Профессиональные тонкости толстого дела

(Чурилов Ю.)

("ЭЖ-Юрист", 2013, N 31)

Текст документа

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ ТОНКОСТИ ТОЛСТОГО ДЕЛА

Ю. ЧУРИЛОВ

Юрий Чурилов, адвокат, Адвокатская палата Курской области, г. Курск.

В работе адвоката мелочей не бывает. Тем более что процессуальные возможности защиты ограниченны. Поэтому нужно уметь эффективно пользоваться теми немногими средствами, которые адвокату предоставляет закон.

Берем в работу источники информации

Принято считать, что основной источник информации о деле - это само дело, однако такой подход ошибочен.

Первый источник информации - это лица, обратившиеся за помощью, коллеги-адвокаты, свидетели, потерпевшие. Для получения максимума информации нужно пытаться расположить к себе людей, а для оценки качества информации учитывать поведение и личность людей, которые эту информацию передают.

Следует иметь в виду, что клиенты могут располагать процессуально значимой документацией, предметами, способными стать вещественными доказательствами. Во время беседы с клиентом у него необходимо не только узнавать обстоятельства дела, данные о личности, но и обращать внимание на внешний вид, свидетельствующий о состоянии здоровья, противоправных действиях сотрудников полиции. Также следует уточнять, в каких именно следственных действиях клиент участвовал до обращения к адвокату, каким образом они производились, поскольку следователи обычно предлагают адвокату ознакомиться лишь с протоколами, в которых подзащитные признавали вину.

Второй источник информации - это выход на место происшествия, который должен быть обязательным условием сбора информации не только по уголовному, но и по гражданскому делу. При этом не имеет значения, когда произошло событие и сохранились ли какие-либо имеющие для дела материальные следы. Выход на место позволяет воспроизвести обстановку события, наталкивает на мысли о направлении поиска необходимых доказательств, а иногда предметы и очевидцы обнаруживаются даже спустя длительное время. Целесообразно произвести фотографирование места происшествия, изготовить схемы, тем более что следственные протоколы далеко не всегда сопровождаются иллюстрациями, а в гражданских делах они вообще отсутствуют.

Третий источник - это материалы дела. Их нужно не просто читать, а вникать в каждый его документ независимо от того, кажется ли он существенным в данный момент или нет. Копировать дело следует целиком и одновременно с этим делать конспекты, выписки, таблицы, схемы для максимального усвоения информации. Материалы дела целесообразно изучать неоднократно: до суда, перед судом, в процессе суда (особенно в случае предоставления сторонами дополнительных документов), а также по его окончании. Благодаря этому можно выявить фальсификации и иные нарушения закона. Например, замену одних документов другими либо дополнение материалов, дополнение документов подписями или дописками, отсутствие сведений об извещении судом участников процесса. Уголовное дело целесообразно изучать с конца - с обвинительного заключения. Однако следует помнить, что иногда показания обвиняемых, потерпевших, свидетелей приводятся в нем неполно, с искажениями, с добавлением фактов, о которых данные лица не свидетельствовали, либо не приводятся вообще, а фабула обвинения расходится с постановлением о привлечении лица в качестве обвиняемого. Следует обращать внимание не только на документы, несущие доказательственную информацию, но и на соблюдение процессуальных требований. А именно проверять правильность оформления документов, наличие подписей, правомочия лица на их составление, сопоставлять время проведения следственных действий и объем протоколов и пр., анкетные данные свидетелей и потерпевших, которые пригодятся при планировании допроса указанных лиц, ведении переговоров о примирении.

В отличие от гражданского процесса в уголовном существует тайна следствия, суть которой заключается в том, что материалы дела в полном объеме предоставляются защите лишь по окончании расследования. Предварительно защита может ознакомиться с документами, составленными с участием подзащитного, однако в ходе расследования из промежуточных процессуальных документов нужно "вытягивать" максимум информации. Например, при ознакомлении с протоколом опознания подзащитного можно сделать вывод о том, что имелись непосредственные очевидцы преступления, из постановления о возбуждении уголовного дела, постановления о назначении экспертизы можно получить представление о показаниях потерпевшего, о том, какие именно телесные повреждения ему были причинены, о возможных очевидцах преступления. В заключениях экспертиз иногда содержатся ссылки на материалы дела с цитированием показаний свидетелей, потерпевших. В выносимых по результатам проверки заявлений о незаконных действиях сотрудников полиции постановлениях также могут содержаться сведения о доказательствах, собранных следствием. Кроме того, защитник вправе знакомиться в суде с материалами, представленными следователем при рассмотрении ходатайств о применении мер пресечения, об обжаловании действий следователя и пр. В ходе очных ставок защите еще до окончания расследования (а иногда и до предъявления обвинения) становятся известны показания свидетелей, потерпевших, других обвиняемых.

