Роль Кодекса этики прокурорского работника РФ в исполнении прокурором своих обязанностей

(Шадрина Е. Г.) («Законность», 2013, N 6) Текст документа

РОЛЬ КОДЕКСА ЭТИКИ ПРОКУРОРСКОГО РАБОТНИКА РФ В ИСПОЛНЕНИИ ПРОКУРОРОМ СВОИХ ОБЯЗАННОСТЕЙ

Е. Г. ШАДРИНА

Шадрина Екатерина Геннадьевна, доцент кафедры уголовного процесса Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена, кандидат юридических наук, доцент.

В статье показывается соотношение правового и внеправового регулирования деятельности прокурора по осуществлению уголовного преследования. Исследуются некоторые используемые в уголовном судопроизводстве этические категории «мораль», «совесть» и «сомнения».

Ключевые слова: Кодекс этики, мораль, прокурор, совесть, уголовное преследование.

The role of the code of ethics of public prosecutors of the Russian Federation in fulfillment of their duties E. G. Shadrina

In article the ratio of legal and extra legal regulation of activity of the prosecutor on implementation of criminal prosecution is shown. Some ethical categories «morals», «conscience» and «doubts» used in criminal legal proceedings are analyzed.

Key words: Ethics Code, morals, public prosecutor, conscience, criminal prosecution.

Правовые нормы являются не единственными регуляторами общественных отношений. Те общественные отношения, которые не попали в поле правового регулирования, подвергаются воздействию других регуляторов — нравственности, морали и этики. По вопросу соотношения названных категорий в науке нет единого мнения. По мнению С. Ожегова, нравственность — внутренние, духовные качества, которыми руководствуется человек <1>. И. Карпец нравственность характеризует как систему взглядов и принципов поведения <2>. Н. Кузнецова нравственность определяет как совокупность представлений, требований и норм поведения, которые регулируют с позиций добра и зла отношения людей друг к другу, к обществу, государству и т. д. <3>. Б. Разгильдиев, А. Герасимов рассматривают нравственность как учение о добре, его возможностях по формированию духовных и социальных качеств человека и гражданина, позволяющих ему обеспечить свои права и свободы, а также свободы других лиц <4>. ——————————— <1> См.: Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 2005. С. 420. <2> См.: Карпец И. И. Уголовное право и этика. М., 1985. С. 50. <3> См.: Кузнецова Н. Ф. Уголовное право и мораль. М., 1967. С. 10. <4> См.: Уголовное право России: Курс лекций: В 6 т. / Под ред. Б. Т. Разгильдиева. Саратов, 2004. Т. 1. Книга 1. С. 292; Герасимов А. М. Нравственность в уголовном праве России: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов. 2006. С. 7.

В энциклопедических словарях нравственность рассматривается как синоним морали <5>. З. Зинатуллин, Т. Зинатуллин, исходя из латинского перевода категорий мораль и нравственность, считают, что они несут одну и ту же смысловую нагрузку, т. е. являются синонимами <6>. Однако по этому вопросу встречаются и иные суждения. Гегель считал мораль сферой свободного внутреннего усмотрения личности, а нравственность — сферой внешней объективации свободы (в форме семьи, общества, государства) <7>. Я. Энгст определяет мораль как совокупность моральных норм и моральный уровень общества с точки зрения этой морали, а нравственность относит к свойствам быть моральным, т. е. руководствоваться определенной моралью <8>. ——————————— <5> См.: Большая советская энциклопедия / Под ред. А. М. Прохорова. М., 1974. Т. 16. С. 559; Философский словарь / Под ред. И. Т. Фролова. М., 1991. С. 270; Философский энциклопедический словарь / Под ред. А. А. Ивина. М.: Гардарика, 2006. С. 525, 587; Новая философская энциклопедия: В 4 т. / Институт философии РАН, Нац. общ.-науч. фонд / Предс. науч.-ред. совета В. С. Степин. М.: Мысль, 2001. Т. 3. 692 с. <6> См.: Зинатуллин З. З., Зинатуллин Т. З. Нравственные основы уголовно-процессуальной деятельности: Лекции по спецкурсу. Ижевск: Детектив-информ, 2007. С. 8. <7> См.: Гегель. Философия права. М.: Мысль, 1990. С. 200. <8> См.: Некоторые проблемы научной этики. М.: Изд-во иностр. лит-ры, 1960. С. 27.

В современных источниках мораль определяют как особую форму общественного сознания, регулирующую действия людей в обществе с помощью норм, а нравственность — как свод неписаных правил, определяющих благонравное поведение человека и опирающихся на нравы <9>. По мнению С. Тасакова, нравственность — это совокупность норм (норм нравственности), определяющих поведение индивидуума в зависимости от существующих нравов, традиций, принципов человеческого общежития как благопристойное. Мораль, по мнению этого автора, — особая форма общественного сознания, регулирующая поведение людей в обществе с помощью норм нравственности. Мораль шире понятия нравственности, так как помимо отношения к нормам нравственности мораль включает в себя взгляды человека, видение им тех или иных нравственных принципов, его индивидуальные особенности и т. п. <10>. ——————————— <9> См., например: Первый толковый БЭС. СПб.: Норинт, 2006. С. 1012. <10> См.: Тасаков С. В. Нравственные основы уголовно-правовых норм, направленных на охрану личности, ее прав, свобод и законных интересов: Автореф. дис. … докт. юрид. наук. Екатеринбург, 2010. С. 20 — 21.

В современном понимании этика рассматривается как философская наука, предметом изучения которой являются мораль, нравственность. Вопрос о соотношении морали, нравственности и права в системе нормативного регулирования всегда занимал умы юристов и философов. Ему посвящены фундаментальные работы философии права <11>, юридической этики <12> и этики уголовного процесса <13>. Диалектику взаимосвязи правовых норм и норм нравственности сформулировал также П. Новгородцев: «Там, где право отказывается давать какие-либо предписания, со своими велениями выступает нравственность; там, где нравственность бывает не способна одним своим внутренним авторитетом сдерживать проявления эгоизма, на помощь ей приходит право со своим внешним принуждением» <14>. ——————————— <11> См.: Нерсесянц В. С. Философия права. М., 1999. 652 с.; Алексеев С. С. Философия права. М., 1999. 336 с.; Лукашева Е. А. Человек, право, цивилизации: нормативно-ценностное измерение. М., 2009. 284 с.; Мальцев Г. В. Нравственные основания права. М., 2009. 552 с. <12> См.: Кобликов А. С. Юридическая этика. М., 2000. 168 с.; Закомлистов А. Ф. Судебная этика. СПб., 2002. 258 с.; Юридическая этика: Учебное пособие / И. И. Аминов и др. М., 2010. 239 с.; Носков Ю. Г. Основы этики профессиональной деятельности юриста. М., 2008. 144 с. <13> См.: Рябинина Т. К. Нравственные начала уголовного процесса. Курск, 2007. 440 с.; Зинатуллин З. З., Зинатуллин Т. З. Нравственные основы уголовно-процессуальной деятельности: Лекции по спецкурсу. Ижевск: Детектив-информ, 2007. 171 с. <14> Новгородцев П. И. Право и нравственность // Правоведение. 1995. N 6. С. 113.

Применительно к уголовному судопроизводству соотношение права и морали исследуется на различных уровнях. На генетическом уровне — воздействие морали на развитие и совершенствование правового регулирования; понятийном — использование категорий этики; функциональном — взаимопроникновение права и морали в регулирование одних и тех же общественных отношений. Высшим уровнем взаимодействия права и морали, по мнению А. Бойкова, является идеологическое воздействие на сознание юриста, на формирование его профессиональных качеств и установок, отражающихся в понимании профессионального долга <15>. По нашему мнению, именно этот уровень обусловливает необходимость разработки и нормативного закрепления совокупности этических правил профессионального сообщества. ——————————— <15> См.: Бойков А. Д. Взаимодействие права и морали в уголовном судопроизводстве // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1984. Вып. 40. С. 42.

Деятельность прокурора в суде носит государственный характер, так как он является должностным лицом, представителем власти, осуществляет властные полномочия. Он наделяется этими полномочиями для защиты интересов граждан, общества, государства от различных посягательств. Уголовно-процессуальная деятельность государственного обвинителя затрагивает права и законные интересы граждан, а в случаях, установленных законом, приводит к их ограничению. Поэтому все его процессуальные действия и решения должны соответствовать закону, принципам и нормам этики, охране авторитета государственной власти и ее представителей. Выполнение им государственных обязанностей предопределяет повышенную ответственность перед обществом. Действующее законодательство не может охватить своим регулированием все нюансы его профессиональной деятельности. Правовое регулирование (как разновидность государственного вмешательства в жизнь отдельного гражданина и общества в целом) имеет свои пределы. Законодатель стремится минимизировать свое вторжение в нравственно-этическую сферу общества, которая традиционно регламентируется другими социальными регуляторами общественных отношений, в том числе этическими правилами. В связи с этим принятие Кодекса этики прокурорского работника Российской Федерации <16> (далее — Кодекс этики) следует рассматривать как некий результат упорядочивания общественных отношений внутри гражданского общества силами самого общества. Названный Кодекс этики — показатель нравственной зрелости общества, которое может, а главное — считает необходимым без помощи государства самостоятельно регламентировать поведение своих членов. ——————————— <16> Кодекс этики прокурорского работника Российской Федерации, утвержден Приказом Генерального прокурора РФ от 17 марта 2010 г. N 114 // Законность. 2010. N 6.

УПК РФ предоставляет государственному обвинителю широкий простор субъективного усмотрения при принятии решений, касающихся обвинения. В частности, именно прокурор принимает решение о возбуждении государственного обвинения, об изменении обвинения или отказе от его поддержания полностью или в части. В соответствии с принципом состязательности (ст. 15 УПК) решения государственного обвинителя по реализации его права на распоряжение обвинением, затрагивающие права и законные интересы обвиняемого и потерпевшего, обязательны для суда. Свобода его действий в этом контексте ограничена лишь правовыми предписаниями УПК и совестью (ст. 17). Однако, как отмечает А. Малиновский, совесть — понятие некорректное и зачастую весьма субъективное <17>. ——————————— <17> См.: Малиновский А. А. Кодекс профессиональной этики: понятие и юридическое значение // Журнал российского права. 2008. N 4. С. 12.

Совесть — этическая категория, существо которой сводится к способности человека осуществлять правовой самоконтроль, внутреннюю самооценку с позиций соответствия своего поведения требованиям нравственности, самостоятельно формулировать для себя нравственные задачи и требовать от себя их выполнения <18>. Совесть — это чувство нравственной ответственности за свое поведение перед окружающими людьми, обществом <19>; внутренняя оценка своих поступков и чувство нравственной ответственности за свое поведение <20>. ——————————— <18> См.: Кобликов А. С. Юридическая этика. М., 2002. С. 18. <19> См.: Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1953. С. 684. <20> См.: Словарь русского языка: В 4 т. М., 1961. Т. 4. С. 243.

Совесть является категорией этики, которая отражает способность человека по осуществлению самоконтроля, самооценки своего поведения с позиции норм морали и имеет существенное значение в тех отношениях, где затруднен внешний контроль общества за поведением человека. Совесть требует от человека следовать добру и сопротивляться злу. Являясь ядром мотивационно-смысловой структуры личности участника уголовного процесса, совесть должна выступать в качестве нравственной основы человеческого фактора в состязательном уголовном процессе <21>. По утверждению В. Мельника, совесть — это «способность субъектов доказывания к нравственной саморегуляции и нравственному самоконтролю в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и нравственными нормами, в том числе профессиональной этики (следственной, прокурорской, адвокатской и судебной)» <22>. Как отмечает В. Будников, критерий совести надлежит использовать в оценке доказательств. «Именно на этом этапе доказывания определяется, каким конкретно образом следует использовать сформированные и проверенные в совокупности доказательства. Любые сомнения, возникающие в процессе оценки таких совокупностей, необходимо разрешать в соответствии с законом и совестью, т. е. принимаемые на этой основе процессуальные решения должны быть не только законными и обоснованными, но и в той же мере нравственными и справедливыми» <23>. ——————————— <21> См.: Ларинков А. А. Оценка доказательств на стадии судебного разбирательства. Бюллетень практики участия прокуроров в рассмотрении дел судами / Под ред. С. П. Зайцева, Н. П. Дудина. СПб.: Санкт-Петербургский юридический институт Академии Генеральной прокуратуры РФ. 2009. Вып. 1. С. 160 — 166. <22> Мельник В. В. Искусство доказывания в состязательном уголовном процессе. М., 2000. С. 191. <23> Будников В. Л. Совесть как нравственный критерий доказывания в уголовном судопроизводстве // Российская юстиция. 2010. N 1. С. 43 — 44.

Для государственного обвинителя совесть означает его чувство или сознание нравственной ответственности за свое поведение по отношению к другим людям, обществу, как критерий уверенности в беспристрастности и справедливости своего решения поддерживать государственное обвинение или отказаться от его поддержания. Внеправовые нормативные регуляторы охватывают в уголовном судопроизводстве не только сферу доказывания. Известно, что этот вид судопроизводства — одна из самых конфликтных сфер правоприменительной деятельности. Провозгласив состязательность уголовного процесса, УПК признает наличие противоборствующих, спорящих сторон, выполняющих в нем различные процессуальные функции и зачастую преследующих противоречивые интересы при решении вопроса о причастности конкретного лица к преступлению. На практике это порождает конфликты между должностными лицами, ведущими производство по уголовному делу, и другими его профессиональными участниками, в частности адвокатами, нередко высказывающими взаимные претензии друг к другу <24>. Учитывая названное, государственный обвинитель во время судебного разбирательства должен стремиться быть образцом уважения к суду, способствовать вынесению законного, обоснованного и справедливого судебного решения; в отношениях с другими участниками судебного процесса соблюдать официальный деловой стиль, проявлять принципиальность, корректность, непредвзятость и уважение ко всем участникам судебного заседания (п. п. 2.1.10, 2.1.12 Кодекса этики). ——————————— <24> См.: Лазарева В., Таран А. Конфликты между профессиональными участниками уголовного судопроизводства: проблемы разрешения // Уголовное право. 2006. N 1. С. 94.

Пункт 2.1.7 Кодекса этики предписывает прокурорскому работнику в служебной деятельности использовать должностные полномочия взвешенно и гуманно, воздерживаться от поступков, которые могли бы вызвать сомнение в объективном исполнении прокурорским работником служебных обязанностей. Таким образом, категория «сомнение» положена в основу надлежащего исполнения прокурорским работником своих профессиональных обязанностей. Особенно важно ее использование в сфере уголовного судопроизводства, одним из основополагающих конституционных принципов которого является презумпция невиновности, предписывающая толковать все сомнения в пользу обвиняемого. Сомнение — сложное психическое состояние, означающее сознание недоказанности, неубедительности <25>. «С сомнениями надо бороться — победить его или быть побежденным, так, чтобы в конце концов не колеблясь и не смущаясь сказать решительное слово «виновен» или «нет» <26>. Государственному обвинителю необходимо использовать все предоставленные ему законом средства для устранения сомнений, которые являются основой для принятия решения о выполнении своей процессуальной функции в стадии судебного разбирательства — уголовного преследования в форме поддержания государственного обвинения. В этом состоит его долг не только как участника уголовного процесса, выполняющего функцию обвинения (уголовного преследования), но и как члена профессионального сообщества прокурорских работников, действия которых подвергаются также внеправовому регулированию Кодекса этики. ——————————— <25> См.: Бондаренко А. Н. Этическая характеристика отказа прокурора от обвинения // Научные труды РАЮН: В 3 т. М., 2003. Вып. 3. Т. 3. С. 276 — 273. <26> Кони А. Ф. Собр. соч.: В 8 т. М., 1967. Т. 4. С. 66.

Итак, значение Кодекса этики прокурорского работника заключается в том, что разносторонние взгляды представителей профессии о «добре и зле», которые не вошли в сферу правового регулирования, приведены к единому социально полезному знаменателю, формализованы нравственные идеалы и возведены в обязательные к исполнению этические нормы. В соответствии с п. 1.1 Кодекса этики прокурорский работник в служебной и во внеслужебной деятельности обязан неукоснительно соблюдать Конституцию РФ, Закон о прокуратуре, федеральные конституционные законы и федеральные законы, а также иные нормативные правовые акты, нормы международного права и международных договоров РФ, руководствоваться правилами поведения, установленными Кодексом этики, Присягой прокурора (следователя), а также общепринятыми нормами морали и нравственности, основанными на принципах законности, справедливости, независимости, объективности, честности и гуманизма. Там, где законодатель не охватил своим регулированием профессиональную деятельность прокурора в уголовном судопроизводстве либо посчитал нецелесообразным правовое вмешательство, вступают в действие нормативные положения Кодекса этики как внеправовые регуляторы общественных отношений.

Пристатейный библиографический список

1. Алексеев С. С. Философия права. М., 1999. 336 с. 2. Большая советская энциклопедия / Под ред. А. М. Прохорова. М., 1974. Т. 16. 616 с. 3. Бойков А. Д. Взаимодействие права и морали в уголовном судопроизводстве // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1984. Вып. 40. 4. Бондаренко А. Н. Этическая характеристика отказа прокурора от обвинения // Научные труды РАЮН: В 3 т. М., 2003. Выпуск 3. Т. 3. 5. Будников В. Л. Совесть как нравственный критерий доказывания в уголовном судопроизводстве // Российская юстиция. 2010. N 1. 6. Герасимов А. М. Нравственность в уголовном праве России: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2006. 30 с. 7. Гегель. Философия права. М.: Мысль, 1990. 526 с. 8. Закомлистов А. Ф. Судебная этика. СПб., 2002. 258 с. 9. Зинатуллин З. З., Зинатуллин Т. З. Нравственные основы уголовно-процессуальной деятельности: Лекции по спецкурсу. Ижевск: Детектив-информ, 2007. 171 с. 10. Карпец И. И. Уголовное право и этика. М., 1985. 256 с. 11. Кобликов А. С. Юридическая этика. М., 2000. 168 с. 12. Кони А. Ф. Собр. соч.: В 8 т. М., 1967. Т. 4. 457 с. 13. Кузнецова Н. Ф. Уголовное право и мораль. М., 1967. 104 с.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *