Применение органами предварительного расследования ст. 186.1 УПК при получении сведений о телефонных переговорах

(Резцов А. В.)

("Законность", 2013, N 7)

Текст документа

ПРИМЕНЕНИЕ ОРГАНАМИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

СТ. 186.1 УПК ПРИ ПОЛУЧЕНИИ СВЕДЕНИЙ

О ТЕЛЕФОННЫХ ПЕРЕГОВОРАХ

А. В. РЕЗЦОВ

Резцов Андрей Викторович, старший прокурор отдела управления по надзору за процессуальной деятельностью в органах Следственного комитета РФ прокуратуры Санкт-Петербурга.

В статье на основе материалов уголовных дел проводится анализ практики рассмотрения ходатайств следователей о разрешении получения сведений об осуществленных соединениях между абонентами (абонентскими устройствами) на территории, прилегающей к месту совершения преступления.

Ключевые слова: доказывание, соединения между абонентами сотовой связи, прокурорский надзор.

Application of article 186.1 of the Code of Criminal Procedure by preliminary investigative authorities in case of receipt of data on telephone conversations

A. V. Reztsov

Based on criminal case files, the author analyzes the practice of consideration of requests of investigators for receipt of data on telephone connections made between subscribers (telephone devices) in the proximity of a crime scene.

Key words: proving, connections between cellphone subscribers, prosecutorial supervision.

В прокуратуре Санкт-Петербурга с 2008 г. в целях организации научного и методического содействия функционирует консультативный совет, в состав которого входят должностные лица правоохранительных органов города, в частности начальники ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и УФСКН России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области, руководитель ГСУ СК России по г. Санкт-Петербургу, а также представители научного сообщества Санкт-Петербургского юридического института Академии Генеральной прокуратуры РФ, Университета МВД России, Санкт-Петербургского государственного университета.

На одном из заседаний консультативного совета обсуждены результаты анализа и обобщения материалов следственной практики применения органами предварительного расследования норм УПК РФ при получении в рамках расследования по уголовным делам сведений о телефонных переговорах в порядке ст. 186.1 УПК (далее для краткости - соединений между абонентами).

Необходимость обсуждения этого вопроса в том числе обусловливалась противоречивой судебной практикой рассмотрения судами различных районов города ходатайств следователей о разрешении получения сведений обо всех осуществленных соединениях между абонентами (абонентскими устройствами) на территории, прилегающей к месту совершения преступления, за интересующий следствие период времени. Как показывает практика, имеют место отказы судов в удовлетворении таких ходатайств следователей.

Так, Постановлением судьи Выборгского районного суда от 6 марта 2012 г. отказано в удовлетворении ходатайства следователя следственного отдела по Выборгскому району главного следственного управления Следственного комитета РФ по г. Санкт-Петербургу о получении информации о соединениях абонентов в районе действия базовых станций на территории перекрестка улиц Т. и С.

В обоснование необходимости получения таких сведений следователь указал, что в интересующее следствие время на указанной территории неустановленный мужчина совершил развратные действия в отношении несовершеннолетней. Получение информации о соединениях между абонентами преследовало цель установления указанного мужчины, который мог использовать абонентское устройство - сотовый телефон, находясь на месте совершения преступления.

Обосновывая отказ в представлении необходимых сведений, суд указал, что тайна телефонных переговоров охраняется законодательством Российской Федерации, получение истребуемой информации затронет интересы неограниченного круга лиц, чем могут быть затронуты их конституционные права. Кроме того, суду не представлено сведений о том, что такие лица не принадлежат к категории лиц, в отношении которых применяется особый порядок уголовного судопроизводства в соответствии со ст. 447 УПК. Аналогичная ссылка на то, что в числе неограниченного круга лиц, данные о телефонных соединениях которых будут получены, могут оказаться лица, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам в соответствии с гл. 52 УПК, есть в Постановлении судьи Петродворцового районного суда от 3 мая 2012 г.

Постановлением судьи Зеленогорского районного суда от 26 января 2012 г. отказано в удовлетворении ходатайства следователя следственного отдела по Курортному району главного следственного управления Следственного комитета РФ по г. Санкт-Петербургу о получении сведений о соединениях абонентов, совершенных у дома по улице П., в помещении которого было совершено убийство Н.

В обоснование суд указал, что разрешение на получение таких сведений приведет к нарушению прав граждан, не причастных к преступлению и не имеющих к нему отношения, не владеющих какой-либо информацией, что недопустимо ввиду установленного Конституцией РФ и ФЗ от 7 июля 2003 г. "О связи" права на тайну телефонных переговоров и допускается только в отношении подозреваемых и обвиняемых.

Это решение суда было обжаловано прокуратурой Курортного района в Санкт-Петербургский городской суд, в результате принято решение о его отмене ввиду допущенных нарушений уголовно-процессуального закона. При новом рассмотрении судом первой инстанции ходатайство признано обоснованным и удовлетворено. Какой-либо оценки доводам о нарушении конституционного права на тайну связи неопределенного круга лиц ни в определении Санкт-Петербургского городского суда, ни в Постановлении судьи Зеленогорского районного суда от 5 февраля 2012 г., вынесенного по результатам нового рассмотрения ходатайства, не давалось.

Таким образом, сложилась противоречивая практика рассмотрения ходатайств следователей о получении сведений о телефонных соединениях абонентов в интересующих следствие время и месте без указания конкретного лица или абонентского номера. Различные районные суды по результатам рассмотрения аналогичных ходатайств следователей, содержащих сходные доводы, принимают противоположные решения.

В связи с этим на заседании консультативного совета прокуратурой города предложено обратить внимание на позицию Конституционного Суда РФ по сходному вопросу.

В Определении от 2 октября 2003 г. N 345-О "Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Советского районного суда города Липецка о проверке конституционности части четвертой статьи 32 Федерального закона от 16 февраля 1995 года "О связи" Суд указал, что процедура ограничения права на тайну телефонных переговоров имеет целью обеспечение интересов общества и государства, составляющих в единстве с интересами личности совокупность национальных интересов России. Этим обусловливается обязанность судьи, рассматривающего ходатайство органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, о производстве действий, связанных с ограничением права на тайну телефонных переговоров, подходить к оценке представляемых в таких случаях материалов ответственно и всесторонне.

Исходя из изложенного, представляется, что удовлетворение ходатайства следователя о получении информации о совершенных телефонных соединениях абонентов в интересующих следствие время и месте имеет целью установление лица, совершившего преступление, привлечение его к уголовной ответственности, т. е. практическую реализацию положений ст. 6 УПК о защите прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступлений, что в равной степени отвечает интересам общества и государства.

При этом следует принять во внимание, что ни Конституционный Суд в названном Определении, ни законодатель в ст. 186.1 УПК не связывают возможность получения интересующих следствие сведений с установлением определенного лица, использующего конкретный абонентский номер сотовой связи. Напротив, материалы прокурорско-следственной практики показывают, что лица при совершении преступлений зачастую используют абонентские номера сотовой связи, зарегистрированные на третьих лиц, не имеющих отношения к совершаемому преступлению.

Таким образом, исходя из положений ст. 186.1 УПК, основанием для получения информации о соединениях между абонентами, в первую очередь, должны быть достаточные данные о том, что такая информация имеет значение для уголовного дела.

Особый порядок производства такого следственного действия применяется при достоверном установлении того, что фактически соединения осуществлены лицом, указанным в ст. 447 УПК. При этом доводы о том, что при истребовании информации о совершенных абонентами телефонных соединениях в месте совершения преступления в определенный период времени могут быть получены данные о соединениях, совершенных лицами, перечисленными в ст. 447 УПК, в каждом отдельном случае носят предположительный характер без каких-либо фактических для этого оснований.

Одновременно такие предположения не могут быть проверены, подтверждены или опровергнуты органами, осуществляющими предварительное следствие, до получения самих сведений и их последующей отработки.

Кроме того, такие сведения истребуются следователем не с целью отработки на причастность к совершению преступления конкретного лица, а для установления лиц, могущих обладать информацией о нем, т. е. для установления не только возможно причастного лица, но также свидетелей и очевидцев преступления.

Таким образом, представляется правильной практика разрешения получения сведений о совершенных абонентами соединениях в интересующих следствие время и месте для выяснения обстоятельств совершенного преступления.

Такая точка зрения после ее обсуждения с присутствовавшими на заседании консультативного совета представителями правоохранительных органов (ГСУ СК России по г. Санкт-Петербургу, ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области, УФСКН России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области), а также представителями Университета МВД России, Санкт-Петербургского государственного университета нашла свою поддержку и принципиальных возражений не вызвала.

С этим вопросом непосредственно соприкасается также обсужденный на заседании консультативного совета вопрос возможности получения сведений о совершенных абонентами соединениях по прошествии определенного периода времени.

Согласно п. 12 Правил взаимодействия операторов связи с уполномоченными государственными органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 27 августа 2005 г. N 538, оператор связи обязан своевременно обновлять информацию, содержащуюся в базах данных об абонентах оператора связи и оказанных им услугах связи. Указанная информация должна храниться оператором связи в течение 3 лет и предоставляться органам Федеральной службы безопасности, а в случае, указанном в п. 3 Правил, органам внутренних дел путем осуществления круглосуточного удаленного доступа к базам данных.

Вопрос о взаимодействии операторов связи со следственными органами специальным актом исполнительной власти не урегулирован, специальные сроки хранения и предоставления необходимой информации не установлены, поэтому при исполнении документов, исходящих от следственных органов, операторы связи также руководствуются упомянутыми Правилами.

Действия операторов связи при истечении установленного срока также детально не регламентируются. Вместе с тем, как показывает анализ действующего законодательства, с учетом требований Федеральных законов от 27 июля 2006 г. "О персональных данных" и от 22 октября 2004 г. "Об архивном деле в Российской Федерации" при истечении срока операторы связи должны осуществлять уничтожение этой информации.

Так, в соответствии с ч. 4 ст. 21 Федерального закона "О персональных данных" оператор, в случае достижения цели обработки персональных данных, обязан прекратить их обработку или обеспечить ее прекращение и уничтожить персональные данные или обеспечить их уничтожение в срок, не превышающий тридцати дней с даты достижения цели обработки персональных данных, если иное не предусмотрено договором.

Вместе с тем ст. 78 УК установлены сроки давности привлечения к уголовной ответственности, дифференцированные в зависимости от категории совершенного преступления. В настоящее время они составляют 2 года для преступлений небольшой тяжести, 6 лет для преступлений средней тяжести, 10 лет - для тяжкого преступления, 15 лет - для особо тяжкого преступления.

Нетрудно заметить, что срок хранения сведений о совершенных абонентских соединениях обеспечивает возможность привлечения к уголовной ответственности в течение всего срока давности только лиц, совершивших преступления небольшой тяжести. Срок хранения информации операторами связи составляет только половину от срока давности по преступлениям средней тяжести, треть - от срока давности по тяжким преступлениям, пятую часть - от срока давности по особо тяжким преступлениям.

Как показывает следственная практика, такое положение дел приводит к тому, что на момент необходимости использования таких данных они не могут быть представлены следователю в связи с их уничтожением. Так, в настоящее время в производстве главного следственного управления по г. Санкт-Петербургу находятся уголовные дела о преступлениях прошлых лет, совершенных в период с 1997 г. и позднее. Отсутствие возможности получения данных о соединениях абонентов ранее 2009 г. существенно затрудняет их расследование, проверку выдвигаемых версий, опровержение алиби заподозренных лиц.

В связи с этим представляется целесообразным рассмотреть вопрос об увеличении срока хранения информации об абонентах и оказанных услугах операторами связи. Согласно имеющейся информации на территории Санкт-Петербурга отдельные компании - сотовые операторы оказывают услуги связи с 2003, 1994 и даже с 1991 г.

Таким образом, процедура получения органами предварительного расследования сведений обо всех осуществленных соединениях между абонентами (абонентскими устройствами) на территории, прилегающей к месту совершения преступления, за интересующий следствие период времени требует дополнительного регулирования и регламентации. Одним из возможных вариантов разрешения складывающейся ситуации может являться предложенный автором в рамках настоящей статьи подход.

Одновременно, учитывая развитие современного постиндустриального общества в условиях широкого применения информационных технологий, в том числе средств сотовой связи, представляется необходимым и целесообразным принять меры по увеличению срока хранения информации об оказанных операторами сотовой связи услугах. Фактически современный уровень развития систем хранения информации позволяет осуществить это с технической точки зрения. Остается необходимым принять соответствующий нормативный акт, регламентирующий деятельность операторов сотовой связи и их взаимодействие с органами, осуществляющими предварительное расследование.

------------------------------------------------------------------

Название документа