Надзор за законностью отказа в возбуждении уголовного дела

(Петров А. В.)

(«Законность», 2013, N 7)

Текст документа

НАДЗОР ЗА ЗАКОННОСТЬЮ ОТКАЗА В ВОЗБУЖДЕНИИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

А. В. ПЕТРОВ

Петров Александр Викторович, прокурор г. Астрахани Астраханской области, советник юстиции, соискатель кафедры уголовного права и процесса Российского университета дружбы народов.

В статье рассматриваются практические аспекты прокурорского надзора за законностью отказа в возбуждении уголовного дела, неурегулированность отдельных положений закона, предложены изменения в УПК.

Ключевые слова: прокурорский надзор, отказ в возбуждении уголовного дела, полномочия.

Supervision over legality of refusal to initiate a criminal case

A. V. Petrov

The article considers practical aspects of prosecutorial supervision over legality of refusal to initiate a criminal case, non-regulation of certain provisions of the law, offers to make amendments in the Code of Criminal Procedure.

Key words: prosecutorial supervision, refusal to initiate a criminal case, powers.

Институты отказа в возбуждении уголовного дела и прокурорского надзора за его законностью претерпели определенные изменения, однако несовершенство законодательной техники и неурегулированность отдельных положений УПК РФ подлежат дальнейшему исследованию и разрешению.

После внесенных в УПК изменений Федеральным законом от 5 июня 2007 г. N 87-ФЗ правом разрешения сообщений о преступлениях наделены исключительно руководитель следственного органа, следователь, орган дознания и дознаватель. Никто, кроме них, не имеет права вынесения решений, указанных в ч. 1 ст. 145 УПК, в том числе решений об отказе в возбуждении уголовного дела.

До принятия Федерального закона от 28 декабря 2010 г. N 404-ФЗ у прокурора было право, закрепленное в ч. 6 ст. 148 УПК, в случае признания отказа руководителя следственного органа, следователя в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным выносить мотивированное постановление о направлении соответствующих материалов руководителю следственного органа для решения вопроса об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, в случае же признания постановления органа дознания, дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным — отменить его и направить соответствующее постановление начальнику органа дознания со своими указаниями, устанавливая срок их исполнения.

Федеральный закон от 28 декабря 2010 г. N 404-ФЗ восстановил право отмены прокурором признанных им незаконными или необоснованными постановлений руководителя следственного органа, следователя об отказе в возбуждении уголовного дела в срок не позднее 5 суток с момента получения материалов проверки сообщения о преступлении.

При осуществлении надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия в стадии возбуждения уголовного дела особое внимание прокурора должно быть уделено законности и обоснованности решения об отказе в возбуждении уголовного дела. Это и понятно, поскольку процессуальную и общественную значимость такого решения трудно переоценить — с момента его принятия прекращается любая деятельность правоохранительных органов по проверке сообщения о преступлении и не просто прекращается, а является противозаконной, нарушающей конституционные права и свободы граждан.

С другой стороны, незаконный отказ в возбуждении уголовного дела при наличии поводов и достаточных данных, указывающих на признаки преступления, лишает специально уполномоченные органы и должностных лиц возможности использовать необходимые средства и способы для дальнейшего всестороннего, объективного исследования обстоятельств совершенного преступления, препятствует реализации одного из назначений уголовного судопроизводства — уголовного преследования и назначения виновным справедливого наказания (ч. 2 ст. 6 УПК), одновременно препятствуя реализации права потерпевшего на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (ст. 52 Конституции РФ).

Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, согласно ч. 4 ст. 7 УПК, наряду с тем, что должно быть законным и обоснованным, также должно быть мотивированным, как и любое другое постановление, вынесенное уполномоченным лицом. Это повышает ответственность должностного лица или органа, его вынесшего, и служит гарантией от формального подхода к принятию решения.

Мнение некоторых сотрудников следственных органов и органов дознания, обосновывающих принятие решения об отказе в возбуждении уголовного дела отсутствием сведений о лице, совершившем преступление, либо отсутствием так называемой судебной перспективы материала, неприемлемо, поскольку не предусмотрено и не следует из содержания уголовно-процессуального закона.

Имеющимися у прокурора средствами надзора необходимо не допустить принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела без собирания достаточных фактических данных, указывающих на отсутствие основания для возбуждения уголовного дела, а также на наличие обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу.

Задача прокурора заключается в том, чтобы своевременно отреагировать на принятие преждевременного решения об отказе в возбуждении уголовного дела, которое является наиболее распространенным в условиях нежелания либо поверхностного подхода должностного лица при проведении доследственной проверки.

Проверки материалов по сообщениям о преступлениях, по которым отказано в возбуждении уголовного дела, показывают, что распространенными нарушениями являются: неполнота проведенной проверки (более чем в 80% случаев); несоответствие вывода о наличии основания для отказа в возбуждении уголовного дела фактическим данным, содержащимся в сообщении о преступлении, а также в материале проверки (28%); неправильное применение норм материального права при принятии решений об отказе в возбуждении уголовного дела (22%).

При осуществлении надзора за законностью решения об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием события преступления основное внимание прокурора должно быть сосредоточено на том, установлено ли отсутствие факта, о котором соответствующие должностные лица и органы уведомлены сообщением о преступлении.

Более распространенным является отказ в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления. Видимая ясность указанного основания, вместе с тем, содержит в себе некоторые проблемы, которые должны постоянно находиться в поле зрения прокурора.

Рассматриваемое основание указывает на то, что имевшее место событие не является уголовно наказуемым в связи с отсутствием хотя бы одного из обязательных элементов состава преступления: объекта, объективной стороны, субъекта, субъективной стороны, а также с наличием обстоятельств, исключающих общественную опасность деяния (ст. ст. 20, 21, 31, 37 — 39, 41, 42 УК), либо малозначительностью (ч. 2 ст. 14 УК).

Полномочия прокурора и формы его реагирования на выявленные нарушения законности при принятии решения об отказе в возбуждении уголовного дела существенно различались до принятия Федерального закона от 28 декабря 2010 г. N 404-ФЗ в зависимости от того, кем оно вынесено — руководителем следственного органа, следователем или дознавателем, органом дознания, если не упускать из виду, что незаконное или необоснованное постановление обоих о возбуждении уголовного дела прокурор мог отменить с равным правом и на равных основаниях.

В том и другом случае после изменений в УПК, внесенных Федеральным законом от 5 июня 2007 г. N 87-ФЗ, полномочия прокурора существенно урезаны. Это проявляется в том числе и в лишении прокурора права отмены своим постановлением незаконного или необоснованного постановления руководителя следственного органа, следователя, дознавателя, органа дознания об отказе в возбуждении уголовного дела с одновременным его возбуждением. Не наделен был такой компетенцией до внесения в УПК изменений Федеральным законом от 2 декабря 2008 г. N 226-ФЗ и руководитель следственного органа.

По отношению к дознавателям, органам дознания, как отмечалось, прокурор наделен более широкими полномочиями. В соответствии с ч. 6 ст. 148 УПК он вправе непосредственно своим постановлением отменить вынесенное ими незаконное или необоснованное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и направить его начальнику органа дознания со своими указаниями, устанавливая срок их исполнения.

Анализ положений УПК после внесенных в него изменений Федеральным законом от 28 декабря 2010 г. N 404-ФЗ свидетельствует о расширении законодателем полномочий прокурора в стадии возбуждения уголовного дела: прокурор наделен императивным правом отмены признанных им незаконными или необоснованными постановлений следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела и сохранено такое же право по отношению к аналогичным процессуальным решениям, принятым дознавателем, органом дознания.

С другой стороны, введение строгих сроков проверки прокурором законности и обоснованности процессуальных решений об отказе в возбуждении уголовного дела не представляется достаточно оправданным, так как в практической деятельности срок, исчисляемый 5 сутками с момента получения материалов проверки сообщения о преступлении, является существенно усеченным. В результате больших объемов принимаемых следователями, дознавателями, органами дознания различных органов решений об отказе в возбуждении уголовного дела небольшой численный состав горрайпрокуратур с трудом укладывается в такой срок и в полном объеме обеспечивает качественную проверку законности и обоснованности процессуальных решений.

Наиболее оптимальный способ решения этой проблемы — внесение изменений в УПК, не ограничивающих прокурора временными рамками, и более того наделение его правом требовать устранения нарушений федерального закона в стадии возбуждения уголовного дела. Исходя из практики, такой срок как минимум следует увеличить вдвое или ограничить его 1 месяцем.

В практической деятельности возникает вопрос относительно указаний прокурора начальнику органа дознания, закрепленных в ч. 6 ст. 148 УПК. Как следует их расценить — как подлежащие безусловному исполнению или же нет? В УПК на этот счет ничего не сказано. Только лишь в ч. 4 ст. 41 закреплено, что указания прокурора и начальника органа дознания, данные в соответствии с УПК, обязательны для дознавателя.

На практике начальник органа дознания, получив постановление прокурора об отмене незаконного или необоснованного постановления дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела и собранный по сообщению о преступлении материал, во всех случаях передает его последнему. Это его единственное действие, и, таким образом, он не может исполнять указания прокурора.

Из этого следует, что норма, закрепленная в ч. 6 ст. 148 УПК, по сути, для начальника органа дознания является формальной и относится непосредственно к дознавателям. Но раз уж законодатель не обязывает дознавателя исполнять указания прокурора при отмене последним постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, значит, они не будут исполняться. Так, по крайней мере, буквально понимается указанная норма закона.

Действовавшая до принятия Федерального закона от 28 декабря 2010 г. N 404-ФЗ редакция ч. 6 ст. 148 УПК, не устанавливавшая срок, в который руководитель следственного органа, рассматривая постановление прокурора, должен был решить вопрос об отмене постановления следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, вызывала серьезное затруднение.

Возможно, столь детальная регламентация действий прокурорских и следственных работников в УПК была необязательна, а немедленное рассмотрение постановлений прокурора было само собой разумеющимся. Теоретически это так, но на практике прокуроры зачастую сталкивались с существенным затягиванием рассмотрения руководителями следственных органов указанных постановлений прокурора от одного до двух, а иногда и более месяцев. Этот пробел в законодательстве позволял субъективно толковать его правоприменителями. Упущение объяснялось либо технической неточностью законодателя, либо одним из проявлений тенденции к допущению законодателем активного применения правоприменителем процессуальной аналогии в уголовном процессе — в этом случае с положением ч. 4 ст. 146 УПК.

Кроме того, нередко длительное время материалы об отказе в возбуждении уголовного дела не представляются для проверки прокурору под предлогом их нахождения на проверке у вышестоящего руководства следственного органа.

Преодоление прокурорами этих искусственно созданных препятствий не способствует повышению уровня законности, своевременной и эффективной защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а приводит к напрасной трате времени.

Существовала практика, при которой руководители следственных органов Следственного комитета при прокуратуре РФ, не отменяя до последнего постановления подчиненных следователей об отказе в возбуждении уголовного дела, только после получения постановлений прокурора о направлении им материалов проверки для решения вопроса об отмене постановлений следователей об отказе в возбуждении уголовного дела отменяли их затем «задним» числом по тем же доводам, которые изложены в постановлении прокурора, расписываясь тем самым в своей некомпетентности. В результате постановления прокурора автоматически становились неудовлетворенными, а руководитель следственного органа находился в более выгодном положении.

Кроме того, анализ практики прокурорского надзора за исполнением требований федерального закона при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях в органах дознания и предварительного следствия показал, что количество выявляемых нарушений законов в сфере уголовно-правовой регистрации преступлений продолжает оставаться значительным. Следователи органов Следственного комитета РФ и органов внутренних дел, в том числе органов дознания, по-прежнему допускают различные нарушения при принятии процессуальных решений по сообщениям о преступлениях.

Наиболее распространенным способом укрытия преступлений от учета, как и прежде, является вынесение незаконных постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела при наличии признаков уголовно наказуемого деяния либо по неполно проверенным обстоятельствам сообщения о преступлении или вследствие отсутствия единообразной практики применения норм уголовного закона.

Проверки материалов об отказе в возбуждении уголовного дела показывают, что, как и прежде, есть необходимость в отмене значительного числа вынесенных следователями, дознавателями, органами дознания постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела с направлением материалов на дополнительную проверку, а зачастую и с одновременным возбуждением уголовного дела. Однако ныне руководители следственных органов, видимо, не желая портить себе статистику, относятся к этому иначе, соглашаясь с такими решениями следователей.

К примеру, прокурором г. Астрахани в 2011 г. отменено свыше 400 незаконных постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, выявлено 11 укрытых преступлений. В 2012 г. количество отмененных постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела значительно увеличилось и составило более 630, укрытых — 79.

Прокурорский надзор в стадии возбуждения уголовного дела по-прежнему остается основным средством обеспечения законности при принятии решений об отказе в возбуждении уголовного дела.

Практике известны случаи, когда органами внутренних дел допускаются серьезные нарушения законности: нередко жертвам преступлений отказывают в приеме заявлений о преступлениях, а принятые заявления не регистрируются и не рассматриваются; уголовно наказуемые деяния регистрируются как административные проступки; при очевидных признаках состава преступления принимаются незаконные решения об отказе в возбуждении уголовного дела; подчас фальсифицируются материалы проверок.

Такие незаконные действия направлены на подрыв публичных начал в уголовном процессе и должны решительно пресекаться прокурором. Эта важная сфера его деятельности направлена на защиту публичных интересов. В то же время прокурор тем самым защищает и личные интересы конкретных юридических и физических лиц, которые нарушены в результате совершенного преступления.

Наибольшее количество сообщений о преступлениях принимается, регистрируется и разрешается органами внутренних дел. Процент брака при принятии сотрудниками этих органов решений об отказе в возбуждении уголовного дела высок. В среднем по Астраханской области за 2012 г. более 40% всех постановлений дознавателей, органа дознания полиции об отказе в возбуждении уголовного дела отменены прокурорами, что составило третью часть (из них свыше 5% в связи с необходимостью возбуждения уголовного дела).

С укрывательством преступлений путем необоснованного отказа в возбуждении уголовного дела прокуроры борются не один год. В последние годы о включении в эту борьбу объявило и само Министерство внутренних дел РФ, но положение к лучшему меняется очень медленно.

Безусловно, законность принятого процессуального решения по результатам разрешения сообщения о преступлении должна быть однозначно обеспечена.

При осуществлении надзора за законностью отказа в возбуждении уголовного дела в сфере внимания прокурора должны находиться следующие вопросы: соблюдение компетенции уполномоченных должностных лиц; отсутствие основания для возбуждения уголовного дела; наличие оснований для отказа в возбуждении уголовного дела; обязательный порядок проверки сообщений средств массовой информации о преступлениях; сроки регистрации сообщений о преступлениях и их проверок; порядок продления сроков.

Практика осуществления надзора за законностью разрешения сообщений о преступлениях показывает, что необходимо также проверять, не использовались ли по отношению к заявителю, изменившему свое первичное заявление и позицию, незаконные методы воздействия; правильно ли применены нормы материального и процессуального права; уведомлен ли заявитель о результатах разрешения его сообщения; разъяснены ли ему право обжаловать принятое решение и порядок обжалования.

На проверку этих вопросов ориентирует Приказ Генерального прокурора РФ от 5 сентября 2011 г. N 277 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях в органах дознания и предварительного следствия».

Прокурорский надзор показывает, что распространенным нарушением при разрешении сообщений о преступлениях, помимо других, является несоблюдение законодательных условий продления срока проверки сообщений о преступлениях.

Основная масса сообщений о преступлениях разрешается в срок до 10 суток (более 70%). Продление срока проверки сообщения о преступлении предусмотрено ч. 3 ст. 144 УПК. В ней речь идет о необходимости вынесения мотивированного ходатайства о продлении срока проверки до 10 суток, однако это требование повсеместно нарушается.

Ведомственные руководители, иначе не скажешь, «налево и направо» продлевают срок проверки до 10 суток. С одной стороны, это объясняется тем, что в большинстве случаев действительно возникает необходимость в продлении срока проверки для выяснения некоторых вопросов, входящих в предмет проверки сообщения о преступлении, однако предписание закона относительно «мотивированного ходатайства» не соблюдается.

В обоснование необходимости продления срока проверки можно встретить такие фразы: «в целях установления преступника», «в целях опроса лиц», «для сбора улик» или такие, как: «для получения документов», «в целях направления запроса о получения сведений» и др. Для чего проверяющему лицу необходимо истребовать документы, опросить лиц и произвести другие действия, не указывается. А ведь если шире подойти к вопросу, продление срока проверки сообщения о преступлении можно приравнять к продлению срока предварительного следствия, при этом законодатель не подчеркивает, что при продлении срока предварительного следствия необходимо вынести мотивированное постановление (ходатайство).

Еще одно распространенное нарушение — неуведомление заявителей о результатах разрешения их сообщений и, соответственно, неразъяснение им права обжалования принятого решения и порядка обжалования, что должно быть для прокурора особым объектом внимания.

По этой причине в органы прокуратуры поступает масса обращений, граждане жалуются на личном приеме прокурорам на то, что, к примеру, два месяца назад обратились в отдел полиции с заявлением о преступлении и до сих пор никакого ответа не поступило. Выяснение причин в отделе, куда они обращались, результатов не приносит.

Проверка материалов сообщений о преступлениях показывает, что копия уведомления есть, однако практика надзора ставит под сомнение фактическое направление его подлинника заявителю. Этот вопрос должен всегда находиться в поле особого внимания прокурора.

Основными условиями принятия прокурором решения об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела УПК называет незаконность или необоснованность такого процессуального решения. В связи с этим в описательной части постановления об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и возвращении материалов для дополнительной проверки прокурор обязан изложить следующие моменты: анализ фактических данных, характеризующих деяние, характер, результативность и соответствие закону мер, предпринятых по проверке сообщения о преступлении, обоснование вывода о несоответствии принятого по материалу проверки решения ее результатам и закону, а также возможность устранить выявленные нарушения и недостатки в ходе дополнительной проверки. Следует указать перечень конкретных мероприятий, подлежащих выполнению в ходе ее проведения, а также силы и средства их осуществления, установить срок проведения дополнительной проверки.

Срок дополнительной проверки не установлен законодателем, что позволяет правоприменителю субъективно толковать его. Указанное упущение объясняется, полагаем, либо технической неточностью законодателя, либо одним из проявлений тенденции к допущению законодателем активного применения правоприменителем процессуальной аналогии в уголовном процессе, в этом случае также с положением ч. 4 ст. 146 УПК.

Вместе с тем анализ конструкции нормы ч. 6 ст. 148 УПК позволяет говорить о том, что право прокурора устанавливать срок дополнительной проверки (в условиях отсутствия установленных законом его ограничений) прямо корреспондирует с правом прокурора признать отказ в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным и отменить соответствующее решение. При этом такой срок должен быть установлен прокурором таким образом, чтобы позволял привести решение в соответствие с законом.

Согласно ч. 4 ст. 148 УПК копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в течение 24 часов с момента его вынесения направляется заявителю и прокурору.

Направление прокурору одной лишь копии постановления об отказе в возбуждении уголовного дела является недостаточным. Без проверки собранного по сообщению о преступлении материала невозможно полноценно выяснить вопросы полноты проверки, законности и обоснованности принятого процессуального решения. В связи с этим целесообразно изменить ч. 4 ст. 148 УПК следующим образом: «4. Копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в течение 24 часов с момента его вынесения направляется заявителю, а также прокурору вместе с материалами проверки сообщения о преступлении».

Закрепление в законе указанной нормы стало бы удачным шагом с практической точки зрения и позволило бы избежать излишнего документооборота и временных затрат.

Предусмотренная ч. 7 ст. 148 УПК возможность вынесения судом постановления в случае признания отказа в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным для прокурора имеет практическое значение, которое выражается в необходимости отслеживать все материалы об отказе в возбуждении уголовного дела, истребуемые судами по жалобам, проверять законность и обоснованность принятых по ним процессуальных решений до представления их в суд и немедленно отменять решения в случае установления законных оснований для этого, не дожидаясь соответствующего решения суда. В этом смысле (при отсутствии новых обстоятельств, установленных в судебном заседании) процессуальная позиция участвующего при рассмотрении жалобы судом прокурора, соглашающегося с обоснованностью доводов жалобы и обосновывающего мнение о необходимости отмены решения об отказе в возбуждении уголовного дела, свидетельствует о недостатках в его надзорной деятельности. Своевременно выявить и отменить незаконное решение — обязанность прежде всего прокурора, поскольку ему, в отличие от судьи, не обязательно ждать поступления обращений заинтересованных лиц, чтобы начать проверку, так как осуществляемый им надзор действует постоянно и непрерывно, имеет всеобъемлющий и регулярный характер.

Таким образом, уровень надзора за исполнением законодательства в сфере уголовно-правовой регистрации преступлений и, в частности, за законностью отказа в возбуждении уголовного дела зависит от того, насколько эффективно прокурор организует работу на этом важном направлении деятельности.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *