К вопросу об актуальности изучения роли нотариата в правоохранительной и судебной деятельности (на примере обеспечения доказательственной информации)

(Москаленко И. В., Москаленко М. Н.) ("Нотариус", 2013, N 6) Текст документа

К ВОПРОСУ ОБ АКТУАЛЬНОСТИ ИЗУЧЕНИЯ РОЛИ НОТАРИАТА В ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ И СУДЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (НА ПРИМЕРЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВЕННОЙ ИНФОРМАЦИИ) <*>

И. В. МОСКАЛЕНКО, М. Н. МОСКАЛЕНКО

-------------------------------- <*> Moskalenko I. V., Moskalenko M. N. On the issue of topicality of study of the role of notariat in law-enforcement and judicial activities (as exemplified by ensuring of evidence information).

Москаленко Игорь Викторович, нотариус Пушкинского нотариального округа Московской области, заместитель заведующего кафедрой нотариата Российской академии адвокатуры и нотариата, доктор юридических наук, профессор.

Москаленко Михаил Николаевич, магистр юриспруденции, стажер нотариуса, кафедра нотариата Российской академии адвокатуры и нотариата.

Реформа нотариата, направленная на разрешение вопроса о наделении нотариального акта повышенным доказательственным значением, определение в процессуальном законодательстве понятия и пределов удостоверения нотариусом юридико-фактического состава, а также условий действительности акта и порядка опровержения его действительности, актуальна в настоящее время.

Ключевые слова: нотариат, роль нотариата, доказательства, доказательственная информация, обеспечение доказательств, нотариус, нотариальные действия, доказательственная информация.

The reform of notariat, aimed at resolution of issue on endowing of notarial act with a higher evidentiary importance, determination of the concept and limits of certification by the notary of juridical-actual elements in procedural legislation as well as conditions of validity of the act and procedure of rebutment of validity thereof, is topical at present.

Key words: notariat, role of notariat, evidence, evidentiary information, ensuring of evidence, notary, notarial actions, evidentiary information.

В правовом государстве при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 2 ст. 50 Конституции Российской Федерации). Такое требование призвано обеспечить соблюдение прав и свобод человека и гражданина; его выполнение предполагает обмен данными и в целом активное взаимодействие между правоохранительными, судебными и иными органами, включая нотариат, где нередко консолидируется информация, требующая адекватного реагирования со стороны компетентных государственных структур. Своевременность обращения к указанной проблематике обусловлена специфичностью информации, получаемой нотариальным сообществом; так, например, для фиксации информации, находящейся в сети Интернет, заинтересованные лица стали чаще обращаться к нотариусам, что свидетельствует о целесообразности исследования перспектив нотариальных действий. Следует разработать практические рекомендации, цель которых состоит в повышении эффективности процесса обеспечения нотариусом доказательственной информации для ее возможной последующей трансформации в доказательства и использования правоохранительными и судебными структурами. Для развития теории правоохранительной деятельности и судебной власти актуальным будет создание новых эффективных способов обращения самого нотариуса либо граждан, объективно неспособных защитить на основе использования нотариального производства свои права и свободы, в правоохранительные органы и суды. Глобальный характер сети Интернет оказал влияние не только на сферу предпринимательства, но и на систему государственного управления. В настоящее время во многих государствах эффективно действуют системы т. н. электронного правительства и электронного правосудия. Российская Федерация внедряет в систему управления новые информационные технологии, которые оказывают влияние и на процедуру осуществления правосудия, ибо их использование призвано упростить порядок обращения в суд (правоохранительные органы) и ускорить процесс рассмотрения споров за счет сокращения времени на обмен информацией между этими структурами и нотариусом, иным лицом. Использование информационных технологий неизбежно влияет на фактическую деятельность правоохранительных органов и суда по рассмотрению и разрешению конкретного юридического дела, в т. ч. на деятельность по обеспечению доказательств. Задача правового регулирования процедуры доказывания состоит в том, чтобы создать условия для установления правоохранительным органом и судом действительных обстоятельств дела. Для реализации указанной задачи необходима разработка действенного механизма обеспечения нотариатом "доказательственной информации" при активном взаимодействии с правоохранительными структурами и органами судебной власти. По мнению авторов статьи, нотариальная форма защиты права, специфика которой заключается в сочетании реализации потребностей физических и юридических лиц в охране в частноправовой и публично-правовой сферах, может быть подвергнута научному анализу и в контексте ее роли в повышении эффективности реализации судебной и правоохранительной деятельности. Аргументировать данный вывод позволяют данные о генезисе этой формы защиты права при обособлении нотариата от судебных органов, взаимосвязи и взаимообусловленности правоохранительной, судебной и нотариальной деятельности в процессе обеспечения и исследования доказательственной информации. Представляется целесообразным введение в научный оборот теории правоохранительной деятельности и судебной власти понятия доказательственной информации как любых объективно фиксируемых сведений, прежде всего - получаемых от нотариусов по запросам компетентных должностных лиц, и способствующей в процессе оперативной, следственной, судебной деятельности формированию "доказательств" в их значении, установленном уголовно-процессуальным, гражданским процессуальным и иным законодательством. Нотариальные действия, совершаемые в ряде случаев от имени Российской Федерации, что подчеркивает их особое значение, должны получить особый "промежуточный" статус доказательственной информации. В этих целях следует дополнить п. 6 ч. 2 ст. 74 Уголовно-процессуального кодекса, ч. 1 ст. 55 Гражданского процессуального кодекса, ч. 2 ст. 64 Арбитражного процессуального кодекса, ч. 2 ст. 26.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях словами "нотариальными актами, полученными по запросу правоохранительных или судебных органов". Кроме того, указание в ст. 103 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате на то, что "при выполнении процессуальных действий по обеспечению доказательств нотариус руководствуется соответствующими нормами гражданского процессуального законодательства Российской Федерации" вкупе с анализом судебной практики позволяет констатировать практически полное игнорирование соответствующего нотариального действия при расследовании и судебном разбирательстве уголовных дел. Соответственно, аргументируется необходимость изложения абз. 2 ст. 103 Основ законодательства о нотариате в следующей редакции: "...при выполнении процессуальных действий по обеспечению доказательств нотариус руководствуется соответствующими нормами процессуального законодательства Российской Федерации". Целесообразно также издание Пленумом Верховного Суда Российской Федерации разъяснений об использовании судом обеспеченной нотариусом доказательственной информации по уголовным делам. В целом теоретические разработки и изменения в процессуальном законодательстве правовых основ взаимодействия нотариата и правоохранительных органов, суда в части характеристики нотариального акта именно как "доказательства", в т. ч. по уголовному делу, должны базироваться на Конституции Российской Федерации. Основываясь на ее нормах, Конституционный Суд еще 19 мая 1998 г. сформировал правовую позицию, согласно которой совершение нотариусами предусмотренных законодательными актами нотариальных действий от имени Российской Федерации "гарантирует доказательственную силу и публичное признание нотариально оформленных документов". С учетом данного обстоятельства в целях защиты прав лиц, обращающихся за судебной защитой, целесообразно внести следующие изменения в гражданское и арбитражное процессуальное законодательство: - дополнить ст. 64 ГПК РФ п. 2 и изложить его в следующей редакции: "...2. Обеспечение доказательств до возникновения дела в суде производится нотариусом в порядке, предусмотренном законодательством о нотариате"; - п. 1 ст. 99 АПК РФ изложить в следующей редакции: "1. Арбитражный суд по заявлению организации или гражданина вправе принять предварительные обеспечительные меры, направленные на обеспечение имущественных интересов заявителя до предъявления иска. Предварительные обеспечительные меры также могут быть произведены нотариусом в порядке, предусмотренном законодательством о нотариате, до предъявления иска". В заключение авторы статьи полагают возможным подчеркнуть актуальность такого направления реформы нотариата, как разрешение вопроса о наделении нотариального акта повышенным доказательственным значением, определение в процессуальном законодательстве понятия и пределов удостоверения нотариусом юридико-фактического состава, а также условий действительности акта и порядка опровержения его действительности. Регулирование нотариальной процедуры должно обеспечить в конечном счете закрепление как презумпции законности, так и презумпции достоверности нотариального акта. Изложенное, как думается, подтверждает актуальность дальнейшей разработки тех положений теории правоохранительной деятельности, судебной власти и нотариата, которые позволят повысить эффективность работы в указанном направлении нотариата, суда и правоохранительных органов.

