Взаимодействие правоохранительных органов, нотариата и суда: историко-правовой анализ российского и зарубежного опыта

(Москаленко М. Н.) («История государства и права», 2013, N 20) Текст документа

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ, НОТАРИАТА И СУДА: ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ РОССИЙСКОГО И ЗАРУБЕЖНОГО ОПЫТА

М. Н. МОСКАЛЕНКО

Москаленко Михаил Николаевич, магистр юриспруденции, стажер нотариуса, кафедра нотариата Российской академии адвокатуры и нотариата.

Настоящая статья посвящена процессу исторического развития привлечения нотариуса к процессу обеспечения доказательств и взаимодействию правоохранительных органов, нотариата и суда. Автор проводит историко-правовой анализ российского и зарубежного опыта.

Ключевые слова: доказательства, обеспечение доказательств, нотариус, нотариальные действия, суд, правоохранительные органы, взаимодействие.

Interaction of enforcement agencies, notariat and court: historical-law analysis of Russian and foreign experience M. N. Moscalenko

The present article concerns the process of historical development, attraction of a notary to the procedure of ensuring evidence and interaction of enforcement agencies, notariat and court. The author makes a historical-law analysis of Russian and foreign experience.

Key words: evidence, ensuring evidence, notary, notarial actions, court, enforcement agencies, interaction.

Институт обеспечения доказательственной информации используется в России достаточно давно. Так, Устав гражданского судопроизводства 1864 г. был дополнен в 1890 г. нормами об обеспечении доказательств; законодательство предусматривало как судебное, так и досудебное обеспечение доказательств, осуществлявшееся по ходатайству лиц, имеющих основание опасаться невозможности или затруднительности получения впоследствии допроса осмотра на месте или истребования заключения сведущих людей, из чего видно, что основания обеспечения доказательств остались теми же <1>. ——————————— <1> Устав гражданского судопроизводства 1864 г. // СПС «КонсультантПлюс».

В соответствии со ст. 595 Устава гражданского судопроизводства для признания просьбы истца основательной было необходимо, чтобы иск предъявлялся достоверным, и представлялось основательное его опасение не получить удовлетворение, если иск не будет обеспечен. При этом судом решались вопросы о степени достоверности иска и основательности опасения истца не получить удовлетворение по исковому притязанию <2>. ——————————— <2> Кожевникова Н. В. Основания обеспечения иска и исполнения судебных решений // Исполнительное право. 2008. N 3. С. 22.

В случае удовлетворения ходатайства об обеспечении доказательств указанные процессуальные действия совершались в соответствии с требованиями, предусмотренными для них Уставом гражданского судопроизводства. Досудебное обеспечение доказательств осуществлялось мировым судьей, на чьем участке находился предмет осмотра или проживали свидетели и сведущие люди. При обеспечении доказательств по уже возбужденному делу процесс осуществлялся тем мировым судьей, в чьем производстве находилось дело <3>. ——————————— <3> Решетникова И. В. Обеспечение доказательств и судебное поручение в арбитражном процессе // Проблемные вопросы гражданского и арбитражного процессов / Под ред. Л. Ф. Лесницкой, М. А. Рожковой. М., 2008. С. 164 — 165.

Здесь следует отметить, что история развития нотариата в России связана с судом. Начиная с XVIII в. нотариат относился к судебному ведомству, и нотариальные действия совершали либо судьи, либо нотариусы, считавшиеся должностными лицами суда. На протяжении ряда лет обеспечение доказательств было исключительной прерогативой суда. В годы советской власти компетенция нотариата постепенно расширялась, освобождая народные суды от дел бесспорного характера. Впервые обеспечение доказательств было передано к ведению нотариальных органов Положением о государственном нотариате РСФСР от 20 июля 1930 г. Согласно ст. 83 ГПК РСФСР 1923 г. обеспечение иска допускалось при наличии двух условий: предъявленный иск достаточно обоснован представленными документами и непринятие мер обеспечения могло повлечь за собой для истца невозможность получить удовлетворение или по характеру требования промедление сделало бы затруднительным или невозможным исполнение решения. В ст. 32 Основ гражданского судопроизводства СССР и союзных республик, ст. 133 ГПК РСФСР 1964 г. и ст. 139 ГПК РФ обеспечение иска допускалось, если непринятие мер обеспечения могло затруднить или сделать невозможным исполнение решения <4>. Аналогичный путь избрал законодатель и при установлении оснований обеспечения иска в арбитражном процессе. Так, в ст. 91 АПК РФ 1992 г., ст. 75 АПК РФ 1995 г. было предусмотрено, что обеспечительные меры допускаются, если непринятие таких мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта. Проведенный анализ позволяет Н. В. Кожевниковой сформулировать вывод о том, что законодатель на протяжении десятилетий в качестве основания применения обеспечения иска использует одну конструкцию, основой которой является предположение: «…если непринятие мер по обеспечению иска может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда» <5>. Одновременно с установлением идентичности оснований обеспечения иска в арбитражном и гражданском процессе указанный исследователь обращает внимание на отсутствие оснований к отказу в удовлетворении ходатайства об обеспечении иска <6>. Поскольку законодателем были установлены основания для удовлетворения ходатайства об обеспечении иска в виде предположений при отсутствии предусмотренных законом оснований к отказу в его удовлетворении, можно констатировать наличие в гражданском и арбитражном процессе правовой конструкции без четкого регулирования порядка ее функционирования <7>. ——————————— <4> Основы гражданского судопроизводства СССР и союзных республик // Ведомости Верховного Совета СССР. 1961. N 50. Ст. 526. <5> Кожевникова Н. В. Указ. соч. С. 22 — 23. <6> Там же. <7> Там же.

Однако при этом рекомендовалось «…судам шире использовать предоставленное им ст. 133 ГПК РСФСР 1964 г. право по собственной инициативе принимать меры по обеспечению иска, поскольку непринятие таких мер нередко приводит к невозможности либо затруднениям в исполнении решения. Указанные меры необходимо принимать и в тех случаях, когда в соответствии со ст. 310 УПК вопрос о возмещении материального ущерба был передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, если меры по обеспечению иска в уголовном деле отменены или приняты не были» <8>. ——————————— <8> Постановление Пленума Верховного Суда от 1 марта 1983 г. N 1 «О некоторых вопросах применения судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный предприятию, учреждению, организации» // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ. 1961 — 1996. М.: Юридическая литература, 1997. С. 56.

Закон РСФСР от 2 августа 1974 г. «О государственном нотариате» содержал в себе главу XIV «Обеспечение доказательств»; согласно положениям данного Закона в случае возникновения дела в судебных или административных органах государственные нотариальные конторы вправе были производить обеспечение доказательств, если имелись основания полагать, что представление доказательств в последующем станет невозможным или затруднительным. Нахождение дела в суде или административном органе исключало производство соответствующего нотариального действия <9>. ——————————— <9> Лещенко А. И., Лещенко А. И. Актуальные вопросы обеспечения доказательств нотариусом // Закон. 2008. N 9. С. 165 — 168.

Следует отметить, что в советское время анализируемое нотариальное действие, хотя и не очень часто, совершалось государственными нотариальными конторами. Несмотря на то, что ученые периодически критиковали порядок регулирования данного нотариального действия, положения Закона о нотариате оставались без изменений <10>. Современные исследователи отмечают, что «в ныне действующих Основах законодательства Российской Федерации о нотариате, регламентирующих деятельность небюджетного нотариата, были продублированы соответствующие нормы советского законодательства» <11>. ——————————— <10> См. подробнее: Васенков В. А. Обеспечение доказательств нотариальными конторами // Правоведение. 1985. С. 88 — 91. <11> Лещенко А. И., Лещенко А. И. Указ. соч. С. 170.

Начинает доминировать мнение о том, что «обеспечением доказательства называется оперативное закрепление в установленном гражданским (арбитражным) процессуальным законом порядке сведений о фактах… с целью использования их в качестве доказательств при рассмотрении и разрешении гражданских дел в суде или экономических споров в арбитражном суде» <12>. ——————————— <12> Треушников М. К. Судебные доказательства. М., 2005. С. 119.

После принятия Гражданского процессуального кодекса РФ возникла дискуссия о возможности совершения данного нотариального действия <13>. В ст. 57 ГПК РСФСР указывалось, что после возникновения дела в суде обеспечение доказательств осуществляет суд, а в досудебном порядке — нотариальные органы. В ГПК РФ норма о досудебном обеспечении доказательств включена не была, что позволило некоторым авторам сделать вывод о том, что для целей гражданского процесса обеспечивать доказательства может только суд <14>. ——————————— <13> Лещенко А. И., Лещенко А. И. Указ. соч. С. 170 — 171. <14> См., напр.: Погуляев В. Правонарушения в сети Интернет // ЭЖ-Юрист. 2004. N 12. С. 9 — 10.