Четвертый источник информации - должностные лица, производящие расследование. Маловероятно услышать от следователя откровения о планах по делу, но нужно уметь анализировать процессуальное поведение следователя, так как по его действиям можно определить наличие либо отсутствие определенных доказательств. Например, при назначении очной ставки становится понятным, что в деле имеются противоречивые показания, а если следователь требует от клиента признания, то это говорит о недостаточности доказательств вины.

Свой среди чужих

Доказательства противника нужно уметь трактовать в свою пользу, особенно в тех случаях, когда нет ни свидетелей, ни документов в обоснование собственной позиции, например алиби обвиняемого. Иногда процессуальный противник неумело представляет доказательства, свидетели, ничего не подозревая, говорят об обстоятельствах, подтверждающих позицию защиты. Случается, что доказательства, представленные противоположной стороной, носят двусмысленный характер и могут быть истолкованы как в пользу защиты, так и в пользу обвинения.

Но чаще всего приходится добывать у свидетелей противника нужную информацию с помощью особых психологических приемов и методов. При этом немало усилий тратится для выявления лжи или заблуждения в показаниях несовершеннолетних, людей преклонного возраста, инвалидов или лиц, страдающих какими-либо хроническими заболеваниями, а тем более лиц, состоящих в дружеских отношениях со сторонами. Можно взять на вооружение следующие средства.

Во-первых, доказательства противника нужно исследовать непосредственно, так как оглашение показаний свидетеля увеличивает риск фальсификации его показаний.

Во-вторых, допросы нужно планировать заранее. Особо тщательной подготовки требует допрос специалистов и экспертов, в котором важны знания специальной литературы, методических указаний, научных трудов "светил" в той или иной области. План допроса не является незыблемым, и вопросы следует формулировать также в ходе допроса, начатого другими лицами.

В-третьих, вопросы нужно задавать вежливым тоном, к допрашиваемому крайне важно обращаться по имени и отчеству, даже если он говорит то, что вам не хотелось бы услышать, особенно это касается потерпевшего, в присутствии которого не следует без крайней необходимости его критиковать. Если расположить к себе человека, то он может сказать гораздо больше и честнее. При этом все-таки нужно учитывать индивидуальность каждого допрашиваемого.

В-четвертых, вопросы нельзя задавать напрямую, чтобы свидетель не понял, для чего задан вопрос и какой ответ от него хотят. Нельзя задавать бесцельные вопросы или вопросы, на которые ответ очевиден, тем более если он не в вашу пользу (например, сотруднику полиции - оказывал ли он давление на клиента). Не стоит сразу же соглашаться с ответом свидетеля "не помню", так как такой ответ может быть обусловлен не забывчивостью допрашиваемого, а стремлением скрыть определенные факты. Поэтому вопрос нужно задать повторно. Неправду в показаниях свидетелей можно высветить детализацией тех или иных обстоятельств, выяснением, почему свидетель запомнил незначительные обстоятельства, оказывался ли он ранее в аналогичных ситуациях, почему ранее давал иные показания. Вопрос "вы точно уверены в своих показаниях?" в некоторых случаях настораживает свидетеля, ему кажется, что допрашивающий знает правду и поэтому скрывать ее бессмысленно. Опытным путем нужно проверять показания свидетеля о размерах, скорости, времени. Даже если не удается получить от свидетелей правдивых показаний, можно добиться слов "не помню", "не уверен", "может быть" и пр., которые ставят под сомнение весь рассказ свидетеля или его отдельные утверждения.

Для установления факта фальсификации документов требуется проведение дорогостоящих экспертиз (почерковедческих, технических и пр.). На это, как правило, и рассчитывает противник, фабрикуя доказательства. Нужно попытаться выявить фальсификацию документов с учетом их содержания (например, записи в тетради датированы тем временем, когда она еще не была изготовлена), а также с помощью иных доказательств (например, первичных документов, показаний свидетелей, признаний противоположной стороны).

Уместно вспомнить высказывание Г. Падвы, который заметил, что адвокат - это человек, который за три дня стремится разрушить здание государственного обвинения с одной лишь дрелью и молотком. В этом ироничном сравнении вся суть нелегкого труда адвоката. Подытоживая сказанное, можно отметить, что "молоток и дрель" в руках у находчивого адвоката способны не просто на законных основаниях разрушить "здание" процессуального противника, но и снести его до основания.

------------------------------------------------------------------

Название документа