ганин В. В. Генезис юридического университетского образования в России // Юридическое образование и наука. 2002. N 1. С. 48.

Организация и содержание учебного процесса в дореволюционный период хотя и претерпели значительную эволюцию, но в целом следовали континентальной традиции преподавания права. Как отмечает В. В. Захаров, основное время отводилось изучению фундаментальных юридических дисциплин, а также культурообразующих курсов. По содержанию навыков, которые прививались в процессе обучения, получался юрист-теоретик или юрист-судья. Аналогичный тип юриста готовился в Германии. Во Франции, наоборот, юридическое образование ориентировалось на подготовку юриста-практика. Как его называли — юрист-адвокат <8>. Хотя согласно новому Университетскому уставу 1884 г. внедрялась практическая составляющая юридической подготовки, упразднялись или сокращались некоторые дисциплины историко-культурологической направленности, юридическое образование не утратило сущностных характеристик либеральной (классической) модели. Сама модель зародилась еще в античный период и ведет свое начало от Академии Платона и Ликея Аристотеля. Университет в рамках этой модели рассматривается как социальный институт, который сохраняет, приумножает, передает знания, независимо от того, востребованы они в данном обществе в данный период или нет. Вторая — утилитарная модель — сложилась в Средние века, когда осуществляемое городскими корпорациями обучение ремеслу, нацеленное на передачу практических навыков, стало особой формой человеческой деятельности. С точки зрения такого подхода процесс обучения в университете может ограничиваться исключительно привитием профессиональных навыков. ——————————— <8> См.: Изучать юриспруденцию яко прав искусство: Очерки истории юридического образования в России (конец XVII в. — XX в.) / Под ред. В. В. Захарова, Н. Н. Зипунниковой. Курск, 2008. С. 70.

Эволюция юридического образования свидетельствует о борьбе и единстве данных тенденций. Само зарождение европейского университета в Средневековье стало возможным благодаря соединению античной традиции либерализма и гуманизма с организационными принципами и характером ремесленной подготовки городской гильдии. В российских университетах первоначально доминировала либеральная модель, в итоге студент мог закончить обучение, прослушав только лекции и не увидев ни одного реального судебного дела. В то же время фундаментальность образования, которая обеспечивалась глубокой теоретической, исторической и сравнительно-правовой составляющей, гарантировала профессиональную пригодность в условиях реформирования права и частых изменений законодательства <9>. Вовлечение юридического сообщества в процесс разрешения конкретных политико-правовых задач по проведению судебной, муниципальной и иных реформ во второй половине XIX в. вызвало усиление утилитарного начала в образовании, что проявилось в пересмотре учебных планов, внедрении семинарских занятий. ——————————— <9> См.: Там же. С. 94.

