Подготовительный этап к расследованию экономических преступлений: особенности взаимодействия между правоохранительными и контрольными органами

(Лысов Д. С.) («Российский следователь», 2013, N 17) Текст документа

ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫЙ ЭТАП К РАССЛЕДОВАНИЮ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ: ОСОБЕННОСТИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ МЕЖДУ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫМИ И КОНТРОЛЬНЫМИ ОРГАНАМИ

Д. С. ЛЫСОВ

Лысов Дмитрий Станиславович, прокурор отдела по надзору за процессуальной деятельностью органов дознания и оперативно-розыскной деятельностью Управления по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью прокуратуры Республики Мордовия.

В статье рассматриваются проблемы взаимодействия между правоохранительными и контрольными органами на подготовительном этапе к расследованию экономических преступлений. Обращается внимание на значение такого взаимодействия для формирования информационной базы будущего расследования экономических преступлений. Обращается внимание на то, что эффективность такого взаимодействия обеспечивает эффективность последующего расследования.

Ключевые слова: экономические преступления, расследование, взаимодействие, правоохранительные органы, контрольные органы.

The preparatory phase of the investigation of economic crime: the peculiarities of interaction between law enforcement and regulatory agencies D. S. Lysov

The article deals with the problem of interaction between law enforcement and regulatory agencies at the preparatory stage in the investigation of economic crimes. Draws attention to the importance of this interaction to form the knowledge base of the future investigation of economic crimes. Attention is drawn to the fact that the effectiveness of this interaction provides efficiency subsequent investigation.

Key words: economic crime investigation, interaction, law enforcement agencies, regulatory authorities.

Безусловным является то, что расследование — это всегда борьба за информацию. Успех расследования всецело зависит от объема и качества информации, которые находятся в распоряжении следователя. К сожалению, «расследование отдельных видов преступлений сталкивается с проблемой, когда правоохранительные органы испытывают острый дефицит информации» <1>. Особенно часто с таким дефицитом приходится сталкиваться на первоначальном этапе расследования. И это не вызывает удивления, особенно у практиков, поскольку многие из них считают, что такой дефицит — это один из признаков первоначального этапа расследования. Это представляется многим вполне понятным и естественным, поскольку расследование для того и проводится, чтобы в результате выполнения целого ряда следственных действий преодолеть этот информационный дефицит. ——————————— <1> Подольный Н. А. Значение разрешения ситуации информационной неопределенности для расследования преступлений // Российский следователь. 2011. N 17. С. 4.

Такой информационный дефицит вполне обычен и при расследовании экономических преступлений. К сожалению, дефицит этот бывает иногда настолько острым, что ставит под угрозу само расследование, становится затруднительным, а то и невозможным установление обстоятельств совершенного преступления. Меры, принимаемые в экстренном порядке, далеко не всегда приносят желаемый результат — разрешение проблемы нехватки информации о совершенном преступлении. Тем более, что «…следственные действия могут являться источником недостоверной информации, а в отдельных случаях информации, полезной для расследования, в результате их проведения может и не быть получено» <2>. То есть проблема часто встает не только в связи с отсутствием информации, но и в связи с ее качеством. ——————————— <2> Подольный Н. А. Проблема избыточных следственных действий // Уголовное право. 2002. N 4. С. 61.

Выходом из такой проблемной ситуации может быть только создание достаточно большой информационной базы уже на момент начала расследования. Только в этом случае можно обеспечить уже на этом этапе правильный выбор стратегии расследования, которая способна обеспечить безошибочность действий следователя. Достигнуть этого возможно лишь благодаря действиям, с помощью которых, в соответствии с законом, можно собирать информацию о совершенном преступлении еще до возбуждения уголовного дела. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 144 УПК РФ «дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, принять по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения. При проверке сообщения о преступлении дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа вправе требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов и привлекать к участию в этих проверках, ревизиях, исследованиях специалистов, давать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий». Из этой нормы видны не только действия, с помощью которых может быть получена необходимая для решения о возбуждении уголовного дела информация, но и то, что эта информация может быть получена только при взаимодействии следователя с иными лицами. В соответствии, к примеру, с ч. 1 ст. 15 Федерального закона от 11 января 1995 г. N 4-ФЗ «О Счетной палате Российской Федерации» «комплексные ревизии и тематические проверки проводятся по месту расположения проверяемых объектов. Сроки, объемы и способы их проведения устанавливаются Счетной палатой». То есть ревизии могут проводиться Счетной палатой Российской Федерации. Причем в соответствии с ч. 5 ст. 15 Федерального закона от 11 января 1995 г. N 4-ФЗ «О Счетной палате Российской Федерации» «об ущербе, причиненном государству, и о выявленных нарушениях закона Счетная палата информирует Совет Федерации и Государственную Думу, а при выявлении нарушения законов, влекущего за собой уголовную ответственность, передает соответствующие материалы в правоохранительные органы». То есть информация, необходимая для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, может быть получена правоохранительными органами из Счетной палаты Российской Федерации. Кроме того, в п. 119 Приказа Минфина РФ от 4 сентября 2007 г. N 75н «Об утверждении Административного регламента исполнения Федеральной службой финансово-бюджетного надзора государственной функции по осуществлению контроля и надзора за соблюдением законодательства Российской Федерации при использовании средств федерального бюджета, средств государственных внебюджетных фондов, а также материальных ценностей, находящихся в федеральной собственности» сказано: «В докладе Росфиннадзора (территориального органа) в обобщенном виде приводятся сведения о проверенной организации, о проведенных документальных и фактических исследованиях, об основных видах и суммах выявленных нарушений законодательства Российской Федерации, а также приводятся предложения по принятию мер принуждения за выявленные нарушения, в т. ч. предложения об информировании соответствующих правоохранительных органов и органов прокуратуры Российской Федерации о выявленных в ходе проведения ревизии (проверки) правонарушениях в сфере экономики». То есть и здесь указывается на то, что информация, полученная в результате проведения ревизии, должна направляться в правоохранительные органы для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Имеются и другие нормативные акты, в которых прямо указано на то, что результаты проведения ревизий должны направляться в правоохранительные органы для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Вполне очевидно, что качество проведенных проверок и ревизий самым непосредственным образом влияет не только на решение вопроса о возбуждении уголовного дела, но и на качество последующего расследования. При этом, как показывает практика, качество информации, получаемой в результате проведения ревизий и проверок, зависит от того, имело или нет место взаимодействие между правоохранительными органами и органами, проводившими соответствующие проверки и ревизии. Причем важным является качество такого взаимодействия, на каком этапе проведения соответствующей проверки или ревизии оно уже имело место. Наиболее обычным, можно сказать стандартным, является получение результатов проверок и ревизий от соответствующих уполномоченных на их проведение государственных органов. Взаимодействие начинается, как правило, уже после получения названных результатов и чаще всего сводится к разъяснениям следователю этих результатов. И это вполне понятно и обосновано тем, что сами результаты еще не содержат соответствующей правовой оценки наличия или отсутствия преступления, эти выводы необходимо сделать следователю. Однако именно в этом имеются некоторые сложности, состоящие в том, что следователи сталкиваются с серьезными проблемами при переводе экономического языка результатов проверок и ревизий на юридический язык процессуальных решений. Для этого необходимым оказывается взаимодействие. То есть, по существу, оно сводится, во-первых, к получению результатов проверок и ревизий, а также иной информации, полученной от государственных органов, на которые возложены контрольные функции, и во-вторых, к трактовке полученной от названных органов информации. В связи с этим встает вопрос о возможности привлечения следователя к взаимодействию с названными контрольными органами на более ранних этапах для того, чтобы следователю была более понятной информация, которая в дальнейшем может быть положена в основу проводимого расследования. В настоящее время законодательство этот вопрос пока никак не решает. Это обусловлено отсутствием концепции взаимодействия между следователем и государственными контрольными органами на этапе, предшествующем стадии возбуждения уголовного дела. В настоящее время взаимодействие между следователем и органами, на которые возложена оперативно-розыскная деятельность, а также с контрольными органами начинается со стадии возбуждения уголовного дела. Так, типичным является следующий пример взаимодействия. По материалам, направленным прокурором Пролетарского района г. Саранска в порядке ст. 37 УПК РФ, а также по оперативным данным сотрудников УЭБ и ПК МВД по Республике Мордовия 21 января 2013 г. Следственной частью Следственного управления МВД по РМ возбуждено уголовное дело N 28317 в отношении директора ООО «Домоуправление N 7» Д. В. Пескова по признакам преступления, предусмотренного ст. 196 УК РФ, по факту совершения им действий, повлекших неспособность Общества удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, причинившим ущерб в сумме 8651148 руб. 42 коп. В данном случае возбуждение уголовного дела стало результатом взаимодействия сразу нескольких правоохранительных органов. В связи с этим вполне справедливо высказывание А. И. Кривенко, который пишет: «Взаимодействие следователя и оперативно-розыскных подразделений будет наиболее эффективным, если оно возникнет на самой ранней стадии, на которой возможно взаимодействие в конкретных обстоятельствах» <3>. ——————————— <3> Кривенко А. И. Теория и практика взаимодействия следователя с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. М.: Юрлитинформ, 2008. С. 125.

Названное правило вполне справедливо распространять и на взаимодействие правоохранительных органов с другими государственными органами, на которые возложены надзорные и контрольные функции. Так, другим не менее типичным стало взаимодействие УФНС по Республике Мордовия и МВД по Республике Мордовия. 31 января 2013 г. в дежурную часть ОП N 4 УМВД России по г. Саранску поступил рапорт об обнаружении признаков преступления от заместителя начальника отдела УЭБиПК МВД по Республике Мордовия и материал проверки о хищении денежных средств из бюджетной системы Российской Федерации в особо крупном размере. Проведенной совместно с УФНС по Республике Мордовия проверкой установлено, что ООО «Родник Плюс» расположено по адресу: г. Саранск, ул. 2-ая Промышленная, строение 3а, 17 января 2012 г. зарегистрировано и поставлено на налоговый учет в Межрайонной ИФНС России N 1 по Республике Мордовия за основным регистрационным N 1121327000068. В период с 17 января по 11 апреля 2012 г. неустановленные лица, используя реквизиты фирмы ООО «Родник», изготовили фиктивные счета-фактуры, а также товарно-транспортные накладные на приобретение ООО «Родник Плюс» товарно-материальных ценностей у ООО «Родник» на сумму 25050465 руб. 60 коп., в т. ч. НДС в сумме 3749095 руб. 77 коп. Фактически указанные товарно-материальные ценности из ООО «Родник Плюс» в ООО «Родник» не поступали, а была имитирована сделка купли-продажи товарно-материальных ценностей с целью последующего хищения денежных средств из бюджетной системы Российской Федерации путем незаконного возмещения налога на добавленную стоимость (НДС). 11 апреля 2012 г. неустановленные лица представили в Межрайонную ИФНС России N 1 по Республике Мордовия налоговую декларацию ООО «Родник Плюс» по НДС за 1 квартал 2012 г., согласно которой к возмещению из бюджета Российской Федерации заявлено 4691138 руб., в т. ч. по вышеуказанным фиктивным сделкам с ООО «Родник» в сумме 3749095 руб. 77 коп. 14 апреля 2012 г. Межрайонной ИФНС России N 1 по Республике Мордовия на основе представленной ООО «Родник Плюс» налоговой декларации по НДС за 1 квартал 2012 г. назначена камеральная налоговая проверка, в рамках которой 27 апреля 2012 г. должностные лица ООО «Родник Плюс» представили в Межрайонную ИФНС России N 1 по Республике Мордовия заявление о возврате из бюджета Российской Федерации НДС и перечислении 4255092 руб. из заявленных по налоговой декларации по НДС за 1 квартал 2012 г. на расчетный счет ООО «Родник Плюс», к которому приложили фиктивные документы по приобретению товарно-материальных ценностей в ООО «Родник». По результатам проведенной камеральной налоговой проверки налоговой декларации ООО «Родник Плюс» по НДС за 1 квартал 2012 г. 21 сентября 2012 г. Межрайонной ИФНС России N 1 по Республике Мордовия и оперативно-розыскных мероприятий, проведенных УЭБ и ПК МВД по РМ, вынесено решение N 322 об отказе в возмещении суммы НДС, заявленной к возмещению из бюджета, в результате чего преступные действия не были доведены до конца по независящим от них причинам. Как показывает практика, правильно организованное взаимодействие на стадии возбуждения уголовного дела способствует формированию информационной базы, гарантирующей в последующем успех расследования. При этом представляется более правильным, с точки зрения теории криминалистики, рассматривать этап, предшествующий расследованию, как подготовительный. То есть следует согласиться с мнением Н. А. Подольного, который пишет, что уже из самого названия «становится понятным, что целью данного этапа является создание исходной информационной базы для последующего расследования преступлений» <4>. Выделение данного этапа имеет концептуальное значение для понимания проблем, встающих перед правоохранительными органами при расследовании экономических преступлений. И это обусловлено тем, что взаимодействие как между различными правоохранительными органами, так и правоохранительными органами совместно с государственными контрольными органами должно осуществляться еще задолго до начала расследования с тем, чтобы добиться его успеха. Причем такое взаимодействие не должно ограничиваться лишь рамками стадии возбуждения уголовного дела. Это обусловлено тем, что информация о совершенном преступлении может быть предметом проверки правоохранительными или контрольными органами еще до начала данной стадии уголовного процесса. К примеру, прокурорские проверки, проверки, осуществляемые различными государственными контрольными органами, проводятся, как правило, задолго до начала стадии возбуждения уголовного дела. Информация, которую получают в результате проведения этих проверок, представляет ценность для всего последующего расследования. На это, в частности, обращается в юридической литературе особое внимание, когда указывается, что к одному из «средств получения информации следует отнести прокурорские проверки, в результате которых получают сведения, необходимые не только для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, но и для определения направления расследования и даже его планирования» <5>. Это является еще одним обоснованием целесообразности выделения особого этапа — подготовительного этапа к расследованию преступлений. ——————————— <4> Подольный Н. А. Подготовительный этап к расследованию преступлений // Следователь. 2002. N 8. С. 22. <5> Подольный Н. А. Расследование преступлений, составляющих молодежную организованную преступность. М.: Юрлитинформ, 2007. С. 189.

Вполне очевидно, что еще до возбуждения уголовного дела встает проблема организации взаимодействия между правоохранительными органами, а также правоохранительными и контрольными органами. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 22 Федерального закона РФ «О прокуратуре Российской Федерации» «прокурор при осуществлении возложенных на него функций вправе: …требовать от руководителей и других должностных лиц указанных органов представления необходимых документов, материалов, статистических и иных сведений; выделения специалистов для выяснения возникших вопросов; проведения проверок по поступившим в органы прокуратуры материалам и обращениям, ревизий деятельности подконтрольных или подведомственных им организаций». Из этого видно, что Закон предполагает не только возможность, но и необходимость взаимодействия между различными государственными органами в целях получения информации, которая в последующем может быть положена как в основу возбуждения уголовного дела, так и расследования преступлений. При этом такое взаимодействие возможно не только между правоохранительными органами, но и с другими государственными органами, причем не только контрольными. В связи с этим встает вопрос о необходимости рассмотрения таких проверок в рамках частной методики расследования преступлений. Это обусловлено тем, что цель и названных проверок, и расследования по существу одна — выявление, а затем расследование преступлений и изобличение виновных в их совершении лиц. Тем более что успешность проведения названных проверок позволяет сформировать такую информационную базу, которая способна обеспечить эффективность всего последующего расследования. Это имеет особенно большое значение для расследования экономических преступлений, поскольку взаимосвязь здесь между информационным обеспечением следователя о совершенном деянии и эффективностью последующего его расследования очевидна. Причем значение таких проверок и ревизий для последующего расследования нисколько не меньше, чем значение результатов оперативно-розыскной деятельности. Справедливо то, что «опасность необъективных результатов оперативно-розыскной деятельности состоит не только в том, что они могут стать основой ошибочной стратегии расследования, но и в том, что они формируют достаточно стойкие установки у сотрудников правоохранительных органов, в т. ч. у следователей» <6>. Но не менее справедливо и то, что ложная стратегия может быть сформирована следователем и под влиянием недостоверной информации, полученной в результате проведения проверок и ревизий. По этой причине представляется правильным не только выделение подготовительного этапа к расследованию преступлений, но и, благодаря этому, включение в частные методики расследования экономических преступлений проверок и ревизий, которые проводятся задолго до стадии возбуждения уголовного дела. При этом взаимодействие между правоохранительными органами и контрольными должно рассматриваться как гарантия успеха последующего расследования, а потому механизм такого взаимодействия должен быть предметом особого рассмотрения. ——————————— <6> Подольный Н. А. Некоторые проблемы расследования коррупционных преступлений // Библиотека криминалиста. 2012. N 1. С. 200.

Вышеизложенное позволяет сделать вывод о важности для расследования взаимодействия между правоохранительными и контрольными органами, осуществляемого еще до возбуждения уголовного дела, т. е. на подготовительном этапе к расследованию экономических преступлений. Это обусловлено ценностью информации, которая может быть получена в результате такого взаимодействия. Такая информация является гарантом успеха последующего расследования.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *