Принцип государственности и некоторые методы спекуляции этим понятием

(Корсик К. А.)

("Нотариус", 2012, N 6)

Текст документа

ПРИНЦИП ГОСУДАРСТВЕННОСТИ И НЕКОТОРЫЕ МЕТОДЫ

СПЕКУЛЯЦИИ ЭТИМ ПОНЯТИЕМ

К. А. КОРСИК

Корсик Константин Анатольевич, нотариус г. Москвы, президент МГНП, доктор юридических наук.

Современное состояние российского нотариата можно охарактеризовать как новую ступень развития этого института, когда его роль и возможности в качестве одного из важнейших институтов защиты прав в гражданско-правовых отношениях в различных сферах общественной и экономической жизни оказались необходимыми государству, гражданам и бизнесу.

Действительно, прошедшие два десятилетия становления небюджетного нотариата России показали дееспособность российского нотариального сообщества, верность выбора модели нотариата латинского типа и делегирования публично-правовых функций государством нотариусам.

Сообщество нотариусов страны продемонстрировало способность органов самоуправления нотариальных палат к обеспечению надлежащей работы нотариусов, контроля над их деятельностью во взаимодействии с органами юстиции, а также конструктивной инициативы в целях совершенствования многих сторон гражданско-правовых отношений.

Сегодня, в период модернизации социально-экономических отношений в стране, нотариат не может оставаться в стороне от этих процессов. Главным вопросом для развития нотариата является то, каким образом его деятельность сможет наиболее эффективно отвечать существующим и потенциальным интересам государства и общества. Из этого следуют задачи совершенствования методов и форм самоуправления российского нотариата.

Принимая во внимание роль и ответственность нотариата, в том числе как экономически значимого института, возникают различные мнения о том, как должна выглядеть система самоуправления нотариата и контроля над ним со стороны государства. Часто такие точки зрения продиктованы не только академическими выводами, но и, к сожалению, иными соображениями.

Появившиеся противоречия внутри российского нотариального сообщества вызваны не столько объективными свойствами его модели, сколько рядом субъективных причин, возникающих на данном этапе развития. Возникают дискуссии, на которых исподволь проталкивается тезис о неспособности нотариата к самоуправлению, причем эта точка зрения, как ни странно, поддерживается лицами, олицетворяющими высшие органы самоуправления сообщества. К сожалению, в таких дискуссиях недоброй традицией стали подмена понятий и манипуляции, призванные поменять местами причины и следствия, скрыть истинные намерения.

Более того, решение вопросов внутреннего развития сообщества, намеренно или необдуманно, выносится на широкое публичное обсуждение. Так, например, в номере 10 за 2012 г. "Нотариального вестника" появилась масштабная статья вице-президента Федеральной нотариальной палаты В. В. Яркова и директора Центра нотариальных исследований ФНП И. Г. Медведева. Эту статью, при некотором рассмотрении, можно назвать программным заявлением в свете приближающихся выборов президента и Правления ФНП, а также как аргумент в противодействии исполнению Федеральной палатой решения Верховного Суда РФ по порядку уплаты членских взносов. Увы, подобная публикация не является единственной.

Но вернемся к последовательному изложению темы о манипуляциях и подмене понятий в публичных дискуссиях. Приведу небольшой пример: так, например, вице-президент ФНП В. В. Ярков, выводя логическую цепочку, по сути, подчиняет всю реформу нотариата одной частной задаче - обеспечению юридической безопасности граждан при сделках с недвижимостью. Бесспорно, участие нотариата в обороте недвижимости - важная задача с точки зрения как государства, так и общества. Московское нотариальное сообщество, в частности, давно целеустремленно и упорно прикладывало усилия к тому, чтобы понимание необходимости участия нотариуса в этой сфере стало основой соответствующих законопроектов. Но нотариат представляет собой институт, выполняющий гораздо более широкий круг задач, и попытка частными случаями подменить комплексное реформирование нормативно-правовой базы, регулирующей деятельность нотариата, как минимум недальновидна. А как максимум - такие шаги, подменяющие системный подход и комплексное понимание потенциальной роли нотариата в обществе узкими задачами, способны затормозить развитие нотариата как независимого и самостоятельно института, стоящего на страже закона.

Таким же логически необоснованным тезисом является указание на якобы невозможность осуществления должного контроля над деятельностью нотариата со стороны государства. Может быть, для людей, незнакомых с современной формой взаимодействия органов нотариального самоуправления и органов государственной власти, в том числе непосредственно Министерства юстиции РФ, контролирующего деятельность нотариата, такой тезис может звучать веско и угрожающе, но он не отвечает объективной реальности. Более того, сегодня он звучит как прикрытие других, истинных целей.

Сама риторика, оперирующая некими понятиями "государственники" и "либералы" в попытке придать дискуссии псевдополитический характер, весьма провокационна по своей природе. Во-первых, таким путем позициям сторон присваиваются несвойственные им характеристики, подменяются понятия. Ниже я поясню, что в данном случае имеется в виду.

Одним из важных факторов является финансовая независимость нотариата и его органов самоуправления. Именно это обеспечивает беспристрастность и объективность нотариальной деятельности. В то же время абсолютно недопустимой является возможность создания такой ситуации, когда внутри нотариального сообщества появляются внутренние касты, позволяющие меньшинству манипулировать мнением сообщества, в том числе и путем использования финансовых рычагов.

Говоря о контроле, апологетам ликвидации нотариата в качестве самостоятельного института, исполняющего государственные задачи в существующей социально-экономической формации, следовало бы обратить внимание на то, что именно внутри руководимых ими высших органов самоуправления нотариата происходят негативные процессы, выводящие их деятельность из-под контроля сообщества в нарушение всех демократических принципов.

В качестве примера можно привести один из фактов. Существует неоднородность материального положения нотариата различных регионов Российской Федерации, обладающих несопоставимым экономическим потенциалом. Естественно, одной из важнейших функций высших органов самоуправления нотариата является компенсация такой диспропорции, чтобы соблюсти один из высших приоритетов государства - доступность нотариальной помощи для каждого гражданина страны. И такая деятельность заложена в Уставе ФНП. Но беда в том, что бюджет ФНП, принимаемый узкой группой представителей нотариата в виде Правления Федеральной палаты, размер материальной помощи нотариальным палатам тех регионов, где деятельность нотариуса едва позволяет ему выжить, на порядок уступает, к примеру, расходам на увеселительные мероприятия. Уверен, что, если бы проект бюджета отвечал истинным задачам ФНП и согласовывался с нотариальными палатами субъектов РФ, его структура была бы заметно иной.

Так вот, именно такой путь - реально демократического самоуправления, заложенный в модели российского нотариата, способен обеспечить деятельность нотариуса в интересах государства. И наоборот, выбор пути, когда решения будут приниматься еще более непрозрачно, под прикрытием рассуждений о противостоянии "государственников" и "либералов", ведет к деструктивным последствиям для самостоятельности и объективности нотариата. Этот же тезис можно рассмотреть с другой стороны - именно мы, нотариусы, выступающие за прозрачные и эффективные механизмы самоконтроля сообщества в тесном взаимодействии с государством, являемся "государственниками" в истинном понятии этого слова. А оппоненты в данном случае принимают некую форму сторонников "олигархата".

Есть и другие немаловажные аспекты. В проекте нового Закона о нотариате, поддерживаемом нынешним руководством ФНП, в частности, презюмируется расширение контроля со стороны государства. Московская городская нотариальная палата, и не только она, считает, что деятельность палат по обеспечению должного качества работы нотариусов во взаимодействии с органами юстиции является эффективной.

В заявлениях президента ФНП руководители нотариальных палат субъектов Федерации слышат: "Нужно больше контроля!" Но на практике это очевидно означает разрастание государственного аппарата, содержание на средства налогоплательщиков новых чиновников, разрастание аппарата самой Федеральной нотариальной палаты, уже за счет средств нотариусов. Как одно из неблаговидных последствий подобная практика обычно влечет за собой расширение коррупционной базы, что также не лежит в плоскости государственных интересов.

Когда высшее руководство страны во главу угла развития всех сфер жизни общества ставит формирование эффективных институтов гражданского общества, такая позиция выглядит, мягко говоря, далекой от истинных потребностей государства. Как известно, небюджетный нотариат России стал первым положительным примером появления такого института, и доказывать сегодня обратное - означает искажать истину.

Тем самым происходит, по сути, факт подмены принципа прозрачности деятельности как для механизмов общественного контроля сообщества, так и для государственных органов тезисом о мифической "незалежности", не подкрепленным никакими реальными аргументами.

Практика давно доказала принцип позитивного развития систем, в которых развитые демократические механизмы общественного контроля становятся залогом добросовестности действий. И наоборот, попытки свернуть такие механизмы, прикрываясь абстрактными рассуждениями о "государственном регулировании", обычно прикрывают интересы узкой группы лиц, использующих такие рычаги для обеспечения личной власти над всеми процессами в отрасли. Утверждение об отсутствии контроля со стороны государства в сфере нотариата сегодня выглядит провокационным, так как противоречит реалиям законодательства в целом и деятельности Министерства юстиции в частности.

Более чем странной в ключе защиты интересов государства также выглядит позиция руководства ФНП в противостоянии выдвинутым государством же законопроектам, распространяющим сферу компетенции нотариата на операции с залогами движимого имущества. Такая позиция не отвечает интересам рядовых нотариусов, не отвечает поставленным государством задачам. А чему она отвечает в таком случае?

Говоря о дальнейшем развитии нотариата латинского типа в России, было бы логично сравнивать существующие или существовавшие ранее модели - латинский, англосаксонский или же государственный нотариат, существовавший в нашей стране до 1993 г. Так вот, исходя из принципов самих этих моделей, мы понимаем, что возрождение государственного нотариата, ликвидация института небюджетного нотариата в реалиях современной России не является экономически и общественно оправданным шагом. Тем более было бы странным слышать такую идеологию от лица руководства ФНП. Соответственно, мы можем выбирать из двух моделей частного нотариата. И в этом ключе модель нотариата континентальной Европы в сравнении с англосаксонской моделью выглядит как раз более государственно-ориентированной. Именно этой идеологии мы и придерживаемся, предлагая свой взгляд на пути совершенствования отечественной системы. Иные попытки классификации есть не что иное, как манипуляция, либо абсолютно нежизнеспособные попытки скрестить различные принципы принципиально различных моделей. И то и другое, к сожалению, не идет на пользу обществу и нотариату, если используется как аргумент в открытых дискуссиях.

Нелишним было бы обратить внимание на то, что именно нотариальное сообщество явилось инициатором развития новых, эффективных методов взаимодействия нотариата и государственных органов, в частности в области электронных технологий информационного оборота. Этот подход позволил вывести ряд сфер гражданско-правового оборота на новый уровень эффективности и прозрачности. Именно это является показателем государственно-ориентированного подхода самостоятельного и дееспособного нотариата.

Скорее, аргументация в стиле "надо лишить нотариат самостоятельного взгляда на свое развитие, иначе государство разгонит сообщество" рассчитана как некая страшилка в период близящейся предвыборной кампании, когда будет обновляться состав Правления ФНП и избираться ее президент. Осознавая существование серьезной и обоснованной критики в свой адрес, могущей повлечь заметные изменения в деятельности и персональном составе Правления ФНП, наши оппоненты используют и такие методы воздействия на сообщество. Расчет в данном случае прост - рядовой нотариус, и без того обеспокоенный постоянным решением проблем своей текущей деятельности, а в ряде регионов страны находящийся на грани операционной рентабельности, любое увеличение необоснованных бюрократических процедур псевдоконтроля воспринимает как непосредственную угрозу, и в этом он совершенно прав. По этой логике подобным запугиванием можно заставить российских нотариусов не поднимать головы, "лишь бы вновь не тронули". И естественно, продолжать практически бесконтрольно управлять таким значимым сообществом, со всеми его финансовыми потоками.

Возвращаясь к тезисам, озвученным в манифесте руководства ФНП, можно сказать:

1. Логика усиления саморегулирования и самоконтроля не идет вразрез с интересами государства по контролю над нашей сферой деятельности, а наоборот, поддерживает эти усилия.

2. Абсолютно надуманным выглядит тезис о том, что какие-либо группы нотариусов оспаривают государственный контроль как таковой. Напомню, что мы, в частности, ведем речь об усилении самоконтроля, в том числе и в области деятельности органов управления сообществом, - а это, согласитесь, несколько разные понятия. И контроль сообщества лежит в одной плоскости с государственным контролем, дополняя и помогая друг другу. То есть исходный тезис есть ложная посылка.

3. Говоря об опасности разобщенности и слабости нотариального корпуса, авторы статьи упускают, намеренно или нет, тот факт, что именно руководство ФНП принципиально противится усилению роли региональных палат, пытаясь сконцентрировать всю власть в руках узкой группы лиц. Любая потенциальная здоровая конкуренция в интересах развития намеренно ликвидируется, тем самым нотариальный корпус в целом как раз и низводится до уровня слабого, разобщенного и ждущего подачек "из центра" за "хорошее поведение". Ничего общего с государственным подходом такая политика не имеет.

4. Попытка увести аудиторию от понимания этого факта выглядит слабой, особенно в свете недавнего противостояния руководства ФНП инициативам Администрации Президента РФ по передаче нотариусам ведения реестра уведомлений о залоге движимого имущества.

5. Подменой понятий выглядит также тезис об оспаривании специфики публично-правовой роли нотариата. В тот момент, когда, в частности, московские нотариусы требуют усиления ответственности Федеральной нотариальной палаты и соответствия ее решений законодательству РФ, невозможно усмотреть логику в таком безответственном заявлении.

6. Более того, выражаясь языком "программной статьи" в "Нотариальном вестнике", правовой патологией в данном случае является умышленное уклонение Правления ФНП от исполнения решения Верховного Суда РФ, уклонение от приведения собственных решений в соответствие законам РФ. Это как раз тот случай, когда собственная недальновидность прикрывается некими "высшими соображениями", не выдерживающими критики.

7. Руководство ФНП де-факто требует наказания тех нотариусов, которые стоят на страже требований закона, самостоятельно выписывая индульгенцию федеральной палате. По его мнению, кнутом и пряником может распоряжаться исключительно узкая группа лиц, при этом подобные меры к ним самим не могут быть применены. Может быть, тем самым "вызывая огонь на себя", Правление ФНП просит государство обратить внимание на его правовую несостоятельность? Уверен, российское нотариальное сообщество достаточно дееспособно, чтобы самостоятельно решить подобные проблемы существующими, законными и демократическими процедурами.

8. Не является ли лучшим аргументом в пользу необходимости усиления саморегулирования провозглашенный авторами тезис о том, что "возможности органов юстиции по осуществлению полноценного и систематического контроля за нотариальной деятельностью более чем ограничены, особенно на территориальном уровне". Когда деятельность нотариального корпуса безупречная, в том числе и на уровне собственных решений, в соблюдении духа и буквы закона, является базисом доверия общества и власти, то полноценный и систематический контроль со стороны органов юстиции не будет затруднен.

9. Авторы тезиса о противостоянии "либералов" и "государственников" достаточно вольно приписывают своим оппонентам в качестве аргумента весьма непростой и резонансный вопрос о квотировании должностей нотариусов, а также о замещении их должностей. Подобный "популизм", рассчитанный в первую очередь на представителей власти, выглядит необоснованным. Во-первых, система квотирования, как я неоднократно заявлял, является одной из объективных гарантий независимости и объективности нотариата, не озабоченного вопросами выживания. Во-вторых, если речь идет о позиции МГНП, то мы являемся последовательными сторонниками прозрачной и основанной на законе процедуры проведения конкурсов на замещение должностей нотариусов, потому что только такой механизм способен обеспечить чистоту рядов нотариата. Поэтому весьма объемный фрагмент текста статьи, по сути, есть выстрел в пустоту - нет смысла доказывать, что коррупциогенность есть зло. Вопрос о том, как следует совершенствовать систему конкурсного назначения, является предметом отдельного рассмотрения.

К сожалению, формат этой статьи не позволяет потратить много времени на детальный разбор всех выдвинутых тезисов, но, думается, общий фон этого "программного заявления" ФНП достаточно ясен, имеющий глаза - да увидит. В заключение приведу цитату вице-президента ФНП: "...нотариальное сообщество только тогда сможет подняться на новые высоты в своем правовом регулировании и месте в правовой системе нашей страны, когда сможет увязать собственные коллективные интересы с интересами экономического и правового развития России, защитой прав граждан", подпишусь под ней и дополню ее так: "...а органы самоуправления нотариатом страны перестанут рассматривать сообщество как свою личную вотчину".

------------------------------------------------------------------

Название документа