«Согласиться с подобными выводами, — пишут А. И. Лещенко, А. И. Лещенко, — сложно. В Основы изменения не внесены, и положения главы XX продолжают действовать, такая ситуация выглядит более чем странно, если исходить из того, что законодатель целенаправленно хотел исключить нотариуса из списка лиц, обеспечивающих доказательства. ГПК РФ просто не регулирует деятельность суда по совершению каких-либо действий с доказательствами до возбуждения производства по делу» <15>. ——————————— <15> Лещенко А. И., Лещенко А. И. Указ. соч. С. 170 — 171.

На данном историческом этапе В. В. Ярковым было высказано мнение о том, что «в силу присущего российскому судебному процессу принципа свободной оценки доказательств (ст. 67 ГПК и ст. 71 АПК) суд… будет оценивать обеспеченные нотариусом доказательства по общим правилам их относимости, допустимости, достаточности, другим критериям» <16>. Мнение о возможности досудебного обеспечения доказательств нотариусом высказывалось и другими исследователями <17>. ——————————— <16> Ярков В. В. Новый Гражданский процессуальный кодекс и нотариальная деятельность // Центр нотариальных исследований: Материалы и статьи. Выпуск пятый. Современный российский нотариат. Екатеринбург, 2003. <17> См., напр.: Судебная экспертиза в арбитражном процессе / Под ред. Д. В. Гончарова, И. В. Решетниковой. М., 2007; Вергасова Р. И. Нотариат в России. М., 2006.

Вместе с тем в арбитражном процессе вопрос решается иначе: ч. 4 ст. 72 АПК РФ содержит положения, согласно которым арбитражный суд по заявлению организации или гражданина вправе принять меры по обеспечению доказательств до предъявления иска в порядке, предусмотренном ст. 99 Кодекса (т. е. в порядке обеспечения иска). Данные положения закона совершенно обоснованно подвергаются критике за фактическое смешение двух абсолютно различных процессуальных институтов, имеющих разную направленность <18>. ——————————— <18> См., напр.: Шварц М. З. Обеспечение доказательств — новый способ собирания доказательств в арбитражном процессе? // Арбитражные споры. 2007. N 2. С. 23.

Основы законодательства о нотариате в ст. 103, определяя порядок обеспечения доказательств, отсылают к нормам гражданского процессуального, а не арбитражного процессуального законодательства. Многие исследователи связывают данное обстоятельство с тем, что законодатель практически без изменений перенес в Основы нормы советского Закона о нотариате, последний, разумеется, не мог упоминать о каком-либо ином процессуальном (помимо гражданского процессуального) законодательстве, поскольку деятельность госарбитражей, как известно, не охватывалась понятием деятельности судебной. Им представляется, что в настоящее время складывается своеобразная конкуренция юрисдикции нотариусов и арбитражных судов при досудебном обеспечении доказательств <19>. Вместе с тем они полагают возможным согласиться с авторами, допускающими обеспеченные нотариусом доказательства в арбитражный процесс, тем более что при современной системе арбитражных судов, когда в субъекте Российской Федерации имеется только один суд, участие судей в обеспечении доказательств в местностях, расположенных за пределами административного центра, может быть весьма затруднительным <20>. Обоснованными некоторые авторы предлагают признать выводы о том, что в процессуальных кодексах должны предусматриваться процессуальные принципы совершения действий по обеспечению доказательств, поскольку сама возможность совершения таковых закреплена в Основах законодательства о нотариате <21>. Кроме того, при обращении лица за обеспечением доказательств не всегда возможно определить, в каком процессе — гражданском или арбитражном — будет впоследствии представляться этим лицом соответствующее доказательство, а искусственное ограничение применения данного института, направленного в первую очередь на облегчение последующего судебного процесса, нельзя считать соответствующим целям процессуального закона <22>. ——————————— <19> Лещенко А. И., Лещенко А. И. Указ. соч. С. 170 — 171. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. «Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации» (под ред. В. В. Яркова) включен в информационный банк согласно публикации — Инфотропик Медиа, 2011 (3-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник «Гражданский процесс» (под ред. М. К. Треушникова) включен в информационный банк согласно публикации — Городец, 2007 (2-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <20> См. подробнее: Решетникова И. В., Семенова А. В., Царегородцева Е. А. Комментарий судебных ошибок в практике применения АПК РФ. М., 2006; Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. проф. В. В. Яркова. М., 2004; Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В. Ф. Яковлева, М. К. Юкова. М., 2003; Гражданский процесс: Учебник / Под ред. М. К. Треушникова. М., 1998. С. 242; и др. <21> Вайшнурс А. А. Практические аспекты доказывания правонарушения, совершенного с использованием сети Интернет // Закон. 2006. N 11. С. 16. <22> Лещенко А. И., Лещенко А. И. Указ. соч. С. 174.

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что в процессе исторического развития привлечение нотариуса к процессу обеспечения доказательств, востребованных в дальнейшем правоохранительными органами и судом, можно разделить на ряд этапов: — этап наделения нотариата квазисудебными полномочиями (с XVIII в.), а затем компетенцией мировых судей по обеспечению доказательств (с XIX в.); — расширение компетенции нотариата в части обеспечения доказательств в первые десятилетия советской власти с целью «разгрузки» народных судов (в частности, данное действие было передано к ведению нотариальных органов Положением о государственном нотариате РСФСР от 20 июля 1930 г.); — закрепление права государственных нотариальных контор Законом РСФСР от 2 августа 1974 г. производить обеспечение доказательств при их фактическом ограничении наличием такого юридически значимого обстоятельства, как «возникновение дела в судебных или административных органах»; — закрепление возможности нотариата обеспечивать только доказательственную информацию с закреплением в Основах законодательства о нотариате 1993 г. условия об отказе в обеспечении доказательств по делу, которое в момент обращения заинтересованных лиц к нотариусу находится в производстве суда или административного органа. Кратко охарактеризуем институт обеспечения доказательств, в т. ч. нотариусом за рубежом <23>. Чтобы избежать возможных злоупотреблений в ходе формирования сторонами доказательственной базы, англо-американское процессуальное право предоставляет каждой из них возможность потребовать у другой представить ей материалы и документы, которые могут иметь большое значение для будущего судебного разбирательства. Для этого, к примеру, в США используется большое количество разнообразных обеспечительных механизмов: часть из них заимствована из системы английского права, но некоторые самостоятельно и активно развиваются в настоящее время. В этом смысле представляется интересной существующая в США и уникальная в своем роде отрасль права, именуемая правом средств судебной защиты (law of remedies). Одним из видов таких средств являются принудительные средства судебной защиты (coercive remedies), схожие по своей природе и назначению с обеспечительными мерами в гражданском и арбитражном процессах России <24>. Данные принудительные средства судебной защиты также имеют превентивный характер и реализуются путем вынесения превентивных судебных распоряжений и временных охранительных приказов, направленных на предотвращение нарушения прав заявителя в будущем. ——————————— <23> Использован материал: Сергеева К. А. Обеспечение доказательств по гражданским делам (краткий обзор законодательств стран общего права) // Арбитражный и гражданский процесс. 2011. N 11. С. 42 — 45; Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права. Т. 1. С. 407 — 409. <24> См. подробнее: Юсупов Т. Б. Институт обеспечения иска в системе американского права // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. N 11. С. 32 — 33.

Одним из таких принудительных средств судебной защиты является предварительный судебный запрет (preliminary injunctive relief), который применяется также и с целью досудебного обеспечения доказательств. В законодательстве США в качестве субъектов, полномочных обеспечивать доказательства, указываются стороны, их представители, а также полицейские <25>. В принципе, не исключается, что обязанность по обеспечению может пасть и на третье лицо. К примеру, в Своде законов штата Южная Каролина говорится, что обеспечить доказательство может любое заинтересованное лицо, в т. ч. истец или заявитель, его законные представители или другие лица, от имени которых или через которых он действует, или любой из них, а также любое лицо, каким-либо образом заинтересованное в сохранении доказательств <26>. ——————————— <25> West’s Encyclopedia of American Law // Jeffrey Lehman, Shirelle Phelps, eds. 2nd edition. Thomson and Gale, 2008. <26> South Carolina Code of Laws: Title 19 — Evidence, Chapter 21 «Perpetuation of evidence» // URL: http://www. scstate-house. gov/coe/statmast. htm.

В правовой системе Англии «распространенной формой обеспечения доказательств является аффидевит — письменные показания под присягой» <27>. Изначально он использовался только в Канцлерском отделении Высокого суда, существовавшем в Англии до 1873 г., и составлялся исключительно служащими этого суда. И. В. Решетникова отмечает, что аффидевит составляется стороной под присягой и заверяется солиситором, что похоже на российское обеспечение доказательств нотариусом до возбуждения дела в суде <28>. Как отмечает К. А. Сергеева, «действительно, можно согласиться с данным утверждением и найти некоторые общие черты между указанными процедурами. К примеру, соблюдение технических, формальных требований, таких как подписание каждой страницы, их скрепление и нумерация, является весьма важным при составлении аффидевита. Точно так же технические формальности важны в нотариальном производстве, в том числе и при досудебном обеспечении доказательств российским нотариусом. Аффидевит заверяется специальным уполномоченным лицом: в различных государствах это может быть государственный нотариус, солиситор, барристер, атторней, а также специальное лицо, уполномоченное приводить к присяге (commissioner of oath). В частности, правдивость показаний, зафиксированных в аффидевите, подтверждается клятвой на Библии или аналогичным нерелигиозным способом. Он заблаговременно предъявляется в суд и вручается другой стороне; на аффидевит могут быть принесены возражения, сделаны заявления в части его относимости к делу и соблюдения правил доказывания при его составлении. Зачастую сроки предъявления аффидевита в суд не установлены законодательством. Как правило, это должен быть разумный срок до дня судебного заседания; аффидевит может быть представлен позже с разрешения суда. В Австралии Законом о доказательствах 1995 г. (Evidence Act) и Единообразными правилами гражданского процесса (Uniform Civil Procedure Rules) установлены сроки для предъявления аффидевита в суд: истцом — минимум за два месяца до судебного разбирательства, ответчиком — минимум за шесть недель до слушания» <29>. ——————————— <27> Решетникова И. В. Указ. соч. С. 172. <28> Решетникова И. В. Доказательственное право Англии и США. Екатеринбург: УрГЮА, 1997. С. 101. <29> Сергеева К. А. Обеспечение доказательств по гражданским делам (краткий обзор законодательств стран общего права) // Арбитражный и гражданский процесс. 2011. N 11. С. 42 — 45.

Особенностью принципа устности в состязательном процессе является то, что он проявляется в получении присяжными и судьей знаний о споре не из письменных материалов дела, не из досудебной подготовки, а из устных показаний сторон и свидетелей, произносимых в зале суда <30>. Также есть специфика устности процесса и в исследовании доказательств. В частности, даже когда доказательства обеспечиваются путем составления аффидевита, лицо, его давшее, в любом случае вызывается в суд для подтверждения правдивости своих слов и перекрестного допроса процессуальным противником. В противном случае аффидевит не принимается в качестве доказательства по делу. Исключением из данного правила являются ситуации, когда лицо, давшее показание под присягой (affiant), недоступно для подтверждения своих слов в судебном заседании и перекрестного допроса в связи со смертью, болезнью или по другим веским причинам. Однако без устного подтверждения показаний аффидевит может быть принят лишь в дополнение к другим, более сильным доказательствам (т. е. не может выступать основным, решающим доказательством по делу) <31>. ——————————— <30> Там же. <31> Там же.

К. А. Сергеева полагает необходимым отличать аффидевит от обычных досудебных протоколов свидетельских показаний (witness statement), несмотря на то что нередко обе альтернативы традиционной даче показаний описываются в юридической литературе в одном контексте <32>. Принципиальные отличия заключаются в форме фиксации данных: протокол свидетельских показаний, которые могут стать доказательством по делу, просто подписывается. При этом лицо, давшее показания, должно впоследствии предстать перед судом, чтобы подтвердить правдивость своих слов, а также предоставить другой стороне возможность задать ему свои вопросы. ——————————— <32> Там же.

Отметим также, что согласно европейскому законодательству с устоявшейся правовой системой латинского нотариата, как правило, нотариальная форма документа придает полную юридическую достоверность содержащемуся в нем соглашению или факту. Тому, кто представляет такой правильно оформленный документ, нет необходимости доказывать его подлинность. Нотариальные надписи документа не могут оспариваться простым доказательством противного. Доказательственная сила нотариального документа защищает его от возражений. Так, например, в швейцарском праве, согласно ст. 9 Гражданского кодекса, «публичные реестры и нотариально удостоверенные документы придают юридическую достоверность упомянутым в них фактам, неточность которых не доказана». Однако «доказательство неточности этих фактов не подчинено никакой особой форме» <33>. ——————————— <33> См.: Румп Ж.-Д. Истоки установления подлинности. Нотариальные действия и формы // Развитие небюджетного нотариата в России: квалифицированная помощь и защита прав граждан и юридических лиц / Ред. Б. И. Лившиц. М.: ИД «Ост-Медиа», 2000. С. 22.

Итак, в правовой системе ряда зарубежных стран распространенной формой обеспечение доказательств является аффидевит — процесс письменных показаний под присягой, имеющий аналогичные признаки с процедурой обеспечения доказательств российским нотариусом до возбуждения дела в суде. Аргументировать данное суждение позволяют как общие черты между указанными процедурами, обусловленные соблюдением технических, формальных требований, так и заверение аффидевита специальным уполномоченным лицом: в различных государствах это может быть государственный нотариус, солиситор, барристер, атторней, а также специальное лицо, уполномоченное приводить к присяге (commissioner of oath).

Литература

1. South Carolina Code of Laws: Title 19 — Evidence, Chapter 21 «Perpetuation of evidence» // URL: http://www. scstate-house. gov/coe/statmast. htm/. 2. West’s Encyclopedia of American Law // Jeffrey Lehman, Shirelle Phelps, eds. 2nd edition. Thomson and Gale, 2008. 3. Вайшнурс А. А. Практические аспекты доказывания правонарушения, совершенного с использованием сети Интернет // Закон. 2006. N 11. 4. Васенков В. А. Обеспечение доказательств нотариальными конторами // Правоведение. 1985. 5. Вергасова Р. И. Нотариат в России. М., 2006. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник «Гражданский процесс» (под ред. М. К. Треушникова) включен в информационный банк согласно публикации — Городец, 2007 (2-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— 6. Гражданский процесс: Учебник / Под ред. М. К. Треушникова. М., 1998. 7. Сергеева К. А. Обеспечение доказательств по гражданским делам (краткий обзор законодательств стран общего права) // Арбитражный и гражданский процесс. 2011. N 11. 8. Кожевникова Н. В. Основания обеспечения иска и исполнения судебных решений // Исполнительное право. 2008. N 3. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. «Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации» (под ред. В. В. Яркова) включен в информационный банк согласно публикации — Инфотропик Медиа, 2011 (3-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— 9. Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. проф. В. В. Яркова. М., 2004. 10. Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В. Ф. Яковлева, М. К. Юкова. М., 2003. 11. Лещенко А. И., Лещенко А. И. Актуальные вопросы обеспечения доказательств нотариусом // Закон. 2008. N 9. 12. Основы гражданского судопроизводства СССР и союзных республик // Ведомости Верховного Совета СССР. 1961. N 50. Ст. 526. 13. Погуляев В. Правонарушения в сети Интернет // ЭЖ-Юрист. 2004. N 12. 14. Постановление Пленума Верховного Суда от 1 марта 1983 г. N 1 «О некоторых вопросах применения судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный предприятию, учреждению, организации» // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации. 1961 — 1996. М.: Юридическая литература, 1997. 15. Решетникова И. В. Доказательственное право Англии и США. Екатеринбург: УрГЮА, 1997. 16. Решетникова И. В. Обеспечение доказательств и судебное поручение в арбитражном процессе // Проблемные вопросы гражданского и арбитражного процессов / Под ред. Л. Ф. Лесницкой, М. А. Рожковой. М., 2008. 17. Решетникова И. В., Семенова А. В., Царегородцева Е. А. Комментарий судебных ошибок в практике применения АПК РФ. М., 2006. 18. Румп Ж.-Д. Истоки установления подлинности. Нотариальные действия и формы // Развитие небюджетного нотариата в России: квалифицированная помощь и защита прав граждан и юридических лиц / Ред. Б. И. Лившиц. М.: Ост-Медиа, 2000. 19. Сергеева К. А. Обеспечение доказательств по гражданским делам (краткий обзор законодательств стран общего права) // Арбитражный и гражданский процесс. 2011. N 11. 20. Судебная экспертиза в арбитражном процессе / Под ред. Д. В. Гончарова, И. В. Решетниковой. М., 2007. 21. Треушников М. К. Судебные доказательства. М., 2005. 22. Устав гражданского судопроизводства 1864 г. // СПС «КонсультантПлюс». 23. Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права. Т. 1. 24. Шварц М. З. Обеспечение доказательств — новый способ собирания доказательств в арбитражном процессе? // Арбитражные споры. 2007. N. 2. 25. Юсупов Т. Б. Институт обеспечения иска в системе американского права // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. N 11. 26. Ярков В. В. Новый Гражданский процессуальный кодекс и нотариальная деятельность // Центр нотариальных исследований: Материалы и статьи. Вып. пятый. Современный российский нотариат. Екатеринбург, 2003.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *