Российский нотариат: история и современность

(Сазонова М. И.) ("Закон", 2012, N 9) Текст документа

РОССИЙСКИЙ НОТАРИАТ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

М. И. САЗОНОВА

Сазонова Мария Ивановна, президент Федеральной нотариальной палаты, заслуженный юрист РФ.

В современных условиях экономического развития России особенно важно обеспечить безопасность гражданского оборота. Нотариат, решающий эту задачу, сегодня сталкивается с определенными проблемами и недоверием. Автор пытается обратить внимание читателей на необходимость дальнейшего развития института нотариата в правовой системе России, анализируя уже достигнутые результаты и обозначая ключевые задачи, которые требуют решения в этой сфере в ходе дальнейшей реформы отечественного гражданского законодательства.

Ключевые слова: нотариат, нотариус, нотариальное удостоверение, регистрация прав на недвижимость, проект Гражданского кодекса.

Сегодня нотариат оказался в самом центре внимания профессиональной юридической общественности по целому ряду причин. Прежде всего это связано с обсуждением законопроекта N 47538-6 "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации", внесенного Президентом в Государственную Думу и уже прошедшего первое чтение <1>. В соответствии с законопроектом все сделки, которые влекут возникновение, изменение или прекращение прав, подлежащих государственной регистрации, должны быть нотариально удостоверены, если иное не установлено законом. -------------------------------- <1> http://asozd2.duma. gov. ru

По сути, это означает возвращение нотариальной формы в отношении сделок с недвижимым имуществом, закрепленной в первоначальной редакции части первой ГК РФ, но потом в силу ряда ошибочных решений устраненной из него. Кроме того, одновременно идет реформа самого нотариата, что связано с подготовкой рабочей группой при Министерстве юстиции проекта Закона "О нотариате и нотариальной деятельности в Российской Федерации", который должен прийти на смену Основам законодательства РФ о нотариате 1993 г. Расширение полномочий нотариусов в гражданском обороте и принятие нового закона, регулирующего правовое положение и организацию нотариата, а также содержание нотариальной деятельности находятся во взаимосвязи, поскольку согласно законопроекту N 47538-6 положения, устанавливающие обязательное нотариальное удостоверение сделок, которые ранее не подлежали обязательному нотариальному удостоверению, применяются с момента введения в действие Федерального закона о нотариате и нотариальной деятельности.

Немного статистики

Представляя читателям современную картину российского нотариата, состоящую из анализа как наших достижений, так и вызовов, с которыми нам предстоит справиться, обратимся к информации, дающей первое представление о состоянии российского нотариата. Согласно статистике нотариальных палат по итогам 2011 г. общее количество работающих нотариусов составило 7588 человек. Ежегодно происходит увеличение численности нотариусов, занимающихся частной практикой, и одновременно сокращается количество должностей нотариусов в государственных нотариальных конторах. В новом законе о нотариате и нотариальной деятельности останется только одна организационно-правовая форма нотариата: небюджетный нотариат. Если говорить о компетенции и квалификации российских нотариусов, цифры указывают на то, что большинство из них продолжительное время работают в нотариате: 70,6% нотариусов имеют профессиональный стаж от 10 лет и более, 15,4% нотариусов проработали в нотариате от 5 до 10 лет, соответственно, 14% нотариусов имеют профессиональный стаж до 5 лет. В условиях быстро изменяющегося законодательства и необходимости освоения его, а также новых компетенций и навыков (владение компьютерными технологиями, техниками медиации и т. д.) продолжительный профессиональный стаж является серьезным преимуществом только при условии постоянного повышения нотариусами квалификации. Именно поэтому в статье мы специально затронем вопрос о системе повышения квалификации нотариусов, выстроенной в нотариальном сообществе. Касательно профессиональной деятельности нотариусов следует отметить, что всего в 2011 г. на территории России было совершено более 76 млн. нотариальных действий. Они включают в себя как относительно несложные юридические действия, так и действия, затрагивающие права и обязанности участников гражданского оборота.

Реформа российского нотариата: причины и основные результаты

Логика развития рыночных отношений в начале 90-х годов XX в. выявила потребность в реформе института нотариата, бюджетная форма и методы работы которого больше не соответствовали экономической действительности: бюджетный нотариат не мог квалифицированно обслуживать гражданский оборот. В результате было принято решение о реализации модели нотариата латинского типа. Это решение вылилось в принятие Основ законодательства Российской Федерации о нотариате в 1993 г. Ими была заложена смешанная модель российского нотариата, поскольку в соответствии со ст. 1 Основ право совершать нотариальные действия в Российской Федерации предоставлено нотариусам, работающим в государственной нотариальной конторе или занимающимся частной практикой. Основы установили современную систему организации нотариата: предусмотрено создание региональных нотариальных палат в субъектах РФ, а также создание Федеральной нотариальной палаты. В результате 22 сентября 1993 г. решением Учредительной конференции представителей региональных нотариальных палат учреждена Федеральная нотариальная палата. В 1996 г. Федеральной нотариальной палатой принято решение о возобновлении издания журнала "Нотариальный вестник", которое было прервано в 1917 г. В 2002 г. был создан Центр нотариальных исследований при ФНП. Одним из ярких результатов деятельности сотрудников Центра стала подготовка первого в отечественной юриспруденции учебника по нотариальному праву "Нотариальное право России" <2>. -------------------------------- <2> Нотариальное право России: Учебник / Под ред. В. В. Яркова. М., 2003.

Постепенно стала происходить интеграция российского нотариата в мировое нотариальное сообщество. Федеральная нотариальная палата была принята в качестве полноправного члена в Международный союз латинского нотариата (Резолюция Ассамблеи нотариатов - членов Международного союза латинского нотариата от 27.05.1995). С тех пор российский нотариат постоянно участвует в работе всех органов данного Союза. Благодаря переходу на небюджетную модель латинского типа многие проблемы, унаследованные от предыдущих периодов развития, были преодолены, однако перед современным российским нотариатом стоят новые, характерные для постиндустриального периода развития общества. Из них следует выделить проблему повышения квалификации нотариусов, которая является универсальной для всех юридических профессий.

Обучение нотариусов

Расширение компетенции нотариусов в рамках правового обеспечения гражданского оборота в первую очередь требует повышения уровня профессиональной подготовки. Современный нотариус должен не только уметь системно мыслить, свободно и уверенно ориентироваться в вопросах применения действующего законодательства, но и владеть информационными технологиями, психологически грамотно контактировать с лицами, обращающимися за совершением нотариальных действий, иметь навыки проведения медиации. Федеральная нотариальная палата направила предложения о включении в Федеральный закон от 22.08.1996 N 125-ФЗ "О высшем и послевузовском профессиональном образовании" положения о необходимости иметь высшее юридическое образование с квалификацией не ниже магистра или специалиста лицам, претендующим на приобретение статуса нотариуса. Уровень подготовки бакалавров для занятия должности нотариуса и даже помощника или стажера нотариуса ФНП посчитала недостаточным. За четыре года обучения бакалавр осваивает только общепрофессиональные дисциплины, а все специальные дисциплины, в том числе нотариат, наследственное право и т. д., читаются студентам магистратуры. Еще более актуальной проблемой является повышение уровня квалификации сегодняшних нотариусов. С учетом постоянно меняющегося законодательства, появления новых процедур (например, медиации), необходимости применения современных технологий в рамках совершения нотариальных действий (таких как отправка и получение запросов в регистрационные органы) в проект Закона "О нотариате и нотариальной деятельности в Российской Федерации" заложено требование о необходимости повышения квалификации нотариусами не реже одного раза в пять лет. При этом даже без закрепления подобной обязанности статистика свидетельствует о значительно возросшей среди нотариусов потребности в обучении на курсах повышения квалификации. В соответствии со специально разработанной в 2008 г. Концепцией по повышению квалификации нотариусов соответствующие курсы созданы во всех федеральных округах, при этом преподавание ведется на базе ведущих вузов страны: Санкт-Петербургского государственного университета, Российской школы частного права, Российской правовой академии, Российской академии правосудия, Уральской государственной юридической академии, Саратовской государственной академии права и др. Несмотря на успешное создание эффективно функционирующей системы повышения квалификации нотариусов (о чем свидетельствует тот факт, что ежегодно повышают квалификацию более 1000 нотариусов, т. е. около 15% от их общего числа), встала новая проблема, связанная с качеством преподавания, поскольку, хотя учебная программа и общая, единые подходы к формированию теоретического материала еще не выработаны. В связи с этим ФНП провела научно-практическую конференцию для лекторов курсов повышения квалификации нотариусов на базе Санкт-Петербургского государственного университета, которая отныне будет проводиться ежегодно.

Нотариат и новые технологии

Потребность нотариата в освоении современных технологий обусловлена тем, что он выступает в качестве важнейшего потребителя юридически значимой информации, содержащейся в публичных реестрах, например в целях надлежащей идентификации объекта недвижимости, определения субъективных прав заинтересованных лиц и их ограничений при удостоверении сделок и совершении иных нотариальных действий в отношении недвижимости. Технологическая и правовая взаимосвязь процессов нотариального удостоверения и регистрации прав такова, что без их полноценного и эффективного взаимодействия реализация нотариальной или учетно-регистрационной системой своих задач представляется затруднительной, если вообще возможной. Достоверность и, следовательно, юридическая действительность нотариального акта, закрепляющего права на имущество в сфере недвижимости, напрямую зависит от достоверности и действительности данных, полученных из государственного реестра регистрации недвижимости. Очевидно, что когда формирование реестров осуществляется в основном за счет документов, созданных и представленных самими заинтересованными лицами при отсутствии каких-либо гарантий достоверности, доверять таким реестрам невозможно. Непосредственное (прямое) взаимодействие нотариуса с государственными регистрационными органами осуществляется в следующих случаях: - при получении нотариусом общедоступных сведений из Государственного кадастра недвижимости; - при получении нотариусом обобщенных сведений из реестра о правах наследодателя на объекты недвижимости в связи с открытием наследства; - при подаче нотариусом заявления о государственной регистрации права, основанного на нотариально удостоверенной сделке или ином совершенном нотариальном действии; - при выдаче нотариусу свидетельства о государственной регистрации прав и/или иных документов, в случае если данный нотариус являлся заявителем. Необходимость оперативного взаимодействия нотариусов и регистрационных органов в совокупности с требованиями проверки достоверности документов при нотариальном удостоверении сделок обусловливают широкое применение нотариусами информационных технологий (в частности, при обмене информацией и документами с указанными органами). Важно отметить, насколько сильно ФНП продвинулась в сфере применения современных информационных технологий. К завершению идет работа по обеспечению нотариусов и лиц, исполняющих их обязанности, средствами электронной подписи, расширяется перечень государственных служб и ведомств, с которыми в экспериментальном порядке на основе подписанных соглашений отрабатывается электронное взаимодействие. Стартовал очередной этап интеграции нотариата Российской Федерации в систему электронных сервисов. Российский нотариат уже стал полноправным участником в единой Системе межведомственного электронного взаимодействия (СМЭВ) - ключевого элемента электронного правительства России. Соглашение о взаимном сотрудничестве между Федеральной нотариальной палатой и Министерством связи и массовых коммуникаций было подписано в начале октября 2011 г. В настоящее время Центр инноваций и информационных технологий при Федеральной нотариальной палате установил и подключил необходимое оборудование, обеспечивающее бесперебойный доступ к аппаратным ресурсам СМЭВ. Система позволяет в случае наличия у нотариуса электронной подписи получать доступ к информации из электронных хранилищ и баз данных органов государственной власти. Федеральная нотариальная палата - первая некоммерческая организация, представленная на едином портале государственных услуг, притом что развивать систему электронного взаимодействия и документооборота нотариат начал сравнительно недавно, чуть более двух лет назад. В марте 2010 г. при ФНП был создан Центр инноваций и информационных технологий, основной задачей которого стало формирование и развитие современной информационной и телекоммуникационной инфраструктуры нотариата России. В сферу деятельности Центра также вошла разработка мер: - по информационной безопасности в связи с использованием информационных и телекоммуникационных технологий в нотариальной деятельности; - по взаимодействию нотариата России с органами государственной власти, направленному на повышение качества и оперативности предоставления государственных услуг. Более того, Центр инноваций и информационных технологий занялся развитием и эксплуатацией Единой информационной системы нотариата России (ЕИС), которая существует с 2006 г., но все это время работала преимущественно в тестовом режиме. За 2011 г. объем сведений в ЕИС (по сравнению с 2009 г.) увеличился почти в пять раз. Системой пользуются более 94% нотариусов. Доля информатизации нотариата - одна из самых высоких среди государственных органов и, пожалуй, самая высокая среди некоммерческих организаций. В настоящий момент в ЕИС содержится 18 млн. записей о бланках для совершения нотариальных действий, по которым можно проверить подлинность нотариального документа, 12 млн. - об удостоверенных завещаниях, 4,8 млн. - о заведенных наследственных делах, 544 тыс. - о наложении ареста на недвижимое имущество или запрете совершать с ним определенные действия и 151 тыс. - об отмененных доверенностях. Единая информационная система нотариата России обеспечивает возможность розыска завещаний, удостоверенных нотариусами, включая хранящиеся в архивах государственных нотариальных контор с 1980 г. С января 2011 г. в ЕИС учитываются все защищенные бланки, используемые нотариусами для совершения ряда нотариальных действий. Информация о бланках, полученных нотариальной палатой от производителя, выданных нотариусам или возвращенных ими, а также утраченных, использованных нотариусами при оформлении нотариальных документов, автоматически поступает в Единую информационную систему. В перспективе логика построения этого сервиса может быть взята за основу и при создании Единого электронного реестра нотариальных действий. При этом не только руководящие органы нотариата, но и сами нотариусы активно включаются в электронный документооборот. В 2010 г. был создан Удостоверяющий центр нотариата России, задачей которого является обеспечение нотариусов средствами электронной подписи. На сегодня электронную подпись получили более 90% нотариусов и 1182 исполняющих обязанности нотариусов России. Сформировано единое пространство доверия между Удостоверяющим центром нотариата России и Удостоверяющим центром Федеральной налоговой службы, Главным научно-исследовательским вычислительным центром Федеральной налоговой службы, Росреестром. 30 августа 2011 г. между Федеральной нотариальной палатой и Сбербанком России подписано соглашение о взаимном электронном документообороте с использованием электронной подписи нотариуса. Договор предусматривает безбумажный обмен данными между нотариусами и отделениями банка по вопросам, связанным с наследованием денежных средств. А чуть ранее, в апреле 2011 г., в Москве начался эксперимент по передаче данных в электронном виде в налоговые органы для последующей регистрации изменений в учетной записи юридического лица.

Зарубежный опыт

В условиях глобализации необходимо ориентироваться и учитывать процессы, происходящие с нотариатом в других странах. Мы привыкли ориентироваться и говорить лишь о положительных сторонах регулирования нотариальной деятельности за рубежом и не учитывать отрицательных моментов, которые по своим последствиям весьма поучительны. Например, из-за снятия ограничений на количество должностей нотариусов и либерализации тарифов нотариаты Украины и Казахстана переживают сложные времена, которым свойственны концентрация нотариусов в крупных городах, злоупотребление при взимании тарифов, разделение нотариального сообщества на группы, что сразу осложнило доступ граждан к квалифицированной правовой помощи нотариуса. Подобные последствия обязательно следует принимать во внимание при обсуждении идеи либерализации российского нотариата, в частности предложений по отмене ограничений числа нотариусов, которые высказывались в последнее время. К негативным тенденциям можно отнести и снятие ограничений на совмещение профессии нотариуса с другими юридическими профессиями, которое происходит в европейском нотариате. Классический пример представляет собой ряд федеральных земель в Германии, где совмещение профессий адвоката и нотариуса приводит на практике к профессиональным деформациям, появлению так называемых карманных нотариусов при крупных корпорациях, банках, страховых компаниях, международных адвокатских кабинетах и т. д. Аналогичная возможность совмещения в Испании профессии нотариуса с профессией регистратора приводит к значительно более частому возникновению конфликта интересов при совместном осуществлении двух профессий, невозможности соответствовать их классическим принципам, появлению сомнений в беспристрастности и незаинтересованности, ущербу профессии. Среди других примеров негативных последствий реформирования нотариата в разных странах мира можно также назвать: - национализацию португальского нотариата с роспуском нотариальных палат и введением внешнего управления со стороны Министерства юстиции (2000 - 2004 гг.); - национализацию нотариата Таджикистана, Узбекистана, Молдавии (2011 г.); - переназначение всего корпуса нотариусов во многих странах Центральной и Южной Америки при каждой смене исполнительной власти или президента (традиция, сохраняющаяся со времен испанских наместников). В связи с этим хотелось бы отметить, что российский нотариат выбрал правильный путь своего развития. Это подтверждают и Рекомендации, принятые в декабре 2011 г. в Картахене Ассамблеей нотариатов - членов Международного союза нотариата, многие из которых нами уже реализованы: - введение строгой системы обязательной профессиональной подготовки и повышения квалификации нотариусов как в плане допуска к профессиональной деятельности, так и при ее осуществлении; - возможность наложения дисциплинарных взысканий в случае невыполнения этих требований; - развитие использования нотариусами новых технологий и оснащение контор современной техникой для развития более тесного и безопасного взаимодействия между нотариусами и различными государственными службами, такими как служба кадастра, налоговая служба, различные государственные реестры; - адаптация нотариата к новым запросам общества; - тесное взаимодействие с банковским сектором, чтобы показать безопасность осуществления банковских операций, в том числе кредитования, на основании нотариально оформленных документов; - развитие взаимодействия с бизнесом, чтобы показать полезность участия нотариуса в учреждении и дальнейшей жизни предприятий. Ориентируясь на рекомендации Международного союза нотариата, мы должны принять все меры к тому, чтобы соответствовать самым высоким национальным и международным требованиям. В международном опыте следует отметить тенденцию в области разрешения споров: для многих стран наибольшей проблемой в этой сфере стала перегруженность судов, что привело к поиску альтернативных способов разрешения правовых конфликтов (посредничество, арбитраж, третейские суды и т. д.). Нотариат, традиционно именуемый органом предупредительного правосудия, безусловно, вносит свой вклад в решение указанной проблемы. Однако в последнее время он рассматривается еще и как проводник сравнительно нового способа разрешения споров - медиации.

Расширение полномочий нотариата (по проекту изменений ГК РФ)

Готов ли российский нотариат к расширению полномочий, сможет ли он достойно обеспечить юридическую безопасность рынка недвижимого имущества - эти вопросы являются ключевыми для российского нотариата. При ответе на них хочется отметить: нотариусы видят своей главной задачей, миссией обеспечение юридической безопасности граждан из категории субъектов гражданского права, наиболее подверженных риску обмана, мошенничества, иного незаконного воздействия на их волю при распоряжении своим имуществом. Например, много лет обсуждается вопрос, как уберечь граждан от приобретения автотранспортных средств, находящихся в залоге. Казалось бы, решение простое - создать реестр уведомлений о залоге движимого имущества. Вопрос, кто его должен вести. Мог бы нотариат при условии обязательного нотариального удостоверения договоров залога. Нотариусы автоматически сбрасывали бы сведения об удостоверенных залогах в ЕИС ФНП. И формировался бы таким образом реестр залогов. Однако с введением обязательной нотариальной формы пока не соглашаются, а без этого полного и достоверного реестра не получится. В связи с этим мы полагаем, что функции по регистрации уведомлений о залоге движимого имущества должен осуществлять банковский сектор, поскольку именно банки преимущественно являются кредиторами. Они более всех заинтересованы в возврате кредитов, выданных на покупку автотранспортного средства. Однако мы не забываем и о необходимости защиты инвестиций. Будем откровенны, помимо непосредственной и максимально быстрой экономической выгоды инвестор ищет юридическую безопасность инвестиций, поскольку это позволит ему спокойно воспользоваться результатом вложений. Искомая юридическая безопасность включает в себя стабильность приобретенных прав, полноценную правовую защиту инвестиций. Так, достоверность данных государственных реестров напрямую зависит от достоверности актов, на основании которых они формируются. Если содержание актов гарантировано незаинтересованным публичным лицом, то права и юридические факты, вытекающие из них, объективно приобретают бесспорный характер. К сожалению, явным примером отсутствия юридической безопасности приобретаемых прав выступает система регистрации прав на недвижимое имущество, сложившаяся на сегодняшний день в России. Установив формирование государственного реестра на основании актов в простой письменной форме, достоверность и законность которых гарантируется только подписями сторон, зачастую непрофессиональных и всегда неравных с точки зрения доступа к квалифицированной правовой помощи, данная система ведет к постоянному росту риска оспаривания зарегистрированных прав. Цифры говорят сами за себя: согласно официальным данным, всегда несколько более оптимистичным, по крайней мере 10% записей в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество не соответствуют действительности. Однако мы не будем закрывать глаза и на собственные проблемы и отметим, что в целом сохраняется процедура совершения нотариальных действий, установленная до либерализации нотариата. К сожалению, и сегодня вместо самостоятельного получения всех необходимых документов из публичных реестров и других государственных служб нотариус вынужден требовать их от своих клиентов. Очевидно, что только прямой и непосредственный доступ к государственным реестрам и другим информационным базам данных, содержащим достоверную информацию относительно лиц, участвующих в совершении нотариального действия, и их имущества, позволят претендовать на аутентичность нотариальных актов, их особую доказательственную силу. Именно поэтому искомая модель - это модель активного нотариата в самом широком смысле слова: правовом, техническом, экономическом и социальном; нотариата, оказывающего комплексную правовую помощь и поддержку гражданам и юридическим лицам в обеспечении юридической безопасности. Со своей стороны нотариат создал все предпосылки для реализации модели активного нотариата: ФНП сумела внедрить в нотариальную деятельность самые передовые информационные технологии и, более того, приложила все усилия, чтобы обучить этим технологиям нотариусов и сотрудников нотариальных контор. Принятие проекта Закона "О нотариате и нотариальной деятельности в Российской Федерации", подготовленного рабочей группой Министерства юстиции с участием представителей науки и нотариального сообщества, обеспечит эффективное функционирование нотариата как правозащитного института, что позволит создать юридически безопасные условия для реализации гражданских прав физических и юридических лиц.

------------------------------------------------------------------

Название документа "Обзор практики рассмотрения федеральными арбитражными судами округов споров, связанных с действиями судебных приставов-исполнителей (второй квартал 2012 года)" (Карасева С. Ю.) (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2012) Текст документа

Подготовлен для системы КонсультантПлюс

ОБЗОР ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫМИ АРБИТРАЖНЫМИ СУДАМИ ОКРУГОВ СПОРОВ, СВЯЗАННЫХ С ДЕЙСТВИЯМИ СУДЕБНЫХ ПРИСТАВОВ-ИСПОЛНИТЕЛЕЙ (ВТОРОЙ КВАРТАЛ 2012 ГОДА)

Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 30 августа 2012 года

С. Ю. КАРАСЕВА

1. Суд признал незаконным бездействие судебных приставов-исполнителей, выразившееся в непринятии мер по реализации дебиторской задолженности, поскольку это нарушает права взыскателя на своевременное исполнение исполнительного документа (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 26.06.2012 по делу N А82-12634/2011).

ИП Ф. обратился с заявлением о признании недействительным постановления отдела судебных приставов. Решением суда требование удовлетворено частично: постановление признано недействительным в части отказа в удовлетворении жалобы о признании незаконным бездействия заместителей старшего судебного пристава, выразившегося в том, что арестованная дебиторская задолженность не была передана на торги с 11.10.2010 по 07.04.2011; в удовлетворении остальной части отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения. Ссылаясь на ФЗ от 21.07.1997 N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве", отдел судебных приставов считает, что приставом были приняты все необходимые меры по обращению взыскания на имущественное право - дебиторскую задолженность, которое не реализовано по субъективным причинам (14.10.2003 аукцион по продаже дебиторской задолженности не состоялся в связи с отсутствием заявок). Отдел считает, что суды не приняли во внимание, что дебиторская задолженность 16.05.2003 передавалась на торги, однако в связи с окончанием срока реализации и отсутствием заявок 14.10.2011 Фонд имущества снял это имущество с продажи, что свидетельствует о неликвидности задолженности. В нарушение п. 1 ч. 3 ст. 76 ФЗ от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" апелляционный суд не дал правовой оценки аргументам о применении общего срока исковой давности, предусмотренного ст. 199 ГК РФ, по вопросу обращения взыскания на дебиторскую задолженность за пределами срока исковой давности. Ссылаясь на ст. 122 Закона N 229-ФЗ, отдел указал, что суды не исследовали вопрос о пропуске Ф. срока на подачу жалобы на бездействие пристава. Арбитражный суд выдал исполнительный лист от 26.01.2000 на взыскание с ООО "ПТФ "Ярторгсервис" в пользу Ф. основного долга в сумме 85000 руб. и расходов по уплате госпошлины в сумме 83,49 руб. Исполнительный лист обращен взыскателем к исполнению в отдел УФССП. Пристав 27.10.2003 вынес постановление о передаче взыскателю имущества, принадлежащего должнику, в соответствии с которым Ф. на основании исполнительного листа передана задолженность Ш. перед ООО "ПТФ "Ярторгсервис" в виде исполнительных листов по другим делам от 18.02.1997 и от 06.01.1997. Факт передачи дебиторской задолженности на сумму 80126,13 руб. по двум исполнительным листам подтвержден актом от 27.10.2003. Согласно надписи на исполнительном листе от 27.10.2003 он выдан Ф. в связи с частичным исполнением в сумме 80126,13 руб., остаток долга составил 4873,87 руб. Ф. 28.10.2003 направил в отдел для исполнения исполнительные листы от 18.02.1997 и от 06.01.1997, а также постановление по передаче взыскателю имущества от 27.10.2003 и акт передачи не реализованного в установленный Законом срок имущества от 27.10.2003. Приставом 28.10.2003 возбуждено исполнительное производство в отношении должника Ш. о взыскании долга в сумме 85000 руб. в пользу Ф. по исполнительному листу от 26.01.2000. Ф. 30.03.2004 повторно представил исполнительный лист от 26.01.2000 в отдел на исполнение в части взыскания 4873,87 руб., что подтверждено сопроводительным письмом от 30.03.2004. Однако исполнительное производство в установленные сроки возбуждено не было. Это установлено решением арбитражного суда. Постановлением УФССП от 08.07.2010 отменено постановление пристава от 27.10.2003 об окончании исполнительного производства о взыскании с ООО "ПТФ "Ярторгсервис" 85083,49 руб. в пользу Ф.; возобновлено исполнительное производство о взыскании с ООО "ПТФ "Ярторгсервис" остатка долга в сумме 4947,18 руб. в пользу Ф.; отменено постановление пристава от 28.10.2003 о возбуждении исполнительного производства о взыскании с Ш. 85000 руб. в пользу Ф., исполнительные листы возвращены Ф. На основании постановления от 09.09.2010 по жалобе Ф. постановлением УФССП от 11.10.2010 возобновлено исполнительное производство о взыскании с ООО "ПТФ "Ярторгсервис" в пользу Ф. 85000 руб. и 83,49 руб. Зам. начальника отдела службы судебных приставов вынес постановление от 23.05.2011 об окончан ии исполнительного производства и возвращении исполнительного документа взыскателю. По результатам рассмотрения жалобы Ф. постановлением зам. руководителя УФССП от 26.09.2011 постановление об окончании исполнительного производства от 23.05.2011 отменено. Считая, что с 11.10.2010 по 23.05.2011 приставом незаконно не принимались меры по передаче арестованной дебиторской задолженности на торги, Ф. обратился с жалобой в порядке подчиненности к начальнику отдела службы судебных приставов. Постановлением от 21.10.2011 в удовлетворении жалобы отказано. Руководствуясь ст. 419 ГК РФ, ст. ст. 121, 123, 126, 127 Закона N 229-ФЗ, суд первой инстанции удовлетворил требования Ф. в части отказа в удовлетворении заявления, поданного в порядке подчиненности, о признании незаконным бездействия пристава, выразившегося в непередаче арестованной дебиторской задолженности на торги, в остальной части требования отказал. В силу п. 1 ст. 12 ФЗ от 21.07.1997 N 118-ФЗ "О судебных приставах" в процессе принудительного исполнения судебных актов и актов других органов, предусмотренных Федеральным законом об исполнительном производстве, судебный пристав-исполнитель принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов. В соответствии с ч. 1 ст. 121 Закона N 229-ФЗ постановления судебного пристава-исполнителя и других должностных лиц службы судебных приставов, их действия (бездействие) по исполнению исполнительного документа могут быть обжалованы сторонами исполнительного производства, иными лицами, чьи права и интересы нарушены такими действиями (бездействием), в порядке подчиненности и оспорены в суде. На основании ч. 1 ст. 123 Закона N 229-ФЗ жалоба на постановление судебного пристава-исполнителя, действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя подается старшему судебному приставу, в подчинении которого находится этот судебный пристав-исполнитель. Согласно ч. 1 ст. 126 Закона N 229-ФЗ жалоба, поданная в порядке подчиненности, должна быть рассмотрена правомочным должностным лицом службы судебных приставов в течение 10 дней со дня ее принятия. По результатам рассмотрения жалобы должностное лицо признает постановление, действия (бездействие), отказ в совершении действий правомерными и отказывает в удовлетворении жалобы или признает жалобу обоснованной полностью или частично (ч. 2 ст. 127 Закона N 229-ФЗ). Ф., считая, что приставом незаконно не принимались меры по передаче арестованной дебиторской задолженности на торги в период с 11.10.2010 (вынесено постановление о возобновлении исполнительного производства по взысканию с ООО "ПТФ "Ярторгсервис" в пользу Ф. денежных средств) по 23.05.2011 (вынесено постановление об окончании исполнительного производства), направил на имя начальника отдела судебных приставов жалобу на бездействие приставов. В удовлетворении жалобы постановлением от 21.10.2011 было отказано по причине отсутствия в спорный период (с 11.10.2010 по 23.05.2011) в отделе судебных приставов исполнительных листов, которые, как следует из оспариваемого постановления, были возвращены Ф. 17.08.2010. Старший судебный пристав не усмотрел виновного бездействия со стороны приставов. Однако суды установили, что данные исполнительные листы были направлены Ф. в отдел судебных приставов вместе с его жалобой на бездействие пристава от 28.10.2010. На жалобе содержится отметка службы судебных приставов о ее поступлении - 28.10.2010. Из материалов дела не видно, что эти исполнительные документы были возвращены Ф., соответствующие доказательства не были представлены. Вывод судов о неправомерности отказа в удовлетворении жалобы на бездействие приставов (арестованная дебиторская задолженность не передана на торги) в связи с отсутствием исполнительных листов в отделе судебных приставов в период с 11.10.2010 по 07.04.2011 является верным. Суды обоснованно посчитали, что постановление начальника отдела судебных приставов от 21.10.2011 в части отказа Ф. в признании незаконным бездействия, выразившегося в непринятии мер по реализации дебиторской задолженности в период с 11.10.2010 по 07.04.2011, не соответствует требованиям Закона N 229-ФЗ и нарушает права Ф. на своевременное исполнение исполнительного документа. Ссылки Управления на ст. 122 Закона N 229-ФЗ относительно пропуска Ф. срока на обжалование постановлений, действий (бездействия) должностного лица службы судебных приставов и нерассмотрение судом первой инстанции вопроса о пропуске срока на подачу жалобы отклонены. На основании ст. 122 Закона N 229-ФЗ жалоба на постановление должностного лица службы судебных приставов, его действия (бездействие) подается в течение 10 дней со дня вынесения судебным приставом-исполнителем или иным должностным лицом постановления, совершения действия, установления факта его бездействия либо отказа в отводе. В данном случае заявление Ф. было принято судом первой инстанции к производству и дело рассмотрено по существу, поэтому суд фактически восстановил пропущенный срок. Восстановление пропущенного срока является правом суда в соответствии со ст. 117 АПК РФ. Довод об обращении взыскания на дебиторскую задолженность за пределами срока исковой давности со ссылкой на п. 1 ч. 3 ст. 76 Закона N 229-ФЗ отклонен, так как истечение срока исковой давности для ее взыскания судами не установлено. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

2. Суд признал действия пристава незаконными, поскольку пристав не известил должника о времени и месте совершения исполнительных действий, лишив его возможности реализовать права, предоставленные законом (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 15.06.2012 по делу N А17-7520/2011).

Судебный пристав-исполнитель на основании исполнительного листа от 12.09.2011 возбудил в отношении ОАО "Полет" исполнительное производство от 13.10.2011. В соответствии с исполнительным документом на должника возложена обязанность в месячный срок устранить нарушения прав УФССП, привести в первоначальное состояние систему теплоснабжения в нежилом здании, восстановив целостность отопительной системы путем приведения падающего трубопровода системы отопления в помещении, расположенном на третьем этаже, в состояние, обеспечивающее подачу тепловой энергии на другие этажи; присоединения обратных стояков отопления, идущих с четвертого этажа здания, к радиаторам отопления, расположенным на третьем этаже здания; присоединения к системе отопления обратных стояков в помещениях подвала. Постановлением о возбуждении исполнительного производства установлен 5-дневный срок со дня получения постановления для добровольного исполнения требований исполнительного документа. Постановление получено ОАО "Полет" 14.10.2011. Пристав по результатам выхода на место проведения проверки в отсутствие должника составил акт совершения исполнительных действий от 24.10.2011, которым зафиксировал, что в ходе проверки целостность системы отопления не восстановлена; стояки отопления к радиаторам отопления на третьем этаже здания не присоединены; на стояках отопления на третьем этаже здания стоят заглушки. ОАО "Полет" обратилось с заявлением о признании действий пристава незаконными, а акта совершения исполнительных действий - недействительным. Решением суда признаны незаконными действия пристава по оформлению акта совершения исполнительных действий, производство по требованию о признании недействительным акта прекращено. Апелляционный суд решение оставил без изменения. Руководствуясь ст. ст. 24 и 50 Закона N 229-ФЗ, суд пришел к выводу о ненадлежащем уведомлении приставом должника о совершении исполнительных действий, что повлекло нарушение его прав. Производство по требованию о признании незаконным акта от 24.10.2011 прекращено ввиду отсутствия у данного документа признаков ненормативного правового акта и, как следствие, невозможности оспаривания его в порядке гл. 24 АПК РФ. В соответствии со ст. 50 Закона N 229-ФЗ стороны исполнительного производства вправе знакомиться с материалами исполнительного производства, делать из них выписки, снимать с них копии, представлять дополнительные материалы, заявлять ходатайства, участвовать в совершении исполнительных действий, давать устные и письменные объяснения в процессе совершения исполнительных действий, приводить свои доводы по всем вопросам, возникающим в ходе исполнительного производства, возражать против ходатайств и доводов других лиц, участвующих в исполнительном производстве, заявлять отводы, обжаловать постановления судебного пристава-исполнителя, его действия (бездействие), а также имеют иные права, предусмотренные законодательством РФ об исполнительном производстве. До окончания исполнительного производства стороны вправе заключить мировое соглашение, утверждаемое в судебном порядке. В силу ч. 1 ст. 24 Закона N 229-ФЗ лица, участвующие в исполнительном производстве, извещаются об исполнительных действиях и о мерах принудительного исполнения или вызываются к судебному приставу-исполнителю либо на место совершения исполнительных действий повесткой с уведомлением о вручении, телефонограммой, телеграммой, с использованием электронной, иных видов связи и доставки или лицом, которому с его согласия судебный пристав-исполнитель поручает их доставить. Пристав не известил ОАО "Полет" о времени и месте совершения исполнительных действий, в связи с чем оно было лишено возможности реализовать свои права, предоставленные ст. 50 Закона N 229-ФЗ. Суд обоснованно прекратил производство по делу в части требований о признании недействительным акта совершения исполнительных действий, поскольку сам по себе этот акт не может быть отнесен к категории ненормативных правовых актов, так как он не устанавливает (изменяет, отменяет) права и обязанности сторон исполнительного производства и не носит властно-распорядительного характера. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

3. Суд отказал в признании требования об освобождении земельного участка незаконным, а требования по исполнительному производству - исполненным, поскольку оспариваемое требование по своему содержанию не противоречит резолютивной части вступившего в законную силу решения суда и не возлагает на должника какой-либо дополнительной обязанности, не указанной в исполнительном документе, на основании которого возбуждено исполнительное производство (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 03.07.2012 N Ф03-2717/2012).

Предприниматель Г. обратился с заявлением о признании незаконным требования старшего судебного пристава об освобождении земельного участка; о признании требования ОСП по исполнительному производству исполненным; об обязании руководителя ОСП вынести постановление о прекращении исполнительного производства; о признании незаконными устных требований старшего судебного пристава об освобождении земельного участка. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, в удовлетворении требований отказано. Г. указывает на исполнение им решения суда об освобождении земельного участка площадью 13 кв. м путем вывоза киоска "Купава", следовательно, согласно п. 1 ч. 1 ст. 47 Закона N 229-ФЗ исполнительное производство подлежит прекращению с вынесением соответствующего постановления, однако пристав требует демонтировать и вывезти другой торговый киоск площадью 19 кв. м, расположенный в другом месте. 19.08.2004 между Департаментом муниципальной собственности (арендодатель) и Г. (арендатор) подписан договор аренды земельного участка, по условиям которого арендодатель предоставил арендатору во временное владение и пользование участок, относящийся к категории земель поселений, согласно плану участка, являющемуся неотъемлемой частью договора, площадью 13 кв. м для использования под торговый киоск (площадью 8,5 кв. м) и благоустройство (площадью 4,5 кв. м). Срок договора определен с 19.08.2004 по 18.07.2005. Участок площадью 13 кв. м по передаточному акту от 19.08.2004 передан Г. Считая договор аренды от 19.08.2004 незаключенным ввиду непрохождения участком кадастрового учета и невозможности идентификации объекта аренды, Департамент обратился с иском к Г. об истребовании из его незаконного владения участка площадью 13 кв. м. Решением суда от 18.04.2011, оставленным без изменения апелляционным судом 27.06.2011, требование удовлетворено, на Г. возложена обязанность освободить участок путем демонтажа установленного на нем торгового киоска. 07.07.2011 на основании вступившего в законную силу решения суда от 18.04.2011 выдан исполнительный лист, на основании которого 05.08.2011 приставом вынесено постановление о возбуждении в отношении Г. исполнительного производства. 12.08.2011 приставом вынесено требование, в соответствии с которым Г. в срок до 22.08.2011 необходимо исполнить решение суда в полном объеме и представить документы, подтверждающие исполнение данного требования. Считая требование отдела судебных приставов и устные требования старшего судебного пристава об исполнении решения суда незаконными, Г. обратился с данным заявлением в суд. Руководствуясь ст. ст. 12 и 13 ФЗ от 21.07.1997 N 118-ФЗ "О судебных приставах", ст. ст. 2, 5, 6 и 30 Закона N 229-ФЗ, суд отказал в удовлетворении требований. По смыслу ч. 1 ст. 198 АПК РФ для признания решений (действий) недействительными (незаконными) необходимо одновременное наличие двух условий: несоответствия решений (действий) закону или иному нормативному правовому акту и нарушения ими прав и законных интересов заявителя. Принудительное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц возлагается на ФССП и ее территориальные органы. Непосредственное осуществление функций по принудительному исполнению возлагается на судебных приставов-исполнителей структурных подразделений территориальных органов ФССП (ст. 5 Закона N 229-ФЗ). В процессе принудительного исполнения судебных актов пристав принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов (ст. 12 Закона N 118-ФЗ). В соответствии с ч. 1 ст. 30 Закона N 229-ФЗ судебный пристав-исполнитель возбуждает исполнительное производство на основании исполнительного документа по заявлению взыскателя, если иное не установлено данным Законом. В силу ч. 8 этой статьи пристав в 3-дневный срок со дня поступления к нему исполнительного документа выносит постановление о возбуждении исполнительного производства либо об отказе в его возбуждении. Требование от 12.08.2011 об освобождении земельного участка площадью 13 кв. м от установленного на нем торгового киоска по своему содержанию не противоречит резолютивной части вступившего в законную силу решения суда от 18.04.2011 и не возлагает на Г. какой-либо дополнительной обязанности, не указанной в исполнительном документе, на основании которого возбуждено исполнительное производство. Суды пришли к выводу, что это требование не противоречит Закону N 229-ФЗ. Нарушений прав и законных интересов Г. в сфере предпринимательской деятельности не допущено. Довод о том, что решение суда об освобождении участка площадью 13 кв. м исполнено путем вывоза киоска "Купава", однако пристав требует демонтировать и вывезти другой торговый киоск площадью 19 кв. м, расположенный в другом месте, отклонен. В исполнительном листе и в решении суда, на основании которого выдан исполнительный лист и возбуждено исполнительное производство, марка киоска не указана. Суды также установили, что Г. не представил документы, подтверждающие исполнение решения суда об освобождении участка площадью 13 кв. м. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

4. Суд признал недействительным постановление об окончании исполнительного производства, установив, что обязательство было исполнено ненадлежащему лицу (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 06.06.2012 N Ф03-1944/2012).

ООО "ЧОП "Сапсан" обратилось с заявлением о признании недействительным постановления об окончании исполнительного производства. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, требования удовлетворены. ООО "Техномаркет-М" (должник) ссылается на то, что добровольно и в полном объеме исполнило решение суда. ООО "ЧОП "Сапсан" получило денежные средства в полном объеме, в связи с чем право взыскателя на полное и своевременное получение денежных средств, взысканных в его пользу, постановлением об окончании исполнительного производства нарушено не было. Решением суда от 15.06.2011, оставленным без изменения апелляционным судом 28.09.2011 и ФАС округа 19.12.2011, с ООО "Техномаркет-М" (должник) в пользу ООО "ЧОП "Сапсан" (взыскатель) взысканы сумма задолженности по договору оказания услуг в размере 236338,32 руб. и неустойка в размере 21829,01 руб., всего 258167,33 руб. 10.10.2011 арбитражным судом выдан исполнительный лист, предъявленный ООО "ЧОП "Сапсан" к исполнению в отдел судебных приставов по исполнению особо сложных исполнительных производств. В отношении должника 17.10.2011 возбуждено исполнительное производство. 19.10.2011 в отдел судебных приставов поступило заявление ООО "Техномаркет-М" о том, что решение суда добровольно исполнено в полном объеме 09.08.2011. Основанием добровольного исполнения явилось письменное обращение руководителя С. с требованием оплатить всю имеющуюся задолженность в кратчайшие сроки путем внесения денежных средств на расчетный счет ООО "ЧОП "Сапсан" либо путем наличной оплаты в его кассу. В подтверждение факта добровольного исполнения решения суда ООО "Техномаркет-М" представило квитанцию к приходному кассовому ордеру от 09.08.2011, подписанную руководителем взыскателя и заверенную печатью взыскателя; выписку из ЕГРЮЛ в отношении ООО "ЧОП "Сапсан", согласно которой по состоянию на 05.08.2011 руководителем взыскателя являлся С., и объяснения С. от 17.11.2011, взятые сотрудниками ОВД, согласно которым он подтвердил достоверность факта оплаты ООО "Техномаркет-М" в кассу ООО "ЧОП "Сапсан" денежных средств, взысканных по решению суда. 08.12.2011 пристав вынес постановление об окончании исполнительного производства. Поскольку взысканные по решению суда 258167,33 руб. в установленном законом порядке в кассу ООО "ЧОП "Сапсан" не поступили и оприходованы не были, оно обратилось с заявлением о признании недействительным постановления об окончании исполнительного производства. Суды, руководствуясь ст. 12 ФЗ от 21.07.1997 N 118-ФЗ "О судебных приставах", ст. ст. 47, 64 Закона N 229-ФЗ, исходили из того, что сумма задолженности, взысканная по решению суда и предъявленная к исполнению в службу судебных приставов, возникла из обязательственных отношений, в связи с чем пристав в силу ст. 2 Закона N 229-ФЗ, признавая факт добровольного исполнения решения суда, обязан был проверить соблюдение должником требований действующего законодательства, в том числе норм, закрепленных, в частности, ст. ст. 307, 309, 312 ГК РФ, ФЗ от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете", а также иных нормативных правовых актов по вопросам, связанным с соблюдением требований порядка ведения кассовых операций и расчетов наличными денежными средствами. Вывод о фактическом исполнении должником требований, содержащихся в исполнительном документе, пристав сделал на основании представления должником квитанции к приходному кассовому ордеру от 09.08.2011 об оплате задолженности по договору оказания услуг в сумме 258167,33 руб. Между тем должник, передавая денежные средства 09.08.2011 руководителю взыскателя С., проверил его полномочия как руководителя, однако не истребовал доказательств, подтверждающих его право на осуществление работы по ведению бухгалтерского учета, в том числе и право на получение денежных средств наличными в кассу предприятия, как это предусмотрено ст. 312 ГК РФ, то есть не убедился, что исполнение произведено надлежащему лицу. Суды установили, что квитанция содержит реквизиты главного бухгалтера и кассира, а указания на должность лица, принявшего денежные средства, не содержит. Кроме того, в материалы дела представлен приказ от 15.12.2010 о возложении обязанностей по ведению бухгалтерского учета на директора ООО "ЧОП "Сапсан" П. При таких обстоятельствах суды сделали вывод, что полномочия С. на момент передачи денег документально подтверждены не были, в связи с чем имеет место факт исполнения обязательств ненадлежащему лицу, поскольку нет доказательств наличия у С. полномочий на принятие исполнения наличными средствами. Суды также пришли к выводу о несоответствии места передачи денежных средств фактическому месту нахождения ООО "ЧОП "Сапсан". В связи с этим, а также учитывая тот факт, что материалы дела, в частности журнал регистрации приходных и расходных кассовых документов, копия кассовой книги за 2011 год, содержащая последнюю запись за 31.03.2011, не подтверждают поступление денежных средств в установленном законом порядке в кассу ООО "ЧОП "Сапсан", суды пришли к выводу об отсутствии оснований для принятия приставом в качестве надлежащего доказательства добровольного исполнения судебного акта квитанции к приходно-кассовому ордеру от 09.08.2011 и признали постановление об окончании исполнительного производства не соответствующим закону, нарушающим права и законные интересы взыскателя в сфере предпринимательской деятельности. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

5. Установив, что требование о признании незаконными действий пристава обосновано исключительно принадлежностью изъятого имущества, суд пришел к выводу о наличии в данном случае спора о праве, который может быть разрешен в порядке искового производства (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 09.06.2012 по делу N А45-18003/2011).

Предприниматель А. обратился с заявлением о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя, выразившихся во взломе замка на зернохранилище, проникновении в него и изъятии зерна. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, в удовлетворении заявления отказано. По мнению А., приставом нарушены ч. 2 ст. 12 ФЗ от 21.07.1997 N 118-ФЗ "О судебных приставах", ст. 77 Закона N 229-ФЗ. Вывод судов об отсутствии доказательств, подтверждающих право собственности А. на изъятое зерно, не соответствует материалам дела. Суды, указывая на возможность обращения А. в данном случае с иском об освобождении имущества от ареста либо об исключении его из описи, не учли то обстоятельство, что арест не накладывался. 07.09.2011 возбуждено исполнительное производство на основании исполнительного листа от 22.08.2011. Взыскателем является ООО "Оникс", должником - ЗАО "Сенчанское поле", предмет взыскания - пшеница продовольственная мягкая, соответствующая требованиям ГОСТ 52554-2006, в количестве 1333 т. В период с 17.10.2011 по 25.10.2011 приставом проведены меры принудительного взыскания в виде исполнительных действий по передаче взыскателю пшеницы, в том числе в количестве 776,37 т с принадлежащего должнику на праве собственности склада. 28.10.2011 пристав вынес постановление об окончании исполнительного производства. А. ссылается на наличие у него права собственности на изъятое имущество. Суды исходили из наличия в данном случае спора о праве, который может быть разрешен в порядке искового производства, и пришли к выводу об отсутствии правовых оснований для признания незаконными действий пристава, указав, что А. не обоснован способ восстановления его нарушенных прав с учетом окончания исполнительного производства. В соответствии с ч. 1 ст. 12 Закона N 118-ФЗ в процессе принудительного исполнения судебных актов и актов других органов, предусмотренных Федеральным законом об исполнительном производстве, судебный пристав-исполнитель принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов. Согласно ч. 2 ст. 12 Закона N 118-ФЗ, ч. 1 ст. 64 Закона N 229-ФЗ судебный пристав-исполнитель имеет право получать при совершении исполнительных действий необходимую информацию, в том числе персональные данные, объяснения и справки; входить в помещения и хранилища, занимаемые должниками или принадлежащие им, производить осмотры указанных помещений и хранилищ, при необходимости вскрывать их. Частью 1 ст. 68 Закона N 229-ФЗ установлено, что мерами принудительного исполнения являются действия, указанные в исполнительном документе, или действия, совершаемые судебным приставом-исполнителем в целях получения у должника имущества, подлежащего взысканию по исполнительному документу. Пункт 4 ч. 3 ст. 68 Закона N 229-ФЗ относит к мерам принудительного исполнения изъятие у должника имущества, присужденного взыскателю. В соответствии со ст. 88 Закона N 229-ФЗ в случае присуждения взыскателю имущества, указанного в исполнительном документе, судебный пристав-исполнитель изымает его у должника и передает взыскателю по акту приема-передачи. В связи с неисполнением должником требования о добровольном исполнении исполнительного документа пристав вызвал руководителя ЗАО "Сенчанское поле" и предупредил его об уголовной ответственности за уклонение от исполнения решения суда. Также с него 03.10.2011 было взято объяснение, согласно которому должнику принадлежит шесть зерноскладов. Принадлежность ЗАО "Сенчанское поле" на праве собственности складов подтверждается выпиской из ЕГРП от 06.10.2011. Пристав неоднократно выезжал по юридическому и фактическому адресу должника, установил факт наличия зерна на складах, принадлежащих ЗАО "Сенчанское поле". С целью установления качественных характеристик зерна и соответствия его ГОСТ 13.10.2011 и 17.10.2011 приставом были отобраны образцы зерна. На момент отбора каких-либо возражений ни от должника, ни от иных лиц не поступало. Как следует из актов совершения исполнительных действий от 17 - 19.10.2011, со склада N 2 изъято 776,37 т зерна пшеницы, соответствующего ГОСТ 52554-2006, и передано по актам приема-передачи от 17 - 25.10.2011 взыскателю. При этом согласно акту совершения исполнительных действий от 19.10.2011 на момент их окончания на складе N 2 осталось 9 проемов пшеницы из 33 (высота насыпки от пола 90 - 110 см). Заявляя о неправомерности действий пристава по изъятию зерна, А. представил договор аренды зданий зерноскладов N 1 и N 2 сроком на 11 месяцев; акт приема-передачи недвижимого имущества от 01.04.2011, а также договор от 12.09.2011 на поставку семян пшеницы в количестве 750 т, товарную накладную от 15.09.2011, товарно-транспортные накладные от 13 - 15.09.2011. Суды установили, что, несмотря на предложение пристава, в период совершения исполнительных действий ему не были представлены надлежащие документы, свидетельствующие о принадлежности изъятого зерна А. Учитывая, что требование А. о признании незаконными действий пристава обосновано исключительно принадлежностью ему изъятого имущества, суды пришли к выводу о наличии в данном случае спора о праве, который может быть разрешен в порядке искового производства. А. не представил доказательств того, что им утрачена реальная возможность заявить о своих правах непосредственно ООО "Оникс" либо обратиться в суд с требованием о возврате имущества из чужого незаконного владения. Суды указали на отсутствие у пристава оснований для применения ст. 77 Закона N 229-ФЗ, поскольку не было представлено доказательств нахождения зерна у третьих лиц. В материалы дела также не представлены доказательства взлома, отсутствия свободного доступа в здание склада N 2, в связи с чем судами не установлено нарушений приставом ч. 2 ст. 12 Закона N 118-ФЗ. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

6. Суд признал незаконным постановление о наложении ареста на долю в уставном капитале ООО в части запрета должнику самостоятельно или через представителя принимать решения по вопросам, связанным с изменением устава, поскольку пристав не обосновал необходимость такого ограничения права, не учел значимость для участника ООО наличия у него права на участие в принятии решений об изменении устава (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 06.06.2012 по делу N А45-19426/2011).

Т. обратился с заявлением о признании незаконным постановления пристава о наложении ареста на долю в уставном капитале юридического лица в части запрета Т. самостоятельно или через представителя принимать решения по вопросам, связанным с изменением устава ООО "Земельный фонд "Ермак". Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, требование удовлетворено. 04.10.2011 судебным приставом-исполнителем в рамках исполнительного производства о взыскании с Т. в пользу З. в интересах ООО "ЗФ "Ермак" денежных средств в размере 3541000 руб. вынесено постановление о наложении ареста на долю в размере 20% в уставном капитале ООО "ЗФ "Ермак", принадлежащую должнику. Т. не согласен с постановлением в части запрета должнику самостоятельно или через представителя принимать решения по вопросам, связанным с изменением устава ООО "ЗФ "Ермак". Суды исходили из того, что запрет участнику ООО "ЗФ "Ермак" принимать решения по вопросам, связанным с изменением устава общества, нарушает его права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, поскольку фактически приводит к невозможности или существенному затруднению финансово-хозяйственной, предпринимательской деятельности общества. В соответствии со ст. 12 Закона N 118-ФЗ в процессе принудительного исполнения судебных актов и актов других органов, предусмотренных Федеральным законом об исполнительном производстве, судебный пристав-исполнитель принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов. В ч. 1 ст. 80 Закона N 229-ФЗ установлено, что судебный пристав-исполнитель в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях, вправе, в том числе и в течение срока, установленного для добровольного исполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований, наложить арест на имущество должника. В силу ч. 4 ст. 80 Закона N 229-ФЗ арест имущества должника включает запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости - ограничение права пользования имуществом или изъятие имущества. Вид, объем, срок ограничения права пользования имуществом определяются судебным приставом-исполнителем в каждом случае с учетом свойств имущества, его значимости для собственника или владельца, характера использования и других факторов. Предметом исполнительного производства является взыскание с Т. в пользу З. в интересах ООО "ЗФ "Ермак" денежных средств в размере 3541000 руб. В постановлении о наложении ареста на имущество Т. (доля в уставном капитале ООО "ЗФ "Ермак") указано на запрещение должнику самостоятельно либо через представителя принимать решения по вопросам, связанным с изменением устава ООО "ЗФ "Ермак". Между тем приставом не обоснована необходимость такого ограничения права Т., не учтена значимость для должника как участника общества наличия у него права на участие в принятии каких-либо решений об изменении устава ООО "ЗФ "Ермак", в том числе по вопросам, не связанным с размером и стоимостью его доли. Суд апелляционной инстанции указал, что запреты, касающиеся внесения изменений в учредительные документы общества, могут привести к невозможности (либо затруднительности) осуществления финансово-хозяйственной, предпринимательской деятельности общества. При таких обстоятельствах суды пришли к выводу о нарушении оспариваемым постановлением прав и законных интересов Т. вследствие несоответствия принципа соотносимости принятой меры и обеспечения исполнения требований исполнительного документа, на основании которого оно возбуждено. Ссылка З. на необоснованное восстановление срока на оспаривание ненормативного правового акта отклонена. Согласно ст. 198 АПК РФ заявление о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц может быть подано в суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом. Специальный срок установлен ст. 122 Закона N 229-ФЗ: заявление об оспаривании постановления и действия (бездействия) может быть подано в течение 10 дней со дня его вынесения или совершения действий, установления факта его бездействия либо отказа в отводе. Лицом, не извещенным о времени и месте совершения действий, жалоба подается в течение 10 дней со дня, когда оно узнало или должно было узнать о вынесении постановления, совершении действий (бездействия). Предусмотрев нормы о восстановлении процессуального срока и об отказе в его восстановлении, закон отнес решение вопроса об этом на усмотрение суда, который в каждом конкретном случае дает оценку доводам соответствующего ходатайства, представленным в его обоснование доказательствам и высказывает свое суждение о том, являются ли приведенные причины пропуска срока уважительными. Суд, рассмотрев ходатайство Т. о восстановлении пропущенного срока, счел его подлежащим удовлетворению. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

7. Суд отказал в признании незаконными действий пристава по оценке и передаче на реализацию арестованного имущества и постановления о передаче имущества на реализацию, поскольку обжалуемые действия и постановление не противоречат закону, а доказательств того, что пристав предпринял в отношении лица, не являющегося стороной исполнительного производства, меры принудительного исполнения, не представлено (Постановление ФАС Московского округа от 04.07.2012 по делу N А40-105952/11-93-941).

ООО "Торговый центр "Париж" обратилось с заявлением о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя в части оценки и передачи на реализацию арестованного имущества, признании недействительным постановления о передаче имущества на реализацию. Решением суда в удовлетворении требований отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения. 25.04.2011 на основании исполнительного листа от 22.12.2010 возбуждено исполнительное производство о взыскании с ООО "Фитнес Империя" в пользу ООО "Континент Спорт" денежных средств в размере 160000 руб. Во исполнение требований 03.06.2011 приставом составлен акт описи и ареста имущества должника. 13.07.2011 вынесено постановление об оценке вещи или имущественного права, согласно которому приставом арестованное имущество должника ООО "Фитнес Империя" оценено на сумму 246500 руб. 13.07.2011 пристав вынес постановление о передаче имущества на реализацию, в соответствии с которым арестованное имущество передано на реализацию на комиссионных началах Росимуществу. Суд руководствовался ст. ст. 198, 329 АПК РФ, п. 1 ст. 119, п. 1 ст. 121 Закона N 229-ФЗ, п. 50 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и ВАС РФ от 29.04.2010 N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" и исходил из того, что действия пристава правомерны и не нарушают прав и законных интересов общества при совершении исполнительных действий. В соответствии со ст. 13 ГК РФ и ч. 2 ст. 201 АПК РФ основаниями для признания незаконными ненормативного акта, решения, действия (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов или должностных лиц являются одновременно несоответствие указанных актов, решений, действий (бездействия) закону или иному нормативному акту и нарушение прав и охраняемых законом интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. В силу ч. 3 ст. 201 АПК РФ в случае, если суд установит, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решения и действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и не нарушают права и законные интересы заявителя, суд принимает решение об отказе в удовлетворении заявленного требования. Отсюда следует, что действия (бездействие) могут быть признаны незаконными только при одновременном нарушении законных прав и охраняемых законом интересов заявителя и несоответствии их закону или иному нормативному правовому акту. Согласно п. 2 ст. 12 Закона N 118-ФЗ пристав имеет право арестовывать, изымать, передавать на хранение и реализовывать арестованное имущество, за исключением имущества, изъятого из оборота в соответствии с законом. В соответствии с п. п. 7, 8 ч. 1 ст. 64 Закона N 229-ФЗ в процессе исполнения требований исполнительных документов пристав вправе в целях обеспечения исполнения исполнительного документа накладывать арест на имущество, в том числе денежные средства и ценные бумаги, изымать указанное имущество, передавать арестованное и изъятое имущество на хранение; в порядке и пределах, которые установлены данным Законом, производить оценку имущества. Частью 4 ст. 69 Закона N 229-ФЗ предусмотрено, что при отсутствии или недостаточности у должника денежных средств взыскание обращается на иное имущество, принадлежащее ему на праве собственности, хозяйственного ведения и (или) оперативного управления, за исключением имущества, изъятого из оборота, и имущества, на которое в соответствии с Федеральным законом оно не может быть обращено. ООО "Торговый центр "Париж" не является ни взыскателем, ни должником, то есть участником исполнительного производства, в рамках которого произведены оспариваемые действия и вынесено постановление о передаче имущества на реализацию. Суд установил, что 29.08.2010 ООО "Торговый центр "Париж" и ООО "Фитнес Империя" заключен договор субаренды нежилого помещения. В целях обеспечения обязательств по договору 01.03.2011 между ООО "Торговый центр Париж" и ООО "Фитнес Империя" подписан договор залога имущества, перечисленного в приложении N 1 к договору. Договор залога от 01.03.2011 заключен после вынесения арбитражным судом решения от 19.09.2010. Согласно дополнительному соглашению от 17.06.2011 к договору субаренды с 21.06.2011 стороны признали договор субаренды прекратившим свое действие с 21.06.2011. По акту от 20.06.2011 ООО "Фитнес Империя" передало ООО "Торговый центр "Париж" арендованное помещение. Таким образом, действия пристава по оценке арестованного имущества являются правомерными и не нарушают прав и законных интересов заявителя при совершении исполнительных действий. Суды пришли к выводу, что заявитель избрал ненадлежащий способ защиты своего права. При этом с иском об освобождении имущества от ареста или исключении его из описи он не обращался. Обжалуемые действия и постановление не противоречат Закону N 229-ФЗ. Доказательств того, что пристав предпринял в отношении лица, не являющегося стороной исполнительного производства, меры принудительного исполнения, не представлено. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

8. Суд отказал в признании незаконным постановления пристава о замене стороны исполнительного производства правопреемником, поскольку пристав, вынося это постановление, исполнял определение суда о замене должника в связи с реорганизацией (Постановление ФАС Московского округа от 20.06.2012 по делу N А41-2762/12).

ООО "Компания "Томич" обратилось с заявлением о признании недействительным постановления, которым признано правомерным постановление старшего судебного пристава и отказано в удовлетворении жалобы; о признании незаконным бездействия главного судебного пристава (непринятие мер по отмене неправомерно вынесенного постановления судебного пристава-исполнителя о замене стороны исполнительного производства правопреемником); об обязании отменить неправомерные решения соответствующих должностных лиц. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, в удовлетворении требований отказано. 14.06.2011 возбуждено исполнительное производство в отношении должника ЗАО "Промышленно-финансовая корпорация "Томич" о взыскании задолженности в размере 5908547,32 руб. 24.11.2011 пристав вынес постановление о замене стороны исполнительного производства правопреемником - ООО "Компания "Томич". На данное постановление ООО "Компания "Томич" в порядке подчиненности старшему судебному приставу была подана жалоба от 01.12.2011, по результатам рассмотрения которой 12.12.2011 постановление о замене стороны исполнительного производства признано правомерным. ООО обратилось в порядке подчиненности к главному судебному приставу с жалобой от 16.12.2011 на постановление от 12.12.2011 и действия (бездействие) старшего судебного пристава. Главным судебным приставом вынесено постановление от 22.12.2011, которым постановление старшего судебного пристава от 12.12.2011 признано правомерным; в удовлетворении остальной части жалобы отказано. ООО "Компания "Томич" обжаловало постановление главного судебного пристава от 22.12.2011 и постановление судебного пристава-исполнителя от 24.11.2011 в суд. Суды сделали вывод о недоказанности нарушения оспариваемым постановлением главного судебного пристава-исполнителя прав и законных интересов ООО. Незаконного бездействия ответчика не установлено. В силу ч. 5 ст. 58 ГК РФ, п. 4 ст. 20 Закона "Об акционерных обществах" при преобразовании юридического лица происходит универсальное правопреемство, в силу которого к вновь возникшему юридическому лицу переходит весь комплекс прав и обязанностей в полном объеме, в том числе и обязанностей, связанных с погашением задолженностей. ЗАО "Промышленно-финансовая корпорация "Томич" прекратило свою деятельность в связи с реорганизацией в ООО "Компания "Томич", в связи с чем пристав в порядке ст. 48 АПК РФ и ст. 52 Закона N 229-ФЗ обратился в суд с заявлением о процессуальной замене должника на стадии исполнительного производства. Определением суда от 27.10.2011 произведена замена должника ЗАО "ПФК "Томич" на его правопреемника ООО "Компания "Томич" в связи с реорганизацией должника (изменение организационно-правовой формы). На основании данного определения пристав 24.11.2011 вынес постановление о замене стороны исполнительного производства. Действия пристава не противоречат ст. 52 Закона N 229-ФЗ и не нарушают прав и законных интересов компании. Довод о том, что постановление от 24.11.2011 вынесено до вступления определения от 27.10.2011 в законную силу, отклонен. Суды исходили из того, что в силу ст. 187 АПК РФ определение, вынесенное арбитражным судом, исполняется немедленно. Исключения из этого правила составляют случаи, когда иной срок исполнения устанавливается АПК РФ или непосредственно судом, рассматривающим дело, в самом определении. При этом не являются исключениями и подлежат немедленному исполнению также определения, обжалование которых предусмотрено АПК РФ. Суды указали, что иной срок исполнения определения от 27.10.2011, отличный от установленного ст. 187 АПК РФ, не предусмотрен и в судебном акте не указан. Поскольку определения арбитражного суда являются судебными актами (ч. 1 ст. 15 АПК РФ), то их неисполнение влечет предусмотренную законом ответственность. Поэтому определение о замене должника на стадии исполнительного производства обоснованно исполнено приставом. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

9. Суд отказал в признании незаконными действий пристава по вручению директору филиала иностранной компании постановлений о возбуждении исполнительного производства и предупреждения об уголовной ответственности, поскольку не представлено доказательств обращения директора филиала к приставу с заявлением о предоставлении ему переводчика либо о возможности пригласить своего (Постановление ФАС Московского округа от 13.06.2012 по делу N А40-83949/11-149-507).

АООО "РМДжМ Скотланд Лимитед" обратилось с заявлением о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя по вручению директору филиала постановлений о возбуждении исполнительного производства и предупреждения об уголовной ответственности. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, в удовлетворении требований отказано. 20.07.2011 пристав на основании ст. ст. 12, 14 Закона N 118-ФЗ, ст. 10 Закона N 229-ФЗ вручил директору Московского филиала П. постановления о возбуждении исполнительного производства от 30.05.2011, от 11.07.2011 и от 16.06.2011, а также предупреждение об уголовной ответственности от 20.06.2011. Согласно копиям выданной АООО "РМДжМ Скотланд Лимитед" доверенности от 21.12.2009 на иностранном языке с апостилем и ее перевода на русский язык, П., управляющий деятельностью филиала общества в г. Москве, уполномочен, в частности, представлять общество в службах судебных исполнителей по всем вопросам и осуществлять от имени общества и в его интересах все права истца, ответчика, третьего лица, оспаривать действия судебного пристава. Срок действия доверенности - 3 года. Таким образом, получая от пристава постановления о возбуждении исполнительных производств в отношении общества и предупреждение об уголовной ответственности, он действовал в пределах полномочий, предоставленных ему доверенностью. В связи с этим несогласие с вручением постановлений и предупреждения непосредственно директору филиала безосновательно. В силу ст. 12 Закона N 118-ФЗ в процессе принудительного исполнения судебных актов и актов других органов, предусмотренных законом, судебный пристав-исполнитель принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов. Обязанность пристава по вручению (направлению) должнику копии постановления о возбуждении исполнительного производства установлена ст. 30 Закона N 229-ФЗ, где также закреплено право пристава устанавливать срок для добровольного исполнения, но не более 5 дней со дня получения должником постановления о возбуждении исполнительного производства (п. 12). В данном случае копии постановлений были вручены лицу, уполномоченному представлять интересы общества в исполнительном производстве. Заявитель оспаривает действия пристава в связи с нарушением прав иностранного лица на пользование услугами переводчика. В соответствии с ч. 3 ст. 58 Закона N 229-ФЗ должнику или взыскателю, которому необходимы услуги переводчика, пристав предоставляет срок для его приглашения. Если должник или взыскатель не обеспечит участие переводчика в указанный срок, то пристав назначает переводчика по своему усмотрению. Доказательств обращения директора филиала к приставу о предоставлении ему переводчика либо о возможности пригласить своего не представлено. Доводы общества о том, что необходимость участия переводчика при вручении постановлений и предупреждения явствовала из обстановки, а также следовала из документов, согласно которым директор филиала являлся подданным иностранного государства, сами по себе не доказывают нарушение приставом ст. 58 Закона N 229-ФЗ. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

10. Суд признал незаконным бездействие пристава, не принявшего мер по установлению фактического местонахождения имущества должника и передаче на реализацию (Постановление ФАС Московского округа от 06.06.2012 по делу N А40-99375/11-147-874).

АО "БТА Банк" обратилось с требованием о признании незаконным бездействия пристава и обязании совершить исполнительные действия. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, в удовлетворении требования отказано. Исполнительный документ выдан 04.02.2011 в соответствии с решением суда от 09.09.2010, согласно которому в счет погашения задолженности ООО "Лизинговая компания "Дело" по кредитному договору следовало обратить взыскание в пользу АО "БТА Банк" на принадлежащее ООО "Лизинговая компания "Дело" имущество, заложенное по договору о залоге от 09.02.2007. Судом решено произвести реализацию имущества путем продажи с публичных торгов. 10.02.2011 АО "БТА Банк" предъявило исполнительный лист в межрайонный отдел по особым исполнительным производствам и заявило ходатайство о наложении ареста на имущество должника, указанное в исполнительном документе. 15.02.2011 на основании исполнительного листа пристав вынес постановление о возбуждении исполнительного производства. 16.03.2011 пристав вынес постановление о даче поручения совершения отдельных исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения, которым приставу соответствующего территориального отдела поручено совершить исполнительные действия и (или) применить меры принудительного исполнения в виде обнаружения, ареста и составления описи имущества, принадлежащего ООО "Лизинговая компания "Дело", находящегося во временном владении и пользования ОАО "БАМОФЛОАТГЛАСС". 12.04.2011, 17.05.2011, 21.06.2011 АО "БТА Банк" обращалось к приставам с заявлениями о составлении описи и наложении ареста на принадлежащее должнику имущество, о направлении запросов об исполнении поручений, просило принять меры к установлению местонахождения имущества должника. 16.06.2011 пристав вынес постановление о наложении ареста на принадлежащие должнику технические средства, перечисленные в исполнительном документе. Поскольку требования исполнительного документа в установленный Законом двухмесячный срок исполнены не были, имущество, указанное в исполнительном листе, не обнаружено, у пользователя не изъято и не передано на реализацию, АО "БТА Банк" считает, что пристав, осуществляющий исполнительное производство на основании поданного им исполнительного листа, бездействует. Суды исходили из того, что приставом совершены все необходимые действия по розыску имущества должника, отклонив ссылку на нарушение двухмесячного срока, предусмотренного ст. 36 Закона N 229-ФЗ, исходя из того, что он не является пресекательным. При этом под необходимыми действиями суды понимали вынесение приставом постановления о даче поручения по совершению отдельных исполнительных действий и применению мер принудительного исполнения. Также суды указали, что неисполнение УФССП по Московской области этого постановления в установленный п. 3 ст. 36 Закона N 229-ФЗ 15-дневный срок по месту нахождения имущества должника не свидетельствует о незаконном бездействии пристава. В соответствии с ч. 1 ст. 30 Закона N 229-ФЗ пристав возбуждает исполнительное производство на основании исполнительного документа по заявлению взыскателя. Обращаясь с заявлением, взыскатель вправе заявить об объявлении розыска должника и его имущества. Согласно ст. 2 Закона N 229-ФЗ задачами исполнительного производства являются правильное и своевременное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц, а в предусмотренных законодательством РФ случаях исполнение иных документов в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций. В силу п. 1 ст. 12 Закона N 118-ФЗ в обязанности пристава входит принятие мер по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов. Это означает, что пристав должен возбудить исполнительное производство и выполнить весь комплекс исполнительных действий, предусмотренных Законом N 229-ФЗ, в целях исполнения исполнительного документа в полном объеме. Пункт 10 ч. 1 ст. 64 Закона N 229-ФЗ относит розыскные действия к числу исполнительных действий. По своему назначению эти действия носят подготовительный характер, так как предшествуют принудительному исполнению исполнительных документов, при этом приставом принимаются все допустимые законом меры по отысканию должника, его имущества. Одним из принципов осуществления исполнительного производства согласно п. 2 ст. 4 Закона N 229-ФЗ является своевременность совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения. Основанием для объявления розыска служит отсутствие сведений о местонахождении должника, его имущества. В материалах исполнительного производства сведения о фактическом местонахождении имущества должника отсутствуют. Пристав, исполняя требования исполнительного документа, на основании ч. 2 ст. 64 Закона N 229-ФЗ вправе: - запрашивать необходимые сведения, в том числе персональные данные, у физических лиц, организаций и органов, находящихся на территории РФ, а также на территориях иностранных государств, в порядке, установленном международным договором РФ, получать от них объяснения, информацию, справки; - давать физическим и юридическим лицам поручения по исполнению требований, содержащихся в исполнительных документах; - в целях обеспечения исполнения исполнительного документа накладывать арест на имущество, в том числе денежные средства и ценные бумаги, изымать указанное имущество, передавать арестованное и изъятое имущество на хранение; - производить розыск должника, его имущества, розыск ребенка самостоятельно или с привлечением органов внутренних дел; - запрашивать у сторон исполнительного производства необходимую информацию. Не получив в 15-дневный срок, установленный п. 3 ст. 36 Закона N 229-ФЗ, сведения об исполнении поручения об установлении местонахождения, описи и ареста имущества должника, направленного УФССП по Московской области, пристав иные исполнительные действия по установлению местонахождения имущества не произвел, по месту нахождения должника, которому техника принадлежит на праве собственности, с целью составления акта описи и ареста не выходил, повторное поручение по месту нахождения лизингополучателя, которому, согласно сообщению должника, передана техника, не направил. Иное приставом не доказано. Согласно пояснениям представителя АО "БТА Банк" его попытки установить, кому передано на исполнение поручение, оказались безрезультатными, а пристав не представил информации об исполнителе поручения. Само по себе постановление о наложении ареста на имущество от 16.06.2011, которым запрещено осуществлять регистрацию сделок, направленных на отчуждение имущества, и сообщение Спецгостехнадзора ОАТИ г. Москвы о том, что это постановление исполнено, не являются доказательством того, что приставом осуществлен весь комплекс мер, предусмотренных п. 5 ст. 80 Закона N 229-ФЗ и предполагающих не только вынесение постановления об аресте, но и выполнение фактических действий, связанных с конкретизацией имущества, его описью и передачей на реализацию. Отсутствие заявления взыскателя о розыске имущества должника при том, что приставом не приняты меры по установлению его фактического местонахождения и передаче на реализацию в соответствии со ст. ст. 64 и 80 Закона N 229-ФЗ, не позволяет сделать вывод о том, что приставом не допущено бездействие по исполнению требований исполнительного листа. Суд не нашел оснований для поддержания доводов о нарушении ответчиком двухмесячного срока, предусмотренного ч. 1 ст. 36 Закона N 229-ФЗ. Действительно, в соответствии с данной нормой содержащиеся в исполнительном документе требования должны быть исполнены приставом в двухмесячный срок со дня возбуждения исполнительного производства. Однако в данном случае исполнительное производство было возбуждено одним приставом, а затем передано другому после истечения установленного в законе срока. За неисполнение требований исполнительного документа в соответствии с ч. 1 ст. 36 Закона N 229-ФЗ второй пристав ответственности не несет. Кроме того, истечение этого срока и совершение действий по исполнению исполнительного документа за его пределами не свидетельствуют о незаконном бездействии пристава, так как данный срок не является пресекательным. ФАС округа отменил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции в части отказа в признании незаконным бездействия пристава, выразившегося в несовершении исполнительных действий по розыску и реализации имущества должника, и требование в этой части удовлетворил; в остальной части судебные акты оставил без изменения.

11. Суд признал незаконным постановление об окончании исполнительного производства, поскольку пристав вынес его, не объявив розыск имущества должника, что лишило взыскателя права на полное совершение действий по исполнению исполнительного документа (Постановление ФАС Московского округа от 18.05.2012 по делу N А40-119613/11-121-1030).

ОАО "Росжелдорпроект" обратилось с заявлением о признании незаконным постановления пристава об окончании исполнительного производства. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, в удовлетворении заявления отказано. В соответствии с пп. 4 п. 1 ст. 46 Закона N 229-ФЗ исполнительный документ, по которому взыскание не производилось или произведено частично, возвращается взыскателю, если у должника отсутствует имущество, на которое может быть обращено взыскание, и все принятые судебным приставом-исполнителем допустимые законом меры по отысканию его имущества оказались безрезультатными. В соответствии с ч. 1 ст. 65 Закона N 229-ФЗ в случае отсутствия сведений о местонахождении должника по исполнительным документам, содержащим требования о защите интересов Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований, требования о взыскании алиментов, возмещении вреда, причиненного здоровью или в связи со смертью кормильца, требования об отобрании ребенка, судебный пристав-исполнитель по своей инициативе или по заявлению взыскателя выносит постановление о розыске должника, которое утверждается старшим судебным приставом. В таком же порядке выносится постановление о розыске имущества должника или розыске ребенка. Согласно ч. 4 данной статьи розыск должника-организации, имущества должника-организации и имущества должника-гражданина осуществляется Федеральной службой судебных приставов по заявлению взыскателя. В случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 65 Закона N 229-ФЗ, розыск осуществляется по инициативе пристава либо по заявлению взыскателя, в иных случаях - на основании заявления взыскателя. 27.09.2010 арбитражный суд выдал исполнительный лист о взыскании с ЗАО "ЕвразияПром" (должник) в пользу взыскателя ОАО "Росжелдорпроект" 77256,17 руб. 12.10.2010 возбуждено исполнительное производство. В ходе исполнения приставом совершены следующие исполнительные действия: направлены запросы в регистрирующие органы (Управление Росреестра; в отдел МОТОТРЭР ГИБДД; Департамент земельных ресурсов), а также совершен выход по адресу должника и составлен акт об отсутствии по данному адресу имущества должника. Вынесено постановление об обращении взыскания на денежные средства должника, находящиеся на счете в банке ЗАО "Миллениум банк". Согласно письму банка от 01.04.2011 постановление пристава возвращено в связи с нахождением в банке решения налогового органа о приостановлении операций по счетам должника. Исполнительный документ не исполнен. 12.10.2011 пристав, руководствуясь пп. 4 п. 1 ст. 46, п. 3 ч. 1 ст. 47 Закона N 229-ФЗ, вынес постановление об окончании исполнительного производства. Взыскатель ссылался на то, что им было подано заявление об объявлении розыска имущества должника. Пристав в нарушение ст. 65 Закона N 229-ФЗ розыск не объявил, чем нарушил право взыскателя на исполнение исполнительного документа. Суд указал, что по данной категории исполнительного документа ч. 1 ст. 65 Закона N 229-ФЗ не предусматривает объявление розыска должника. Суд апелляционной инстанции признал данный вывод не соответствующим ст. 65 Закона N 229-ФЗ, но счел, что неправильное толкование судом Закона не повлекло принятие незаконного решения. При этом суд апелляционной инстанции исходил из того, что взыскатель не обжаловал в установленном порядке бездействие пристава, выразившееся в неразрешении заявления об объявлении розыска. Кроме того, суд указал, что взыскатель вправе вновь предъявить приставу исполнительный лист и заявление об объявлении розыска имущества должника. Суд кассационной инстанции считает выводы судов противоречащими ст. 12 Закона N 118-ФЗ, предусматривающей обязанность пристава принимать меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов, в том числе по объявлению розыска имущества должника. Это означает, что при наличии заявления взыскателя об объявлении розыска пристав обязан своевременно объявить розыск, не дожидаясь повторного предъявления взыскателем исполнительного листа или заявления о розыске. Довод судов о необходимости отдельного обжалования бездействия пристава по нерассмотрению заявления об объявлении розыска противоречит ст. ст. 50, 121, гл. 18 Закона N 229-ФЗ, которые предусматривают право обжалования постановлений пристава. Взыскатель воспользовался таким правом. Какая-либо очередность при обжаловании постановлений и действий пристава не предусмотрена. Совершение приставом исполнительных действий не может свидетельствовать о фактическом принятии им всех необходимых мер по обнаружению имущества должника. Совокупность этих действий неравнозначна розыску имущества, который предусматривает более широкий спектр действий. Так, Приказом Минюста РФ от 08.07.2008 N 139 утвержден Алгоритм действий судебного пристава-исполнителя по розыску при розыске должника-организации и имущества должника (гражданина или организации). Розыскные действия проводятся приставом, наделенным полномочиями по розыску. Заводится розыскное дело. Составляется план розыскных действий. Планом определяется перечень государственных органов, которые могут располагать информацией об имуществе должника. Это не только органы ГИБДД, но и территориальные органы МВД на железнодорожном, воздушном, морском и речном транспорте, на закрытых территориях и режимных объектах, нотариат и иные контролирующие органы. Информация проверяется не только путем выхода на место нахождения должника, но и путем опроса граждан, изучения финансовых и иных документов оперативно-хозяйственной деятельности должника. В случае безрезультатности розыска может быть принято решение о продлении срока ведения розыскного дела и утвержден дополнительный план розыскных действий. Копия постановления об окончании розыскного дела и обзорная справка о проведенных розыскных мероприятиях направляются приставу, у которого находится на исполнении исполнительное производство. Пристав вынес постановление об окончании исполнительного производства, не объявив розыск имущества должника, что лишило взыскателя права на полное совершение действий по исполнению исполнительного документа. ФАС округа отменил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции и требование удовлетворил.

12. Суд признал недействительным постановление о запрете на совершение регистрационных действий в отношении объектов недвижимости, поскольку запрет регистрационных действий в отношении всего недвижимого имущества должника, стоимость которого во много раз превышает сумму взыскиваемой задолженности, нарушает законодательство об исполнительном производстве и необоснованно ограничивает права должника, в том числе по добровольному исполнению (Постановление ФАС Поволжского округа от 06.06.2012 по делу N А55-28762/2011).

ОАО "Промсинтез" обратилось с заявлением о признании недействительным и отмене постановления о запрете на совершение регистрационных действий в отношении объектов недвижимого имущества, о признании незаконными действий пристава. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, в удовлетворении требований отказано. На основании выданных арбитражным судом исполнительных листов приставом в отношении должника ОАО "Промсинтез" возбуждены исполнительные производства, о чем 17.06.2011, 13.07.2011, 15.09.2011, 04.10.2011, 14.10.2011 вынесены постановления. Впоследствии отдельные производства были объединены в сводное исполнительное производство. С целью установления имущественного состояния должника пристав направил запросы в регистрирующие органы: ГИБДД, ГУП "Центр технической инвентаризации", Сбербанк, ИФНС. Приставом были совершены следующие исполнительные действия: 28.06.2011 вынесено постановление об ограничении проведения расходных операций по кассе с целью обращения взыскания на наличные денежные средства, копия постановления вручена руководителю должника - организации ОАО "Промсинтез"; 13.07.2011 вынесены постановления об обращении взыскания на денежные средства, находящиеся на лицевых счетах в кредитных учреждениях, копии которых направлены заказной корреспонденцией в кредитные учреждения для исполнения, сторонам исполнительных производств; 22.07.2011 вынесено постановление о запрете регистрационных действий в отношении автотранспортных средств, копия постановления направлена в МРЭО ГИБДД для исполнения, сторонам исполнительного производства. Согласно ответу Управления Росреестра от 07.09.2011 за должником на праве собственности зарегистрировано 165 объектов недвижимости, из которых на 118 зарегистрированы ограничения (обременения) права в виде запрещения сделок с имуществом в связи с ипотекой. Пристав 25.11.2011 вынес постановление о запрете регистрационных действий в отношении всех объектов (165 объектов - здания различного назначения, в том числе производственные и административные, скважины, железнодорожные пути, земельные участки). В связи с установлением факта обременения прав должника ОАО "Промсинтез" на объекты недвижимости ипотечными обязательствами, постановлением пристава от 16.12.2011 отменена мера о запрете регистрационных действий на 118 объектов, в отношении которых у должника обременены права ипотечными обязательствами. Суд указал, что в данном случае запрет регистрационных действий не является арестом имущества, а относится к числу иных мер, обеспечивающих исполнение исполнительного документа. Он не связан с фактическим лишением должника его имущества и ограничением в распоряжении им, что, в свою очередь, не может служить основанием для признания постановления от 25.11.2011 и действий пристава незаконными, поэтому суд признал оспариваемое постановление соответствующим ст. ст. 14, 30, 68 Закона N 229-ФЗ и не нарушающим права и законные интересы заявителя. В соответствии с п. 1 ст. 12 Закона N 118-ФЗ в процессе принудительного исполнения судебных актов и актов других органов, предусмотренных Законом N 229-ФЗ, пристав принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов. Статьей 13 этого Закона установлено, что пристав обязан использовать предоставленные ему права в соответствии с законом и не допускать в своей деятельности ущемления прав и законных интересов граждан и организаций. Пункт 5 ст. 4 Закона N 229-ФЗ устанавливает, что исполнительное производство осуществляется на принципе соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения. Суд указал, что пристав вынес постановление от 25.11.2011 в рамках полномочий, предоставленных ст. 64 Закона N 229-ФЗ. Вместе с тем суды не учли, что поскольку арест имущества применяется в целях обеспечения исполнения требований исполнительного документа, то пристав ограничен размером задолженности, взыскиваемой по исполнительным листам. Общая сумма неисполненных требований по сводному исполнительному производству на момент вынесения постановления от 25.11.2011 составляла 10091,7 тыс. руб. По данным бухгалтерского учета ОАО "Промсинтез" по состоянию на 01.11.2011, балансовая (остаточная) стоимость объектов недвижимости, находящихся в собственности ОАО "Промсинтез" (без учета их рыночной стоимости), составляла 243,106 млн. руб. В материалы дела неоднократно представлялись сведения по независимой оценке рыночной стоимости отдельных объектов недвижимости, значительно превышающей балансовую (остаточную) стоимость. Эта информация также была доступна для пристава в процессе исполнительного производства. ОАО "Промсинтез" с июня 2011 по декабрь 2011 г. ежемесячно по исполнительным листам производились платежи кредиторам и принимались меры по погашению задолженности путем зачета взаимных требований. При таких обстоятельствах для обеспечения исполнения заявителем требований исполнительных документов приставу в соответствии с п. 5 ст. 4 Закона N 229-ФЗ было достаточно наложить запрет на несколько единичных объектов стоимостью 10,1 млн. руб., а не на все 165 объектов, балансовая (остаточная) стоимость которых составляла 243,106 млн. руб. Вынесение постановления о запрете регистрационных действий в отношении всего недвижимого имущества ОАО "Промсинтез", стоимость которого во много раз превышает сумму взыскиваемой задолженности, является нарушением требований законодательства об исполнительном производстве и необоснованно ограничивает права ОАО "Промсинтез", в том числе по добровольному исполнению требований исполнительных документов. ФАС округа отменил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции и требования удовлетворил.

13. Суд признал незаконным бездействие пристава, поскольку исполнительное производство не содержит документов, подтверждающих проведение приставом мероприятий по проверке имущественного положения должника, наличия денежных средств и другого имущества, на которое возможно обратить взыскание (Постановление ФАС Поволжского округа от 19.04.2012 по делу N А12-13573/2011).

МУП "Светлоярское" обратилось с заявлением о признании незаконным бездействия пристава, выразившегося в непринятии мер по исполнению решения суда. Решением суда в удовлетворении требований отказано. Апелляционный суд решение отменил и требование удовлетворил. 06.05.2011 на основании решения арбитражного суда был выдан исполнительный лист о взыскании с МУ "Управление муниципального хозяйства" в пользу МУП "Светлоярское" долга в размере 369047,27 руб. 26.05.2011 возбуждено исполнительное производство. Суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии бездействия со стороны пристава. Кроме того, по мнению суда, неисполнение исполнительного документа в двухмесячный срок не может в данном случае служить основанием к удовлетворению требования, поскольку предусмотренный ч. 1 ст. 36 Закона N 229-ФЗ срок не является пресекательным и не исключает возможности и необходимости исполнения исполнительного документа и за его пределами. Суд апелляционной инстанции, руководствуясь Законом N 229-ФЗ, Законом N 118-ФЗ, ст. ст. 239, 242.1, 242.5 Бюджетного кодекса РФ, указал, что у пристава не было оснований для возбуждения исполнительного производства. Из постановления об окончании исполнительного производства и возвращении исполнительного документа взыскателю от 12.08.2011 следует, что исполнительный документ возвращен в связи с отсутствием у должника имущества, на которое может быть обращено взыскание, и все принятые приставом допустимые законом меры по отысканию его имущества оказались безрезультатными. Между тем суд апелляционной инстанции указал, что исполнительное производство не содержит документов, подтверждающих проведение приставом мероприятий по проверке имущественного положения должника, наличия денежных средств и другого имущества, на которое возможно обратить взыскание. Также судом установлено, что приставом каких-либо исполнительных действий принудительного характера в период с 26.05.2011 по 12.08.2011 не совершалось, что является нарушением ст. 12 Закона N 118-ФЗ и Закона N 229-ФЗ и свидетельствует о бездействии пристава. Кроме того, апелляционный суд принял во внимание, что исполнение судебных актов, предусматривающих обращение взыскания на средства местного бюджета по денежным обязательствам муниципальных бюджетных учреждений, производится в соответствии со ст. 242.5 Бюджетного кодекса РФ, согласно которой исполнительный документ, предусматривающий обращение взыскания на средства местного бюджета по денежным обязательствам его бюджетного учреждения-должника, направляется судом по просьбе взыскателя или самим взыскателем вместе с документами, указанными в п. 2 ст. 242.1 Бюджетного кодекса РФ, в орган, осуществляющий открытие и ведение лицевых счетов муниципальных бюджетных учреждений, по месту открытия должнику как получателю средств местного бюджета лицевых счетов для учета операций по исполнению расходов местного бюджета, а также средств, полученных от предпринимательской и иной приносящей доход деятельности. При таких обстоятельствах у пристава отсутствовали основания для возбуждения исполнительного производства. В результате бездействия пристава в рамках исполнительного производства нарушены законные права МУП "Светлоярское" на своевременное взыскание денежных средств по исполнительному документу. ФАС округа оставил постановление апелляционной инстанции без изменения.

14. Суд отказал в признании незаконным наложения ареста на имущество должника, поскольку приставом было получено разрешение на совершение исполнительных действий на другой территории; жалоба на бездействие пристава удовлетворена, поскольку он не направил должнику копию постановления о возбуждении исполнительного производства, нарушив его права (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 06.06.2012 по делу N А21-8043/2011).

ООО "Промторг" обратилось с заявлением о признании незаконными действий пристава по возбуждению исполнительного производства, наложению ареста на имущество должника, передаче на хранение взыскателю, неизвещению должника о совершаемых действиях и нарушении его прав на участие в исполнительном производстве. Решением суда требования удовлетворены. Апелляционный суд решение отменил и признал незаконными действия пристава по наложению ареста на имущество, оформленные актами о наложении ареста (описи имущества), и по передаче арестованного имущества на хранение взыскателю; в остальной части требований отказал. ООО "Неман Финанс Групп" направило приставу исполнительный лист, выданный на основании решения арбитражного суда о взыскании с ООО "Промторг" в пользу ООО "Неман Финанс Групп" 5880760 руб. В исполнительном листе указан юридический адрес ООО "Промторг", в заявлении ООО "Неман Финанс Групп" о возбуждении исполнительного производства взыскатель указал другой адрес. Постановлением пристава от 29.04.2011 возбуждено исполнительное производство, постановлением от 29.04.2011 наложен арест на недвижимое имущество. В рамках исполнительного производства пристав вынес постановление от 04.05.2011 о наложении ареста на имущество, составил акты о наложении ареста (описи имущества) от 18.05.2011 по двум адресам, вынес постановление об окончании исполнительного производства от 06.09.2011. Суд первой инстанции признал незаконными действия пристава по возбуждению исполнительного производства, наложению ареста на имущество, передаче на хранение взыскателю, неизвещению должника о совершаемых действиях и нарушении его прав на участие в исполнительном производстве, указав на незаконность возбуждения исполнительного производства не по территории. Суд апелляционной инстанции сделал вывод о правомерности действий пристава по возбуждению исполнительного производства и вынесению постановления о наложении ареста на недвижимость, а также по совершению исполнительных действий без предварительного уведомления об этом лиц, участвующих в исполнительном производстве. Вместе с тем суд признал незаконными действия пристава по наложению ареста на имущество должника, оформленные актами о наложении ареста (описи имущества) от 18.05.2011, и по передаче арестованного имущества на хранение взыскателю, поскольку в нарушение ч. 13 ст. 33 Закона N 229-ФЗ постановление о разрешении совершения исполнительных действий на территории другого подразделения, вынесенное старшим судебным приставом или его заместителем, суду не представлено, действия пристава по передаче арестованного имущества по актам от 18.05.2011 представителю взыскателя также противоречат ч. 1 ст. 86 Закона N 229-ФЗ, поскольку Управлением ФССП договор хранения с ООО "Неман Финанс Групп" не заключался. В соответствии с ч. 8 ст. 30 Закона N 229-ФЗ пристав в 3-дневный срок со дня поступления к нему исполнительного документа выносит постановление о возбуждении исполнительного производства либо об отказе в возбуждении. Согласно п. 2 ч. 1 ст. 31 Закона N 229-ФЗ пристав в 3-дневный срок со дня поступления к нему исполнительного документа выносит постановление об отказе в возбуждении исполнительного производства, если исполнительный документ предъявлен не по месту совершения исполнительных действий, за исключением случая, предусмотренного ч. 4 ст. 30 данного Закона. Пунктом 2 ч. 5 ст. 33 Закона N 229-ФЗ (в редакции, действовавшей на момент совершения обжалуемых действий) предусмотрено, что после установления местонахождения должника, его имущества пристав оканчивает исполнительное производство, если должник, имущество должника находятся на территории, на которую не распространяются его полномочия, и отсутствуют обстоятельства, предусмотренные ч. 6 данной статьи. Частью 2 ст. 33 Закона N 229-ФЗ установлено, что если должником является организация, то исполнительные действия совершаются и меры принудительного исполнения применяются по ее юридическому адресу, местонахождению ее имущества или по юридическому адресу ее представительства или филиала. В данном случае в заявлении взыскателя о возбуждении исполнительного производства, поступившем в ОСП вместе с исполнительным документом, фактическим местом нахождения должника указан адрес в другом районе города. Проверить информацию, касающуюся указанного взыскателем фактического места нахождения должника и наличия по данному адресу имущества, на которое может быть обращено взыскание, пристав вправе лишь в ходе совершения исполнительных действий в рамках возбужденного исполнительного производства. Право пристава в целях скорейшего исполнения требований исполнительных документов получать при совершении исполнительных действий необходимую информацию, объяснения и справки закреплено ст. 12 Закона N 118-ФЗ. Нарушений иных требований, предъявляемых Закона N 229-ФЗ к исполнительному документу, судом не выявлено. При таких обстоятельствах нет оснований считать незаконными действия пристава по возбуждению исполнительного производства. Правомерным является и вывод о незаконности действий пристава по передаче арестованного имущества на хранение взыскателю. В соответствии с ч. 1 ст. 86 Закона N 229-ФЗ недвижимое имущество должника, на которое наложен арест, передается под охрану под роспись в акте о наложении ареста должнику или членам его семьи, назначенным судебным приставом-исполнителем, либо лицам, с которыми территориальным органом ФССП заключен договор. Управлением ФССП договор хранения с ООО "Неман Финанс Групп" не заключался, а следовательно, оснований для передачи арестованного недвижимого имущества представителю взыскателя у пристава не было. Вместе с тем у суда апелляционной инстанции не было оснований для отмены решения суда в части признания незаконным бездействия пристава, выразившегося в неизвещении должника о совершаемых действиях и нарушении его прав на участие в исполнительном производстве. Согласно ч. 17 ст. 30 Закона N 229-ФЗ копия постановления о возбуждении исполнительного производства не позднее дня, следующего за днем его вынесения, направляется взыскателю, должнику, а также в суд, другой орган или должностному лицу, выдавшим исполнительный документ. Пристав не направлял должнику копию постановления о возбуждении исполнительного производства. Неправомерен вывод суда апелляционной инстанции о том, что в рамках данного дела ООО "Промторг" не заявлялось требование об оспаривании бездействия пристава, выразившегося в ненаправлении им постановления о возбуждении исполнительного производства. Из текста заявления видно, что ООО "Промторг" просило признать незаконными действия пристава по неизвещению должника о совершаемых действиях и нарушении его прав на участие в исполнительном производстве, что фактически является бездействием пристава. Также неправомерен вывод о незаконности действий пристава по наложению ареста на имущество должника, которые оформлены актами о наложении ареста (описи имущества) от 18.05.2011. Суд апелляционной инстанции указал, что в нарушение ч. 13 ст. 33 Закона N 229-ФЗ постановление о разрешении совершения исполнительных действий на территории другого подразделения, вынесенное старшим судебным приставом или его заместителем, суду не представлено. В соответствии с данной нормой (в редакции, действовавшей на момент наложения ареста) если пристав получил разрешение на совершение исполнительных действий и применение мер принудительного исполнения на территории, на которую не распространяются его полномочия, то на этой территории старший судебный пристав оказывает ему содействие в исполнении исполнительного документа. Суд апелляционной инстанции сослался на ч. 1 ст. 14 Закона N 229-ФЗ, согласно которой решения по вопросам исполнительного производства, принимаемые в том числе старшим судебным приставом и его заместителем со дня направления (предъявления) исполнительного документа к исполнению, оформляются постановлениями должностного лица службы судебных приставов. Однако в данном случае речь идет не о решении, а о разрешении. Законом N 229-ФЗ не установлен порядок оформления таких разрешений. Судом установлено, что в подтверждение получения разрешения на проведение исполнительных действий на территории другого подразделения представлено заявление пристава с резолюцией заместителя начальника отдела, что подтверждает получение приставом разрешения на совершение исполнительных действий. Таким образом, действия пристава по наложению ареста на имущество должника в данном случае являются правомерными. ФАС округа отменил постановление апелляционной инстанции в части признания незаконными действий пристава по наложению ареста на имущество должника, которые оформлены актами о наложении ареста, отказав в этой части требований; и в части отказа в признании незаконным бездействия пристава, выразившегося в неизвещении должника о совершаемых действиях и нарушении его прав на участие в исполнительном производстве, оставив в этой части в силе решение суда первой инстанции. В остальной части постановление апелляционной инстанции оставил без изменения.

15. Суд отказал в признании недействительным постановления о возбуждении исполнительного производства в связи с отсутствием в исполнительном листе перечня имущества, из стоимости которого удовлетворяются требования взыскателя, поскольку предмет исполнения, отраженный в тексте исполнительного листа, полностью соответствует резолютивной части судебного акта, вступившего в законную силу, на основании которого выдан исполнительный лист (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 09.06.2012 по делу N А32-44344/2011).

ООО "Лига-2002" обратилось с заявлением о признании недействительным постановления пристава о возбуждении исполнительного производства. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, в удовлетворении заявления отказано. Заявитель указывает, что в исполнительном листе отсутствуют перечень имущества, являющегося предметом ипотеки, из стоимости которого удовлетворяются требования взыскателя, и меры по обеспечению его сохранности. По мнению заявителя, исполнительный лист не соответствует ст. 54 ФЗ от 16.07.1998 N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)", ст. 320 АПК РФ, ст. ст. 13, 78 Закона N 229-ФЗ, вследствие чего пристав должен был на основании п. 4 ч. 1 ст. 31 Закона N 229-ФЗ вынести постановление об отказе в возбуждении исполнительного производства. 10.11.2011 арбитражным судом на основании решения от 19.08.2011 выдан исполнительный лист, содержащий требование об обращении взыскания на заложенное имущество, принадлежащее на праве собственности ООО "Лига-2002", являющееся предметом залога по договору ипотеки от 19.10.2007. Начальная продажная стоимость имущества на публичных торгах установлена судом в размере залоговой стоимости, указанной в договоре и мировом соглашении, - 35403222,40 руб. 23.11.2011 возбуждено исполнительное производство. Частью 1 ст. 12 Закона N 118-ФЗ установлено, что пристав в процессе принудительного исполнения судебных актов и актов иных органов, предусмотренных Федеральным законом об исполнительном производстве, принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов. Согласно п. п. 5 и 8 ст. 30 Закона N 229-ФЗ пристав в 3-дневный срок со дня поступления к нему исполнительного документа, направленного судом, другим органом или должностным лицом в соответствии с федеральным законом, выносит постановление о возбуждении или об отказе в возбуждении исполнительного производства. Статья 31 Закона N 229-ФЗ предусматривает исчерпывающий перечень оснований, при наличии которых пристав обязан в 3-дневный срок со дня поступления к нему исполнительного документа вынести постановление об отказе в возбуждении исполнительного производства, к числу которых отнесено несоответствие исполнительного документа требованиям ст. 13 данного Закона. Суды сделали вывод, что на момент вынесения оспариваемого постановления у пристава отсутствовали предусмотренные законом основания для отказа взыскателю в возбуждении исполнительного производства и возвращения исполнительного листа, поскольку он соответствовал ст. 13 Закона N 229-ФЗ и ст. 320 АПК РФ. Предмет исполнения, отраженный в тексте исполнительного листа, полностью соответствует резолютивной части судебного акта, вступившего в законную силу, на основании которого выдан исполнительный лист. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

16. Суд отказал в признании незаконными действий пристава по составлению акта о наложении ареста на имущество, поскольку отсутствие должника при составлении акта ареста, отсутствие в акте указания на ответственного хранителя арестованного имущества и отметки о разъяснении ему прав и обязанностей не свидетельствуют о незаконности оспариваемых действий, так как ответственным хранителем арестованного недвижимого имущества назначен должник (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 28.05.2012 по делу N А32-35525/2011).

М. обратился с заявлением о признании незаконными действий пристава по составлению акта о наложении ареста (описи имущества) и признании акта недействительным. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, в удовлетворении требований отказано. М. ссылается на то, что пристав не уведомлял должника о месте, времени и дате совершения исполнительных действий, о принятии мер принудительного исполнения, в результате чего нарушены его права, предусмотренные ст. 50 Закона N 229-ФЗ. Суды не учли, что присутствие ответственного хранителя при составлении акта о наложении ареста и подписание им этого акта обязательны. Специалист для участия в описи и аресте имущества (земельных участков) приглашен не был, что свидетельствует о формальности действий пристава, который не обладает специальными познаниями, позволяющими идентифицировать участки. М. также указал, что вопрос о пропуске должником процессуального срока для обращения в суд не ставился. В предварительное судебное заседание стороны представили копии материалов исполнительного производства, с которыми М. не был заблаговременно ознакомлен. Суд не предоставил времени для изучения дополнительных доказательств. 09.08.2011 на основании дубликата исполнительного листа возбуждено исполнительное производство о взыскании с М. в пользу ОАО "Интурист-Краснодар" 13294044 руб. В ходе совершения исполнительных действий установлено, что у должника имеется имущество, на которое пристав постановлением от 06.09.2011 наложил арест (7 земельных участков). 08.09.2011 пристав составил акт о наложении ареста (описи имущества). Акт получен М. 21.09.2011. В соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 64 Закона N 229-ФЗ при исполнении требований исполнительных документов пристав вправе в целях обеспечения такого исполнения накладывать арест на имущество, изымать его, передавать арестованное и изъятое имущество на хранение. Ч. 1 ст. 80 Закона N 229-ФЗ установлено, что пристав в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях, вправе, в том числе и в течение срока, установленного для добровольного исполнения должником требований исполнительного документа, наложить арест на его имущество. Согласно ч. 5 этой же статьи арест имущества должника (за исключением ареста, исполняемого регистрирующим органом, ареста денежных средств, находящихся на счетах в банке или иной кредитной организации, ареста ценных бумаг и денежных средств, находящихся у профессионального участника рынка ценных бумаг на счетах, указанных в ст. ст. 73 и 73.1) производится приставом с участием понятых с составлением акта о наложении ареста (описи имущества), в котором должна быть указана предварительная оценка стоимости каждых занесенных в акт вещи или имущественного права и общей стоимости всего имущества, на которое наложен арест (п. 3). Суды указали, что ч. 2 ст. 24 Закона N 229-ФЗ допускаются наложение ареста на имущество должника и принятие иных обеспечительных мер без предварительного уведомления об этом лиц, участвующих в исполнительном производстве. Описанные в акте ареста (описи имущества) земельные участки для реализации не передавались, и их отчуждение в рамках исполнительного производства на день разрешения судами спора не произведено. О составлении спорного акта ареста (описи имущества) от 08.09.2011 должник уведомлен письменно приставом, после чего каких-либо заявлений и ходатайств в порядке реализации прав, предусмотренных ст. 50 Закона N 229-ФЗ, он в адрес пристава не направлял. Суд отказал в признании незаконными действий пристава по вынесению постановления о назначении ответственного хранителя, придя к выводу об отсутствии доказательств нарушения оспариваемыми действиями и актом о наложении ареста (описи имущества) прав и законных интересов М. Суд апелляционной инстанции отметил, что отсутствие должника при составлении акта ареста, отсутствие в акте указания на ответственного хранителя арестованного имущества и отметки о разъяснении ему прав и обязанностей не свидетельствуют о незаконности оспариваемых действий, поскольку постановлением от 08.09.2011 ответственным хранителем арестованного недвижимого имущества (земельных участков) назначен его собственник - М., обязанный в силу закона нести бремя содержания своего имущества и риск его случайной гибели (ст. ст. 210, 211 ГК РФ). М. не представил доказательств того, что оспариваемыми действиями нарушены его права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, созданы иные препятствия для осуществления такой деятельности или на него незаконно были возложены какие-либо обязанности. Довод о нарушении приставом и взыскателем правила о заблаговременном раскрытии доказательств, закрепленного ст. 65 АПК РФ, отклонен, поскольку согласно п. 35 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.08.2004 N 82 "О некоторых вопросах применения АПК РФ" доказательства, не раскрытые лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания, должны быть исследованы судом независимо от причин, по которым нарушен порядок раскрытия доказательств. С мотивированным ходатайством об отложении судебного разбирательства М. к суду не обращался, против перехода из предварительного судебного заседания в судебное заседание суда первой инстанции не возражал. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

17. Суд признал незаконным бездействие пристава, не направившего в адрес взыскателя постановления об объединении исполнительных производств в сводное производство, об оценке имущества должника, о передаче арестованного имущества на реализацию и снижении его цены, поскольку это лишило участвующее в исполнительном производстве лицо возможности реализации права на получение информации о ходе исполнительного производства (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 24.05.2012 по делу N А32-8482/2011).

ООО "Альянс" обратилось с заявлением о признании незаконным бездействия пристава, не направившего в адрес заявителя постановления об объединении исполнительных производств в сводное производство, об оценке имущества должника, о передаче арестованного имущества на реализацию, о снижении цены арестованного имущества, переданного на реализацию, а также о признании этих постановлений недействительными. Решением суда в удовлетворении требований отказано. Апелляционный суд решение отменил, требования удовлетворил, установив, что приставом не представлены реестры отправки ООО "Альянс" корреспонденции с почтовым штемпелем отделения связи либо почтовые квитанции об отправке заказной корреспонденции, иные документальные доказательства, подтверждающие адресата и дату направления (вручения) постановлений. Суд пришел к выводу, что ненаправление копий постановлений взыскателю является нарушением закона, лишившим участвующее в исполнительном производстве лицо возможности реализации права на получение информации о ходе исполнительного производства и осуществление контроля за деятельностью государственного органа с целью своевременного реагирования на решения судебного пристава-исполнителя. Кроме того, ООО "Альянс" указало на несогласие с постановлениями об оценке арестованного имущества и снижении цены его реализации, что нарушает права взыскателя. Ксерокопии журналов исходящей корреспонденции, имеющих исправления, суд оценил критически. Управление ФССП ссылается на то, что оспариваемые постановления направлялись ООО "Альянс" простой корреспонденцией, в результате чего отсутствует нарушение его прав и законных интересов. Управление указывает, что Законом N 229-ФЗ на приставов не возложена обязанность по направлению постановлений заказной корреспонденцией. Апелляционный суд не учел, что ООО "Альянс" ознакомилось с кратким отчетом, о чем свидетельствует его подпись на документе, возражений на полученный отчет не заявлено. Арбитражным судом выдан исполнительный лист на взыскание в пользу ООО "Альянс" с ОАО "Крыловское предприятие по обеспечению топливом населения, учреждений и организаций" 1285433,98 руб. Постановлением пристава от 19.11.2010 возбуждено исполнительное производство. Постановлением пристава от 27.12.2010 установлена оценка имущества должника, арестованного по акту от 25.11.2010 (контора с пристройкой - 24726 руб.; гараж - 1445 руб.; весовая - 34154 руб.; забор металлический - 2498 руб.; земельный участок (категория - "земли населенных пунктов", вид разрешенного использования - "для строительства производственной базы") - 550800 руб.; автомобили - 61220 руб. и 43932 руб.). Постановлениями от 12.01.2011 пристав передал на реализацию в Управление Росимущества арестованное имущество: автомобили, кассовый аппарат, принтер, кондиционер, детектор валютный, видеокамеру с монитором. Постановлением от 12.01.2011 пристав передал на реализацию остальное арестованное имущество. Постановлением от 07.02.2011 на основании исполнительного листа от 12.01.2011 возбуждено исполнительное производство о взыскании задолженности в пользу И. с ОАО "Крыловское предприятие по обеспечению топливом населения, учреждений и организаций". 07.02.2011 пристав вынес постановление об объединении исполнительных производств в сводное. Постановлениями пристава от 11.04.2011 со ссылкой на ч. 10 ст. 87 Закона N 229-ФЗ снижена на 15% стоимость переданных на реализацию кассового аппарата, принтера, кондиционера, детектора валютного, автомобиля. Не получив в период после возбуждения исполнительного производства с 19.11.2010 до 01.04.2011 информации о ходе исполнительного производства, ООО "Альянс" обратилось в службу судебных приставов с ходатайством об ознакомлении с материалами исполнительного производств, после чего узнало о вынесенных приставом постановлениях. Основанием для признания незаконными решений и действий (бездействия) пристава является наличие одновременно двух условий: их несоответствия закону или иному нормативному правовому акту и нарушения прав и законных интересов лица, обратившегося в суд с соответствующим требованием, в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности (ст. ст. 198, 200 и 201 АПК РФ). Принудительное исполнение судебных актов возлагается на соответствующие службы судебных приставов, непосредственное осуществление функций по исполнению судебных актов возлагается на судебных приставов-исполнителей (ст. 5 Закона N 229-ФЗ). Согласно п. 5 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.06.2004 N 77 "Обзор практики рассмотрения дел, связанных с исполнением судебными приставами-исполнителями судебных актов арбитражных судов" при обжаловании действий (бездействия) приставов участвующими в деле лицами являются взыскатель, должник, пристав (ст. ст. 40, 329 АПК РФ, ст. ст. 48, 128 Закона N 229-ФЗ). В силу ст. ст. 12, 13 Закона N 118-ФЗ пристав в процессе принудительного исполнения судебных актов обязан принимать меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов. Пристав обязан использовать предоставленные ему права в соответствии с законом и не допускать в своей деятельности ущемления прав и законных интересов организаций. Частями 1 и 17 ст. 30 Закона N 229-ФЗ предусмотрено, что пристав возбуждает исполнительное производство на основании исполнительного документа по заявлению взыскателя, если иное не установлено данным Законом. Копия постановления о возбуждении исполнительного производства не позднее дня, следующего за днем его вынесения, направляется взыскателю, должнику, а также в суд, другой орган или должностному лицу, выдавшим исполнительный документ. В соответствии с ч. 5 ст. 200 АПК РФ обязанность доказывания законности совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые совершили такие действия (бездействие). Следовательно, обязанность доказать факт направления постановлений законом возложена на пристава. Факт направления постановлений не доказан. Несвоевременное направление постановлений лишило взыскателя возможности воспользоваться правами, предоставленными ему (как стороне исполнительного производства) ст. 50 Закона N 229-ФЗ. Пристав не представил достоверных доказательств, подтверждающих отправку адресату постановлений, дату направления (вручения) ему указанных в заявлении постановлений. Ссылка на своевременную отправку постановлений отклонена, поскольку это документально не подтверждено. Список почтовой корреспонденции, который находится в исполнительном производстве, имеет исправления, не содержит даты отправки и оттиск штемпеля отделения почтовой связи о принятии корреспонденции к отправке адресатам. Управление утверждает, что ООО "Альянс" 23.02.2011 ознакомилось с кратким отчетом, представленным ЗАО "Бизнес-Фактор", о чем свидетельствует его подпись на документе, возражений на полученный отчет ООО "Альянс" не представило. Из копии краткого отчета не следует, что ООО "Альянс" было ознакомлено с его текстом 23.02.2011. Кроме того, предусмотренная законом обязанность пристава направлять копии принятых постановлений взыскателю в данном случае не аннулируется. ФАС округа оставил постановление апелляционной инстанции без изменения.

18. Суд признал незаконным бездействие пристава, не принявшего мер, направленных на своевременное и полное исполнение требований исполнительного документа (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 16.05.2012 по делу N А53-13144/2011).

ООО "Волго-Донское судовое агентство" обратилось с заявлением о признании незаконным бездействия пристава, выразившегося в непринятии действий, направленных на исполнение судебного акта по делу о взыскании с ООО "Алета" задолженности и несвоевременном вынесении постановления об окончании исполнительного производства. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, требования удовлетворены. 28.05.2010 приставом возбуждено исполнительное производство о взыскании с ООО "Алета" в пользу ООО "Волго-Донское судовое агентство" 1182369,51 руб. задолженности и пени, присоединено к сводному исполнительному производству. Задолженность не взыскана, невозможность взыскания долга документально не доказана, исполнительное производство не окончено, исполнительный лист взыскателю не возвращен. В силу ст. ст. 12, 13 Закона N 118-ФЗ пристав в процессе принудительного исполнения судебных актов обязан принимать меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов. Пристав обязан использовать предоставленные ему права в соответствии с законом и не допускать в своей деятельности ущемления прав и законных интересов организаций. В целях обеспечения исполнения исполнительного документа пристав вправе вызывать стороны исполнительного производства (их представителей), запрашивать у сторон исполнительного производства необходимую информацию; запрашивать необходимые сведения, в том числе персональные данные у физических лиц, организаций и органов, получать от них объяснения, информацию, справки; проводить проверку, в том числе проверку финансовых документов, по исполнению исполнительных документов; давать физическим и юридическим лицам поручения по исполнению требований, содержащихся в исполнительных документах; в целях обеспечения исполнения исполнительного документа накладывать арест на имущество, в том числе денежные средства и ценные бумаги, изымать указанное имущество, передавать арестованное и изъятое имущество на хранение; производить розыск должника, его имущества, совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов (ст. 12 Закона N 118-ФЗ, ч. 1 ст. 64, ч. 1 ст. 68 Закона N 229-ФЗ). Непринятие мер, направленных на своевременное и полное исполнение требований исполнительного документа, может быть судом признано незаконным бездействием. Обстоятельства дела свидетельствуют о том, что пристав, у которого на исполнении находилось исполнительное производство, не совершил предусмотренные ст. ст. 64, 68 Закона N 229-ФЗ действия, направленные на исполнение исполнительного документа. Управление ФССП ссылается на ряд проведенных исполнительных действий, вследствие чего, по его мнению, отсутствует незаконное бездействие пристава. В период с 25.08.2010 по 14.07.2011 (дата обращения в суд) пристав вынес постановление от 10.06.2010, адресованное должнику, о представлении необходимых сведений и документов; постановление об обращении взыскания на денежные средства ООО "Алета", предположительно находящиеся на расчетном счете. Все иные действия совершены после обращения взыскателя в суд. Ответы должника, ГУВД, Управления Роснедвижимости на запросы о финансовом состоянии и имуществе ООО "Алета" получены до возбуждения исполнительного производства. Совершение приставом отдельного действия при возбуждении иного исполнительного производства (не приведшего к исполнению исполнительного документа) не свидетельствует о надлежащем исполнении им своих обязанностей в период после принятия к исполнению сводного исполнительного производства и до даты обращения взыскателя в суд. Установив обстоятельства, свидетельствующие о необеспечении приставом исполнения требований исполнительного документа, суды пришли к выводу о допущенном им незаконном бездействии, повлекшем нарушение прав взыскателя, не получившего денежные средства. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

19. Суд признал незаконными постановления пристава об оценке имущества должника и о передаче имущества на реализацию, поскольку применение определенной приставом стоимости имущества при его реализации создаст предпосылки для нарушения прав должника и неосновательного обогащения приобретателей (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 25.04.2012 по делу N А53-18361/2011).

ООО "Авиационный концерн "ЛАВВиП" обратилось с заявлением о признании незаконными постановлений пристава об оценке имущества должника и о передаче имущества на реализацию. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, требования удовлетворены. Судебные акты мотивированы несоответствием отчета об оценке спорного имущества требованиям законодательства. Оценка проведена без учета рыночных цен, отчет составлен с нарушением требований ст. 11 ФЗ от 29.07.1998 N 135-ФЗ "Об оценочной деятельности в РФ", расчет стоимости арестованного имущества не приведен, данные о балансовой стоимости имущества и его техническом состоянии отсутствуют, при составлении отчета не учтено проведение капитального ремонта. Приставом наложен арест на принадлежащее ООО "Авиационный концерн "ЛАВВиП" недвижимое имущество (15 объектов). Постановлением от 31.08.2011 к участию в исполнительном производстве привлечен оценщик - ООО "Ростовская консалтинговая компания". Постановлением судебного пристава от 06.09.2011 принят отчет независимого оценщика и установлена рыночная стоимость арестованного имущества - 15492500 руб. На основании постановления от 08.09.2011 имущество должника передано на торги. Оценка имущества должника, на которое обращается взыскание, производится приставом по рыночным ценам (ч. 1 ст. 85 Закона N 229-ФЗ). При этом для оценки недвижимого имущества пристав в силу пп. 1 п. 2 ст. 85 Закона N 229-ФЗ обязан привлечь независимого оценщика. Согласно ч. 4 ст. 85 Закона N 229-ФЗ если пристав обязан привлечь оценщика для оценки отдельной вещи или имущественного права, то он в акте описи имущества указывает примерную стоимость вещи или имущественного права и делает отметку о предварительном характере оценки, назначает специалиста из числа отобранных в установленном порядке оценщиков, выносит постановление об оценке вещи или имущественного права не позднее трех дней со дня получения отчета оценщика. Согласно ст. 11 Закона об оценочной деятельности отчет должен содержать сведения о целях и задачах проведения оценки, а также иные сведения, необходимые для полного и недвусмысленного толкования результатов проведения оценки объекта оценки, отраженных в отчете, являющихся, по мнению оценщика, важными для полноты отражения примененного им метода расчета стоимости конкретного объекта оценки. Под рыночной стоимостью объекта оценки понимается наиболее вероятная цена, по которой данный объект оценки может быть отчужден на открытом рынке в условиях конкуренции, когда стороны сделки действуют разумно, располагая всей необходимой информацией, а на величине цены сделки не отражаются какие-либо чрезвычайные обстоятельства (ст. 3 Закона об оценочной деятельности). Итоговая величина рыночной или иной стоимости объекта оценки, указанная в отчете, признается достоверной и рекомендуемой для целей совершения сделки с объектом оценки, если в порядке, установленном законодательством РФ, или в судебном порядке не установлено иное (ст. 12 Закона об оценочной деятельности). В пункте 7 информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 N 101 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с признанием недействительными публичных торгов, проводимых в рамках исполнительного производства" разъяснено, что привлечение к оценке имущества специалиста-оценщика не меняет характера отношений, возникающих в ходе исполнительного производства, в силу которых оценка имущества должника осуществляется судебным приставом-исполнителем. Величина рыночной стоимости объекта оценки, определенная независимым оценщиком в рамках исполнительного производства в порядке, предусмотренном Законом N 229-ФЗ, носит рекомендательный характер и не является обязательной. Согласно ст. 4 Закона об оценочной деятельности пристав является субъектом оценочной деятельности, с одной стороны, как лицо, производящее оценку, а с другой - в качестве потребителя оценочных услуг (заказчика). Ответственность же за результаты оценки несет пристав. В соответствии с п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.05.2005 N 92 "О рассмотрении арбитражными судами дел об оспаривании оценки имущества, произведенной независимым оценщиком" в случае оспаривания величины стоимости объекта оценки в рамках рассмотрения конкретного спора по поводу сделки, акта государственного органа, решения должностного лица или органа управления юридического лица (в том числе спора о признании сделки недействительной, об оспаривании ненормативного акта, о признании недействительным решения органа управления юридического лица и др.) судам следует учитывать, что согласно ст. 12 Закона об оценочной деятельности отчет независимого оценщика является одним из доказательств по делу (ст. 75 АПК РФ). Оценка данного доказательства осуществляется судом в соответствии с правилами гл. 7 АПК РФ. Изучив отчет ООО "Ростовская консалтинговая компания", суды пришли к выводу, что пристав не должен был принимать определенную оценщиком стоимость имущества концерна, поскольку оценка проведена без учета рыночных цен, отчет составлен с нарушением ст. 11 Закона об оценочной деятельности: в нем не приведен расчет стоимости арестованного имущества, отсутствуют данные о его балансовой стоимости, отсутствуют ссылки эксперта на техническое состояние имущества, а также данные о его физическом износе. При составлении отчета оценщиком не учтено проведение капитального ремонта помещений, что могло повлиять на их рыночную стоимость. Оценщик не предупреждался об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. В разделе 3 Федерального стандарта оценки "Общие понятия оценки, подходы к оценке и требования к проведению оценки (ФСО N 1)", утвержденного Приказом Минэкономразвития РФ от 20.07.2007 N 256, перечислены подходы к оценке - затратный, сравнительный и доходный, а в п. 6 раздела 2 указано, что итоговая стоимость объекта оценки определяется путем расчета стоимости объекта оценки при использовании подходов к оценке и обоснованного оценщиком согласования (обобщения) результатов, полученных в рамках применения различных подходов к оценке. Оценщик при проведении оценки обязан использовать затратный, сравнительный и доходный подходы к оценке или обосновать отказ от использования того или иного подхода (п. 20 раздела 4 Федерального стандарта). При оценке недвижимого имущества должника три подхода применено только в отношении части объектов. Отказ от применения трех подходов в отношении остального имущества оценщиком не обоснован. Суды отметили, что применение определенной приставом стоимости имущества при его реализации создаст предпосылки для нарушения прав должника и неосновательного обогащения приобретателей. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

20. Суд отказал в признании незаконным длительного неисполнения исполнительного производства, установив, что приставом предпринимались все установленные законом меры для исполнения исполнительного документа (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 05.04.2012 по делу N А01-1302/2011).

Предприниматель С. обратилась с заявлением о признании незаконным длительного неисполнения исполнительного производства. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, в удовлетворении требования отказано. С. ссылается на то, что решение суда не исполняется должником в течение 2,5 лет. Принятые приставом меры оказались неэффективными. 23.01.2009 вынесено решение, которым суд обязал ООО "Стиль" за свой счет устранить препятствия в пользовании С. имуществом путем устранения недостатков торгового места в объеме, указанном в приложении к заключению эксперта от 17.11.2008. Экспертиза проводилась экспертом Майкопского бюро независимых экспертиз "АУТАС", согласно которой у мест примыкания кровель к стенам, шахтам и другим конструктивным элементам основанием под водоизоляционный ковер должны служить ровные вертикальные поверхности конструкции и переходные наклонные бортики (под углом 45 град. C) высотой не менее 100 мм из теплоизоляционных материалов, применяемых в качестве основания под кровлю. Удаление с кровель дождевых и талых вод необходимо предусмотреть с учетом норм проектирования соответствующих зданий, сооружений строительных норм по проектированию канализации и водостоков зданий. В местах установки водосточных воронок основной водоизоляционный ковер, наклеиваемый на фланец воронки, необходимо усилить тремя мастичными слоями, армированными двумя слоями стеклохолста или стеклосетки согласно рисунку 4 приложения 6. Усиление слоев основного водоизоляционного ковра допускается предусматривать также двумя слоями рулонных материалов, применяемых для устройства кровли, и слоем мешковины, пропитанной в мастике. Прижимное кольцо должно жестко крепиться к чаше воронки. Стены соседнего здания, к которым устроено примыкание кровли торгового павильона, имеют ребристую поверхность, у желобов водостоков для отвода атмосферных осадков отсутствует уклон, у чаши воронки водостока отсутствует прижимное кольцо, что является нарушением требований СНиП 11-26-76 "Кровли". Стоимость работ и материалов по устранению нарушений, допущенных при устройстве крыши павильона, составляет 9199 руб. 06.03.2009 приставом в отношении ООО "Стиль" возбуждено исполнительное производство. Частью 1 ст. 36 Закона N 229-ФЗ установлен двухмесячный срок со дня возбуждения исполнительного производства на исполнение содержащихся в исполнительном документе требований. В соответствии с п. 11 ст. 30 Закона N 229-ФЗ если исполнительный документ впервые поступил в службу судебных приставов, то пристав в постановлении о возбуждении исполнительного производства устанавливает срок для добровольного исполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований и предупреждает его о принудительном исполнении по истечении срока для добровольного исполнения с взысканием с него исполнительского сбора и расходов по совершению исполнительных действий, предусмотренных ст. ст. 112 и 116 Закона N 229-ФЗ. В случаях неисполнения должником требований в срок, установленный для добровольного исполнения, пристав на основании п. 1 ст. 105 Закона N 229-ФЗ выносит постановления о взыскании исполнительского сбора и устанавливает должнику новый срок для исполнения. Согласно п. 2 ст. 105 Закона N 229-ФЗ при неисполнении должником содержащихся в исполнительном документе требований без уважительных причин пристав применяет к нему штраф, предусмотренный ст. 17.15 КоАП РФ, и устанавливает новый срок для исполнения. В постановлении о возбуждении исполнительного производства пристав установил должнику 3-дневный срок для добровольного исполнения. Поскольку должник в установленный срок требования добровольно не исполнил, пристав вынес постановление от 16.03.2009 о взыскании с него исполнительского сбора. В подразделение судебных приставов 10.06.2009 должником представлен акт выполненных работ, согласно которому требования исполнительного документа выполнены. 25.08.2009 приставом составлен акт совершения исполнительных действий, согласно которому должник не может исполнить решение суда в связи с отказом третьих лиц от установления сливных труб на принадлежащих им павильонах, что подтверждается взятыми приставом объяснениями. С целью исполнения требований исполнительного документа пристав 02.11.2009 направлял требование о необходимости исполнения судебного акта. Ввиду неисполнения требования должником постановлением пристава от 18.01.2010 руководитель ООО "Стиль" привлечен к ответственности по ст. 17.15 КоАП РФ. 25.02.2010 ООО "Стиль" с участием прораба и независимого эксперта бюро "АУТАС" составило акт о том, что должником выполнены работы по исполнению решения суда: установлен дополнительный лоток из цельного металлического каркаса для слива сточных вод, с крыши как павильона N 193 (105), так и прилегающего двухэтажного павильона; установлен дополнительный слив с угла павильона N 193 (105). По мнению комиссии, работы выполнены согласно строительным нормам и правилам, недостатки устранены, течи нет. Однако С. 01.07.2010 вновь обратилась в службу судебных приставов, указав, что во время сильного дождя крыша продолжает протекать, следовательно, ООО "Стиль" не исполнило решение суда надлежащим образом. В подтверждение протекания крыши торгового павильона приставом составлен акт совершения исполнительных действий от 17.08.2010. 19.10.2010 пристав направил должнику очередное требование о необходимости исполнения судебного акта, и в этот же день директором ООО "Стиль" получено предупреждение об уголовной ответственности по ст. 315 УК РФ. В феврале 2011 года пристав неоднократно составлял акты совершения исполнительных действий, связанных с проверкой исполнения судебного решения. 08.03.2011 ООО "Стиль" в службу судебных приставов направлено сообщение об устранении недостатков крыши павильона. Однако, как следует из акта от 20.04.2011, решение суда не исполнено. В соответствии с актом совершения исполнительных действий от 25.04.2011 при проливе крыши водой в количестве 60 литров течь крыши не обнаружена. С. данный акт не подписала, указав, что протекание крыши происходит при сильном дожде. 26.04.2011 пристав вынес постановление об окончании исполнительного производства на основании п. 1 ч. 1 ст. 47 Закона N 229-ФЗ. В связи с обращением С. 24.05.2011 старшим судебным приставом постановление от 26.04.2011 отменено, исполнительное производство возобновлено. Для проверки качества выполненных должником ремонтных работ пристав вынес постановление от 19.08.2011 о привлечении для участия в исполнительном производстве специалиста бюро независимых экспертиз "АУТАС". Суды пришли к выводу, что приставом предпринимались установленные Законом N 229-ФЗ меры для исполнения исполнительного документа, обязывающего должника совершить предусмотренные судебным актом действия. При этом суды обоснованно сослались на ч. 1 ст. 324 АПК РФ, согласно которой при наличии обстоятельств, затрудняющих исполнение судебного акта, суд, выдавший исполнительный лист, по заявлению взыскателя, должника или пристава вправе изменить способ и порядок его исполнения. Ч. 3 ст. 174 АПК РФ предусматривает возможность осуществления истцом действий за счет ответчика с последующим взысканием с него необходимых расходов в случае, если ответчик не исполняет решение суда. Кроме того, указание в резолютивной части решения (исполнительном листе) на обязанность должника совершить определенные действия само по себе не означает личное участие в исполнении в смысле п. 7 ч. 3 ст. 68 Закона N 229-ФЗ. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

21. Поскольку обращение взыскания на дебиторскую задолженность должно обеспечивать реальное исполнение исполнительного документа (в том числе путем дальнейшей реализации на торгах в рамках исполнительного производства), она должна носить реальный характер, т. е. взыскание может быть обращено только на подтвержденное в бесспорном порядке право требования (Постановление ФАС Уральского округа от 26.06.2012 N Ф09-5186/12).

ООО "ЗСО "Телефонная компания" обратилось с заявлением о признании недействительным постановления пристава об обращении взыскания на денежные средства должника. Решением суда требование удовлетворено. Апелляционный суд решение оставил без изменения. В рамках сводного исполнительного производства в отношении ОАО "ФНПЦ "Станкомаш" о взыскании в пользу юридических лиц и бюджета задолженности в размере 2549468029,95 руб. пристав 13.05.2011 вынес постановление об обращении взыскания на денежные средства должника, которым в силу ст. ст. 6, 14, 68, 70 Закона N 229-ФЗ, ст. ст. 12, 14 Закона N 118-ФЗ, п. 3 ст. 5 ФЗ от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" на денежные средства в сумме 266511318,05 руб., предназначенные к перечислению по договору аренды оборудования и других технических средств от 21.03.2011, заключенному ОАО "ФНПЦ "Станкомаш" с ООО "ЗСО "Телеком", обращено взыскание; на ООО "ЗСО "Телеком" возложена обязанность производить перечисление арендных платежей до полного погашения задолженности в пределах данной суммы на депозитный счет подразделения судебных приставов. 20.10.2011 пристав вынес постановление о внесении изменений в постановление от 13.05.2010, в соответствии с которым в оспариваемое постановление внесены изменения в части нормативного обоснования его принятия: указано, что вместо "ст. 70 Закона N 229-ФЗ" следует читать "ст. 75 Закона N 229-ФЗ". Суды исходили из недоказанности приставом наличия у ООО "ЗСО "Телефонная компания" дебиторской задолженности перед ОАО "ФНПЦ "Станкомаш", в связи с чем оспариваемое постановление является незаконным. В соответствии со ст. 13 Закона N 118-ФЗ пристав обязан использовать предоставленные ему права в соответствии с законом и не допускать в своей деятельности ущемления прав и законных интересов граждан и организаций. На основании ст. 12 Закона N 118-ФЗ в процессе принудительного исполнения судебных актов и актов других органов пристав обязан принимать меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов. В соответствии с ч. 1 ст. 68 Закона N 229-ФЗ мерами принудительного исполнения являются действия, указанные в исполнительном документе, или действия, совершаемые приставом в целях получения с должника имущества, в том числе денежных средств, подлежащего взысканию по исполнительному документу. Согласно п. 3 ч. 3 ст. 68 Закона N 229-ФЗ обращение взыскания на имущественные права должника, в том числе на право получения платежей по найму, аренде, является мерой принудительного исполнения. В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 75 Закона N 229-ФЗ в рамках исполнительного производства взыскание может быть обращено на принадлежащие должнику имущественные права, в том числе право требования должника к третьему лицу, не исполнившему денежное обязательство перед ним как кредитором (далее - дебитор), в том числе право требования по оплате фактически поставленных должником товаров, выполненных работ или оказанных услуг, по найму, аренде и другим (далее - дебиторская задолженность). Об обращении взыскания на дебиторскую задолженность пристав выносит постановление. Дебиторская задолженность в силу указанных норм является имущественным правом требования и должна носить реальный характер, так как обращение на нее взыскания должно обеспечивать реальное исполнение исполнительного документа (в том числе путем дальнейшей реализации на торгах в рамках исполнительного производства). Таким образом, взыскание может быть обращено только на подтвержденное в бесспорном порядке право требования. Документами, подтверждающими дебиторскую задолженность, являются договоры, счета на оплату, товарные накладные, акты приемки-передачи выполненных работ (оказанных услуг), акты сверки задолженности с должниками, документы бухгалтерского учета, решения суда, которые подтверждают надлежащее исполнение обязательств со стороны должника и нарушение денежного обязательства по оплате со стороны его дебитора. В случае отсутствия или недостаточности у должника документов, подтверждающих дебиторскую задолженность, пристав направляет дебиторам должника соответствующие запросы, обязывающие их представить указанные подлинные документы. При выяснении наличия дебиторской задолженности должника приставу также необходимо учитывать дату ее образования, которую следует исчислять со следующего дня после даты возникновения обязанности дебитора исполнить свое денежное обязательство по договору. Взыскание на принадлежащие должнику имущественные права в отношении третьих лиц обращается с соблюдением правил, установленных ГК РФ (ч. 2 ст. 75 Закона N 229-ФЗ). В соответствии с договором аренды от 21.03.2011 ООО "ЗСО "Телеком" предоставлено во временное пользование имущество ОАО "ФНПЦ "Станкомаш". Также между ними заключен договор оказания услуг, в соответствии с которым ООО "ЗСО "Телеком" оказывает ОАО "ФНПЦ "Станкомаш" услуги по предоставлению в постоянное пользование абонентской линии, местного телефонного соединения, иные услуги, технологически неразрывно связанные с услугами телефонной связи. Исследовав акты сверки задолженности между ОАО "ФНПЦ "Станкомаш" и ООО "ЗСО "Телеком", суды установили, что у должника перед ООО "ЗСО "Телеком" в период 2008 - 2011 гг. имелась задолженность, которая составляла свыше 600000 руб. Взаимные обязательства по договорам между должником и ООО "ЗСО "Телеком" исполнялись путем проведения зачета, то есть ООО "ЗСО "Телеком" денежных расчетов по договору аренды с ОАО "ФНПЦ "Станкомаш" не проводилось. В связи с этим суды пришли к выводу об отсутствии у должника дебиторской задолженности. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

22. Суд отказал в признании незаконными действий пристава, поскольку не представлено доказательств, свидетельствующих о нарушении действиями пристава прав и законных интересов должника в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, также нет доказательств обращения в суд непосредственного взыскателя по спорному исполнительному документу, а взыскание денежных средств в адрес непосредственного взыскателя возможно лишь при наличии у него исполнительного листа (Постановление ФАС Уральского округа от 08.06.2012 N Ф09-3355/12).

Конкурсный управляющий ОАО "Златоустовский завод металлоконструкций" обратился с заявлением о признании незаконными действий пристава по перечислению денежных средств в размере 1052487,65 руб., взысканных с завода на основании исполнительного листа, на расчетный счет ООО "Торговая компания "Теплов и Сухов". Решением суда в удовлетворении требования отказано. Суд апелляционной инстанции, установив, что ООО "Торговый дом "Теплов и Сухов", являющееся взыскателем, прекратило свою деятельность 11.01.2010 в связи с реорганизацией путем слияния с ООО "Торговый дом "Прикамье" с последующим созданием в результате реорганизации ООО "Торговый дом "Универсал", реорганизованного на дату рассмотрения спора в суде первой инстанции в ООО "Гипрокон", не привлеченное к участию в деле, рассмотрел дело по правилам первой инстанции. С учетом уточнения требований заявитель просил признать незаконными действия пристава, выразившиеся в принятии от ООО "Торговый дом "Теплов и Сухов" заявления от 19.01.2010 о возбуждении исполнительного производства, возбуждении исполнительного производства и перечислении ООО "Торговая компания "Теплов и Сухов" взысканных с завода денежных средств без проведения процессуального правопреемства. Апелляционный суд решение суда отменил, требования удовлетворил частично, признав незаконными действия пристава, выразившиеся в перечислении ООО "Торговая компания "Теплов и Сухов" взысканных с должника денежных средств без проведения процессуального правопреемства; в остальной части требований отказал. На основании исполнительного листа, выданного 05.11.2009 по делу о взыскании ООО "Торговый дом "Теплов и Сухов" с завода 1052487,65 руб., постановлением от 03.02.2010 возбуждено исполнительное производство. Взыскатель вместе с исполнительным листом и своим заявлением от 19.01.2010 о возбуждении исполнительного производства приложил договор уступки права требования долга, заключенный 13.08.2009 между ООО "Торговый дом "Теплов и Сухов" (цедент) и ООО "Торговая компания "Теплов и Сухов" (цессионарий), и указал банковские реквизиты последнего для перечисления денежной задолженности. Приставом в период с 26.03.2010 по 21.06.2010 произведено перечисление денежных средств в размере 1052487,65 руб. на указанный взыскателем расчетный счет ООО "Торговая компания "Теплов и Сухов". Суд апелляционной инстанции сделал вывод об отсутствии нарушения прав и законных интересов должника при принятии приставом заявления о возбуждении исполнительного производства и возбуждении исполнительного производства. В части признания незаконными действий пристава по перечислению ООО "Торговая компания "Теплов и Сухов" взысканных с должника денежных средств без проведения процессуального правопреемства суд указал, что денежные средства по исполнительному документу фактически изъяты у должника в полном объеме, приведенные же обстоятельства надлежащее исполнение требований исполнительного документа со стороны должника не подтверждают, свидетельствуют о наличии для должника правовой неопределенности в отношении надлежащего исполнения требований исполнительного документа и наличии угрозы дальнейшего взыскания денежных средств уже в адрес непосредственного взыскателя по исполнительному документу (его гражданского правопреемника), что, безусловным образом, влечет ущемление прав и законных интересов заявителя, создает, помимо этого, ситуацию нестабильности и неограниченного ожидания наступления рисков повторного взыскания. Исполнительный лист и заявление о возбуждении исполнительного производства с приложением договора уступки права требования долга и копии доверенности представителя поступили в службу судебных приставов от имени непосредственного взыскателя по исполнительному документу - ООО "Торговый дом "Теплов и Сухов". В заявлении взыскатель указал реквизиты ООО "Торговая компания "Теплов и Сухов". Апелляционный суд указал, что пристав при получении указанных документов правомерно возбудил исполнительное производство, но дальнейшие действия произвел с нарушением ст. 48 АПК РФ, ст. ст. 48, 49, 52 Закона N 229-ФЗ, в силу которых пристав не вправе самостоятельно производить замену стороны в исполнительном производстве без проведения процессуального правопреемства в судебном порядке. Это следует также из п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.06.2004 N 77 "Обзор практики рассмотрения дел, связанных с исполнением судебными приставами-исполнителями судебных актов арбитражных судов". Однако в силу ч. 1 ст. 198, ст. ст. 200, 201 АПК РФ для признания незаконными действий (бездействия) пристава необходимо установить наличие двух условий: несоответствия оспариваемого действия (бездействия) закону или иному нормативному правовому акту и нарушения прав и охраняемых законом интересов заявителя в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности. При недоказанности хотя бы одного из условий заявление не может быть удовлетворено. В связи с фактическим исполнением требований, содержащихся в спорном исполнительном документе, исполнительное производство окончено, что соответствует п. 1 ч. 1 ст. 47 Закона N 229-ФЗ. Доказательства, свидетельствующие о нарушении оспариваемыми действиями пристава прав и законных интересов должника в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, не представлены. Также отсутствуют доказательства обращения в арбитражный суд непосредственного взыскателя по спорному исполнительному документу (ООО "Торговый дом "Теплов и Сухов" либо его правопреемника, участвующих в данном деле) с требованием о признании незаконными действий пристава. Кроме того, взыскание денежных средств в адрес непосредственного взыскателя по исполнительному документу возможно лишь при наличии у него исполнительного листа. Однако в материалах дела, по результатам рассмотрения которого выдан исполнительный лист, содержится копия данного исполнительного листа с пометкой о его полном исполнении. Подлинник исполнительного листа находится в материалах оконченного исполнительного производства, что исключает возможность повторного совершения по нему исполнительных действий. Учитывая неразрывную связь в данном случае между отдельными этапами оспариваемых действий пристава, не имелось оснований для частичного удовлетворения требований, заявленных в рамках данного дела должником. ФАС округа отменил постановление апелляционной инстанции и в удовлетворении требований отказал.

23. Суд удовлетворил иск о взыскании убытков с отдела судебных приставов, поскольку пристав допустил незаконное бездействие, выразившееся в неисполнении требований исполнительного листа, в связи с чем истцу, не получившему денежные средства, причинен вред (Постановление ФАС Уральского округа от 28.05.2012 N Ф09-3815/12).

Отдел вневедомственной охраны (ОВО) обратился с иском к отделу судебных приставов и Российской Федерации в лице УФССП по Пермскому краю о взыскании убытков в сумме 20273,75 руб. Решением суда иск удовлетворен. Апелляционный суд решение оставил без изменения. На основании исполнительного листа, выданного по решению арбитражного суда от 23.12.2009 по делу о взыскании с ООО "Лолита" в пользу ОВО задолженности в сумме 20273,75 руб., приставом возбуждено исполнительное производство. По истечении 2 месяцев 12.04.2010 пристав поручил приставу структурного подразделения совершить исполнительные действия в виде наложения ареста на имущество должника на сумму 109563,93 руб. Истец письмом от 07.06.2010 просил отдел судебных приставов представить отчет о причинах неисполнения исполнительного производства, 08.07.2010 ответчик сообщил, что исполнительное производство присоединено к сводному исполнительному производству и с целью проверки имущественного положения должника приставом направлялись соответствующие запросы в регистрирующие органы. 09.08.2010 пристав вынес постановление о даче поручения по совершению отдельных исполнительных действий отделу судебных приставов в виде наложения ареста на имущество должника в сумме 145863,41 руб. Взыскатель 02.09.2010 вновь обратился в отдел судебных приставов с просьбой сообщить о принятых мерах по совершению исполнительных действий. Отдел судебных приставов 30.09.2010 известил истца о том, что 15.09.2010 совершены меры принудительного исполнения в виде выхода по адресу, по которому находится магазин, ранее принадлежащий должнику; участок земли общей площадью 476 кв. м, прилегающий к строениям и находящийся под ними, продан 19.07.2010 двум гражданам. Ссылаясь на наличие оснований для прекращения исполнительного производства, пристав 01.12.2010 обратился в суд с заявлением о прекращении исполнительного производства, определением суда от 22.12.2010 в удовлетворении требований отказано. Постановлением пристава от 19.05.2011 исполнительное производство окончено, исполнительный лист возвращен взыскателю, поскольку имущество должника, на которое может быть обращено взыскание, отсутствует, должник ликвидирован. Истец считает, что пристав допустил незаконное бездействие, выразившееся в неисполнении требований исполнительного листа, ОВО причинен вред в виде неполученных денежных средств в сумме 20273,75 руб. Суды пришли к выводу о незаконности бездействия пристава и наличии прямой причинно-следственной связи между его бездействием и возникшими у истца убытками. В соответствии с п. 3 ст. 19 Закона N 118-ФЗ ущерб, причиненный приставом гражданам и организациям, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством РФ. Из п. 1 ст. 15 ГК РФ следует, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере; ст. 16 ГК РФ установлена обязанность возмещения Российской Федерацией, субъектом РФ или муниципальным образованием убытков, причиненных гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов. В силу ст. 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению за счет, соответственно, казны РФ, субъекта РФ или муниципального образования. Ст. 1082 ГК РФ возмещение причиненных убытков отнесено к одному из способов возмещения вреда. Суды установили, что приставом нарушены установленные законом сроки совершения исполнительных действий по исполнительному производству, что повлекло утрату возможности взыскания долга, не приняты все необходимые меры для правильного и своевременного исполнения требований исполнительного листа, в результате чего взыскателю причинены убытки в размере 145863,41 руб. по причине реализации должником имущества в период бездействия пристава. Этот вывод является законным и обоснованным, соответствует правовой позиции, изложенной в п. 11 информационного письма Президиума ВАС РФ от 31.05.2011 N 145 "Обзор практики рассмотрения судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, иными органами местного самоуправления, а также их должностными лицами". Доводы УФССП об отсутствии оснований для рассмотрения судами иска по существу в силу отказа ОВО от своих требований, выделенных в отдельное производство, об оспаривании бездействия должностных лиц УФССП, а также о том, что суды возложили на государственный орган обязанность возмещать взыскателю присужденные ему по судебному решению денежные средства в случае их невзыскания с должника, отклонены, поскольку они противоречат ст. ст. 15, 16 и 1069 ГК РФ. Согласно п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 N 23 "О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса РФ" при удовлетворении иска, предъявленного в соответствии со ст. ст. 16 и 1069 ГК РФ, в резолютивной части решения суда указывается о взыскании денежных средств за счет казны соответствующего публично-правового образования. Должником в обязательстве по возмещению вреда, причиненного в результате незаконных действий пристава, является Российская Федерация в лице ФССП. Согласно пп. 8 п. 6 Положения о Федеральной службе судебных приставов, утвержденного Указом Президента РФ от 13.10.2004 N 1316, ФССП осуществляет функции главного распорядителя средств федерального бюджета, предусмотренных на содержание центрального аппарата и территориальных органов, а также на реализацию возложенных на нее функций. В силу п. 4 Положения ФССП осуществляет свою деятельность непосредственно и (или) через территориальные органы. Управление является ее территориальным органом. Подпунктом 8 п. 6 Приказа Минюста РФ от 09.04.2007 N 69 "Об утверждении Положения о территориальном органе Федеральной службы судебных приставов" установлено, что территориальный орган ФССП осуществляет полномочия, в том числе функции получателя и распорядителя средств федерального бюджета, выделяемых для финансирования деятельности территориального органа ФССП, а также на реализацию возложенных на него функций. С учетом этого довод о том, что УФССП по Пермскому краю надлежащим ответчиком по делу не является, отклонен. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

24. Суд признал незаконным постановление об окончании исполнительного производства, поскольку требование, содержащееся в исполнительном документе, выполнено приставом не в полном объеме, в связи с чем оснований для окончания исполнительного производства не было (Постановление ФАС Уральского округа от 02.05.2012 N Ф09-3012/12).

ООО "МеталлСтил" обратилось с заявлением о признании незаконным постановления об окончании исполнительного производства. Решением суда в удовлетворении заявления отказано. Апелляционный суд решение отменил, требование удовлетворил. Арбитражным судом на основании решения от 31.08.2009 выдан исполнительный лист о взыскании с ЗАО "НоябрьскВторМет" в пользу ООО "Группа компаний "Прайд" задолженности в сумме 3949845 руб. и процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме 276931,48 руб., а также процентов за пользование чужими денежными средствами, исчисленных из расчета 10,75% годовых с суммы 3949845 руб. по день фактической уплаты ответчиком задолженности. Определением суда от 13.04.2010 произведена замена взыскателя ООО "Группа компаний "Прайд" его правопреемником ООО "МеталлСтил". На основании исполнительного листа возбуждено исполнительное производство, в рамках которого пристав вынес постановление о расчете задолженности по процентам, согласно которому период исчисления процентов определен от даты вступления решения суда в законную силу до момента фактического погашения задолженности, то есть с 07.12.2009 по 28.07.2010 включительно, что составило 272214,54 руб. В связи с фактическим исполнением требований, содержащихся в исполнительном документе (перечислением должником задолженности, отраженной в исполнительном документе в твердой сумме, и процентов в сумме 272214,54 руб.), пристав 08.12.2010 вынес постановление об окончании исполнительного производства. Суд первой инстанции исходил из соответствия оспариваемого постановления законодательству об исполнительном производстве. Апелляционный суд указал на необоснованное исключение из периода расчета процентов периода с 26.08.2009 по 07.12.2009. В соответствии с ч. 1 ст. 47 Закона N 229-ФЗ одним из оснований для окончания исполнительного производства является фактическое исполнение требований, содержащихся в исполнительном документе. Принимая решение об окончании исполнительного производства, пристав должен установить, что требование, содержащееся в исполнительном документе, исполнено в полном объеме. Судами установлено и материалами дела подтверждено, что задолженность, отраженная в исполнительном листе в твердой сумме (4259063,48 руб.), а также проценты за пользование чужими денежными средствами в сумме 272214,54 руб. согласно постановлению пристава от 17.09.2010 о расчете задолженности по процентам должником перечислены в полном объеме. Приставом расчет процентов производился с момента вступления решения суда от 31.08.2009 в законную силу (07.12.2009). Проценты, предусмотренные ст. 395 ГК РФ, по своей правовой природе являются мерой гражданско-правовой ответственности за неисполнение или просрочку исполнения должником денежного обязательства. Согласно п. 51 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ" проценты подлежат уплате за весь период пользования чужими средствами по день фактической уплаты этих средств кредитору, если законом, иными правовыми актами или договором не определен более короткий срок. Факт неисполнения должником денежного обязательства установлен решением арбитражного суда от 31.08.2009, в котором суд определил размер неисполненного обязательства, дату, начиная с которой подлежат начислению проценты, - 20.09.2008, а также период, за который проценты взысканы судом, - с 20.09.2008 по 25.08.2009. Решение также содержит указание на то, что проценты подлежат взысканию с ЗАО "НоябрьскВторМет" по день фактической уплаты задолженности. Поскольку проценты подлежат начислению за весь период неисполнения или просрочки исполнения должником денежного обязательства, установленного вступившим в законную силу решением суда, начиная с даты, когда допущена просрочка исполнения обязательства, по день фактического исполнения этого обязательства, апелляционный суд сделал вывод о том, что оснований для исключения из периода расчета процентов периода с момента принятия судом решения (объявления резолютивной части) до момента вступления его в законную силу у пристава не имелось, так как в это время должник продолжал пользоваться чужими денежными средствами. Апелляционный суд отметил, что обязательство должника по уплате денежных средств наступило в срок, определенный условиями договора, а не в момент вступления в законную силу судебного акта, подтвердившего наличие долга. Апелляционный суд сделал правильный вывод о том, что требование, содержащееся в исполнительном документе, приставом выполнено не в полном объеме, в связи с чем оснований для окончания исполнительного производства не было. ФАС округа оставил постановление апелляционной инстанции без изменения.

25. Суд отказал в признании незаконным бездействия пристава, не направившего взыскателю копию постановления о возбуждении исполнительного производства, поскольку ненаправление копии не повлекло за собою непринятие приставом установленных мер по принудительному исполнению требований исполнительного документа либо нарушения прав взыскателя на исполнение судебного акта в установленный срок (Постановление ФАС Центрального округа от 19.04.2012 по делу N А08-7925/2011).

П. обратился с заявлением о признании незаконным бездействия пристава, не направившего копию постановления о возбуждении исполнительного производства. Решением суда в удовлетворении требования отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения. На основании решения арбитражного суда от 19.07.2011 С. был выдан исполнительный лист от 26.08.2011 на взыскание с К. судебных расходов в сумме 10000 руб. Определением суда от 23.08.2011 по делу С. заменен на правопреемника - П. 30.09.2011 исполнительный лист направлен заявителем в отдел судебных приставов. 07.10.2011 пристав вынес постановление о возбуждении исполнительного производства и постановление о замене стороны исполнительного производства. Копия постановления о возбуждении исполнительного производства П. получена не была. В соответствии с ч. 1 ст. 30 Закона N 229-ФЗ пристав возбуждает исполнительное производство на основании исполнительного документа по заявлению взыскателя, если иное не установлено данным Законом. Согласно ч. 8 ст. 30 Закона N 229-ФЗ пристав в 3-дневный срок со дня поступления к нему исполнительного документа выносит постановление о возбуждении исполнительного производства либо об отказе в возбуждении. В соответствии с ч. 17 ст. 30 Закона N 229-ФЗ копия постановления о возбуждении исполнительного производства не позднее дня, следующего за днем его вынесения, направляется взыскателю, должнику, а также в суд, другой орган или должностному лицу, выдавшим исполнительный документ. В силу ч. 1 ст. 36 данного Закона содержащиеся в исполнительном документе требования должны быть исполнены приставом в двухмесячный срок со дня возбуждения исполнительного производства. Согласно ч. 1 ст. 121 Закона N 229-ФЗ постановления пристава и других должностных лиц службы судебных приставов, их действия (бездействие) по исполнению исполнительного документа могут быть обжалованы сторонами исполнительного производства, иными лицами, чьи права и интересы нарушены такими действиями (бездействием), в порядке подчиненности и оспорены в суде. Доказательств направления постановления о возбуждении исполнительного производства ответчиком в адрес истца не представлено. Вместе с тем после возбуждения исполнительного производства приставом приняты меры для исполнения требований исполнительного документа, с К. полностью взысканы денежные средства в сумме 10000 руб. 10.11.2011 эта сумма перечислена в пользу взыскателя, что не оспаривается П. В связи с фактическим исполнением требований исполнительного документа пристав вынес постановление об окончании исполнительного производства. Таким образом, ненаправление копии постановления о возбуждении исполнительного производства в данном случае не повлекло за собою непринятие приставом установленных мер по принудительному исполнению требований исполнительного документа либо нарушения прав взыскателя на исполнение судебного акта в установленный ч. 1 ст. 36 Закона N 229-ФЗ двухмесячный срок. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

------------------------------------------------------------------

Название документа