Квалифицированная юридическая помощь личности в системе конституционных гарантий (сравнительно-сопоставительный анализ понятия в российской и зарубежной литературе)

(Ботнев В. К.)

("Омбудсмен", 2013, N 2)

Текст документа

КВАЛИФИЦИРОВАННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ ЛИЧНОСТИ

В СИСТЕМЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ГАРАНТИЙ

(СРАВНИТЕЛЬНО-СОПОСТАВИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ПОНЯТИЯ

В РОССИЙСКОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ)

В. К. БОТНЕВ

Ботнев Владимир Константинович, доцент Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, кандидат юридических наук.

В статье дается анализ понятий "юридическая помощь" и "квалифицированная юридическая помощь" в российской и зарубежной научной литературе и на основе решений Конституционного Суда РФ. Раскрывается содержание целей квалифицированной юридической помощи, обосновывается необходимость законодательного установления ее критериев. Право на квалифицированную юридическую помощь выступает в качестве юридического права-гарантии других конституционных прав личности.

Ключевые слова: квалифицированная юридическая помощь, право на квалифицированную юридическую помощь, правовые гарантии.

Qualified legal advice to a person in the system of constitutional guaranties (a comparative analysis in russian and foreign literature)

V. K. Botnev

The paper focuses on the difference in the concepts of legal advice and qualified legal advice in the russian and foreign scientific tradition and on the basis of the decisions of the Constitutional Court of the Russian Federation. The objectives of the qualified legal advice are considered and the necessity of its criteria determination are justified. The right to the qualified legal advice is regarded as a legal guarantee of other rights of a person provided by the Constitution of the Russian Federation.

Key words: qualified legal advice, the right to the qualified legal advice, legal guarantee.

Статья 2 Конституции Российской Федерации презюмирует, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства. Важнейшей гарантией исполнения данной обязанности служит ч. 1 ст. 48 Конституции России, которая гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи.

В российском законодательстве отсутствует определение понятия "юридическая помощь". Данная категория трактуется по-разному в российской и зарубежной научной литературе. Наиболее распространенным является определение юридической помощи как активной профессиональной деятельности лиц, обладающих специальными познаниями в области права, направленной на защиту потенциально нарушаемых или реально нарушенных прав, свобод и охраняемых законом интересов физических и юридических лиц [18, с. 15].

С. Райс считает, что юридическую помощь можно рассматривать как предоставление доступа со стороны государства к правовой информации, юридическим консультациям, а также к соответствующему образованию и знаниям [22]. По мнению М. Робертсона и Дж. Гиддингса, посредством юридических услуг производится защита, предоставление, утверждение и упорядочивание прав потребителей в соответствии с положениями законодательства. Юридическая помощь заключается в предоставлении потребителю правовых консультаций, юридического представительства и иных форм правовой помощи [23, с. 67].

В представлении Департамента юстиции ЮАР понятие юридической помощи подразумевает любые формы юридических консультаций, составление правовых документов, а также представительства, которые требуют опыта лица, занимающегося деятельностью в правовой сфере [20, с. 8].

По мнению В. И. Качалова, юридическая помощь - это система мероприятий, направленных на обеспечение и защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц, реализуемых специально созданными на то органами - адвокатурой, нотариатом, частными детективными и охранными службами и иными организациями, осуществляющими данную деятельность и имеющими своей целью достижение правовой защищенности личности, а также юридических лиц в максимальной степени [12, с. 6 - 7].

Таким образом, в различных дефинициях указывается на предназначение и целенаправленность юридической помощи, раскрывается содержание ее целей, выделяются признаки, делается попытка установления определенного перечня видов юридической помощи.

Важно, чтобы понятие юридической помощи как деятельности по защите или осуществлению прав включало и профессиональное правовое содействие в ситуациях, когда нет необходимости в их защите. Поэтому более плодотворным представляется определение юридической помощи через понятие "обеспечение прав" как наиболее широкое, несводимое к их осуществлению, защите или охране.

В зарубежной научной литературе существует также понятие "ограниченные юридические услуги", подразумевающее выбор клиентом только части из всей совокупности юридических услуг, оказываемых в конкретных случаях, и заключение соответствующего договора с юристом [23, с. 67]. Ограниченные юридические услуги включают в себя содействие в исполнении судебного решения и применение положений законодательства в отношении существующих фактов для того, чтобы помогать клиентам в решении их правовых проблем [21].

Исследуя конституционную норму (ст. 48 Конституции РФ), следует уточнить содержание юридической помощи через такой ее признак, как квалифицированность.

"Квалифицированный" означает: "имеющий высокую квалификацию, опытный, требующий специальных знаний" [11], "имеющий определенную квалификацию, опытный" [17]. Под квалификацией в широком смысле этого слова понимается: степень годности к какому-либо виду труда, уровень подготовленности, профессия, специальность [11], степень и уровень профессиональной подготовленности к какому-либо виду труда, профессия, специальность [17].

Публичное столкновение точек зрения различных юристов по поводу критерия уровня квалифицированности юридической помощи нашло отражение в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 28 января 1997 г. "По делу о проверке конституционности части четвертой ст. 47 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан Б. В. Антипова, Р. Л. Гитиса и С. В. Абрамова" [14]. Поводом для рассмотрения дела стал вопрос: допускать ли в качестве защитников при производстве по уголовным делам только адвокатов или любых иных лиц по выбору обвиняемых? В процессе рассмотрения дела основная полемика развернулась вокруг самого понятия "квалифицированная юридическая помощь". Конституционный Суд указал, что гарантируя право на получение именно квалифицированной юридической помощи, государство должно, во-первых, обеспечить условия, способствующие подготовке квалифицированных юристов для оказания гражданам различных видов юридической помощи, во-вторых, установить с этой целью определенные профессиональные и иные квалификационные требования и критерии. В абз. 8 и 9 п. 3 мотивировочной части Определения от 5 февраля 2004 г. N 25-О "По жалобе гражданки Ивкиной В. О. на нарушение ее конституционных прав частью первой статьи 45 и статьей 405 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" Конституционный Суд РФ также установил: "...содержащееся в ст. 48 (ч. 1) Конституции Российской Федерации положение о том, что каждому гарантируется получение квалифицированной юридической помощи, означает конституционную обязанность государства обеспечить каждому желающему достаточно высокий уровень любого из видов предоставляемой юридической помощи, но не обязанность потерпевшего и гражданского истца пользоваться помощью только адвоката, в противном случае это нарушало бы также конституционное право, закрепленное ст. 52 Конституции Российской Федерации, в силу которой права потерпевших от преступлений (в т. ч. признанных гражданскими истцами) подлежат охране законом, а государство обеспечивает им доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба" [15].

В результате отмены лицензирования юридических услуг в России любой человек, даже не имеющий юридического образования, может заниматься оказанием правовых услуг. Поэтому в настоящее время введение контроля и установление критериев квалифицированной юридической помощи представляется бесспорным. Необходимо законодательно утвердить требования, предъявляемые к качеству юридической помощи. Вместе с тем действующее законодательство не содержит каких-либо четких единых требований ко всем лицам, оказывающим квалифицированную юридическую помощь. Нормативно в качестве квалифицированной юридической помощи определяется лишь адвокатская деятельность (ст. 1 Закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации"), однако юридическую помощь могут оказывать и лица, не являющиеся адвокатами, но имеющие юридическое образование: нотариусы, юрисконсульты, патентные поверенные и т. д. Представляется, что в определении понятия "квалифицированная юридическая помощь" нет смысла перечислять субъектов, которые ее оказывают. Если идти по этому пути, то необходимо будет прибавить к числу субъектов: медиаторов, юридические клиники, юрисконсультов предприятий, правозащитные организации и т. д. Однако нельзя сводить квалифицированную юридическую помощь только к деятельности адвокатов.

Интересна была попытка дать определение квалифицированной юридической помощи в подготовленном Федеральной палатой адвокатов РФ проекте Федерального закона "Об оказании квалифицированной юридической помощи в Российской Федерации". Согласно ст. 2 проекта, под квалифицированной юридической помощью предлагалось понимать любую самостоятельную деятельность по предоставлению на постоянной профессиональной основе юридических услуг на территории Российской Федерации. Под юридическими услугами понимались, в частности: консультирование по вопросам права и разъяснение основанных на действующем законодательстве прав и обязанностей юридических и физических лиц как в устной, так и в письменной форме; подготовка и составление любых юридически значимых документов, в т. ч. заявлений, жалоб, ходатайств; представительство в суде и т. д. [10].

Таким образом, анализ российской и зарубежной литературы и практики Конституционного Суда РФ показывает: квалифицированность юридической помощи охватывает два аспекта - квалификацию (профессионализм) субъекта оказания (и в этом смысле является его характеризующим признаком) и качество самой помощи (признак самой деятельности, ее структуры и содержания). До фактического осуществления юридической помощи нельзя сказать, квалифицированная она или нет. Отсюда понятия "юридическая помощь" и "квалифицированная юридическая помощь" соотносятся как родовое понятие и видовое [13].

Поэтому возможно следующее определение понятия квалифицированной юридической помощи: активная интеллектуальная деятельность специалиста в области права, направленная на достижение положительного результата для доверителя, оказанная с обязательным соблюдением профессиональных стандартов и этических норм.

Использование системного подхода в вопросе исследования прав и свобод личности при анализе права на квалифицированную юридическую помощь дает возможность более полно уяснить его юридическую характеристику, позволяет практически оценить назначение и функции данного права, учитывать как общие черты, так и частные качества рассматриваемого явления, выражающие его специфику среди других прав, и определить место конституционного права на квалифицированную юридическую помощь в системе гарантий прав личности [8].

Право на квалифицированную юридическую помощь выступает в качестве права-гарантии других конституционных прав.

В юридической науке выделяется группа конституционных прав, которую большинство юристов называют конституционными гарантиями прав и свобод человека и гражданина. Конституция Российской Федерации содержит ряд статей (ст. ст. 45 - 55), которые устанавливают гарантии реализации прав и свобод граждан. В данной группе статей конституционные гарантии прав и свобод выделяются двумя подгруппами: общими гарантиями прав и свобод человека и гражданина и юридическими гарантиями. Право на получение квалифицированной юридической помощи относится ко второй группе прав [8].

По мнению О. Е. Кутафина, гарантии - это меры, обеспечивающие возможность реализации физическим лицом принадлежащих ему прав и свобод [5, с. 220].

С. М. Шахрай определяет гарантии как один из элементов правового статуса человека и гражданина. Автор считает, что назначение гарантий состоит в том, "что они призваны обеспечить такую возможно благоприятную обстановку, в атмосфере которой записанные в конституциях и законах юридический статус личности и особенно ее права и свободы становились бы фактическим положением каждого отдельного человека и гражданина. Гарантии, таким образом, служат тем надежным мостиком, который обеспечивает необходимый в основах правового статуса личности переход от общего к частному, от декларируемой в законе возможности к действительности" [19, с. 234].

Особый интерес для рассматриваемого вопроса о квалифицированной юридической помощи как разновидности конституционных гарантий представляют специальные юридические гарантии.

В основу этого понятия отдельными учеными положены разные правовые явления: совокупность правовых норм (А. П. Иванов, В. В. Речицкий) [6, с. 112; 16, с. 9 - 10], условия, средства, установленные законом (С. А. Комаров) [7, с. 43 - 44], деятельность соответствующих органов (А. В. Мицкевич) [9, с. 28].

С. Н. Братусь под правовыми (юридическими) гарантиями понимает специальные гарантии, поскольку юридические права заключены в самих правовых принципах и нормах, имеющих своей целью регулирование общественных отношений путем установления прав и обязанностей их субъектов. Они обеспечиваются в случае нарушения государственным принуждением [3, с. 91].

Вместе с тем юридические гарантии охраны конституционных прав и свобод граждан нельзя сводить только к совокупности средств, предупреждающих или пресекающих нарушения этих прав со стороны других лиц. По мнению Н. А. Бобровой, юридическая ответственность как один из основных элементов охранительных гарантий в равной степени обращена к субъектам, обязанным содействовать в реализации прав граждан, и к самим гражданам [2, с. 9]. В этом случае юридические гарантии охраны прав и свобод человека и гражданина призваны корректировать поведение индивида в рамках определенных требований. Они предупреждают граждан и должностных лиц о возможности совершения неправомерных действий, нарушающих пределы реализации конституционных прав.

С. С. Алексеев, Н. В. Витрук полагают, что в число юридических гарантий прав личности следует включить: закрепленные нормами права меры надзора и контроля для выявления случаев правонарушений; меры правовой защиты; меры юридической ответственности; меры пресечения и другие правоохранительные меры; процессуальные формы охраны прав, включая формы применения правоохранительных мер; меры профилактики и предупреждения правонарушений [1, с. 178, 204; 4, с. 532].

Гарантирующая роль права на получение квалифицированной юридической помощи отражается во взаимодействии с другими конституционными правами и свободами. Например, реализация и защита таких личных прав, как право на жизнь, личную неприкосновенность и свободу, право на частную жизнь, и некоторых других невозможны без права на юридическую помощь, поскольку право на юридическую помощь позволяет каждому человеку уяснить, какие правомочия предоставляются ему этими правами, а также позволяет в случае необходимости осуществить защиту этих личных прав.

Право на получение бесплатной юридической помощи является социальным правом, поскольку позволяет неимущим слоям населения получать такое важное социальное благо, как квалифицированная юридическая помощь. Без юридической помощи получение и реализация таких социальных прав, как право на благоприятную окружающую среду, право на охрану здоровья, право на труд, право на социальное обеспечение, право на жилище, бывают порой не только затруднительны, но и невозможны. Право на получение квалифицированной юридической помощи также взаимодействует с другими правами данной группы конституционных субъективных прав человека и гражданина: правом на судебную защиту; правом на пересмотр приговора вышестоящим судом; презумпцией невиновности; правом, освобождающим лицо от обязанности доказывать свою невиновность; правом не свидетельствовать против себя самого и близких родственников и т. д.

Итак, полная реализация некоторых конституционных прав без юридической помощи вообще невозможна или крайне затруднительна.

Таким образом, в условиях формирования в Российской Федерации правового демократического государства и гражданского общества на фоне существующих проблем обеспечения прав и свобод человека и гражданина реализация права на квалифицированную юридическую помощь играет особую роль в системе правовых гарантий и потому требует четкой законодательной дефиниции.

Литература

1. Алексеев С. С. Права личности в социалистическом обществе. М.: Наука, 1981. С. 178, 204.

2. Боброва Н. А. О конституционных гарантиях основных прав, свобод и обязанностей граждан СССР // Советское государство и право. 1979. N 3.

3. Братусь С. Н. Юридическая ответственность и законность. М., 1976.

4. Витрук Н. В. Общая теория права: Курс лекций. Н. Новгород, 1993. С. 532.

5. Государственное право Российской Федерации: Курс лекций / Под ред. О. Е. Кутафина. М., 1993. Т. 1.

6. Иванов А. П. Гарантии конституционных прав и обязанностей советских граждан // Ученые записки СЮИ. Саратов, 1968. Вып. 19. Ч. 1.

7. Комаров С. А. Личность в политической системе российского общества (полит.-правовое исслед.). Саранск, 1995.

8. Миронов А. Л. Реализация конституционного права человека и гражданина на получение квалифицированной юридической помощи при осуществлении правосудия: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2009.

9. Мицкевич А. В. О гарантиях прав и свобод советских граждан в общенародном социалистическом государстве // Советское государство и право. 1963. N 8.

10. Проект Федерального закона "Об оказании квалифицированной юридической помощи в Российской Федерации". URL: http://www. kanevskaya. ru/proekt_zakona_ob_okaza.

11. Ожегов С. И. Словарь русского языка / Под ред. Н. Ю. Шведовой. 21-е изд., перераб. и доп. М.: Рус. яз., 1989.

12. Качалов В. И., Качалова О. В., Егорова Е. В. Оказание юридической помощи населению в Российской Федерации. М., 2007.

13. Панченко В. Ю. URL: http://pravo. ru/document/view22391640.

14. Постановление Конституционного суда Российской Федерации от 28 янв. 1997 г. "По делу о проверке конституционности части четвертой ст. 47 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан Б. В. Антипова, Р. Л. Гитиса и С. В. Абрамова" // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 1997. N 1.

15. Определение Конституционного суда РФ от 5 февр. 2004 г. N 25-О "По жалобе гражданки Ивкиной Валентины Оноприевны на нарушение ее конституционных прав частью первой статьи 45 и статьей 405 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации". URL: http://base. garant. ru/1353459/.

16. Речицкий В. В. Конституционные гарантии прав граждан СССР на участие в управлении государственными и общественными делами: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Харьков, 1983.

17. Словарь иностранных слов. 18-е изд. М.: Рус. яз., 1989.

18. Черняков И. Г. Реализация конституционного права на квалифицированную юридическую помощь в Российской Федерации: проблемы и перспективы: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Челябинск, 2007.

19. Шахрай С. М. Конституционное право Российской Федерации. М., 2003.

20. A Framework for the transformation of the State legal service: opening the doors of access to equal and affordable justice for all / The Department of justice and Constitutional development of Republic of South Africa. Pretoria, 2012. P. 8. URL: http://www. justice. gov. za/docs/other-docs/2012tsls. pdf.

21. Handbook on limited scope legal assistance: a report of the modest means task force / American Bar Association. Section of litigation; M. Uohey, S. O. Rosen, etc. URL: http://apps. americanbar. org/litigation/taskforces/modest/report. pdf.

22. Rice S. A human right to legal aid // Legal aid: international experiences and promising practices for legal aid providers / Dan. inst. for Human rights, 2010. P. 16 URL: http://www. humanrights. dk/files/pdf/Publikationer/LEGAL_AID. pdf.

23. Robertson M., Giddings J. The changing face of legal service delivery in Australia // Family court review. 2002. Vol. 40. N 1. P. 63 - 75. Англ. яз.

------------------------------------------------------------------

Название документа