------------------------------------------------------------------

Название документа Интервью: Интервью с Президентом Нотариальной палаты Санкт-Петербурга П. В. Герасименко ("Нотариус", 2013, N 6) Текст документа

ИНТЕРВЬЮ С ПРЕЗИДЕНТОМ НОТАРИАЛЬНОЙ ПАЛАТЫ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА П. В. ГЕРАСИМЕНКО

Е. ЧЕРКАСОВА

Герасименко Петр Васильевич Родился 20 февраля 1965 г. После прохождения службы в рядах Советской армии поступил на юридический факультет ЛГУ им. А. А. Жданова. Во время учебы работал юрисконсультом на государственных предприятиях Ленинграда - Санкт-Петербурга. В 1992 г. Управлением юстиции Санкт-Петербурга был направлен на преддипломную практику в 5-ю Государственную нотариальную контору Санкт-Петербурга. По окончании практики в 1993 г., после защиты дипломной работы в Университете, проходил стажировку у нотариуса Санкт-Петербурга Н. А. Филипповой. Успешно сдал квалификационный экзамен и в апреле 1994 г. был назначен на должность нотариуса Санкт-Петербурга. Приказом Управления юстиции в 1994 г. на него возложена обязанность по ведению наследственных дел. С мая 1994 г. по настоящее время ведет нотариальную практику по адресу: Санкт-Петербург, пр. Юрия Гагарина, дом 1. Неоднократно избирался в члены Правления Нотариальной палаты Санкт-Петербурга. За время работы в Правлении исполнял обязанности Вице-президента Нотариальной палаты Санкт-Петербурга. Возглавлял Бюджетную комиссию, различные рабочие группы. С 2011 г. и по настоящее время является Председателем Координационно-методического совета нотариальных палат Северо-Западного федерального округа. С 2012 г. и по настоящее время - член Комиссии по информационным технологиям Федеральной нотариальной палаты. Неоднократно награждался грамотами Нотариальной палаты Санкт-Петербурга, грамотами и похвальными листами нотариальных палат, награжден Почетной грамотой ФНП, медалью Нотариальной палаты Санкт-Петербурга "За достижения в организации нотариальной деятельности", нагрудным знаком ФНП "За заслуги перед нотариатом".

- Петр Васильевич, в начале июля этого года на общем собрании нотариусов Санкт-Петербурга большинством голосов Вы были избраны президентом Нотариальной палаты Санкт-Петербурга - третьей в стране по числу нотариусов. Каковы ваши первые ощущения? Как строятся взаимоотношения с коллегами в новом статусе? Всегда ли удается найти общий язык? - Выборы у нас действительно проходили третьего июля. Мои коллеги оказались очень ответственными - в середине лета, пору отпусков, при практически нулевой деловой активности исполнили свой уставный долг, прибыли на собрание и сделали свой выбор. Опускаю подробности этого важного мероприятия, хочу только отметить, что все выборы, какие у нас были, всегда проходили в деловой, рабочей обстановке, без эксцессов и интриг, эмоциональных потрясений и неожиданностей. Так было и в июле этого года. Несмотря на то, что кандидатов было четыре, выборы прошли в два тура и в один день. Я благодарен всем своим коллегам, в т. ч. и оппонентам, за участие в собрании, поддержку и понимание. Хочу напомнить читателю, что, хотя выборы состоялись третьего июля, в должность президента я вступил 22 июля. Так что прошел слишком маленький срок для того, чтобы говорить о своих ощущениях. Мне кажется, что даже по истечении пресловутых 100 дней я не смогу добавить что-то новое. А вот через три года... пожалуй, смогу. Сейчас я могу однозначно сказать следующее: в первую очередь я нотариус, а потом уже президент. Работы предстоит много, так что ощущения самые деловые, расслабляться и, как говорится, почивать на лаврах после победы на выборах абсолютно некогда. Отношения с нотариусами Петербурга не изменились, они для меня коллеги, а не подчиненные. Надеюсь, и они так считают.

- По традиции расскажите об основных вехах вашего пути в нотариате. Как Вы пришли в профессию? - В школе я хотел стать следователем прокуратуры, поэтому на юридический факультет Ленинградского государственного университета пришел с направлением из органов прокуратуры. Время было трудное, начало 90-х, поэтому мечтам моим не довелось сбыться. Надо было зарабатывать на жизнь и, еще будучи студентом, я работал юрисконсультом на питерских предприятиях. Мне часто приходилось общаться с нотариусами при заверении карточек, копий и иных действий. Я познакомился со многими нотариусами, волей-неволей вникал в их работу и вдруг понял, что мне это очень интересно, что за этой профессией большое будущее. В 1992 г. пришел на практику в Пятую государственную нотариальную контору, а через год был принят на стажировку. Спустя еще один год сам стал нотариусом. Прошли годы, и я понял, что профессия нотариуса оказалась еще интереснее, чем представлялась мне в студенчестве. Мне нравится она своей независимостью. Нотариус зависит только от закона и от своей совести, и это, на мой взгляд, очень важно. Специфика работы нотариуса такова, что мы помогаем людям решать их проблемы зачастую еще до того, как они успели возникнуть. Наша задача - разъяснить суть вопроса, помочь разобраться, не дать спору разгореться. В этом и есть наше главное отличие от адвокатов, для которых конфликт - хлеб. Нотариус - адвокат обеих сторон и досудебный арбитр, превентивный судья и миротворец... Я выбрал профессию нотариуса и выйти из нее уже никогда не смогу, потому что не смогу работать уже никем другим. Это - мое.

- Вы были инициатором и организатором создания многих рабочих групп. Особенно "урожайным" был 2011 г., когда Нотариальная палата Санкт-Петербурга была включена в пилотный проект ФНП по внедрению электронной подписи, шла активная подготовка к внедрению программы "Наследство без границ". Расскажите об основных результатах. - Эта работа началась, разумеется, раньше, еще в 2010 г., а самым продуктивным и напряженным, вы правы, оказался действительно 2011 г. Мне в первую очередь хотелось, конечно, рассказать о программе "Наследство без границ", но сначала история вопроса в двух словах. До января 2012-го наследник должен был обращаться к нотариусу, работавшему в районе по месту регистрации наследодателя. Но при этом не к любому. Поскольку в каждом районе города довольно много нотариусов, то мы делили между ними дела о наследстве либо по адресам обслуживания, либо по алфавиту. Скажем, если фамилия начинается с букв от "а" до "и", то дела о наследовании этих людей вел один нотариус, если от "к" до "р" - другой и т. д. Это было не слишком удобно для клиентов. Наследнику приходилось приложить усилия, чтобы разыскать нотариуса, который ведет дело умершего человека. Особенно если они проживали в разных районах города. К примеру, человек, отошедший в мир иной, жил в Колпино, а наследник - в Петербурге. В этом случае последнему приходилось отправляться в Колпино, причем одной поездкой вопрос не исчерпывается. Коллеги прекрасно знают, что дело о наследовании - не просто приехать и подать заявление. При этом право на ведение наследственных дел было "закреплено" приказами Управления юстиции только за половиной нотариусов, что не устраивало ни граждан, ни нотариусов. Мы приняли решение, что надо отходить от территориально-фамильной системы. Стали изучать: как ведут наследственные дела коллеги в других регионах. Заинтересовала единая автоматизированная система москвичей, и мы обратились к ним. Больше года мы изучали эту программу, осваивали, учились работе с ней. Пользуясь случаем, хочется еще раз сказать большое спасибо всем московским коллегам за предоставленную нам программу, за помощь и поддержку. Особые слова благодарности - Николаю Викторовичу Репину, Валентине Шотаевне Ратиани, Наталье Петровне Шиндиной. Программа действует с 1 января 2012 г. и за это время доказала свою состоятельность. Во-первых, "НБГ" позволяет избежать "двойных" наследственных дел, что абсолютно недопустимо. Во-вторых, количество жалоб граждан сократилось в разы. Что касается электронной подписи, пилотный проект "Электронная регистрация" стартовал в северной столице в сентябре 2011 г., и тогда в нем участвовало пять нотариусов, в числе которых был и я. Здесь тоже не "обошлось" без москвичей. Отдельная благодарность Александру Борисовичу Царелунго, который был первым нотариусом России, использовавшим ЭП в своей работе и передавшим нам свой опыт. Нам повезло, что в лице Межрайонной инспекции ФНС N 15 мы нашли настоящего союзника, поэтому внедрение электронной подписи произошло быстро и легко. На сегодняшний день практически все нотариусы используют электронный ключ для передачи и получения сведений в ИФНС, Росреестр, Сбербанк и другие организации.

- А что дала Вам работа в Координационно-методическом совете нотариальных палат Северо-Западного федерального округа? На Ваш взгляд, этот опыт пригодится в нынешней должности? - Хотите - верьте, хотите - нет, но регалии и звания для меня не имеют значения. Я нигде и никогда это не афиширую. Несколько лет назад, когда меня избрали Вице-президентом Нотариальной палаты, сотрудники моей нотариальной конторы узнали об этом только спустя несколько недель. Председателем Координационно-методического совета нотариальных палат Северо-Западного округа я стал в 2011 г. К этому времени я уже был знаком с очень многими коллегами как нашего Северо-Западного округа, так и других регионов. Работа в КМС дала мне понимание того, что при всей разности ситуации в различных регионах - количественной, экономической, финансовой и т. д. - проблемы везде одинаковые и вопросы стоят одни и те же. Работа в КМС - это прекрасная возможность для обсуждения наболевшего и выработки единой практики хотя бы в рамках одного федерального округа.

- Во многих регионах России, в силу разных причин, взаимоотношения между нотариусами и Федеральной службой государственной регистрации, кадастра и картографии складываются непросто. Ваше неравнодушие к этой проблеме, активное участие в переговорах с Росреестром по вопросу предоставления нотариусами документов на регистрацию дали результат. Думаю, коллегам из регионов будет интересно узнать об этом опыте, получить какие-то советы. - С этой организацией нас связывают давние партнерские отношения. Когда-то в Питере она называлась жилищным комитетом, затем - городским бюро регистрации, теперь вот именуется Федеральной службой государственной регистрации и картографии. Кто-то по привычке до сих пор говорит "ГБР", кто-то - "Росреестр". Но суть от этого не меняется, наши отношения налаживались и строились давно, было даже время, когда мы подчинялись этой структуре. На мой взгляд, в Санкт-Петербурге эти отношения всегда были разумными и взаимовыгодными. Период непонимания действительно имел место, но он был кратковременным. Сотрудники этой службы хорошо понимают, что нотариусы - это высококвалифицированные специалисты, которые умеют работать с документами, в совершенстве владеют вопросами наследственного, гражданского, семейного и смежных прав, и поэтому ни у кого и никогда не возникало серьезных проблем с нотариально удостоверенными сделками. Росреестр получает от нотариуса "чистые", проверенные документы. Должен отметить, что в Санкт-Петербурге всегда существовал определенный "консерватизм" общества, выражаемый в доверии к нотариату. До сих пор до 40% сделок на вторичном рынке удостоверяются в нотариальной форме. Согласно соглашению о сотрудничестве с Росреестром, нам предоставлены определенные преференции: кабинеты в центральных офисах или окна в районных подразделениях, где нотариусы имеют возможность представлять документы, которые они удостоверили, на регистрацию, без очередей, за считанные минуты. Я наслышан, что в некоторых регионах у нотариусов не складываются отношения со службой регистрации, но я убежден, что в этом вина не только регистраторов, но и нотариусов. Уважаемые коллеги! Берите инициативу в свои руки, пользуйтесь правом представлять документы на регистрацию. И начинать не со сделок, которых, может быть, сегодня и нет, а с представления на регистрацию выданных свидетельств о праве на наследство на недвижимость. Росреестр обязан принимать у вас документы и их регистрировать. Я знаю, что в ряде регионов, где соглашения также уже подписаны и нотариусам даже предоставлены сокращенные сроки для регистрации сделок с недвижимым имуществом, совершенных в нотариальной форме, нотариусы так и не представляют эти документы.

- Одной из злободневных сегодня является проблема нотариальных архивов. Каким образом с ней справляется нотариальное сообщество Санкт-Петербурга? - В Санкт-Петербурге сегодня такой проблемы нет. Мы сумели ее решить в 2011 г. Но для этого нам пришлось провести колоссальную работу. Поскольку Вы задали очень важный вопрос, актуальный для многих регионов, мне бы хотелось остановиться на нем подробнее. Необходимость нотариальных архивов была всегда. Об этом свидетельствует история, и она чрезвычайно интересная. На углу Литейного проспекта и Захарьевской улицы, на том месте, где сейчас располагается здание Главного управления ФСБ по Санкт-Петербургу (или, как мы привыкли его называть, "Большой дом"), во времена Екатерины II был построен арсенал. После ремонта в здание переехали Окружной суд, Судебная палата и нотариальный архив. Нотариальному архиву в Положении о нотариальной части придавалось большое значение - ему была посвящена целая глава. Архив рассматривался как своеобразный накопитель информации для предстоящей вотчинной реформы. Эта реформа предполагала создание в России правильной, регулярной системы укрепления прав на недвижимое имущество. Однако этой реформе не суждено было сбыться. В конце февраля - начале марта 1917 г. здание Петроградского окружного суда подверглось нападению ослепленной "свободой" толпы, которая учинила в нем варварский погром, закончившийся грандиозным пожаром. В огне этого пожара полностью сгорел в т. ч. и нотариальный архив. Прошло без малого 90 лет, когда первый президент Нотариальной палаты Санкт-Петербурга Мария Ивановна Сазонова впервые заговорила о создании (а как мы теперь видим, о воссоздании) своего собственного нотариального архива. Так почему же возникла в этом необходимость? В таком крупном мегаполисе, как Петербург, где деловая активность чрезвычайно высока, всевозможных нотариальных документов - великое множество. С каждым годом эта нагрузка увеличивается и, естественно, увеличивается количество документов. Наряды наследственных дел "пухнут" год от года. Не редкость, когда наследственное дело может состоять из нескольких нарядов по 250 страниц. Есть и еще один нюанс. Особенностью Петербурга является то, что среди нотариальных действий довольно-таки большое количество занимают сделки по отчуждению недвижимости. Другой аспект проблемы заключался в постоянном удорожании расценок в государственном архиве. Приведем всего несколько примеров. Так, прием на постоянное хранение нотариальных документов (кроме наследственных дел) - за единицу хранения стоит 121 рубль (все цены приведены на 2012 г.), прием на постоянное хранение наследственных дел - также за единицу хранения 116 рублей; прием фонда на депозитарное хранение - 800 рублей и т. д. Не говоря уже о том, что услуги по экспертизе ценности, оформлению и формированию архивных документов, а также услуги по их описанию также платные. К примеру, формирование дел по личному составу за единицу хранения стоит 926 рублей, подшивка дел - 124, нумерация листов в делах - 546. Составление внутренних описей документов в делах - 3804 рубля... Таким образом, нотариусы Петербурга, сдававшие документы в архив, ежегодно выкладывали кругленькую сумму. Опрос нотариусов, совершающих наибольшее количество действий, показал, что эта сумма составляла от 200 тысяч до 600 тысяч рублей в год. Неудивительно, что многие предпочитали хранить документы у себя в нотариальных конторах, отводя под хранение реестров, нарядов и прочих документов прошлых лет не только целые комнаты, но и все свободные углы. Причем нередко эти документы из-за отсутствия свободного места хранились в ненадлежащих условиях. Следующий Президент палаты - Надежда Моисеевна Романенко - поставила цель: найти или построить помещение для архива. Как это ни парадоксально, но в таком городе, как Петербург, найти подходящее для этой цели здание было чрезвычайно сложно. Однако в начале 2011 г. Нотариальная палата, наконец, нашла выгодный вариант и заключила с одной из крупных строительных компаний города договор об участии в долевом строительстве нежилого здания на улице Софийской, 6/5. Этой же осенью здание было сдано в эксплуатацию, оборудовано специальными стеллажами, пожарно-охранной сигнализацией, вентиляцией. Была также разработана и утверждена инструкция по формированию нотариальных документов для передачи их на временное хранение в отдел временного хранения документов, набран штат работников, т. е. проделана огромная кропотливая работа. Все помещения архива были отремонтированы с учетом всех требований (от высоты потолков до температуры и влажности), предъявляемых к таким хранилищам. Уже в декабре 2011 г. нотариусы начали сдавать документы в наш новый архив. Поначалу стеллажи заполнялись медленно, но вскоре нотариусы стали выстраиваться в настоящую очередь, чтобы освободить свои нотариальные конторы от накопившихся реестров и документов прошлых лет. Подчеркнем - передача документов на временное хранение осуществляется на безвозмездной основе! Общая площадь архива - 1600 кв. метров. Сейчас архив заполнен на 60%, но при этом документы сдали менее половины нотариусов. Поэтому я уверен, что необходимо строительство второй очереди архива площадью 900 кв. м. Для осуществления этой задачи у нас есть и финансы, и технические возможности. Осталось получить одобрение всего нотариального сообщества Санкт-Петербурга, и я полагаю, что коллеги поддержат меня.

- Какие направления деятельности Нотариальной палаты Вы считаете приоритетными? Что, по-Вашему, необходимо сохранить, а что изменить? - Девизом моей предвыборной программы стали слова: "Сохранение, приумножение, развитие". Наша палата, благодаря таким президентам-"строителям", как Мария Ивановна Сазонова и Надежда Моисеевна Романенко, всегда была передовой. Неслучайно по итогам 2012 г. мы победили в конкурсе, проводимом ФНП, "Лучшая нотариальная палата". Первое место, которое мы разделили с Нотариальной палатой Ставропольского края, обязывает быть всегда на высоте. Мы обязаны не только сохранить все накопленное за 20 лет, но и приумножить и развить. Это сложная задача, но выполнимая, потому что наши нотариусы, сотрудники Нотариальной палаты, специалисты нотариальных контор - это коллектив единомышленников. Приоритетными направлениями деятельности Палаты в ближайшие годы станет развитие электронных технологий, а также связи с общественностью и средствами массовой информации. Но обо всем по порядку. Сегодня абсолютное большинство петербургских нотариусов при передаче сведений в налоговые органы, Федеральную службу государственной регистрации, кадастра и картографии по Санкт-Петербургу, Сбербанк и другие организации используют в своей работе электронную подпись. В следующем году мы планируем создать Центр обработки данных (ЦОД). Как член Комиссии по информационным технологиям ФНП убежден - развитие электронных технологий должно стать основным направлением в работе не только нашей палаты, но и всех палат России. В середине августа Московская школа управления "Сколково" составила атлас 100 новых и 30 вымирающих профессий. Эксперты убеждены, что до 2020 г. исчезнут профессии почтальонов, шахтеров, библиотекарей, провизоров... В этом же списке названы юрисконсульты и нотариусы! Если нотариат в ближайшем будущем не перейдет на электронные "рельсы", то профессия нотариуса может умереть гораздо раньше. Сегодня еще многое нам кажется несбыточным и фантастичным - электронные реестры, использование скайпа для установления личности и многое другое. Но через 5 - 10 лет, я убежден, это станет обычной, рутинной работой. Несмотря на то, что в Нотариальной палате достаточно успешно работает пресс-служба, работу со СМИ необходимо активизировать. Нападки на нотариат со стороны прессы и представителей некоторых профессиональных сообществ в последнее время увеличились. В чем только не обвиняют нотариусов! И за высокие цены за техработу, и за недолжный порог профессиональной ответственности, за закрытость корпорации... Не все готовы принять нотариат в качестве основного регистратора сделок с недвижимостью. Чаще всего эти обвинения необоснованные и надуманные, основанные на каких-то слухах, а не на продуманном и тщательном анализе того же проекта. Поэтому надо регулярно выступать по радио и телевидению, в печатных и электронных СМИ, не только участвовать в заседаниях круглых столов и конференциях, выставках недвижимости и других городских мероприятиях, но и самим проводить круглые столы, конференции и прочие мероприятия. Но одной пресс-службе с этим не справиться, необходимо самим нотариусам, нашей Комиссии по связи со СМИ как можно чаще и больше участвовать в популяризации нотариальной деятельности.

- Один из пунктов вашей предвыборной программы был посвящен социальным гарантиям нотариусов. Расскажите о том, что планируете усовершенствовать в этой области? - Широкая благотворительная деятельность всегда была отличительной чертой нотари ата северной столицы. На протяжении многих лет мы помогали Детскому дому N 3 Калининского района Санкт-Петербурга. Помощь эта заключается не только в выделении материальных средств, но и в настоящей дружбе с подопечными этого детского дома. Наши нотариусы регулярно бывают в гостях у детей, посещают все детские праздники, дарят им подарки. Многие нотариусы у нас оказывают помощь и другим детским домам, благотворительным фондам и организациям в индивидуальном порядке. Я бы хотел призвать нотариусов не "распылять" свои силы и средства, помогая всем, кто только ни попросит. Лучше дать 10 рублей одному, чем по одному рублю - десятерым. Надо направить все усилия в два, максимум три "русла", чтобы поддержка была ощутимой. Например, есть в нашем городе государственное автономное учреждение здравоохранения "Хоспис "Детский". Мы хотим запустить программу "Подари мечту". У многих нотариусов города среди постоянных клиентов есть известные люди - артисты, звезды эстрады, футболисты, писатели... Уверен, если нотариус попросит своего клиента, к примеру популярного актера кино, спортсмена или клоуна, прийти на встречу с пациентами хосписа - тот не откажет. А для детей, больных онкологией, это станет сбывшейся мечтой, ожившей сказкой. Не забываем мы и наших ветеранов-нотариусов. Оказываем им материальную помощь к большим праздникам, таким, как День Победы и Новый год, выделяем деньги на санаторно-курортное лечение и приобретение лекарств, а также ежемесячно выплачиваем доплату частным нотариусам, сложившим полномочия в связи с уходом на пенсию, и несовершеннолетним детям нотариусов, потерявшим кормильца. Разумеется, постоянно справляемся о том, как они живут, в чем нуждаются, навещаем их... Все, что я рассказал, - это было, есть и будет. Это наш долг. Из новых задач в социальном направлении я бы отметил увеличение количества нотариусов-собственников. В настоящее время нотариальные конторы в собственности имеют около 40% нотариусов. Если через три года эта цифра увеличится до 60 - 70%, будет замечательно. Мы работаем над этим. Если сегодня ссуда на покупку или ремонт помещения под нотариальную контору у нас составляет миллион рублей на два года, то мы планируем увеличить размер ссуды до двух миллионов на три года.

- Что Вы думаете о проекте Федерального закона "О нотариате и нотариальной деятельности в Российской Федерации"? - Вы задали сложный вопрос, несмотря на кажущуюся его легкость... Да, новый Закон обсуждают уже много лет. И ругают его, и хвалят... Я помню четыре "окончательных" проекта, которые вот-вот примут. Поэтому я отвечу так. В далеком 1958 г. на заседании Союза писателей при рассмотрении дела Бориса Пастернака за роман, получивший Нобелевскую премию, "Доктор Живаго" советский писатель Анатолий Софронов сказал: "Пастернака не читал, но осуждаю". Хочется его процитировать. Я, конечно, шучу. Невозможно оценить то, что незнакомо. Редакция Закона о нотариате, которая может быть принята, мне неизвестна, и поэтому я не могу его комментировать.

- При регистрации сделок с недвижимостью должны ли участвовать нотариусы? Почему? - В идеале нотариусам вообще должны быть переданы функции регистраторов, т. к. абсолютное большинство из них использует электронную подпись при передаче данных в Росреестр. Чуть ранее мы обсуждали с Вами это. Рассказывать на страницах такого уважаемого журнала, как "Нотариус", о преимуществах нотариальной формы сделок считаю неуместным. Но хочу напомнить читателям, что в августе на совещании в Правительстве РФ под председательством Дмитрия Медведева рассматривались вопросы совершенствования законодательства о нотариате. Тот факт, что эта тема обсуждалась на таком высоком уровне, вызывает глубокое удовлетворение. На этом же заседании шла речь об упрощении порядка регистрации сделок по нотариально удостоверенным договорам и сокращении сроков регистрации. Это огромный шаг вперед. Нотариальная палата Санкт-Петербурга выражает готовность участвовать в заявленном эксперименте. Заранее уверен в успехе. Во-первых, потому что в нашем городе высокий процент сделок с недвижимым имуществом, которые удостоверяются нотариально. Во-вторых, нотариусами города на протяжении уже нескольких лет проводится работа по передаче удостоверенных сделок и выданных свидетельств о праве на наследство на регистрацию в Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии, с которым заключено соглашение о взаимодействии по этому вопросу.

- Какими Вы видите перспективы взаимодействия нотариальной и судебной систем? - Обычный способ урегулирования споров - это обращение в суд. А вот альтернативный метод урегулирования споров без обращения в суд - переговоры между сторонами. И наиболее успешными переговоры будут с участием посредника, медиатора. Медиатор - это человек, который обладает опытом и навыками и знает, как можно подвести спорящие стороны, иногда совершенно непримиримые на первом этапе, иногда даже враждующие между собой, к заключению соглашений об урегулировании споров на основе учета интересов обеих сторон, на основе начал справедливости, на основе гармонизации их интересов. Таким медиатором в ряде случаев может и должен быть нотариус. Разумеется, искусству медиации необходимо учиться.

- Какую роль может играть нотариус при рассмотрении споров в судах? - Роль нотариусов при рассмотрении споров в судах, на мой взгляд, может быть различна. Если в рамках наследственного дела устанавливается родство - то роль нотариуса, как правило, пассивна. Для него не имеет значения, кого суд признает наследником. Совершенно другую позицию нотариус должен занять при оспаривании его завещания, удостоверенной им сделки, иного совершенного им действия. Здесь роль нотариуса должна быть максимально активна. Нотариус обязан до конца бороться за то, что вышло из-под его пера. Причем к этому необходимо привлекать все знания и ресурсы - и свои, и своих коллег, и своей палаты. Нотариальный документ должен стать "железобетонным", и во многом это будет зависеть от нашей позиции в суде.

Беседу вела Елена Черкасова

------------------------------------------------------------------

Название документа