В полной мере утилитарную модель власть пыталась утвердить в начале советского периода, причем данное явление нельзя оценивать исключительно в негативном ключе. Несомненными достижениями можно считать модернизацию учебного процесса: повсеместное обязательное проведение семинарских занятий, организацию производственной практики, оборудование в университетах криминалистических лабораторий, введение профильной специализации. Необходимо отметить, что все наработки в этом направлении не только сохранились до настоящего времени, но строгое следование им является необходимым условием при лицензировании и аккредитации юридических вузов. В то же время чрезмерное увлечение рационализацией образования вызвало и противоположные по смыслу последствия. Как совершенно не оправдавшееся и провальное мероприятие можно оценивать упразднение факультетов советского права университетов в начале 1930-х годов и создание на их основе институтов советского права и институтов советского строительства. Предпринятая реорганизация не сопровождалась финансовым подкреплением, приращением материальной базы вузов (чего в советских условиях можно было ожидать только от государства). Напротив, по мнению идеологов реформы, она позволяла существенно сэкономить бюджетные средства, поскольку, во-первых, до трех лет сокращался срок обучения, а во-вторых, финансирование этих вузов осуществлялось по сметам «заинтересованных» ведомств. Так, материальное обеспечение институтов советского права полностью перелагалось на Наркомат юстиции. В дореволюционный период система финансирования университетов и юридических вузов воспроизводила немецкую систему, в рамках которой они относились к государственным учреждениям и содержались по смете Министерства просвещения или иных ведомств. Показательно, что субсидии из государственного бюджета получали и частные вузы. В любом случае высшее образование являлось платным, с редкими исключениями для отдельных лиц. Стипендии назначались в исключительных случаях, в среднем их получали не более 4% студентов. Таким образом, можно говорить о смешанной форме финансирования с использованием государственных и частных средств, что сближает ее с современными каналами наполнения бюджетов вузов. Монополизация Советским государством высшего образования, с одной стороны, позволяла концентрировать ресурсы на стратегических образовательных направлениях и решать сложные научно-технические задачи, с другой стороны, препятствовала гармоничному развитию образования и науки как целостной и взаимосвязанной системы. Юридическое образование никогда не относилось к приоритетам советской просветительской политики. Напротив, после революции юридические факультеты университетов были закрыты, позднее в 1920-е годы подготовка юристов была восстановлена в ограниченных размерах и велась только в Москве, Ленинграде, Саратове, Иркутске и Казани. Открытие новых вузов и расширение приема на имевшихся факультетах началось только в послевоенные годы. К концу советского периода на территории СССР работало 52 юридических вуза и факультета. В настоящее время согласно данным, которыми располагает Ассоциация юристов России, подготовку юристов осуществляют 499 вузов (из них 264 государственных и 235 негосударственных). Рост численности государственных вузов данного профиля не представляется слишком значительным, хотя очевидно, что увеличение произошло исключительно за счет открытия в имеющихся вузах юридических факультетов. Однако неблагополучие в сфере высшего юридического образования в большей степени фиксирует иные цифры, свидетельствующие о широко развернувшейся сети филиалов: так, государственные вузы имеют 278 филиалов, а негосударственные — 434. Таким образом, в сумме юридическую подготовку в настоящее время осуществляют 1211 вузов и филиалов. Согласно действующему законодательству все филиалы подлежат обязательному лицензированию. Введение этой меры позволило несколько сократить по сравнению с началом 2000-х годов их число. Некоторому оздоровлению способствовало также упразднение представительств вузов, широко практиковавшееся в этот период. Можно смело утверждать, что дискредитация юридического образования по причине резкого снижения уровня преподавания, максимальной его доступности для молодежи, коммерциализации, заниженных требований к качеству знаний наблюдается именно в филиалах негосударственных вузов. Они не располагают серьезной материальной базой, специализированным оборудованием, фундаментальной библиотекой, которую не могут заменить электронные ресурсы. Фактический преподавательский состав не совпадает с тем, что указан в документах, представляемых к лицензированию. Преподаватели высшей квалификации (профессора и доценты) в лучшем случае являются штатными совместителями. Представляемая филиалами к лицензированию и аккредитации информация легко поддается проверке, однако уполномоченные органы предпочитают констатировать неблагополучие в данной сфере, нежели предпринимать последовательные, понятные и открытые действия по закрытию вузов, занимающихся виртуальным юридическим образованием. Расширение юридического образования закономерно повлекло за собой и увеличение численности научно-педагогических кадров. В Российской империи защита на юридическом факультете докторской диссертации являлась крупным научным событием. Достижение для соискателя искомой степени было сложным, трудоемким и длительным занятием, поэтому многие преподаватели, занимавшие должности профессоров, имели только магистерские степени. В начале советского периода преподаватели были отнесены к категории научных работников, занятие должности профессора и доцента не сопрягалось с наличием ученой степени, обязательным условием являлись наличие научных трудов, научная деятельность и известность. Однако сохранялась аспирантура как форма подготовки кадров высшей квалификации, диссертация как оригинальное самостоятельное научное сочинение и ее публичная защита как подтверждение достигнутых результатов. С 1934 г. начала работать Высшая аттестационная комиссия, и с тех пор приобретение статуса кандидата или доктора наук превратилось в формализованную процедуру, подлежащую государственной регламентации. Они присваивались не только по итогам успешной защиты диссертации, но и по совокупности публикаций. Именно таким образом с учетом научной деятельности за предыдущие годы были присуждены первые ученые степени советским правоведам. По решению Президиума Коммунистической академии в 1935 г. ученые степени доктора государственных и правовых наук получили А. И. Ангаров, Г. И. Волков, А. Я. Вышинский, Л. Я. Гинцбург, Н. В. Крыленко, Г. К. Соселия, И. П. Трайнин, В. С. Ундревич, Н. И. Челяпов. 21 человек были удостоены звания кандидата государственных и правовых наук <10>. ——————————— <10> Советское государство. 1936. N 2. С. 119.

Подготовка научно-педагогических кадров высшей квалификации требует значительных расходов. Первые русские профессора права обучались в зарубежных, преимущественно немецких, университетах за счет казны. Однако и в дальнейшем уже после формирования российских научных правовых школ талантливая молодежь, оставленная на кафедрах для «приготовления к профессорскому званию», выезжала в длительные заграничные командировки для работы в библиотеках, посещения лекций известных ученых, расширения культурного кругозора. Изоляция отечественного образовательного пространства в советский период нанесла огромный ущерб юридическому образованию и науке. Восстановление научных связей в современных условиях строится в основном на личных контактах наиболее активных ученых, программах академических обменов, грантовой поддержке отдельных проектов и исследователей. Однако в области юриспруденции такие формы пока не заменяют по своему охвату дореволюционные способы формирования соответствующей научной квалификации. Таким образом, изучение исторического пути развития отечественного юридического образования свидетельствует, что на разных этапах оно решало сходную задачу — обеспечивало подготовку просвещенной бюрократии. Допущение и даже определенная поддержка частной инициативы осуществлялись в ограниченных рамках, кроме того, система выстраивалась и функционировала таким образом, что признавался безусловный приоритет государственного диплома. Важным показателем, который, безусловно, должен учитываться при планировании и проведении реформ, является фундаментальность содержания юридического образования, которое в разные периоды более или менее гармонично сочетало утилитарную и либеральную традицию.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *