Современные представления об идеологической функции государства: некоторые конституционные аспекты

(Фасгиев Т. А.) («Конституционное и муниципальное право», 2011, N 7) Текст документа

СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ОБ ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ ФУНКЦИИ ГОСУДАРСТВА: НЕКОТОРЫЕ КОНСТИТУЦИОННЫЕ АСПЕКТЫ <*>

Т. А. ФАСГИЕВ

——————————— <*> Fasgiev T. A. Contemporary perceptions of ideological function of the state: certain constitutional aspects.

Фасгиев Тимур Анатольевич, старший преподаватель Института права Башкирского государственного университета, кандидат юридических наук.

В статье освещается ход полемики ученых по вопросу о существе государственной идеологии. Приводится обзор точек зрения специалистов. Ставится вопрос о возможности выделения соответствующей функции в рамках предмета теории и истории государства и права.

Ключевые слова: государственная идеология; обязательная идеология; функции государства; признаки государства; конституция; демократия; целеполагание; идеологема.

The article describes the course of polemics of scientists on the issue of the essence of state ideology; presents the review of specialists’ viewpoints; raises a question on the possibility of highlighting the relevant function within the frames of the subject of theory and history of state and law.

Key words: state ideology; mandatory ideology; state functions; state characteristic; constitution; democracy; teleologism; ideologeme.

Статья 13 Конституции России, закрепив, что никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной, в известной степени затруднила теоретические разработки категории «идеологическая функция государства». Перечисляя функции государства, теоретики государства и права эту функцию, как правило, непосредственно не упоминают. Отдельные ученые даже подвергают сомнению само ее существование <1>. Далеко не всегда государственная идеология упоминается и в числе признаков государства <2>. В качестве некоего компромисса может выглядеть выделяемая А. В. Малько организационно-идеологическая форма осуществления функций государства, в рамках которой проводится «повседневная работа по идеологическому обеспечению выполнения различных функций государства, связанная с разъяснением вновь изданных нормативных актов, формированием общественного мнения, обращением к населению и пр.» <3>. А. В. Мелехину показалось более удобным говорить об «идеологических задачах», которые государство решает через право. Этот же автор затрагивает и «идеологические мероприятия», но почему-то уделяя особенное внимание их выполнению с точки зрения реализации оборонной функции государства. Функция обороны, по А. В. Мелехину, осуществляется в числе прочих и «идеологическими средствами» <4>. О неопределенности понятийного аппарата, а что важнее — сущностного подхода, свидетельствует то, что в другом источнике мы узнаем уже о «средствах идеологического воздействия», используемых государством для «проведения своей политики и более эффективной реализации функций» <5>. Здесь средства идеологического воздействия рассматриваются как инструмент осуществления иных функций государства. Интересно, что невключение государственной идеологии в число функций государства или его признаков характерно не только для многих теоретиков государства и права. К примеру, Д. В. Сорокин, говоря о необходимости выделения общей информационной составляющей в каждом из признаков и функций государства, определения общей стратегии его развития в условиях информационного общества, формирования и реализации государственной идеологии, рассматривает эти понятия изолированно <6>. Но значимым мы здесь находим все же не это, а то, что автор не отказывает интересующей категории в праве на существование. ——————————— <1> См., например: Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н. И. Матузова и А. В. Малько. М., 2000. С. 67. <2> См., например: Матузов Н. И., Малько А. В. Теория государства и права: Учебник. М., 2004. С. 46 — 48; Мелехин А. В. Теория государства и права: Учебник. М., 2007. С. 57; Абдулаев М. И. Теория государства и права: Учебник для вузов. М., 2004; Теория государства и права: Учебник для юридических вузов / Под ред. А. С. Пиголкина. М., 2003. С. 66 — 71. <3> Матузов Н. И., Малько А. В. Теория государства и права: Учебник. М., 2004. С. 58. <4> Мелехин А. В. Теория государства и права: Учебник. М., 2007. С. 114, 105. <5> Теория государства и права: Учебник для юридических вузов / Под ред. А. С. Пиголкина. М., 2003. С. 130. <6> Сорокин Д. В. Проблемы становления и развития теории информационного права // История государства и права. 2006. N 10. С. 44.

С другой стороны, отстаивая право государства на обладание собственной идеологией, И. В. Правкин резонно замечает: «Конституция не запрещает никому, в том числе и государству, вырабатывать и пропагандировать свою идеологию» <7>. Поэтому иные тенденции складываются в других отраслях юридической науки, и в первую очередь в конституционном праве. Видный конституционалист О. Е. Кутафин прямо заявляет: «Идеологическая функция — одна из важнейших функций государства» <8>. О. Е. Кутафин далеко не одинок в своих воззрениях, их разделяет значительное количество ученых той же отраслевой ориентации <9>. Весьма категорична Н. С. Куничкина, утверждающая, что «идеология является необходимым атрибутом каждого государства», «отказ от государственной идеологии не только нецелесообразен, но и невозможен в принципе» <10>. Довольно бескомпромиссен О. А. Снежков: «Устранение государства от идеолого-пропагандистской сферы недопустимо» <11>. Сходной позиции придерживается и Н. А. Боброва: «Деидеологизированное государство — такой же абсурд, как деидеологизированная политика… Государство без идеологии все равно, что человек без мыслей» <12>. ——————————— <7> Правкин И. В. К вопросу о содержании правоохранительной системы России // История государства и права. 2008. N 13. С. 9. <8> Кутафин О. Е. Российский конституционализм. М., 2008. <9> См., например: Бутусова Н. В. Идеологическая функция государства: к постановке проблемы // Государство и право в условиях глобализации: проблемы и перспективы. Материалы международн. научн.-практ. конф. (22 — 23 апреля 2004 г.). Екатеринбург, 2005. С. 31, 34; Хабибуллин А. Г., Рахимов Р. А. Государственность. Идеология. Общество. СПб., 1998. С. 114. <10> Куничкина Н. С. Идеологическое многообразие и запрет на государственную (обязательную) идеологию в нормах Конституции Российской Федерации // Конституционное и муниципальное право. 2008. N 14. С. 9, 10. <11> Снежко О. А. Правовая защита от депопуляции в России // Современное право. 2007. N 4. <12> Боброва Н. А. Конституционный строй и конституционализм в России (Проблемы методологии, теории, практики): Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2004. С. 28. См. также: Белкин А. А. Конституционная охрана: три направления российской идеологии и практики. СПб., 1995.

Но не хотелось бы ставить телегу впереди лошади — пытаться понять, имеет ли место идеологическая функция государства, не разобравшись, а существует ли само явление «государственная идеология». Ведь, опираясь на вышеприведенную норму Конституции России, можно решить, что всякие изыскания беспредметны. Для ответа на этот вопрос полезно обратиться к воззрениям специалистов разной отраслевой ориентации. Оперируя понятиями «фактическая государственная идеология», «демократическая идеология государства», В. А. Лебедев и В. В. Киреев отталкиваются от того, что «государственная идеология объективно существует» <13>. Утверждая, что именно Президент Российской Федерации и Федеральное Собрание в современной России должны разрабатывать и утверждать государственную идеологию, М. Ю. Губин недвусмысленно свидетельствует о своем отношении к самому явлению «государственная идеология» <14>. Решая вопросы, непосредственно не связанные с исследуемой проблематикой, Е. С. Папрыгин выдвинул тезис: «Чрезвычайное законодательство в большей степени, нежели обычное законодательство, отражает государственную идеологию, которая может выступать в различных ипостасях» <15>. То есть для автора наличие данного феномена самоочевидно. Из высказывания Е. С. Кананыкиной, перечисляющей официальные источники закрепления государственной идеологии в области образования, усматривается, что сам факт существования государственной идеологии для нее бесспорен <16>. Размышляя о значении государственной идеологии, применительно к отраслевой проблематике, О. В. Танимов и Н. Н. Баранова приходят к мысли о том, что без нее государства в его положительной социально-исторической значимости нет <17>. Следует отметить, что в научной литературе встречается не только категория «государственная идеология», но и «официальная государственная идеология» <18>. Весьма афористично высказывание М. М. Файнберга по вопросу соотношения «государственной» и «обязательной» идеологии: «Идеология в государстве не должна быть обязательной, но она должна быть государственной» <19>. ——————————— <13> Лебедев В. А., Киреев В. В. Политические партии и проблемы современного российского конституционализма // Конституционное и муниципальное право. 2009. N 6. С. 14. <14> Губин М. Ю. Проблемы России как светского государства // Конституционное и муниципальное право. 2008. N 22. С. 40. <15> Папрыгин Е. С. Понятие и сущность особых правовых режимов // История государства и права. 2008. N 16. С. 14. <16> Кананыкина Е. С. Идеология и политика образования в современном политико-правовом пространстве // Юридическое образование и наука. 2008. N 1. С. 14. <17> Танимов О. В., Баранова Н. Н. Проблемы правоприменения в обеспечении деятельности печатных СМИ в Республике Мордовия // Информационное право. 2008. N 1. С. 29. <18> Авдейко А. Г., Москвин Г. К. О некоторых проблемах правового обеспечения организации в Российской Федерации государственной системы профилактики правонарушений // Административное и муниципальное право. 2008. N 9. <19> Файнберг М. М. Особенности юридического регулирования общественных отношений в условиях модернизации правовой системы России // Право и политика. 2008. N 3. С. 647.

Таким образом, мы видим, что понятие «государственная идеология» прочно вошло в юридический обиход, но степень его разработанности наукой, с нашей точки зрения, оставляет желать лучшего. Изложенное показывает, что государственная идеология — это то, что не может быть сброшено со счетов. В этом смысле с авторами Конституции России сложно согласиться. Наука не вправе оставаться в стороне от того, что реально диктует жизнь. О формировании государством новой официальной идеологии, отличительными особенностями которой с самого начала стали отказ от официального антикоммунизма; изменение отношения к идеологическому и символическому наследию советского прошлого (отказ от его сегрегации и удерживания на периферии); более сдержанные и прохладные отношения с либерально-западнической субкультурой внутри страны; дистанцированное отношение к Западу; более тесные связи с Русской православной церковью, мы можем узнать из работы С. Ю. Ивановой <20>. Рассматривая характер регулирования некоторых общественных отношений, Е. А. Соломатина заключает: «Общество и его институты не должны устраняться и не могут самоустраняться от… определения государственной идеологии…» <21>. ——————————— <20> Иванова С. Ю. Национальная идея в культуре современной России // Юридический мир. 2006. N 12. С. 80. <21> Соломатина Е. А. Методы и формы контроля законодательной власти за деятельностью правоохранительных органов // Право и политика. 2005. N 9. С. 94.

Что же юристы называют государственной идеологией? Н. С. Куничкина полагает, что «под идеологией государства традиционно понимается относительно систематизированная совокупность понятий, идей, представлений, которая может быть использована в целях обоснования легитимности публичной власти» <22>. Многогранность понятия видна из такого суждения: «…это (государственная идеология. — Т. Ф.) сложное, многоплановое явление охватывает не только совокупность идей, но и мощные средства и технологии, основанные на достижениях передовой науки» <23>. Интересно определение, предложенное К. А. Стрельниковым: «В целом идеология — совокупность представлений, смыслов, понятий, суждений, мнений, идей, учений, концепций, убеждений людей обо всем том, что в данных условиях и в данном обществе считается важным для сознания человеком себя и своего окружения» <24>. ——————————— <22> Куничкина Н. С. Идеологическое многообразие и запрет на государственную (обязательную) идеологию в нормах Конституции Российской Федерации // Конституционное и муниципальное право. 2008. N 14. С. 9. <23> Газетдинов Н. И. Современная уголовная политика и отечественная доктрина о принципах уголовного судопроизводства // Журнал российского права. 2007. N 7. С. 74. <24> Стрельников К. А. К вопросу об идеологической функции юридической науки // Государственная власть и местное самоуправление. 2009. N 6.

Размышляя над определением государственной идеологии, исследователи неизбежно задумываются над тем, что такое идеология для дела государственного целеполагания. Не поняв этого, не получится дать корректную дефиницию, отражающую сущностные характеристики исследуемого явления. Востребованность государственной идеологии О. Е. Кутафин объясняет так: «Общество и государство не могут существовать без идеологии. Чтобы развиваться, они должны иметь концепцию развития, которая и является выбором определенных идеологических установок» <25>. Выше приводилось определение интересующего понятия, предложенное Н. С. Куничкиной. Находим ее трактовку вполне ответственной в свете приведенной автором логики: «Любая деятельность, как указывают психологи, начинается с постановки цели. По мнению теоретиков менеджмента, любой процесс управления также начинается с целеполагания и определения миссии организации. В связи с этим можно утверждать, что и процесс государственного управления должен основываться на определенных целях. Такие цели и закладываются идеологией» <26>. Конституционалист А. И. Овчинников пишет: «…она (государственная идеология. — Т. Ф.) должна быть, иначе непонятно, каким образом выстраивается система ценностных предпочтений, которыми обосновывается нормативная деятельность государства» <27>. По мнению С. А. Жинкина, развернутая государственная идеология — это необходимый элемент единой многоуровневой системы ценностного и ценностно-правового воспитания, направленной на повышение эффективности права и конкретных норм законодательства в современной России. Для этого, полагает ученый, следует также приложить усилия к формированию у граждан социально адекватного комплекса ценностей, идеологическую борьбу с ценностями социально негативной направленности <28>. Без государственной идеологии, с позиции А. А. Клечкина, невозможна интеграция общества в той версии, которую сформулировало государство. В этом состоит суть медиационной задачи, которую непосредственно решает высшая власть, а опосредованно — все общество, также и через массовое сознание и поддержание должного самосознания народа <29>. Созвучны этому и слова В. Г. Анненковой: «Существенным фактором в обеспечении единства российского народа выступает единая государственная идеология» <30>. Анализируя этот феномен, В. А. Лебедев и В. В. Киреев отмечают, что необходимость реализации государством направлений идеологического характера, тех направлений, которые обеспечивают самосохранение государства как важнейшего социального института, вытекает из самой сущности и назначения государства в обществе <31>. ——————————— <25> Кутафин О. Е. Указ. соч. <26> Куничкина Н. С. Указ. соч. С. 9. <27> Овчинников А. И. Идеологический плюрализм в системе принципов конституционно-правового мышления // Конституция как символ эпохи: В 2 т. / Под ред. проф. С. А. Авакьяна. Т. 1. М., 2004. С. 83. <28> Жинкин С. А. О плюрализме в исследовании проблем эффективности права // История государства и права. 2009. N 11. <29> Клечкин А. А. Теоретико-правовой аспект медиации правового конфликта // История государства и права. 2008. N 9. С. 16. <30> Анненкова В. Г. Единая национальная идея — основа и смысл единства Российского государства // Государственная власть и местное самоуправление. 2005. N 9. С. 14. <31> Лебедев В. А., Киреев В. В. Об инструментальной роли науки конституционного права в период социальных преобразований // Конституционное и муниципальное право. 2007. N 22. С. 11.

Сущностный характер государственной идеологии выявляется наукой практически во всех сферах общественной жизни. Стоит привести высказывание Н. И. Макарова: «Если единое информационное пространство выступает… как общая форма, построенная на основе единых информационных ресурсов или информационных систем и позволяющая объединить механизмы государственной власти, усилить ее действенность, то наполнением этой формы, ее содержанием, должна стать государственная идеология, интегрирующая идеи правового, общественного и политического идеалов и возможности их реализации в условиях информатизации» <32>. Говоря о прикладном значении рассматриваемого феномена, стоит вновь вернуться к оценкам специалистов разных отраслей права. Участники Круглого стола, организованного журналом «Государство и право», раскрывая одну из сторон интересующего нас явления, пришли к выводу о том, что «право, законодательство, юридические нормы следует рассматривать в качестве материализации идеологии государства. Вряд ли возможно осуществление политики вне идеологии, и правовая политика как раз воплощает эту государственную идеологию в области законодательства» <33>. С. А. Пискунов придерживается того, что формирование государственной идеологии — это один из путей предупреждения преступности на потребительском рынке <34>. Дисциплинарная ориентация И. В. Правкина не умаляет для целей настоящей статьи значения такого его суждения: «Компонентом правоохранительной системы выступает также идеологический элемент… Именно доведение до широких масс идеологии государства и есть одна из функций правоохранительных органов. Идеологический компонент правоохранительной системы, состоящий из множества ценностных элементов, вырабатывается на основе государственной идеологии и придерживается ее… Идеология есть базовый элемент, один из тех необходимых неотъемлемых сущностных признаков, наличие которых делает возможным существование правоохранительной системы» <35>. Близкую точку зрения разделяет и Н. И. Газетдинов: «…издержки, связанные с противодействием преступности, минимизация ее последствий и эффективность этой деятельности во многом зависят и определяются… государственной идеологией…» <36>. Отсутствие единой государственной идеологии, ориентирующей на правомерное решение проблем, связанных с приобретением имущества, названо М. Г. Магдиевым в числе одной из причин сложной криминогенной ситуации в современной России <37>. О междисциплинарном значении рассматриваемого феномена, к примеру, свидетельствует логика рассуждений С. П. Мороза и Е. Б. Жусупова, которые, прослеживая динамику подходов к оборотоспособности недр, отмечают и изменение государственной идеологии <38>. Автор предисловия к работе А. И. Александрова «Уголовная политика и уголовный процесс в российской государственности» В. Н. Кудрявцев также говорит о роли современной государственной идеологии и политики в создании системы и функционировании судопроизводства <39>. Роль государственной идеологии, по А. Н. Балашову и Э. И. Мишутиной, состоит и в том, что она представляет собой одно из оснований, на которых строится право <40>. Аналогичное утверждение: «Без государственно-правовой демократической идеологии… дальнейшее формирование в России правового государства невозможно» <41> принадлежит перу А. И. Александрова. Государственная идеология в числе множества иных факторов, согласно И. В. Балашкиной, играет определенную роль в деле определения понятия «частная жизнь» <42>. Е. В. Сухова напоминает, что без разработки национально-государственной идеологии невозможно и обеспечение военной безопасности <43>. В. В. Глущенко убежден, что нельзя дать о себе знать и стать лидером для многих народов на мировой арене, если государственная идеология не содержит необходимого сплава идеализма и силы <44>. С. А. Жинкин относит государственную идеологию к числу психологических факторов, играющих не меньшую роль в плане своего воздействия на эффективность права и его отдельных норм, нежели социальные, экономические и другие <45>. ——————————— <32> Макаров Н. И. Актуальные проблемы правопонимания в информационном обществе // Информационное право. 2007. N 1. С. 5. <33> Современное состояние российского законодательства и его систематизация (Круглый стол журнала «Государство и право») // Государство и право. 1999. N 2. С. 25. <34> Пискунов С. А. Общие и специальные меры предупреждения преступлений, связанных с производством, хранением, сбытом товаров и выполнением работ, не отвечающих требованиям безопасности // Таможенное дело. 2009. N 1. <35> Правкин И. В. К вопросу о содержании правоохранительной системы России // История государства и права. 2008. N 13. С. 9. <36> Газетдинов Н. И. Современная уголовная политика и отечественная доктрина о принципах уголовного судопроизводства // Журнал российского права. 2007. N 7. С. 73. <37> Магдиев М. Г. Проблемы приобретения или сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем, в Республике Дагестан // Адвокатская практика. 2007. N 1. <38> Мороз С. П., Жусупов Е. Б. Недра как объект вещных прав // Правовые вопросы недвижимости. 2007. N 2. С. 22. <39> Кудрявцев В. Н. Предисловие // Александров А. И. Уголовная политика и уголовный процесс в российской государственности: история, современность, перспективы, проблемы. СПб., 2003. С. 3 — 4. <40> Балашов А. Н., Мишутина Э. И. К вопросу о значении правовых аксиом // Юрист. 2007. N 7. С. 61. <41> Александров А. И. Уголовная политика и уголовный процесс в российской государственности: история, современность, перспективы, проблемы. СПб., 2003. С. 6 — 7. <42> Балашкина И. В. Особенности конституционного регулирования права на неприкосновенность частной жизни в Российской Федерации // Право и политика. 2007. N 7. С. 97. <43> Сухова Е. В. Военная безопасность государства — элемент национальной безопасности // Российский военно-правовой сборник. N 9: Военное право в XXI веке. Серия «Право в Вооруженных Силах — консультант». «За права военнослужащих». 2007. С. 237. <44> Глущенко В. В. Право как инструмент снижения инвестиционных рисков национальной экономики в условиях глобализации // Законодательство и экономика. 2006. N 9. С. 10. <45> Жинкин С. А. Некоторые проблемы исследования психологических факторов эффективности норм права // История государства и права. 2007. N 22. С. 5.

Анализируя структуру идеологии, О. Е. Кутафин приходит к тому, что «идеология является системным образованием, включающим в качестве подсистемы такие виды идеологий, как общественная, национальная, государственная (официальная), нравственная, политическая, правовая и др. Определенным консенсусом различных видов мировоззрений, существующих в обществе, должна быть государственная (официальная) идеология» <46>. Не вдаваясь в разъяснения, Н. С. Куничкина упоминает и об идеологических установках, пропагандируемых государством <47>. Можем предположить, что здесь имеются в виду отдельные средства, входящие в арсенал государственной идеологии. ——————————— <46> Кутафин О. Е. Указ. соч. <47> Куничкина Н. С. Указ. соч. С. 9.

Как же дело обстоит в теории государства и права? В одной из кандидатских диссертаций, написанных на интересующую нас тему, утверждается: «Абсолютное большинство государствоведов, а также философов и историков, политологов признают идеологию в качестве признаков государства наряду с территорией, властью и т. д.» <48>. Быть может, число сторонников подобной точки зрения не так велико, как кажется А. Н. Буховцу. В науке теории государства и права мы усматриваем некоторое отставание в изучении этой проблематики. Но совершенно очевидно другое — мысль о государственной идеологии как обязательном признаке государства постепенно пробивает себе дорогу в теории государства и права <49>. В уже упомянутой диссертации А. Н. Буховца она дефинируется как «ценностный фундамент, который определяет деятельность государства в сфере экономики, культуры, образования, политики и т. д.» <50>. Необходимость изучения государственной идеологии в рамках теории государства и права вполне очевидна. Отрицать это затруднительно и для ученых, непосредственно не развивающих соответствующее направление науки. Так, А. В. Мелехин, разрабатывая соответствующий раздел приводившегося выше учебника, без упоминания о такой функции или признаке государства в итоге пишет об идеологии, которой придерживается государство в трактовке сущности концепции правового статуса личности. Далее он уже прямо говорит о государственной идеологии, отражаемой теми или иными правовыми символами <51>. В своем стремлении обеспечить глубокую научную проработку проблематики государственной идеологии как признака государства мы всецело солидарны со словами О. Н. Мигущенко: «Проблема государственной идеологии является традиционно важнейшим вопросом для России в силу своей связанности с вопросом о власти и государственной целостности» <52>. Как свидетельство невозможности откладывать соответствующие изыскания, в том числе в рамках теории государства и права, мы расцениваем слова С. Ю. Ивановой: «Развернувшиеся в России преобразования остро ставят перед обществом задачу выработки консолидирующей национально-государственной идеологии» <53>. Ю. Б. Власова отмечает: «Ослабление идеологических основ государства и поддержки их населением губительно для государства» <54>. В развитие этой мысли читаем следующее: «В современных условиях для успешного развития России необходима единая общественная идеология, которая была бы признана большинством населения, а также и государством, став тем самым государственной идеологией» <55>. ——————————— <48> Буховец А. Н. Идеологическая функция государства: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2002. С. 57. <49> Еременко Ю. Л., Рудковский В. А. О государственной идеологии // Юристъ-Правоведъ. 2000. N 1. С. 76; Сальников В. П., Степашин С. В., Хабибуллина Н. И. Государственная идеология и язык закона. СПб., 2001; Буховец А. Н. Указ. соч. С. 57, 87; Мацко С. В. Государственная идеология и право современной России (теоретико-правовое исследование): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Уфа, 2003. С. 9 — 10; Затонский В. А. Эффективная государственность. М., 2006. С. 77 — 78. <50> Буховец А. Н. Указ. соч. С. 115. <51> Мелехин А. В. Теория государства и права: Учебник. М., 2007. С. 446, 625. <52> Мигущенко О. Н. Влияние осуществления функций государства в организационно-идеологической форме на формирование правосознания // История государства и права. 2007. N 4. С. 36. <53> Иванова С. Ю. Национальная идея в культуре современной России // Юридический мир. 2006. N 12. С. 70. <54> Власова Ю. Б. Взаимодействие права и идеологии в современных условиях (на материалах Российской Федерации): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2005. С. 3. <55> Там же. С. 6.

Таким образом, одной из задач науки на современном этапе должна стать выработка единых методологических подходов к пониманию государственно-правового явления «государственная идеология» для наук юридического профиля. Представляется, что в дисциплинарных рамках рассмотрение идеологической функции государства в отрыве от функций или признаков государства бесперспективно.

——————————————————————

Название документа