Участие адвоката в примирении сторон уголовного судопроизводства

(Бучнева И. А.) («Адвокатская практика», 2013, N 3) Текст документа

УЧАСТИЕ АДВОКАТА В ПРИМИРЕНИИ СТОРОН УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА <*>

И. А. БУЧНЕВА

——————————— <*> Buchneva I. A. Attorney in the conciliation of the parties of the criminal proceedings.

Бучнева Ирина Андреевна, Институт адвокатуры Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА).

Данная статья посвящена участию адвоката в примирительных процедурах в уголовном процессе. В статье рассматриваются такие виды примирительных процедур, как примирение с потерпевшим, особое производство по уголовным делам, досудебное соглашение о сотрудничестве, возможность применения процедуры медиации в уголовном процессе.

Ключевые слова: примирение с потерпевшим, особое производство в уголовном процессе, досудебное соглашение о сотрудничестве, медиация, адвокат.

This article focuses on the participation of attorney in the conciliatory procedures on criminal cases. The article considers such types of conciliation procedures as conciliation with the victim, special proceedings in criminal cases, a pre-trial agreement of cooperation, the possibility of mediation in criminal proceedings.

Key words: conciliation with the victim, special proceedings in criminal cases, pre-trial agreement of cooperation, mediation, attorney.

В Концепции Федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России» на 2007 — 2011 годы отмечается необходимость повышения эффективности правосудия за счет развития организационных основ судебной системы и совершенствования судопроизводства. Одной из действенных мер является внедрение в правоприменительную практику судов идей восстановительного правосудия. В процессуальном отношении это означает максимально активное использование примирительных процедур на любой стадии производства по делу. В теории уголовного процесса отсутствует единая система критериев выделения уголовных дел, по которым возможно применение медиации (это и тяжесть преступления, и его извинительный характер, и особый порядок производства). И. Г. Смирнова считает, что таким критерием должен выступать объект преступного посягательства: медиация может быть применима по делам о преступлениях против собственности. При таком подходе будет сохранена уже сложившаяся система оснований прекращения уголовного преследования, а сама медиация будет рассматриваться как процесс, положительный результат которого будет обусловливать окончание производства по делу. Ученый делает вывод о невозможности придания медиации уголовно-процессуального характера, т. к. принципы медиации не всегда в полной мере соответствуют уголовно-процессуальным принципам. Так, право подозреваемого, обвиняемого не признавать свою вину действует в течение всего производства по уголовному делу. Напротив, примирительное производство невозможно по определению, если правонарушитель отрицает свою причастность к совершению преступления. Следует законодательно закрепить невозможность повторного привлечения лица к уголовной ответственности за совершение того же преступления, если уже прекращено производство по делу в связи с достигнутым соглашением в ходе медиации. Желание принять участие в медиации, как и само участие в медиации, не может расцениваться как доказательство признания лицом своей вины в совершении преступления. По поводу участия адвоката в процессе медиации И. Г. Смирнова утверждает, что наиболее оптимальна модель, в которой адвокат может оказывать юридическую помощь своему доверителю как до, так и после медиации, но в процессе медиации может присутствовать только как наблюдатель. А. М. Понасюк говорит о том, что во многом именно от адвокатов зависит успешное осуществление данного направления в прекращении уголовно-правовых конфликтов. Практически неизменным участником уголовного судопроизводства является адвокат (адвокаты). Приняв поручение по уголовному делу, адвокат обязан отстаивать права и интересы доверителя наиболее эффективными законными средствами. При наличии надлежащих предпосылок одним из таких средств может являться предложение и проведение альтернативной уголовному судопроизводству процедуры примирения (медиации), направленной на примирение подозреваемого (обвиняемого) с потерпевшим и определение ими условий заглаживания причиненного потерпевшему вреда. Присутствуя на медиации в качестве защитника подозреваемого (обвиняемого) или представителя потерпевшего, адвокат должен принимать лишь отстраненное участие в примирении, наблюдая за поведением сторон и медиатора с целью недопущения оказания психологического давления на доверителя или нарушения прав и интересов доверителя иным образом. Непосредственное вступление адвоката в переговоры возможно только тогда, когда это является действительно необходимым или целесообразным, главным образом на этапе разработки примирительного соглашения, когда адвокат по согласованию с доверителем предлагает и обсуждает с другой стороной условия заглаживания причиненного преступлением вреда. Основанием для использования примирительных процедур адвокатами для оказания помощи гражданам являются положения ст. 76 УК РФ, в соответствии с которой «лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред». Кроме того, «добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненного в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему» являются обстоятельствами, смягчающими наказание (п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ). При наличии указанных обстоятельств и отсутствии обстоятельств, отягчающих наказание, срок или размер наказания не могут превышать двух третьих максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ (ст. 62 УК РФ). УПК РФ не регламентирует проведение примирительных процедур при наличии оснований, которые в совокупности с достижением юридически значимых результатов (примирение и заглаживание вреда) могут повлечь за собой прекращение уголовных дел и, соответственно, освобождение от уголовной ответственности. Однако уголовно-процессуальное законодательство не запрещает достижения примирения и не устанавливает ограничения относительно способов, размеров, сроков заглаживания вреда в результате использования медиации между лицом, совершившим преступление, и потерпевшим. В соответствии со ст. 25 УПК РФ суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных ст. 76 Уголовного кодекса Российской Федерации, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 29 июня 2010 г. N 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» (ред. от 9 февраля 2012 г.) указал, что в соответствии с положениями ст. 25 УПК РФ и ст. 76 УК РФ по делам публичного и частно-публичного обвинения о преступлениях небольшой и средней тяжести обязательными условиями для прекращения уголовного дела являются совершение обвиняемым преступления впервые, заявление потерпевшего о примирении с обвиняемым, а также то, что причиненный вред был заглажен. Исходя из этого, суду надлежит всесторонне исследовать характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности подсудимого, иные обстоятельства дела. Принимая решение, необходимо оценить, соответствует ли это целям и задачам защиты прав и законных интересов личности, отвечает ли требованиям справедливости и целям правосудия. Упрощение процедуры судебного разбирательства достигается за счет альтернативного разрешения уголовно-правовых конфликтов, т. е. речь идет о том, что ускорение процесса происходит за счет его тотального сокращения. Производство по делу завершается в таком случае на ранних этапах, поскольку реакция государства на преступление осуществляется «в альтернативной форме». К таким альтернативным видам разрешения уголовно-правовых конфликтов относятся рассмотрение дела в порядке особого производства и заключение досудебного соглашения о сотрудничестве. Условиями применения особого производства по УПК РФ являются: обвинение в совершении преступления, наказание за которые, предусмотренное УК РФ, не превышает 10 лет лишения свободы; осознанное отношение обвиняемого к характеру и последствиям заявленного им ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства; добровольность заявления такого ходатайства, а также обязательное участие защитника как при заявлении ходатайства, так и в самом судебном заседании (п. 7 ч. 1 ст. 51, ст. ст. 315, 316). В особом, упрощенном порядке возможно рассмотрение дел о тяжких преступлениях. При этом следует исходить из наказания, предусмотренного санкцией статьи, вмененной обвиняемому, а не из наказания, которое может быть назначено ему с учетом обстоятельств, предусмотренных статьями 62, 64, 66, 69, 70 УК РФ. Н. признан виновным в двух кражах, совершенных с причинением значительного ущерба гражданам. Адвокат Н. убедил своего подзащитного применить особый порядок судебного разбирательства. По ходатайству Н., полностью согласившегося с предъявленным обвинением в совершении указанных преступлений, приговор в отношении его постановлен без проведения судебного разбирательства. Н. осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ по каждому из двух эпизодов преступлений к 2 годам лишения свободы. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно Н. назначено лишение свободы на 2 года 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима. Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор в отношении Н. отвечающим требованиям ст. ст. 314 — 316 УПК РФ, поскольку при постановлении данного приговора без проведения судебного разбирательства суд в соответствии с требованиями закона убедился, что ходатайство о рассмотрении настоящего дела в особом порядке было заявлено подсудимым добровольно после консультации с защитниками, и обвинение, с которым Н. полностью согласился, обоснованно и подтверждается собранными по делу доказательствами. Федеральным законом от 29 июня 2009 г. N 141-ФЗ в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации был введен новый институт — особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве допускается по делам о преступлениях, совершенных в соучастии, когда есть необходимость в содействии в розыске имущества, добытого преступным путем в результате данного преступления, имеют место смягчающие обстоятельства, указанные в п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствуют отягчающие обстоятельства. При этом условия, касающиеся смягчающих и отягчающих обстоятельств, не действуют, если речь идет о преступлениях, за которые предусмотрены пожизненное лишение свободы или смертная казнь. Сущность заключения соглашения о сотрудничестве состоит в том, что обвиняемый выдает значимую по делу информацию следователю и прокурору, которые за это просят суд применить к подсудимому особый порядок и, что самое для подсудимого главное, назначить наказание, не превышающее половины максимально возможного в данном случае. Так, с Т. 18 марта 2010 г. было составлено соглашение первым заместителем прокурора Республики Татарстан на основании ходатайства обвиняемого и его защитника, а также постановления следователя о возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. По завершении предварительного следствия по уголовному делу государственный обвинитель подтвердил активное содействие обвиняемого следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников этого, а также других преступлений и внес представление о применении особого порядка судебного заседания, с чем суд согласился. Суд применил к Т. положения ст. 64 УК РФ о назначении наказания ниже низшего предела, предусмотренные ч. 2 ст. 105 и ч. 3 ст. 222 УК РФ. В Российской Федерации примирительные процедуры неоправданно ограничены делами частного обвинения и «квазисделками о признании вины» (рассмотрение дела в порядке особого производства и заключение досудебного соглашения). Анализ положений ст. ст. 20, 22, ч. ч. 1, 2 ст. 47; ч. 2 ст. 48, ст. ст. 49, 50, 51, 52 Конституции Российской Федерации свидетельствует о том, что государство преследует цель создать особые гарантии для лиц, подвергнутых уголовному преследованию, и чьи права и свободы подвергаются существенному ограничению. Такие гарантии могут быть обеспечены при условии законодательного закрепления в уголовно-процессуальном законодательстве статуса примирительных процедур и установления конкретных прав и обязанностей адвоката-защитника при их реализации. А. В. Семеняко считает целесообразным дополнить ст. 62 УПК РФ п. 5, в котором сформулировать понятие примирительной процедуры как формы обеспечения прав, свобод и законных интересов участников российского уголовного судопроизводства, заключающейся в предоставлении возможности представителям стороны обвинения (следователю, дознавателю, прокурору) и стороны защиты (адвокату) на любой стадии процесса осуществить мероприятия, в том числе с привлечением профессиональных психологов, результатом которых может стать: прекращение уголовного дела (дела частного обвинения, а также дела, возбужденные в отношении лиц, впервые совершивших преступления небольшой или средней тяжести); ходатайство обвиняемого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства; ходатайство подозреваемого, обвиняемого о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Целесообразно дополнить ст. 51 УПК РФ (обязательное участие защитника в уголовном судопроизводстве) п. 8: «при осуществлении примирительных процедур в уголовном судопроизводстве», а п. 3 ч. 1 ст. 53 УПК РФ изложить в следующей редакции «1. С момента допуска к участию в уголовном деле защитник вправе: …3) привлекать специалиста в соответствии со статьей 58 настоящего Кодекса, в том числе психолога, при реализации примирительных процедур в уголовном судопроизводстве».

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *