Комментарий отдельных постановлений Пленума Верховного Суда РФ за 2012 г

(Юдина М. В.)

("Законность", 2013, N 7)

Текст документа

КОММЕНТАРИЙ ОТДЕЛЬНЫХ ПОСТАНОВЛЕНИЙ

ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ЗА 2012 Г.

М. В. ЮДИНА

Юдина Маргарита Владимировна, старший прокурор организационно-методического отдела Управления по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе Генеральной прокуратуры РФ, старший советник юстиции.

В статье содержится краткий Обзор отдельных постановлений Пленума Верховного Суда РФ за 2012 год.

Ключевые слова: постановление, Пленум Верховного Суда, прокуратура.

Commenting certain resolutions of the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation

M. V. Yudina

The article contains an overview of certain resolutions of the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation for 2012.

Key words: resolution, the Plenum of the Supreme Court, the Public Prosecutor's Office.

В 2012 г. Генеральная прокуратура РФ принимала активное участие в работе по подготовке постановлений Пленума Верховного Суда РФ, что позволило не только реализовать все предложения Генеральной прокуратуры РФ, в том числе касающиеся процессуального положения прокурора, но и повысить доверие высшей судебной инстанции к высокому профессионализму прокуроров, а в отдельных случаях - закрепить полномочия прокурора в гражданском процессе с учетом международно-правовой практики.

Согласованное мнение судей и прокуроров по возникающим на практике спорным вопросам и закрепление правовых позиций посредством судебного толкования и дачи судам руководящих разъяснений будет способствовать формированию единообразной судебной практики во всех регионах РФ.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11 декабря 2012 г. N 30 "О практике рассмотрения судами дел, связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии". Согласно Конституции Российская Федерация является социальным государством. Основное предназначение социального государства состоит в предоставлении человеку средств к существованию в тех случаях, когда он не может сам себя обеспечить в силу возраста, - пенсии по старости, пенсии по случаю потери кормильца либо в случае болезни - пенсии по инвалидности.

В Постановлении закреплен единообразный подход к разрешению как минимум двух принципиальных спорных вопросов, связанных с определением подлежащих применению норм законодательства при исчислении специального стажа, дающего право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, а также с определением вида судопроизводства (исковое или особое) по делам об оспаривании гражданами решений, действий (бездействия) органа, осуществляющего пенсионное обеспечение.

Так, в положениях абз. 7 п. 14, абз. 3 п. 19 и в п. 27 Постановления нашел свое отражение конституционно значимый принцип правовой определенности и предсказуемости законодательной политики в сфере пенсионного обеспечения (ч. 2 ст. 6, ч. 4 ст. 15, ч. 1 ст. 17, ст. ст. 18, 19 и ч. 1 ст. 55 Конституции РФ), согласно которому граждане должны быть уверенными в том, что право, приобретенное ими на основе действовавшего на момент его возникновения законодательства, будет уважаться властями и будет реализовано, а введенные впоследствии законодателем изменения в правовом регулировании не послужат основанием для умаления и ухудшения условий реализации этого права.

Весьма важное достижение - отсутствие в Постановлении положения о том, что все дела по спорам между гражданами и Пенсионным фондом РФ должны рассматриваться по правилам искового производства, которое содержалось в п. 7 ранее действовавшего Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 2005 г. N 25 "О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии".

Речь идет о споре, который возник между гражданином, не сведущим в вопросах права и не имеющим специальных познаний в столь сложных с юридической точки зрения вопросах, и органом, осуществляющим свои функции на профессиональной основе. Предметом спора является принятое этим органом правовое решение. Такое соотношение сил по определению является явно неравноценным.

Почему гражданин должен доказывать суду незаконность принятого профессионалом решения? Орган, уполномоченный государством на осуществление функций по пенсионному обеспечению граждан в рамках обязательного пенсионного страхования, - Пенсионный фонд РФ - обладает всей полнотой информации по принятому им же самим решению. Он же осуществляет функции государственного контроля за своевременной и правильной уплатой работодателями страховых взносов, является страховщиком граждан по обязательному пенсионному страхованию, ведет индивидуальные (персонифицированные) лицевые счета, их пенсионные и выплатные дела. Поэтому именно на него должно быть возложено бремя доказывания законности и обоснованности принятого им самим же решения.

В прежних условиях, когда орган, осуществляющий пенсионное обеспечение, не обладал столь полной информацией относительно прав гражданина, когда не велся индивидуальный (персонифицированный) учет, когда практически все необходимые документы находились у граждан на руках (трудовые книжки, справки работодателей о размере заработной платы, об уплате страховых взносов и т. д.), такой подход имел практический смысл.

Но нужно ли это сейчас? Нужно ли возлагать на гражданина столь непосильное бремя?

Право гражданина на обращение в суд с заявлением об оспаривании ненормативных актов, в том числе принятых органом, уполномоченным государством на выполнение функций по пенсионному обеспечению своих граждан в рамках обязательного пенсионного страхования, которые, без сомнения, являются публично-правовыми, - такой же законный и равноценный способ защиты права, как и обращение в суд с иском.

Ни Гражданский процессуальный кодекс РФ, ни Федеральный закон от 17 декабря 2001 г. "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" не ограничивают прав граждан в выборе способа защиты нарушенных прав.

В соответствии с ГПК выбор вида судопроизводства (исковое или по делам, следующим из публичных правоотношений) должен зависеть от характера конкретных правоотношений, которые порождают соответствующее требование, а не от формы обращения в суд.

Поэтому судье, рассматривающему дело, должна быть предоставлена возможность самостоятельно определить вид судопроизводства по конкретному делу. Для тех случаев, когда суду будет ясно, что возникший между гражданином и уполномоченным органом спор заключается не в правильности толкования и применения соответствующих правовых норм, а действительно в вопросе о наличии либо отсутствии самого права, он всегда может воспользоваться специальным правилом ст. 247 ГПК.

Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 июня 2012 г. N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции", от 11 декабря 2012 г. N 29 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции" и от 11 декабря 2012 г. N 31 "О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении судами заявлений, представлений о пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений". Федеральным законом от 9 декабря 2010 г. N 353-ФЗ "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации" введены в действие новые правила гражданского судопроизводства.

В указанных Постановлениях практически каждая норма нового процессуального закона получила свое толкование и разъяснение порядка ее применения, что безусловно окажет положительное влияние на формирование единообразной судебной практики по рассмотрению гражданских дел в апелляционных и кассационных судебных инстанциях, а также при пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся и новым обстоятельствам.

Прежде всего, необходимо обратить внимание на п. 10 Постановления N 29. Из этого пункта следует, что, удовлетворяя заявление о восстановлении пропущенного процессуального срока для обжалования судебного постановления в суд кассационной инстанции, суд лишь восстанавливает предусмотренный законом срок (ч. 2 ст. 376 ГПК), в течение которого может быть подана соответствующая жалоба. Истечение восстановленного судом в порядке ч. 4 ст. 112 ГПК процессуального срока - основание для отказа в принятии жалобы к производству вышестоящей судебной инстанцией.

Для прокуроров в этих постановлениях представляют интерес положения, закрепляющие их публично-правовую роль и процессуальное положение в гражданском процессе.

В 2003 г. на Парламентской Ассамблее Совета Европы была принята Резолюция 1604 "О роли прокуратуры в демократическом обществе, регулируемом верховенством права", в пункте "c" которой, в частности, отмечалось, что полномочия и обязанности прокуроров должны ограничиваться преследованием преступлений и общей функцией защиты публичного интереса в системе уголовной юстиции, а все иные функции должны быть отданы другим органам.

Именно в соответствии с этой Резолюцией полномочия прокуроров в гражданском процессе претерпели существенные изменения и были резко ограничены новым ГПК 2003 г. В мае 2005 г. на Европейской комиссии за демократию через право (Венецианская комиссия) Закон о прокуратуре РФ был подвергнут критике. Однако в Заключении Европейской комиссии, принятом на 6-й пленарной сессии 10 - 11 июня 2005 г., все же отмечалось, что ограничением полномочий прокуроров по вмешательству в судебные дела только в интересах граждан, не способных защищать себя, или когда определенным нарушением затронуто большое число лиц, достигнуты несомненные успехи (п. 73 Заключения).

13 июля 2005 г. при Комитете министров Совета Европы в качестве вспомогательного органа был создан Консультативный совет европейских прокуроров, который занялся изучением проблем, связанных с реализацией прокурорами полномочий вне уголовной юстиции. Результатом деятельности Консультативного совета стало Заключение N 3 (2008 г.), в котором на основе системного анализа впервые на международном уровне было признано, что вклад прокуроров в укрепление прецедентной практики судов является реальным во многих государствах-участниках. В названном документе также впервые на международном уровне были приведены цели (п. 25 Заключения) и принципы (п. п. "a" - "j" Заключения) прокурорской деятельности вне уголовно-правовой сферы деятельности.

Таким образом, на сегодняшний день отношение международного сообщества к роли и функциям прокуроров в гражданском процессе коренным образом изменилось.

Кроме того, сформировалась определенная прецедентная практика Европейского суда по правам человека. Так, в 2009 - 2010 гг. в Постановлениях по делам "Менчинская против Российской Федерации", "Королев против Российской Федерации" и "Бацанина против Российской Федерации" Европейский суд по правам человека, ссылаясь на свою предшествующую прецедентную практику о роли прокуроров вне пределов уголовной юстиции, а также с учетом приведенных документов Совета Европы отметил необходимость дифференцированного подхода в оценке деятельности прокуроров вне уголовной юстиции применительно к обстоятельствам каждого конкретного дела. В частности, Европейский суд по правам человека пояснил, что в зависимости от фактических обстоятельств конкретного дела одно лишь присутствие прокурора, будь то "активное" (в качестве стороны в споре) или "пассивное" (вступление в процесс для дачи заключения в целях обеспечения законности), может привести к нарушению принципа равенства и справедливого равновесия сторон, а может, напротив, способствовать его справедливому восстановлению.

В октябре 2008 г. по инициативе Генеральной прокуратуры РФ Консультативный совет европейских прокуроров обратился к Комитету министров Совета Европы с предложением рассмотреть вопрос о разработке общеевропейских принципов о статусе, полномочиях и практике работы прокуроров вне уголовно-правовой сферы. Комитет министров поручил разработку рекомендаций специально созданной группе экспертов. 19 сентября 2012 г. на 1151-м заседании на уровне заместителей министров принята Рекомендация CM/Rec(2012)11 Комитета министров государствам-членам о роли прокуроров вне системы уголовного правосудия. Рекомендация содержит в себе комплекс европейских стандартов, относящихся к прокурорской деятельности.

До настоящего времени российская прокуратура реализовывала свою правозащитную функцию в гражданском процессе в двух формах:

1) посредством инициирования дел в судах в защиту интересов общества и государства, а также интересов граждан - в порядке ч. 1 ст. 45 ГПК (так называемое активное участие);

2) посредством вступления в рассмотрение судами дел, инициированных другими субъектами права, в целях обеспечения законности принятых по ним решений - в порядке ч. 3 ст. 45 ГПК (так называемое пассивное участие).

В случае несогласия с принятым судом решением по указанным выше делам гражданское процессуальное законодательство предоставляет прокурору право поставить вопрос о пересмотре судебного постановления путем внесения на него представления в вышестоящую судебную инстанцию - ч. 2 ст. 320, ч. 3 ст. 376 ГПК.

В абз. 2 и 3 п. 3 Постановления N 13, абз. 1 и 2 п. 5 Постановления N 29 и абз. 3 п. 2 Постановления N 31 обращено внимание судов на то, что это процессуальное право прокурора не зависит от его фактического участия в судебном заседании.

Вместе с тем на практике возможны ситуации, когда за помощью к прокурорам обращаются граждане, которых суд не привлек к участию в деле, но чьи права и обязанности были разрешены в судебных постановлениях (ч. 3 ст. 320 ГПК) либо чьи права и законные интересы нарушены состоявшимися по делу судебными постановлениями (ч. 1 ст. 376 ГПК). Также возможны ситуации, когда при проведении проверки прокурор обнаруживает, что судебным постановлением разрешены права и обязанности либо нарушены права и законные интересы публично-правового образования (Российской Федерации, субъекта Федерации, муниципального образования) или неограниченного круга лиц, а уполномоченные органы судом к участию в деле не привлекались либо не обеспечили должной защиты указанных интересов в силу иных причин, в том числе коррупционного характера.

В связи с этим весьма ценны разъяснения, данные в абз. 3 п. 5 Постановления N 29 и в абз. 4 п. 2 Постановления N 31, в соответствии с которыми в указанных случаях прокурор имеет право обратиться в суд кассационной инстанции с представлением либо подать в суд заявление о пересмотре вступивших в законную силу судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам в защиту прав, свобод и законных интересов указанных выше лиц, мотивировав необходимость такого обращения применительно к требованиям ч. 1 ст. 45 ГПК РФ.

Аналогичный правовой подход может быть использован, по нашему мнению, применительно к обращению прокурора в суд апелляционной инстанции с представлением в защиту прав, свобод и законных интересов лиц, не привлеченных к участию в деле, чьи права и обязанности были разрешены состоявшимся по нему решением (ч. 3 ст. 320 ГПК), если к тому есть объективные предпосылки применительно к требованиям ч. 1 ст. 45 ГПК.

Таким образом, на сегодняшний день посредством судебного толкования фактически создана новая форма участия прокурора в гражданском процессе.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 13 декабря 2012 г. N 35 "Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов". В соответствии с п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или - в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо - при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия.

В национальном процессуальном законодательстве специальные нормы, регламентирующие принципы гласности и открытости судопроизводства, закреплены в ст. 10 ГПК и ст. 24.3 КоАП, ст. 241 УПК.

В указанном Постановлении подробно разъясняются смысл и применение названных принципов с учетом требований Конвенции, норм внутригосударственного законодательства и прецедентной практики Европейского суда по правам человека (например, Постановления ЕСПЧ от 28 октября 2010 г. по делу "Крестовский против Российской Федерации", от 14 декабря 2006 г. по делу "Шабанов и Трень против Российской Федерации" и др.).

Особое внимание следует обратить на положения п. 23 Постановления, в котором содержится указание на то, что несоблюдение судом требований о гласности судопроизводства при рассмотрении гражданского, административного или уголовного дела (ст. 10 ГПК, ст. 24.3 КоАП, ст. 241 УПК) может рассматриваться в качестве существенного нарушения норм процессуального права и быть самостоятельным основанием для отмены судебных постановлений (п. 4 ч. 1 и ч. 3 ст. 330, ст. 387 ГПК, п. п. 3, 4 ч. 1 ст. 30.7 и п. п. 3, 4 ч. 2 ст. 30.17 КоАП, п. 2 ч. 1 ст. 369 и ч. 1 ст. 381 УПК).

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей". Впервые высшая судебная инстанция дала однозначный ответ на вопрос о распространении действия положений Закона о защите прав потребителей на правоотношения в сфере услуг: страховых, банковских, риелторских, туристических, медицинских, жилищно-коммунальных и т. д. (п. п. 1, 2, 3, 7, 9, 11, 50 и др.). В Постановлении подробно разъяснены нормы законодательства о подсудности споров с участием граждан-потребителей и в защиту интересов неограниченного круга потребителей (п. п. 15 - 29)). Расставлены правильные акценты на распределении бремени доказывания юридически значимых обстоятельств дела (п. 28). Дан однозначный ответ на вопрос о недопустимости переуступки банком права требования по кредитному договору с гражданином коллекторским агентствам (п. 51). Разрешены многие другие спорные вопросы.

------------------------------------------------------------------

Название документа