Экологические аспекты ограничений прав на землю (на примере земель населенных пунктов)

(Кожевников Ю. А.) («Экологическое право», 2011, N 3) Текст документа

ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ОГРАНИЧЕНИЙ ПРАВ НА ЗЕМЛЮ (НА ПРИМЕРЕ ЗЕМЕЛЬ НАСЕЛЕННЫХ ПУНКТОВ) <*>

Ю. А. КОЖЕВНИКОВ

——————————— <*> Kozhevnikov Yu. A. Ecological aspects of limitations of rights (in terms of the lands of populated localities).

Кожевников Ю. А., адвокат НО «Удмуртская республиканская коллегия адвокатов» (г. Ижевск).

В статье анализируются правовая природа и виды ограничений прав на землю. Внимание автора сосредоточено на ограничениях прав на землю, связанных с охраной окружающей среды в населенных пунктах.

Ключевые слова: земельное право, экологическое право, ограничения прав на землю, земли населенных пунктов.

The article analyses legal nature and types of limitations of rights to land. The author draws attention to the limitations of rights to land related to the environmental control in populated localities.

Key words: land law, ecological law, limitations of rights to land, lands of populated localities.

Ограничения прав по своей правовой природе в объективном смысле являются частью института права собственности, а в субъективном — очерчивают пределы правомочий собственника. В отличие от обременений, ограничения прав не имеют вещно-правового характера, поскольку не отягощают собственника правами третьих лиц, а устанавливают пространственные границы юридически обусловленных возможностей власти правообладателя вещи. Если обременения призваны обеспечивать частные (вещные) права и законные интересы третьих лиц, то ограничения имеют публичный характер и являются проявлением социальной роли государства, указывают на реализацию государством экологической функции. В силу ст. 209 Гражданского кодекса Российской Федерации <1> собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом. Однако владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами в той мере, в какой их оборот допускается законом (ст. 129 Гражданского кодекса Российской Федерации), осуществляются их собственником свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц. ——————————— <1> См.: Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ // СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.

Анализ данных норм, в системной взаимосвязи со ст. 9, 58 Конституции Российской Федерации <2> и ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, позволяет четко определить пределы правомочий собственника в отношении объектов окружающей среды. Владение, пользование и распоряжение природными объектами не должны: 1) нарушать действующих нормативных правовых актов; 2) нарушать права и охраняемые законом интересы других лиц; 3) наносить ущерб окружающей среде. ——————————— <2> См.: Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. // Рос. газ. N 237. 1993. 25 дек.

Особо стоит отметить указание закона на условие об оборотоспособности природных объектов. Действующее законодательство, по сути, разделяет ограничения вещных прав на две категории: ограничения оборотоспособности (ст. 129 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 27 Земельного кодекса Российской Федерации <3>) и непосредственно ограничения прав собственника (ст. 209 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 56 Земельного кодекса Российской Федерации). ——————————— <3> См.: Земельный кодекс Российской Федерации от 25 октября 2001 г. N 136-ФЗ // СЗ РФ. 2001. N 44. Ст. 4147.

Земельный кодекс Российской Федерации был принят позднее Гражданского кодекса Российской Федерации и, на наш взгляд, более конкретно и четко определяет указанное разграничение. По смыслу ст. 129 Гражданского кодекса Российской Федерации оборотоспособность объекта гражданских прав — это прежде всего его способность находиться в обороте, т. е. юридически обусловленная возможность являться предметом гражданско-правовых сделок, переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства либо иным образом. Изъятыми из оборота являются объекты, оборот которых не допускается по прямому указанию закона; ограниченными в обороте — объекты, которые могут принадлежать лишь определенным участникам оборота либо нахождение которых в обороте допускается по специальному разрешению. Земля и другие природные ресурсы могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому иными способами в той мере, в какой их оборот допускается законами о земле и других природных ресурсах. Статья 27 Земельного кодекса Российской Федерации фактически детализирует само понятие оборотоспособности применительно к земельным отношениям, теснее увязывая институт ограничений прав на землю с институтом права собственности. Земельные участки, отнесенные к землям, изъятым из оборота, не могут предоставляться в частную собственность, а также быть объектами сделок, предусмотренных гражданским законодательством. Земельные участки, отнесенные к землям, ограниченным в обороте, не предоставляются в частную собственность, за исключением случаев, установленных федеральными законами. Большое значение имеет положение п. 3 ст. 27 Земельного кодекса Российской Федерации о том, что содержание ограничений оборота земельных участков устанавливается настоящим Кодексом, федеральными законами. По смыслу ст. 56 Земельного кодекса Российской Федерации ограничения прав на землю — установленные бессрочно или на определенный срок актами исполнительных органов государственной власти, актами органов местного самоуправления или решением суда в соответствии с Земельными кодексом Российской Федерации и иными федеральными законами особые условия использования и (или) охраны земельных участков с учетом их принадлежности к той или иной категории земель и зонированием территорий. Анализируя приведенные нормы, можно сделать вывод, что ограничения прав в большинстве случаев представляют собой ограничения оборота земельных участков. По смыслу ст. 85 Земельного кодекса Российской Федерации использование земель населенных пунктов осуществляется с учетом зонирования территорий на основании правил землепользования и застройки, определяющих градостроительные регламенты территориальных зон. В связи с этим концептуально важным является указание в ст. 2 Градостроительного кодекса Российской Федерации <4> в качестве базового принципа законодательства о градостроительной деятельности на обеспечение устойчивого развития территорий на основе территориального планирования и градостроительного зонирования. ——————————— <4> См.: Градостроительный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 2004 г. N 190-ФЗ // СЗ РФ. 2005. N 1 (ч. 1).

Согласно ст. 1 Градостроительного кодекса Российской Федерации устойчивое развитие территорий — обеспечение при осуществлении градостроительной деятельности безопасности и благоприятных условий жизнедеятельности человека, ограничение негативного воздействия хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду и обеспечение охраны и рационального использования природных ресурсов в интересах настоящего и будущего поколений. Документы территориального планирования и градостроительного зонирования — прежде всего генеральные планы поселений и городских округов и правила землепользования и застройки — юридически закрепляют конкретные ограничения прав в зависимости от включения конкретного земельного участка в состав соответствующей территориальной зоны. С учетом общих правовых установлений и содержания градостроительного регламента определенной территории юридически завершается определение индивидуального правового режима земельного участка. Ограничения прав на земельные участки из состава земель населенных пунктов представляют собой нормативные предписания градостроительных регламентов, прежде всего в части особых условий использования земель, нежели их охраны. Общие ограничения прав раскрываются через установление зон с особыми условиями использования земель, частные — через градостроительные регламенты конкретных территориальных зон. С учетом положений ст. 1, 2 Градостроительного кодекса Российской Федерации можно прийти к выводу, что установленные ограничения в использовании земель населенных пунктов имеют целью прежде всего обеспечение благоприятной окружающей среды. Однако на практике возникает целый ряд вопросов, связанных с обеспечением соблюдения установленных ограничений прав на землю. В первую очередь связанных с необходимостью их фиксации в отношении каждого конкретного земельного участка в документах кадастра объектов недвижимости и Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Отсутствие надлежащего закрепления (указания) ограничений прав в правоустанавливающих и иных документах на землю влечет за собой элементарное неисполнение экологических требований использования и охраны земель. В связи с этим возникает необходимость более активной работы субъектов управления, направленной на детализацию правового режима земельных участков и доведение до правообладателей имеющихся ограничений их прав.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *