Законодательные новеллы части первой Гражданского кодекса России: комментарии и размышления

(Фоков А. П.) («Российский судья», 2013, N 2) Текст документа

ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ НОВЕЛЛЫ ЧАСТИ ПЕРВОЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИИ: КОММЕНТАРИИ И РАЗМЫШЛЕНИЯ <*>

А. П. ФОКОВ

——————————— <*> Fokov A. P. Legislative innovations of part two of the RF Civil Code: commentaries and thoughts.

Фоков Анатолий Павлович, доктор юридических наук, профессор.

11 января 2013 года «Российская газета» опубликовала Федеральный закон «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации, вступающий в силу с 1 марта 2013 года, текст которого комментируют специалисты в информационных системах «КонсультантПлюс», «Гарант», «Право. ру».

Ключевые слова: Гражданский кодекс Российской Федерации, основные начала гражданского законодательства, государственная регистрация прав, пределы осуществления гражданских прав, компенсация ущерба, крестьянское (фермерское) хозяйство.

On January 11, 2013 «Rossijskaya Gazeta» published Federal Law «On Introduction of Changes to Chapters 1, 2, 3 and 4 of Part One of the RF Civil Code which enters into force from March 1, 2013; the text of the law is commented on by the specialists in informational systems: «Consultant Plus», «Garant», «Pravo-ru».

Key words: Civil Code of the Russian Federation, fundamentals of the civil legislations, state registration of rights, limits of execution of civil rights, compensation of lass, peasant’s (farmer’s) economy.

Принятие части 1 Гражданского кодекса Российской Федерации и внесение изменений в главы 1, 2, 3 и 4 знаменуют новый отсчет времени в реализации положений по совершенствованию гражданского законодательства в указанной части, вступающей в силу с 1 марта 2013 г. Многие информационные агентства, а в особенности «КонсультантПлюс», «Гарант», «Право. ру» и журналисты, пишущие на правовые темы, постарались привлечь внимание специалистов, чтобы получить отзывы и комментарии к предложенному тексту Федерального закона. С нашей стороны обращаем внимание, что текст Федерального закона от 30 декабря 2012 г. N 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» официально опубликован в «Российской газете» 11 января 2013 г. и доступен каждому гражданину. Федеральный закон небольшой по объему, но вызвал большое число откликов, которые можно принимать или отвергать, а может быть, просто оценить их на крепость перед тем, как правоприменители создадут определенную базу для более убедительной дискуссии с примерами судебной практики. М. Римская в статье «Новый Гражданский кодекс… На старт, внимание, марш!» полагает, что «усиленно критикуемый юристами «обход закона» все же остался в тексте Закона N 302-ФЗ в виде одного из способов злоупотребления правом (п. 1 ст. 10 ГК РФ в ред. Закона N 302-ФЗ). Основной причиной критики этого нового для ГК РФ понятия является его неконкретность — в законе нет четких признаков отличия действий в обход закона от просто злоупотребления правом, между тем они могут повлечь за собой разные последствия. Кроме того, — считает автор статьи, — новая редакция ст. 10 ГК РФ расширяет пределы судейского усмотрения в случаях, когда при рассмотрении дела устанавливается факт злоупотребления лицом своим субъективным правом. До сих пор последствием установления такого факта был отказ в судебной защите права. С 1 марта этого года диапазон последствий станет шире: суд может отказать в защите как полностью, так и частично. А для случаев, когда злоупотребление выражается в совершении действий в обход закона с противоправной целью, законом могут быть предусмотрены и иные последствия. Также автор статьи не проявляет оптимизма в том, что в законе появилась возможность требовать возмещения убытков, которые были причинены лицу в результате нарушения прав или законных интересов при злоупотреблении правом. Она считает, что указанная норма ничего нового в себе не несет, а лишь конкретизирует положение ст. 15 ГК РФ <1>. ——————————— <1> Римская М. Новый Гражданский кодекс… На старт, внимание, марш! // Экономика и жизнь. 2013. 11 янв.

Таким же образом можно проследить реакцию журналистов иных СМИ, которые явно ожидали более революционных изменений первой части Гражданского кодекса РФ. Однако следует отметить, что Закон является частью реформы гражданского законодательства, а правоприменительная практика обязательно нам преподнесет коллизии положений и норм Федерального закона, которые, возможно, потребуют дальнейшей доработки Гражданского кодекса. В качестве примера специалисты «КонсультантПлюс» приводят положения п. 1 ст. 37 ГК о том, что Федеральным законом предусмотрено: «…суммы алиментов, пенсий, пособий, возмещения вреда здоровью и вреда, понесенного в случае смерти кормильца, а также иные выплачиваемые на содержание подопечного средства, за исключением доходов, которыми подопечный вправе распоряжаться самостоятельно, подлежат зачислению на отдельный номинальный счет, открываемый опекуном или попечителем в соответствии с гл. 45 настоящего Кодекса». Действительно, в настоящее время гл. 45 ГК РФ не содержит норм о номинальном счете, поэтому в целях исключения коллизии в переходных положениях Закона установлено, что приведенная норма начинает действовать со дня вступления в силу Федерального закона, вносящего изменения в Гражданский кодекс РФ в части введения правил о номинальном счете (п. 4 ст. 2 Закона). Наверное, было бы правильным с нашей стороны предложить читателям журнала рассмотреть мнения специалистов, которые предлагает «КонсультантПлюс», как своеобразный обзор к опубликованному тексту федерального закона, что, возможно, получит отклик на заявленные позиции <2>. ——————————— <2> Официальный сайт СПС «КонсультантПлюс».

Нам импонирует, что обзор сделан с учетом примеров судебной практики, поэтому выборочно предложим предоставленный материал. Так, поправки в Гражданский кодекс дополнили обязанностью каждого действовать добросовестно. Принцип добросовестности был установлен среди основных начал гражданского законодательства (ст. 1 ГК РФ в редакции Закона). Участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и исполнении гражданских обязанностей. Таким образом, была введена обязанность лиц действовать добросовестно в гражданском обороте. Следует отметить, что обязанность добросовестного поведения уже применяется судами при разрешении споров (Постановление Президиума ВАС РФ от 21 февраля 2012 г. N 12499/11 по делу N А40-92042/10-110-789). Ранее этот основополагающий принцип гражданского права мог быть выведен только из содержания п. 2 ст. 6 ГК РФ. В ФЗ закреплено, что недобросовестное, равно как и незаконное, поведение лиц не может приносить им какие-либо преимущества (п. 5 ст. 1 ГК РФ в редакции Закона). В п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 декабря 2011 г. N 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации», Постановлениях Президиума ВАС РФ от 14 февраля 2012 г. N 12035/11 по делу N А64-4929/2010, от 6 сентября 2011 г. N 4905/11 по делу N А51-23410/2009, от 13 января 2011 г. N 11680/10 по делу N А41-13284/09, Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 3 февраля 2012 г. по делу N А56-16211/2011, Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 8 февраля 2012 г. N 15АП-138/2012 по делу N А53-21188/2011 принцип добросовестности получил правовую оценку. Мировой опыт показывает, что эффективное развитие рынка невозможно без укрепления начал автономии воли и свободы договора участников оборота. Однако неограниченная свобода в достижении экономических интересов таит в себе возможность дестабилизации оборота. Таким образом, новая редакция ст. 1 ГК РФ открывает широкий простор для судебного толкования термина «добрая совесть» участника гражданского правоотношения. Однако чрезмерно широкое его понимание может приводить к опасным последствиям в виде ограничения какой-либо конкуренции среди хозяйствующих субъектов. Поэтому представляется, что в целях искоренения случаев явной несправедливости в гражданских правоотношениях потребуется осторожное применение в судебной практике новелл Закона, касающихся принципа добросовестности. В ст. 10 ГК РФ, которая была существенным образом изменена Законом, устанавливается, что добросовестность участников гражданских правоотношений презюмируется. Это ограничит широкое понимание добросовестного поведения в смысле ст. 1 ГК РФ в новой редакции, а также позволит не возлагать на участников гражданско-правового спора обязанность по доказыванию своей добросовестности в каждом судебном разбирательстве. В действующей редакции ст. 10 ГК РФ презумпция добросовестности участников оборота поставлена под условие («В случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно»). В новом Гражданском кодексе введен запрет на обход закона с противоправной целью, что является формой злоупотребления правом. Дополнительно к принципу добросовестности в п. п. 1 и 3 ст. 10 ГК РФ в редакции Закона вводится запрет на обход закона с противоправной целью (далее — обход закона). К действиям, направленным на обход закона, будут применяться те же последствия, которые установлены для злоупотребления правом, если иное не указано в тексте Гражданского кодекса РФ. На практике могут появиться затруднения, связанные с определением сущности этого правового явления, а также с отграничением его от иных правовых институтов, к примеру от института притворных сделок. Это подтверждается и тем обстоятельством, что уже сейчас в судебной практике встречаются случаи фактического отождествления таких институтов, как «обход закона» и «притворная сделка» <3>. ——————————— <3> Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 23 дек. 2011 г. по делу N А32-3596/2010.

Представляется, что действия, направленные на обход закона, могут быть охарактеризованы как злоупотребление правом с намерением причинить вред публичным интересам. Следует отметить, что действующая на настоящий момент редакция ст. 10 ГК РФ прямо не рассматривает действия в обход закона как злоупотребление правом. Так их квалифицирует судебная практика и арбитражных судов, и судов общей юрисдикции <4>. ——————————— <4> Определение ВАС РФ от 14 янв. 2009 г. N 8207/08; Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 26 дек. 2011 г. по делу N А28-9997/2010, от 19 янв. 2011 г. по делу N А17-396/2010; ФАС Московского округа от 1 июля 2011 г. N КГ-А40/4891-11-1,2,3 по делу N А40-82917/08-91-359; Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12 окт. 2012 г. N 15АП-9588/2012 по делу N А53-6063/2012; Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 1 июня 2012 г. по делу N А63-9483/2011; Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30 янв. 2012 г. N 17АП-4568/2011-ГК по делу N А60-9421/2010; Апелляционное определение Вологодского областного суда от 23 мая 2012 г. N 33-2001/2012; Определение Московского городского суда от 16 дек. 2011 г. по делу N 33-41896.

Следует отметить, что Закон не раскрывает содержания термина «обход закона», что, по всей видимости, даст простор для судебного толкования указанного термина. В подтверждение этого можно привести следующие случаи. Часто в хозяйственной практике принятие судебного акта используется не для разрешения спора, а для закрепления определенного правового статуса либо признания определенного юридического факта в обход различных положений законодательства. К примеру, Постановлением ФАС Поволжского округа от 10 октября 2012 г. по делу N А65-13619/2012 «обходом закона» (положений ст. 218 ГК РФ в действующей редакции) была признана следующая совокупность действий: предъявление иска одним обществом к другому обществу о государственной регистрации перехода права собственности на железнодорожный тупик необщего пользования, затем заключение сторонами мирового соглашения, утвержденного арбитражным судом, которое по существу удовлетворяло исковое требование, притом что на момент утверждения мирового соглашения ответчик не имел права собственности на спорный тупик. Также «обходом закона» признается следующая ситуация: передача недвижимого имущества, находящегося в собственности публично-правового образования, в хозяйственное ведение унитарному предприятию с последующим преобразованием данного предприятия в хозяйственное общество. Цель этих действий — обойти положения Федерального закона от 21 декабря 2001 г. N 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» <5>. Обходом закона и осуществлением гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу злоупотребления правом не исчерпываются. ——————————— <5> Постановления ФАС Уральского округа от 3 окт. 2012 г. N Ф09-8105/12 по делу N А47-10793/2011; Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 10 сент. 2012 г. N 15АП-9077/2012 по делу N А32-43704/2011.

В частности, к злоупотреблению правом судебная практика относит действия, направленные на воспрепятствование осуществлению другим лицом его законного права <6>. ——————————— <6> Постановление Президиума ВАС РФ от 5 окт. 2010 г. N 5153/10; п. 5 информационного письма Президиума ВАС РФ от 5 нояб. 2009 г. N 134 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Статья 10 ГК РФ в редакции Закона и вовсе предусматривает, что как злоупотребление правом может быть квалифицировано любое «заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав». Последствие злоупотребления правом — это полный или частичный отказ суда в защите права, а также иные меры, предусмотренные законом (п. 2 ст. 10 ГК РФ в редакции Закона). Указание на иные меры связано с тем, что Закон предусматривает: если злоупотребление правом повлекло нарушение права другого лица, то такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков по правилам ст. ст. 15, 1064 ГК РФ. Довольно интересен раздел, опубликованный в СПС «КонсультантПлюс», посвященный разделу «Обычай (обычай делового оборота)», который определяет любой обычай, не ограниченный сферой деятельности среди источников гражданского права. Так, в п. 1.3 раздела II Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации указано, что ст. 5 ГК РФ источником гражданского права называет обычай делового оборота. Между тем обычай широко применяется не только в предпринимательской деятельности, но и, например, в отношениях, связанных с определением гражданами порядка пользования общим имуществом. Поэтому в ст. 5 ГК РФ необходимо внести соответствующие дополнения. Приведенные рекомендации реализованы Законом, исходя из которого источником гражданского права является не обычай делового оборота, а просто обычай, без указания на сферу деятельности, в которой он сложился и применяется. Так, наряду с термином «обычай делового оборота» широко распространен термин «торговый обычай», например, в деятельности Торгово-промышленной палаты РФ. На практике суды, именуя «Инкотермс-2000» торговым обычаем, нередко одновременно ссылаются на нормы Гражданского кодекса РФ об обычае делового оборота, отмечая, что «Инкотермс-2000» признаны Торгово-промышленной палатой РФ <7>. ——————————— <7> Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 8 сент. 2009 г. по делу N А28-10951/2008-271/19; ФАС Поволжского округа от 14 окт. 2008 г. по делу N А55-861/2008; ФАС Уральского округа от 29 янв. 2007 г. N Ф09-12286/06-С1.

В то же время, как отмечено Президиумом ВАС РФ в п. 2 информационного письма от 16 февраля 1998 г. N 29 «Обзор судебно-арбитражной практики разрешения споров по делам с участием иностранных лиц», арбитражный суд при разрешении спора, вытекающего из внешнеторговой сделки, применяет обычаи делового оборота в сфере международной торговли в редакции Инкотермс в том случае, если участники сделки договорились об их применении или изменили предусмотренные ими в договоре базисные условия в письменной форме <8>. ——————————— <8> Постановление ФАС Московского округа от 14 сент. 2009 г. N КГ-А40/8830-09 по делу N А40-14229/09-61-93.

Также в судебной практике к обычаям делового оборота относят Общие условия Международной федерации инженеров-консультантов (FIDIC) <9> и проведение комплексной юридической проверки документов (due dilligence) при приобретении крупного пакета акций <10>. ——————————— <9> Постановление ФАС Северо-Западного округа от 4 сент. 2012 г. по делу N А56-55092/2011. <10> Постановления Третьего арбитражного апелляционного суда от 9 авг. 2012 г. по делу N А74-4582/2011, от 9 авг. 2012 г. по делу N А74-4581/2011.

Следует отметить, что рассмотренные изменения, установленные Законом, соответствуют международным договорам, в которых участвует Российская Федерация. Так, согласно ст. 9 Венской конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров от 11 апреля 1980 г., стороны связаны любым обычаем, относительно которого они договорились, и практикой, которую они установили в своих взаимных отношениях. В опубликованном Федеральном законе закреплено, что решения собраний включаются в перечень юридических фактов, являющихся основанием для возникновения прав и обязанностей. Статья 2 ГК РФ в редакции Закона уточняет круг отношений, регулируемых гражданским законодательством, прямо включая в них отношения, связанные с участием в корпоративных организациях или с управлением ими (корпоративные отношения). Статья 8 ГК РФ в редакции Закона вводит новое основание возникновения гражданских прав и обязанностей: решение собраний в случаях, предусмотренных законом. Представляется, что тем самым законодатели хотели отграничить решения собраний от сделок, указав на их принципиально различную правовую природу. Закон дополняет ст. 12 ГК РФ новым способом защиты гражданских прав: признанием недействительным решения собрания. Данный способ защиты известен и действующему законодательству. Так, в соответствии с п. 7 ст. 49 ФЗ от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» акционер вправе подать заявление о признании недействительным решения общего собрания акционеров. В то же время общие положения о решениях собраний в настоящее время исключены из текста Закона. Законодатель записал, что лицо, которое знало или должно было знать о недостоверности данных государственного реестра, не вправе ссылаться на соответствующие данные реестра. Законом в ГК РФ добавлена ст. 8.1, которая определяет основные принципы государственной регистрации прав на имущество (в первую очередь недвижимого). Реализация положений указанной статьи может привести к изменениям в законодательстве о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и в законодательстве о государственном кадастре недвижимости. В этой связи представляется необходимым обратить внимание на ключевые изменения, вводимые данной статьей. В частности, установлены принципы государственной регистрации прав: проверки законности оснований регистрации, публичности и достоверности государственного реестра. Представляется, что последовательное применение данных принципов в административной и судебной практике может серьезно изменить правовое регулирование государственной регистрации прав на имущество. Примечательно, что эта статья предусматривает: в закрепленных законом случаях необходимо будет осуществлять государственную регистрацию не только прав на объекты недвижимости и сделок с ней, но и прав на другие виды имущества и сделок с ним. В этих случаях будут применяться основополагающие нормы о государственной регистрации. Согласно ст. 8.1 ГК РФ, в редакции Закона в государственном реестре должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить: объект, на который устанавливается право, управомоченное лицо, содержание права, основание его возникновения. Данное положение важно для совершения сделок с недвижимым имуществом, поскольку действующие нормы Гражданского кодекса РФ содержат жесткие требования к индивидуализации объекта недвижимости (ст. ст. 554 и 607 ГК РФ). Помимо указанного, в отношении такого объекта недвижимости, как земельный участок, Земельный кодекс РФ определяет обязанность установления границ, т. е. постановку этого участка на кадастровый учет в государственном кадастре недвижимости (ст. 11.1 упомянутого Кодекса). Закон устанавливает, что права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают, изменяются и прекращаются с момента внесения соответствующей записи в государственный реестр, если иное не установлено законом. Из ст. 8 ГК РФ исключается п. 2, согласно которому права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают с момента регистрации соответствующих прав на него, если иное не установлено законом. Следует отметить, что в законопроекте о внесении изменений в ГК РФ, рассмотренном Государственной Думой в первом чтении, указанное изменение отсутствовало. Эта норма дублировала бы п. 2 ст. 8.1 ГК РФ в редакции Закона, поэтому от нее было решено отказаться. Пунктом 6 ст. 8.1 ГК РФ в редакции Закона предусмотрено, что лицо, которое знало или должно было знать о недостоверности данных государственного реестра, не вправе ссылаться на соответствующие данные реестра. Указанная новелла может быть широко применена при разрешении споров об изъятии имущества из чужого незаконного владения (виндикационный иск). Так, в соответствии с абз. 2 п. 38 совместного Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» приобретатель не может быть признан добросовестным, если на момент совершения сделки по приобретению имущества право собственности в ЕГРП было зарегистрировано не за отчуждателем. В то же время запись в ЕГРП о праве собственности отчуждателя не является бесспорным доказательством добросовестности приобретателя. Также приобретатель не является добросовестным, если на момент совершения сделки в ЕГРП имелась отметка о судебном споре в отношении этого имущества. Данное разъяснение получило развитие в Законе. Согласно абз. 3 п. 7 ст. 8.1 ГК РФ в редакции Закона, лицо, оспаривающее зарегистрированное право в суде, вправе требовать внесения в государственный реестр отметки о наличии судебного спора в отношении этого права. Как указывается в п. 5 замечаний РСПП, данные новеллы законодательства могут вызвать многочисленные злоупотребления со стороны недобросовестных участников гражданского оборота. По мнению предпринимателей, введение в российское право института отметок о возражении не соответствует принципу публичной достоверности государственного реестра и не будет способствовать укреплению системы регистрации прав. В качестве одной из альтернативных мер по преодолению негативного эффекта от введения указанного правового института в Замечаниях РСПП предлагается применять гражданско-правовую ответственность к лицам, которые внесли отметку о возражении, но в дальнейшем не оспорили зарегистрированное право в суде в установленный срок. В п. 2 ст. 8.1 ГК РФ в редакции законопроекта, предусматривающего внесение изменений в ГК РФ, принятой Государственной Думой в первом чтении, ранее предусматривалось, что сведения о правах по сделке, совершенной в нотариальной форме, должны вноситься в государственный реестр через нотариуса. В последней редакции Закона эта норма была сформулирована в существенно более мягкой форме. В настоящее время Закон устанавливает правило, согласно которому права по данным сделкам могут быть зарегистрированы через нотариуса. Таким образом, стороны по указанным сделкам не лишаются возможности самостоятельно совершить все необходимые регистрационные действия. На это обращалось внимание также в п. 4 замечаний РСПП. Законодатель закрепил положение о том, что с 1 марта 2013 г. отменяется государственная регистрация сделок с недвижимостью, перечисленных в части второй Гражданского кодекса РФ. Закон отменяет действующую в настоящее время систему двойной регистрации (прав и сделок) в отношении объектов недвижимости. Так, в п. 8 ст. 2 Закона указано, что правила государственной регистрации сделок с недвижимым имуществом, содержащиеся в ст. ст. 558, 560, 574, 584, 609, 651, 658 ГК РФ, не подлежат применению к договорам, заключаемым после введения в действие Закона. Тем самым отчасти будет решена проблема признания договоров в отношении недвижимости незаключенными, т. к. большинство перечисленных в п. 8 ст. 2 Закона статей (за исключением ст. ст. 574 и 609 ГК РФ) предусматривают, что соответствующий договор считается заключенным с момента государственной регистрации. Такое правовое регулирование создавало сложноразрешимые ситуации, при которых договор, не прошедший процедуру государственной регистрации, фактически исполнялся, но считался незаключенным, что лишало стороны такого «несостоявшегося» соглашения (например, арендатора) права воспользоваться договорными способами защиты своих прав. В настоящее время эта проблема еще не потеряла своей актуальности, о чем свидетельствует опубликованный проект Постановления Пленума ВАС РФ «О внесении дополнений в Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 ноября 2011 г. N 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды» <11>, в котором приводятся некоторые правовые позиции, позволяющие разрешать споры, связанные с отсутствием государственной регистрации фактически исполняемого договора аренды недвижимого имущества. ——————————— <11> http://www. arbitr. ru/_upimg/8DCB14EDA72-CD-2C62708F90F0F076AF4_proj. pdf

Следует отметить, что в иных федеральных законах по-прежнему сохраняются нормы, обязывающие осуществлять государственную регистрацию некоторых видов договоров, и рассматриваемое положение Закона прямо на них не распространяется. Так, государственной регистрации, с момента совершения которой договор считается заключенным, подлежат следующие договоры: — договор водопользования (п. 3 ст. 12 Водного кодекса РФ); — договор участия в долевом строительстве (п. 3 ст. 4 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации»); — договор ипотеки (п. 2 ст. 10 Федерального закона от 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)». Следует отметить, что на практике может возникнуть вопрос о применимости комментируемого положения к договорам аренды, субаренды, безвозмездного срочного пользования земельным участком, которые заключены на срок более года. В настоящее время п. 2 ст. 25 ЗК РФ предусмотрено, что государственная регистрация сделок с земельными участками обязательна в случаях, указанных в федеральных законах. Применительно к перечисленным в предыдущем абзаце договорам такого положения Земельный кодекс РФ не содержит, т. к. согласно п. 2 ст. 26 данного Кодекса договоры аренды, субаренды, безвозмездного срочного пользования земельным участком, заключенные на срок менее одного года, не подлежат государственной регистрации, за исключением случаев, установленных федеральными законами. То есть обязывающего правила о том, что данные договоры, заключенные на срок, равный году и более, подлежат государственной регистрации, в Земельном кодексе РФ не содержится. Тем не менее указанное правило выводится в судебной практике практически единообразно, в т. ч. на основании толкования норм Земельного кодекса РФ и ст. ст. 164, 433, 609 ГК РФ <12>. ——————————— <12> Определения ВАС РФ от 24 марта 2011 г. N ВАС-18195/10 по делу N А63-246/2010, от 10 октября 2011 г. N ВАС-12511/11 по делу N А40-75226/10-7-634 и др.

Аналогичная правовая ситуация в настоящее время имеет место и в отношении договоров аренды лесного участка, заключенных на срок один год и более <13>. ——————————— <13> Постановления ФАС Дальневосточного округа от 6 окт. 2010 г. N Ф03-5737/2010 по делу N А59-5712/2009; ФАС Северо-Кавказского округа от 6 мая 2011 г. по делу N А25-57/2010, от 18 марта 2011 г. по делу N А32-53088/2009, от 17 сент. 2010 г. по делу N А25-1904/2009; ФАС Центрального округа от 20 окт. 2010 г. по делу N А08-4966/2009-30; Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20 сент. 2012 г. N 18АП-9181/2012 по делу N А47-7836/2012; Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 15 нояб. 2012 г. по делу N А23-2533/2012.

Федеральный закон не устанавливает обязательного нотариального удостоверения сделок с недвижимостью. В настоящее время п. 3 ст. 8.1 ГК РФ в редакции Закона нотариальное удостоверение сделок, влекущих возникновение, изменение или прекращение прав, подлежащих государственной регистрации, требуется лишь в случаях, предусмотренных законом или соглашением сторон. Действующий Гражданский кодекс РФ устанавливает именно такое регулирование нотариального удостоверения сделок (п. 2 ст. 163 ГК РФ). Таким образом, можно констатировать, что реформирование действующего законодательства в этой части не состоялось. Законодатель закрепил положение о том, что устанавливается возможность возмещения ущерба, причиненного правомерными действиями органов публичной власти и их должностных лиц. Законом вводится ст. 16.1 ГК РФ, предусматривающая возможность компенсации ущерба личности или имуществу гражданина или имуществу юридического лица, который нанесен правомерными действиями органов публичной власти или их должностных лиц, а также иных лиц, которым государство делегировало властные полномочия. Такое возмещение должно осуществляться только в случаях, предусмотренных законом. До настоящего времени обязанность возмещать убытки на публично-правовые образования возлагалась только за действия, совершенные ими в качестве носителей властных полномочий, признанные не соответствующими закону (ст. 16 ГК РФ). Закон же устанавливает возможность требовать компенсации и в том случае, когда публично-правовой орган издает правомерный акт, совершает правомерное действие. Федеральный закон установил, что для лиц с психическим расстройством, способных понимать значение своих действий, закреплена возможность признания их ограниченно дееспособными, что позволит им участвовать в ограниченном объеме в гражданском обороте (в т. ч. совершать отдельные сделки самостоятельно). Первоначально институт дееспособности не планировалось реформировать в рамках подготовки новой редакции Гражданского кодекса РФ, однако необходимость этого возникла после принятия Конституционным Судом РФ Постановления от 27 июня 2012 г. N 15-П «По делу о проверке конституционности пунктов 1 и 2 статьи 29, пункта 2 статьи 31 и статьи 32 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки И. Б. Деловой» (далее — Постановление N 15-П). Данным Постановлением ряд норм Гражданского кодекса РФ были признаны неконституционными, а именно — взаимосвязанные положения п. п. 1 и 2 ст. 29, п. 2 ст. 31 и ст. 32 ГК РФ, «постольку, поскольку в действующей системе гражданско-правового регулирования не предусматривается возможность дифференциации гражданско-правовых последствий наличия у гражданина нарушения психических функций при решении вопроса о признании его недееспособным, соразмерных степени фактического снижения способности понимать значение своих действий или руководить ими». При этом Конституционный Суд РФ указал буквально следующее: «Федеральному законодателю надлежит — в соответствии с требованиями Конституции Российской Федерации и с учетом настоящего Постановления — в срок до 1 января 2013 г. внести необходимые изменения в действующее гражданско-правовое регулирование в целях наиболее полной защиты прав и интересов граждан, страдающих психическими расстройствами. В Определении Пермского краевого суда от 11 мая 2011 г. по делу N 33-4549 сделан вывод о том, что «наличие психических заболеваний у лица не лишает само по себе возможности получения и передачи ему денежных средств, при том что решение суда о признании этого лица недееспособным постановлено значительно позднее». Законодатель признал необходимым закрепить положения об изменении правового регулирования ограничения дееспособности граждан. Ключевой новеллой Закона в части ограничения дееспособности является расширение перечня оснований для ограничения гражданина в дееспособности в судебном порядке: «Гражданин, который вследствие психического расстройства может понимать значение своих действий или руководить ими лишь при помощи других лиц» (абз. 1 п. 2 ст. 30 ГК РФ в редакции Закона). Над таким лицом устанавливается попечительство. Ограниченно дееспособный вправе: — совершать сделки с письменного согласия попечителя (допускается возможность последующего согласия). Сделки, которые вправе совершать несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет, включая мелкие бытовые сделки (пп. 1 и 4 п. 2 ст. 26 ГК РФ), ограниченно дееспособный гражданин вправе совершать самостоятельно; — распоряжаться выплачиваемыми на него алиментами, социальной пенсией, возмещением вреда здоровью и в связи со смертью кормильца и иными предоставляемыми на его содержание выплатами с письменного согласия попечителя. Собственными доходами, перечисленными в пп. 1 п. 2 ст. 26 ГК РФ (включая заработок, стипендии), ограниченно дееспособный гражданин вправе распоряжаться самостоятельно. Гражданин, дееспособность которого ограничена вследствие психического расстройства, самостоятельно несет имущественную ответственность по сделкам, совершенным им. Ограничение дееспособности также отменяется судом. Помимо этого, суд может изменить степень ограничения дееспособности. Если основания для ограничения дееспособности гражданина, который вследствие психического расстройства может понимать значение своих действий или руководить ими только при помощи других лиц, изменились, попечитель обязан ходатайствовать перед судом об изменении ограничений дееспособности гражданина (п. 5 ст. 36 ГК РФ в редакции Закона). Положения Закона, касающиеся ограничения дееспособности граждан, вступят в силу через два года после вступления его в силу (п. 4 ст. 2 Закона). Закон расширяет сферу попечительства, т. е. распространяет установление попечительства на граждан, дееспособность которых ограничена вследствие психического расстройства. Положения Закона, касающиеся попечительства, вступят в силу через два года после вступления в силу большей части положений Закона (п. 4 ст. 2 Закона). Федеральный закон достаточно четко прописал положения, касающиеся предпринимательской деятельности граждан. Закон несколько изменил ст. 23 ГК РФ, в которой содержатся правовые основы предпринимательской деятельности граждан. Данные изменения, среди которых можно выделить некоторые новеллы, связанные с осуществлением гражданами предпринимательской деятельности в форме крестьянского (фермерского) хозяйства, не имеют существенного характера. Федеральный закон устанавливает возможность государственной регистрации крестьянского (фермерского) хозяйства в качестве юридического лица. Закон дополнил § 2 гл. 4 ГК РФ подпараграфом 3.1, который состоит из ст. 86.1. Ее основная новелла состоит в возможности государственной регистрации крестьянского (фермерского) хозяйства в качестве юридического лица. Нормативное регулирование крестьянского (фермерского) хозяйства напоминает хозяйственное товарищество, на что косвенно также указывает топология ст. 86.1 ГК РФ в редакции Закона. Следует отметить, что Федеральный закон от 11 июня 2003 г. N 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» (далее — Закон о фермерском хозяйстве) не предусматривает создание крестьянских (фермерских) хозяйств в качестве юридических лиц. Однако в соответствии с Федеральным законом от 25 декабря 2012 г. N 263-ФЗ «О внесении изменения в статью 23 Федерального закона «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» крестьянские (фермерские) хозяйства, которые созданы как юридические лица в соответствии с Законом РСФСР от 22 ноября 1990 г. N 348-1 «О крестьянском (фермерском) хозяйстве», вправе сохранить статус юридического лица на период до 1 января 2021 г. Гражданин может быть членом только одного крестьянского (фермерского) хозяйства, созданного в качестве юридического лица (п. 3 ст. 86.1 ГК РФ в редакции Закона). Члены крестьянского (фермерского) хозяйства, созданного в качестве юридического лица, несут по обязательствам хозяйства субсидиарную ответственность (абз. 2 п. 4 ст. 86.1 ГК РФ в редакции Закона). Согласно п. п. 1 и 2 ст. 4 Закона о фермерском хозяйстве, в случае создания фермерского хозяйства несколькими гражданами между ними заключается соглашение о создании фермерского хозяйства, а в случае создания фермерского хозяйства одним гражданином заключение соглашения не требуется. Также Закон предусматривает, что главой крестьянского (фермерского) хозяйства может быть гражданин, зарегистрированный в качестве индивидуального предпринимателя. Целесообразно обратить внимание и на то, что к крестьянскому (фермерскому) хозяйству, не являющемуся юридическим лицом, не применяется ст. 61 ГК РФ и, следовательно, грубое нарушение закона не влечет прекращения его деятельности. В переходных положениях Закона подчеркивается, что перерегистрация ранее созданных крестьянских (фермерских) хозяйств в связи с вступлением в силу настоящего Федерального закона не требуется (п. 7 ст. 2 Закона).

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *