Институт «доказательств» и «доказательственной информации»: роль в развитии теории правоохранительной, судебной и нотариальной деятельности

(Москаленко М. Н.) («Нотариус», 2013, N 4) Текст документа

ИНСТИТУТ «ДОКАЗАТЕЛЬСТВ» И «ДОКАЗАТЕЛЬСТВЕННОЙ ИНФОРМАЦИИ»: РОЛЬ В РАЗВИТИИ ТЕОРИИ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ, СУДЕБНОЙ И НОТАРИАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ <*>

М. Н. МОСКАЛЕНКО

——————————— <*> Moskalenko M. N. Institute of «proofs» and «evidentiary information»: role in development of the theory of law-enforcement, judicial and notarial activity.

Москаленко Михаил Николаевич, стажер нотариуса, магистр юриспруденции, кафедра нотариата Российской академий адвокатуры и нотариата.

В современной российской правоприменительной практике несколько иной критерий обусловливает необходимость разграничения категорий «доказательства» и «доказательственная информация». Настоящая статья посвящена разграничению понятий «доказательства» и «доказательственная информация».

Ключевые слова: доказательства, доказательственная информация, обеспечение доказательств, нотариус, нотариальные действия, суд, правоохранительные органы.

In modern Russian law-enforcement practice a bit different criterion is caused by need of differentiation of the categories «proofs» and «evidentiary information». The present article is devoted to differentiation of the concepts «proofs» and «evidentiary information».

Key words: proofs, evidentiary information, providing proofs, notary, notarial actions, court, law enforcement agencies.

В юридической литературе термин «доказательства» употребляется нередко как более обобщающий, включающий в себя понятие «доказательственная информация». При этом учение о доказательствах (и прежде всего — уголовных) является значительно более разработанным. Так, например, Л. Е. Владимиров, посвятивший теории доказательств фундаментальное исследование, утверждал, что «доказательством называется всякий факт, имеющий назначением вызвать в суде убеждение в существовании или несуществовании какого-либо обстоятельства, составляющего предмет судебного исследования» <1>. М. С. Строговичем предлагалась двойственная трактовка понятия «доказательства»: показания обвиняемого, свидетеля, заключения эксперта, документы, именуемые автором источниками доказательств, признавались им доказательствами, поскольку содержали сведения об отдельных фактах, с помощью которых устанавливались обстоятельства, подлежащие доказыванию, и которые тоже признавались доказательствами. При такой конструкции доказательства-источники служили средством установления доказательств-фактов, а последние — средством установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, и т. д. <2>. ——————————— <1> Владимиров Л. Е. Учение об уголовных доказательствах. СПб., 1916. С. 100. Цит. по: Шейфер С. А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования. М.: НОРМА, 2009. 240 с. <2> Строгович М. С. Избранные труды. М., 1991. Т. 3. С. 81, 82.

Основные виды доказательств, существующие в настоящее время, сформировывались на протяжении всей человеческой истории. Процесс применения права оформлялся постепенно, в соответствии с потребностями и уровнем развития общества изменялись способы доказывания и критерии оценки доказательств. Институт обеспечения доказательств базируется на доказательстве — ключевой дефиниции судебного процесса. Задачей судопроизводства является правильное и своевременное рассмотрение и разрешение дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан и юридических лиц. Правильное рассмотрение и разрешение дела означает: 1) установление с достоверностью фактов, обосновывающих требования и возражения сторон, а также других обстоятельств, имеющих значение для разрешения дела; 2) точное применение норм материального права к установленным фактическим обстоятельствам. До того как суд придет к выводу о существовании субъективного права или охраняемого законом интереса, он должен точно установить юридически значимые факты, с которыми нормы материального права связывают правовые последствии. Эти факты: действия, события, явления — как правило, совершаются до возникновения дела, поэтому суд не может получить знания о них непосредственно, не прибегая к доказательствам и доказыванию <3>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник «Гражданский процесс» (под ред. М. К. Треушникова) включен в информационный банк согласно публикации — Городец, 2007 (2-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <3> См.: Молчанов В. В. Глава 17. Доказывания и доказательства // Гражданский процесс: Учебник / Под ред. М. К. Треушникова. 3-е изд., перераб. и доп. М.: ИД «Городец», 2010. С. 266.

Предметом доказывания по делу является совокупность обстоятельств, предусмотренных нормами материального и процессуального права, установление которых необходимо для правильного разрешения дела. В судебном разбирательстве суд должен применить нормы права к установленным в ходе судебного разбирательства обстоятельствам (юридическим фактам). Прежде всего, это юридические факты материального характера. Например, при разрешении дела о нарушении авторского права суд должен установить принадлежность авторских прав истцу, юридические факты, согласно которым авторское право распространяется на произведения, являющиеся объектом спора, факт нарушения авторских прав, размер доходов, неправомерно полученных ответчиком, цели нарушения авторских прав. Факты, познание которых необходимо суду для разрешения дела, устанавливаются с помощью доказательств. В соответствии со ст. 50 Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона. Данная норма содержится и в процессуальном законодательстве. Так, например, доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда (ч. 2 ст. 55 ГПК РФ). Под нарушением закона понимается: — получение сведений о фактах из предусмотренных законом средств доказывания; — несоблюдение процессуального порядка получения сведений; — привлечение в процесс доказательств, добытых незаконным путем (например, обмана, угрозы, подлога документов). Такие доказательства не могут быть положены в основу решения суда <4>. ——————————— <4> Там же. С. 271.

Следует также отметить, что каждое отдельное доказательство содержит определенный объем информации и поэтому дает не полную картину события, а только его фрагмент. Все исходные доказательства по делу являются высказываниями о фактах и имеют форму единичных суждений <5>. Получение «полной картины» достигается при помощи некоторого достаточного количества доказательств. Для перехода познания от доказательств к фактическим обстоятельствам надо проделать умственную работу, состоящую в осмыслении имеющихся кусочков информации и создании из них идеальной (в сознании) мозаичной картины события. Эта мыслительная работа есть умозаключение, или вывод из доказательств, приводящий к качественно новому знанию о фактической стороне (явлении) обстоятельств дела. ——————————— <5> См.: Власов А. В. Гражданское процессуальное право. М.: ТК «Велби», 2004. С. 157.

Таким образом, судебными доказательствами являются фактические данные, способные прямо или косвенно подтвердить имеющие значение для правильного разрешения дела факты, выраженные в предусмотренной законом процессуальной форме, полученные и исследованные в строго установленном законом порядке. Виды доказательств, их свойства, способы и формы отыскания, закрепления и критерии оценки доказательств являются основными процессуальными категориями, требующими детального научного изучения, что способствует формированию условий для наиболее качественной правоприменительной деятельности. Судебные доказательства классифицируют по различным признакам или основаниям. Классификация имеет большое теоретическое и практическое значение. Деление доказательств указывает на объем средств и способов доказывания, которыми располагает суд, выявляет особенности отдельных видов доказательств, которые важно учесть в процессе их сбора, исследования и оценки, помогает избежать ошибки в судебном производстве. Общепринятой в юридической науке является классификация доказательств по виду формирования сведений о фактах (первоначальные и производные), по характеру связи содержания доказательств с доказываемым фактом (прямые и косвенные), по источнику доказательств (личные и вещественные). По способу образования доказательств их делят на первоначальные, полученные из первоисточника, и производные, воспроизводящие содержание другого доказательства, т. е. полученные «из вторых рук». Показания свидетеля, который узнал о факте от другого лица, будет производным доказательством. Подлинник документа (например, договор купли-продажи) — первоначальное доказательство, а копия с него — производное. Следы, оставшиеся на земле или предметах, — первоначальные, слепки со следов — производные <6>. ——————————— <6> См.: Зайцев И. М., Викут М. А. Гражданский процесс России. М.: ИНФРА-М, 1999. С. 167.

Первоначальные доказательства имеют бесспорное преимущество перед производными, так как они всегда возникают из первоисточника. Производное доказательство появляется на базе первоначального, оно тоже может быть достоверным, но к его оценке суд должен подходить с осторожностью. В юридической литературе при анализе первоначальных и производных доказательств основное внимание уделяется последним, поскольку именно они таят в себе возможность допущения ошибки в процессе формирования. В соответствии с принципом непосредственности суд должен в основном исследовать обстоятельства дела по первоисточникам, а производные доказательства следует использовать прежде всего в качестве средств для обнаружения первоисточников. Практический смысл данной классификации состоит в значении процесса формирования тех и других доказательств, позволяет правильно вести процесс их исследования в ходе судебного разбирательства, правильно ставить вопрос перед стороной, свидетелем, экспертом и выяснять сведения, необходимые по делу. Суд не может отказать в приобщении к делу доказательств по причине того, что они не являются первоисточниками. Суд оценивает достоверность как первоначальных, так и производных доказательств в результате сопоставления тех и других со всеми материалами дела. По характеру связи содержания доказательств с доказываемым фактом они делятся на прямые и косвенные. Прямым называется доказательство, которое, даже будучи взятым в отдельности, даст возможность сделать лишь один определенный вывод об искомом факте. Косвенное доказательство, взятое в отдельности, дает основание не для определенного, а для нескольких предположительных выводов, нескольких версий относительно искомого факта. Поэтому одного косвенного доказательства недостаточно для того, чтобы сделать вывод об искомом факте. В связи с этим косвенное доказательство, рассмотренное вместе с остальными доказательствами по делу при их сопоставлении, позволяет прийти к одному определенному выводу. Косвенные доказательства могут использоваться не только как самостоятельное средство, но и в совокупности с прямыми доказательствами, подкрепляя их или, наоборот, ослабляя <7>. ——————————— <7> См.: Шакарян М. С. Гражданское процессуальное право. М.: Проспект, 2004. С. 180.

В судебной практике косвенные доказательства широко применяются по гражданским делам в случаях, когда по делу нет прямых доказательств или их недостаточно. Однако использование косвенных доказательств для установления истины по делу является более сложной процедурой, чем использование прямых доказательств. Согласно разъяснению Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебном решении», суд не должен ограничиваться «перечислением в решении доказательств, которыми подтверждаются те или иные имеющие значение для дела обстоятельства, а обязан изложить содержание этих доказательств» <8>. ——————————— <8> Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2004. N 2.

Доказательствами по гражданскому делу закон называет полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио — и видеозаписей, заключений экспертов (ст. 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). В арбитражном судопроизводстве доказательствами по делу закон называет «полученные в предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела. В качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, показания свидетелей, аудио — и видеозаписи, иные документы и материалы. В качестве доказательств допускаются объяснения лиц, участвующих в деле, и иных участников арбитражного процесса, полученные путем использования систем видеоконференцсвязи» (ст. 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). Доказательствами по уголовному делу (ст. 74 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации) «являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. В качестве доказательств допускаются: 1) показания подозреваемого, обвиняемого; 2) показания потерпевшего, свидетеля; 3) заключение и показания эксперта, специалиста; 4) вещественные доказательства; 5) протоколы следственных и судебных действий; 6) иные документы». Исследователями термин «доказательственная информация», который, как будет обосновано в дальнейшем, значительно более точно определяет обстоятельства, «удостоверяемые» нотариусом, используется, как правило, без объяснения его сути и оснований употребления. Например, пишут авторы, «как показывает анализ современной практики расследования преступлений, наиболее распространенным средством получения доказательственной информации является допрос как особый вид формализованного профессионального общения в ходе реализации уголовного преследования» (здесь и далее выделено мной. — М. М.) <9>; либо «протоколирование представляет собой вербальную (словесную) форму фиксации доказательственной информации» <10>; либо «осмотр места происшествия по делам о дорожно-транспортных преступлениях является ключевым следственным действием, в ходе которого должен быть получен широкий круг доказательственной информации» и т. д. <11>. Как отмечает, в частности, С. Н. Чурилов, по мере поступления «дополнительной доказательственной информации, подтверждающей факт совершения конкретного преступления, субъект доказывания решает задачу по установлению связанных с ним обстоятельств» <12>. ——————————— <9> См.: Пахомов С. Н. Психология допроса потерпевших // Юридическая психология. 2008. N 1. С. 6 — 7. <10> Тетюев С. В. Протоколирование показаний несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых // Вопросы ювенальной юстиции. 2010. N 2. С. 17 — 19. <11> Яковлева А. Ю. Осмотр транспортного средства по делам о дорожно-транспортных преступлениях // Транспортное право. 2008. N 1. С. 26. <12> Чурилов С. Н. Предмет доказывания в уголовном судопроизводстве и криминалистике: Научно-практическое пособие. М.: Юстицинформ, 2010. 136 с. С. 9.

Достаточно распространенным является мнение о том, что доказательственная информация, полученная в процессе использования специальных знаний, играет особую роль в принятии решений о возбуждении и расследовании уголовных дел <13>. ——————————— <13> Зверев В. А. Некоторые проблемы формулирования экспертных выводов в результате исследования вещественных объектов, изъятых с места пожара // Эксперт-криминалист. 2009. N 4. С. 29 — 32.

По мнению автора статьи, обоснованной является позиция, базирующаяся на разграничении понятий «доказательства» и «доказательственная информация» <14>. Некоторые авторы справедливо отмечают, что, рассматривая процесс информационного обеспечения доказывания, уместно поставить вопрос о понятии доказательственной информации <15>. По их мнению, «логично предположить, что именно понятие доказательственной информации является центральным при информационной трактовке процесса доказывания. Доказывание причинной связи, получение доказательственной информации и исследование ее свойств: количества, достаточности, относимости, ценности — составляют, очевидно, основное содержание процесса доказывания» <16>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Монография О. Я. Баева «Посягательства на доказательственную информацию и доказательства в уголовном судопроизводстве (правовые и криминалистические средства предупреждения, пресечения и нейтрализации последствий: проблемы и возможные решения)» включена в информационный банк. —————————————————————— <14> См. подробнее: Баев О. Я. Посягательства на доказательственную информацию и доказательства в уголовном судопроизводстве. М., 2010. <15> См.: Ниесов В. А., Зубенко С. В. Правовое и информационное обеспечение доказательственной деятельности в уголовном процессе // Российская юстиция. 2009. N 5. С. 29. <16> Колдин В. Я. Судебная идентификация. М.: ЛексЭст, 2002. С. 480.

Как правило, под доказательственной информацией понимаются любые фактические данные, полученные в предусмотренной законом форме и используемые для установления события преступления и всех связанных с ним существенных в правовом отношении обстоятельств <17>. В юридической литературе высказывается сомнение в правомерности и необходимости понятия доказательственной информации при наличии якобы тождественного ему понятия «доказательства». В связи с этим, как отмечают В. А. Ниесов, С. В. Зубенко, «необходимо еще раз подчеркнуть, что понятие «доказательственная информация» отражает содержательную сторону процесса доказывания, которая на определенных этапах доказывания может и должна быть абстрагирована от источника и подвергнута самостоятельному изучению. Так, исследование относимости, достаточности и ценности информации с позиций ее связи с предметом доказывания представляет чисто логические операции, требующие абстрагирования от источников, из которых эта информация получена. Любые операции по информационному моделированию обстоятельств расследуемого события, в том числе с использованием компьютерных технологий, также требуют такого абстрагирования» <18>. ——————————— <17> Ниесов В. А., Зубенко С. В. Указ. соч. С. 29 — 30. <18> Ниесов В. А., Зубенко С. В. Указ. соч. С. 31.

Таким образом, по их мнению, понятие доказательственной информации «теоретически обосновано и практически необходимо на тех стадиях доказывания, когда содержательную сторону доказательств исследуют, отвлекаясь от способа их получения. Выделение понятия доказательственной информации позволяет точно дифференцировать процессы и понятия проверки и оценки доказательств, которым часто дается неоднозначная трактовка. Процесс проверки доказательств — это процесс работы с источником, исследование информационного канала, дешифровка содержащейся в сообщении информации, выяснение ее адекватности. Процесс оценки — это обработка самой информации с точки зрения ее относимости, количества, качества и достаточности для выводов о подлежащих установлению фактах» <19>. ——————————— <19> Там же.

По мнению автора, в современной российской правоприменительной практике несколько иной критерий обусловливает необходимость разграничения категорий «доказательства» и «доказательственная информация». Правоохранительные и судебные органы критически воспринимают информацию, получаемую из непроцессуальных, т. е. не предусмотренных законом, источников. Так, например, адвокат фактически не имеет права собирать доказательства, но имеет возможность собирать информацию об источниках доказательств, которые после их процессуальной проверки путем проведения следственных действий могут быть признаны доказательствами <20>. ——————————— <20> Рагулин А. Право на доказательства // ЭЖ-Юрист. 2010. N 30. С. 5.

В этом плане представляют интерес рассуждения исследователей о том, что доказательства «в строгом процессуальном смысле представляют лишь одну из форм доказательственной информации. Такая информация появляется в деле лишь в результате доказывания и решения ряда предусмотренных законом задач доказывания. Они предусматривают обнаружение источника, декодирование и процессуальную фиксацию содержащейся в нем информации. Она исследуется в ходе осмотра, допроса, обыска и других следственных действий, основное содержание которых сводится к получению, систематизации и процессуальному оформлению доказательственной информации» <21>. ——————————— <21> Ниесов В. А., Зубенко С. В. Указ. соч. С. 32.

Объективный научный подход к статусу информации, получаемой и фактически закрепляемой нотариусом, как думается, должен базироваться на следующих доводах. Разумеется, нотариальный акт не может иметь юридическую силу доказательства, ибо исходит от органа, в задачу которого не входит, в частности, расследование уголовных дел. Вместе с тем недопустимо и умаление его особой роли, отожествление нотариальной и иной «непроцессуальной информации»; соответственно, представляется наиболее корректным некий промежуточный вариант доказательственной информации. Не случайно исследователи отмечают, что в составе доказательственной информации, помимо доказательств в собственном смысле, следует различать обнаруженную информацию, которую следует «оживить», латентную, потенциальную и актуальную информацию <22>. Доказательства, по их мнению, «в собственном смысле должны быть не только выделены и процессуально зафиксированы по источнику, но и осмыслены субъектом доказывания и включены в соответствующую доказательственную систему. Доказательственный потенциал любого судебного дела образуют не только доказательства в строгом процессуальном смысле, но и обширные области скрытой информации, требующей своей актуализации и аналитической работы с уже собранными источниками. Такое понимание доказательственной информации, наряду со строго процессуальным пониманием доказательств, в наибольшей степени соответствует потребностям практики и задачам судопроизводства» <23>. Такой подход соответствует традиционному подходу к процессу доказывания как, «по существу, процессу превращения одного вида информации — поступающей, входящей («сведения») — в другой — вывод о допустимости или недопустимости этих сведений в качестве доказательств» <24>. ——————————— <22> Там же. <23> Там же. <24> Лупинская П. А. Решения в уголовном судопроизводстве: теория, законодательство, практика. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Норма; Инфра-М, 2010. 240 с. С. 11.

Таким образом, нотариальные действия, совершаемые от имени Российской Федерации, что подчеркивает их особое значение, должны получить особый статус доказательственной информации. В этих целях представляется целесообразным дополнить п. 6 ч. 2 ст. 74 Уголовно-процессуального кодекса, ч. 1 ст. 55 Гражданского процессуального кодекса, ч. 2 ст. 64 Арбитражного процессуального кодекса, ч. 2 ст. 26.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях дополнить словами «нотариальными актами, полученными по запросу правоохранительных и судебных органов».

——————————————————————

Название документа