Обещавшая за $750 000 условный срок адвокат не смогла доказать, что выполнила поручение

(Берсенева Т.) («Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ», 2013, N 2) Текст документа

ОБЕЩАВШАЯ ЗА $750 000 УСЛОВНЫЙ СРОК АДВОКАТ НЕ СМОГЛА ДОКАЗАТЬ, ЧТО ВЫПОЛНИЛА ПОРУЧЕНИЕ <*>

Т. БЕРСЕНЕВА

——————————— <*> Справочно-правовая система «Право. Ru». 20.02.2013 // URL: http://pravo. ru/review/view/82603/.

Экс-адвокат Вера Лычкина, обещавшая, что бизнесмен Евгений Цыпин за $750 000 получит условный срок за мошенничество, сейчас сама отбывает наказание по той же статье. А потерпевшей признана ее коллега, которая и передавала ей деньги на решение проблем бизнесмена. Соглашение, по сути содержавшее «гонорар успеха», стоило Лычкиной адвокатского статуса, а его невыполнение, как счел Мосгорсуд, обрекло на неудачу ее попытку обжаловать свой приговор.

Гарантия условного срока за $750 000

В августе 2010 г. адвокат из московской коллегии «Присяжный поверенный» Вера Лычкина подписалась оказать юрпомощь подмосковному бизнесмену Евгению Цыпину, обвинявшемуся в мошенничестве в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК). Соглашение об оказании юруслуг было заключено не с самим Цыпиным или его родственниками, а с другим московским адвокатом, Ириной Тыняной (она не была защитником Цыпина), которую тот и попросил обратиться к Лычкиной (по словам бизнесмена, Лычкина в ходе телефонного разговора с ним сообщила, что сможет добиться его условного осуждения или назначения наказания ниже низшего предела за вознаграждение в размере $750 000). «Гарантии» же, как следует из приговора, стороны прописали следующим образом: «Гарантийный платеж в размере $750 000 поручается поверенному внести в кассу коллегии адвокатов в случае, если будет вынесен приговор с применением ст. 73 УК РФ [условное осуждение]. В ином случае гарантийный платеж должен быть возвращен в полном объеме». В день подписания соглашения Лычкина получила от Тыняной $340 000, а через месяц — еще $50 000, якобы для потерпевшего по делу Цыпина, чтобы тот согласился на особый порядок судебного разбирательства. Впоследствии тот заявил, что получил ровно в 10 раз меньше — $5000. Сам Цыпин, которого приговорили к реальному сроку, остался недоволен работой Лычкиной, так как она «в деле не участвовала, а возвратить деньги отказалась». Тыняная, пытаясь вернуть назад деньги, 9 июня 2011 г. обратилась в ГСУ СК по Москве с требованием возбудить уголовное дело на свою коллегу. Двумя месяцами ранее она добилась в Адвокатской палате Москвы прекращения адвокатского статуса Лычкиной. Свидетели по делу единодушно рассказывали, что Лычкина не защищала Цыпина. По словам жены бизнесмена, она видела Лычкину в зале суда только при продлении мужу срока ареста, и то она находилась там как слушатель. Второй адвокат бизнесмена [имя из решения суда вымарано. — Ред.] заявил, что защищать интересы Цыпина ему предложили Лычкина и жена обвиняемого. О существовании договора между Лычкиной и Тыняной на защиту интересов Цыпина второй защитник узнал лишь в декабре 2010 г., когда на коллегу была подана жалоба в адвокатскую палату. «Лично с ним Лычкина В. В. соглашений о защите Цыпина не заключала, деньги не передавала, происходящим по делу не интересовалась, запросы в СИЗО о состоянии здоровья Цыпина он передавал сам», — говорится в решении коллегии Мосгорсуда. Кроме того, в материалах уголовного дела в отношении бизнесмена ордера на имя Лычкиной не оказалось, а из СИЗО «Бутырка» ответили, что с марта по декабрь 2010 г. у нее не было свиданий с предпринимателем. В результате 11 июля 2012 г. Черемушкинский райсуд признал Лычкину виновной в совершении мошенничества в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК) и приговорил ее к пяти годам лишения свободы. Также суд обязал Лычкину вернуть потерпевшей Тыняной 11,534 млн. руб.

С приговором не согласна

Такое наказание Вера Лычкина сочла чрезмерно суровым и попыталась обжаловать приговор в Мосгорсуде. Прося назначить ей условный срок, экс-адвокат говорила, что одна воспитывает двух несовершеннолетних детей, при этом у нее есть заболевание сердца. В кассационной жалобе Лычкина настаивала, что в ее действиях не было состава преступления. По ее словам, это подтверждает договор об оказании юруслуг, за несоблюдение условий которого ее адвокатский статус был прекращен. «Фактически обязательства по данному договору перед Цыпиным были исполнены адвокатом [имя исключено], принимавшим участие при рассмотрении уголовного дела <…> с согласия потерпевшей Тыняной, что свидетельствует о добросовестном исполнении с ее (Лычкиной) стороны заключенного соглашения», — приводится позиция осужденной в опубликованном кассационном определении Мосгорсуда. С этим соглашался и защитник Лычкиной Вагиф Фараджов, отмечая, что «обвинение не доказано и полностью опровергается соглашением от 6 августа 2010 года». «Суд также не учел, что отношения между Лычкиной и Цыпиным носят исключительно гражданско-правовой характер», — подчеркивал адвокат. По его мнению, «суд не должен был полностью доверять Ирине Тыняной, поскольку наличие многочисленных противоречий свидетельствует о наличии у потерпевшей причин для оговора осужденной». «В ходе судебного следствия председательствующим по делу необоснованно было отказано в удовлетворении ходатайства осужденной о приобщении к материалам уголовного дела ордеров Лычкиной на осуществление интересов Цыпина в следственном органе, а также в суде», — говорил защитник, отмечая, что эти документы свидетельствуют об отсутствии у его клиентки умысла на совершение преступления. Второй адвокат Лычкиной Наталья Устинова также просила коллегию судей Мосгорсуда назначить ее доверительнице условное наказание, поскольку, находясь длительное время в местах лишения свободы, она не сможет погасить причиненный потерпевшей стороне материальный ущерб.

Позиция Мосгорсуда

Эти аргументы не убедили коллегию судей Мосгорсуда под председательством Андрея Зубарева. «Вывод суда о доказанности вины Лычкиной <…> соответствует фактическим обстоятельствам, установленным судом первой инстанции», — приводится стандартная фраза для кассационных определений и в документе по этому делу. Доводы Лычкиной и ее защиты уже «являлись предметом рассмотрения судом первой инстанции, были подробно исследованы и мотивированно отвергнуты как противоречащие материалам уголовного дела», решили судьи Мосгорсуда. Не нашли они причин усомниться и в правдивости слов потерпевшей Тыняной. «Достоверность показаний <…> сомнений не вызывает, поскольку оснований для оговора Лычкиной у них [свидетелей] не имеется, все они согласуются между собой и с материалами дела», — написано в определении суда. В ответ на слова адвоката Фараджова о необоснованном отказе суда первой инстанции в удовлетворении ходатайства его подзащитной коллегия Мосгорсуда ответила лаконично: «Каких-либо данных, свидетельствующих о незаконном и необоснованном отклонении судом либо следственным органом ходатайств <…> судебной коллегией не установлено». Новых смягчающих обстоятельств, которые позволяли бы смягчить наказание, коллегия Мосгорсуда тоже не обнаружила. Наличие несовершеннолетних детей и заболевание сердца у Лычкиной при вынесении приговора учел еще Черемушкинский райсуд Москвы, следует из документа.

Позиция адвокатуры

Председатель комиссии по защите профессиональных и социальных прав адвокатов Адвокатской палаты Москвы Роберт Зиновьев говорит, что нет статистики по делам, в которых адвокат заключает соглашение от своего имени с другим защитником для предоставления интересов подсудимого. «Но такая практика не является упречной. Закон это позволяет, — рассуждает он. — Не исключено, что Тыняная действовала по устному поручению жены или родственников коммерсанта». Зиновьев подчеркивает, что Тыняной наказание не грозит. «Отсутствует допустимый повод к возбуждению производства, кроме того, истек срок давности привлечения к дисциплинарной ответственности», — подчеркивает он. «Кодекс не может предусматривать все виды многочисленных и разнообразных нарушений, допускаемых адвокатами в практической деятельности. Он содержит лишь общие нормы, — уточнил Зиновьев. — Квалифкомиссия, а затем Совет палаты определяют, подпадают ли конкретные обжалованные действия адвоката под ту или иную норму Кодекса». Неофициально между тем адвокаты говорят, что схема, примененная Лычкиной и Тыняной, часто используется для взяток сотрудникам следственных органов, прокуратуры и судьям. Сама Тыняная отказалась отвечать на вопросы корреспондента «Право. Ru», сославшись на то, что эта тема для нее «очень тяжелая».

* * *

От редакции «Право. Ru»: после выхода публикации Федеральная палата адвокатов предоставила комментарий вице-президента ФПА Юрия Пилипенко. «Даже у такого сторонника повышенных нравственных требований к адвокатам только в силу их принадлежности к профессии, как я, не сразу находятся основания для дисциплинарной ответственности Тыняной», — заявил Пилипенко. По его словам, гонорар успеха в уголовном деле невозможен ни при нынешней редакции Кодекса [профессиональной этики адвоката], ни в новой редакции — это нонсенс. «Знала ли Тыняная, за что она готова платить такие сильно немалые деньги? Наверняка знала, — полагает вице-президент ФПА. — Мы же можем только догадываться. Но на догадках строить выводы негоже». «Адвокатам следовало бы быть щепетильнее, но не всегда жизненные обстоятельства позволяют. И это, возможно, тот случай, когда адвокатскому сообществу не с руки лить воду против ветра», — заключает он.

——————————————————————

Название документа