Федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях»: опыт применения в Республике Коми

(Изъюров Е. Ю., Огродовая Л. Я.) («Экологическое право», 2011, N 4) Текст документа

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН «ОБ ОСОБО ОХРАНЯЕМЫХ ПРИРОДНЫХ ТЕРРИТОРИЯХ»: ОПЫТ ПРИМЕНЕНИЯ В РЕСПУБЛИКЕ КОМИ <*>

Е. Ю. ИЗЪЮРОВ, Л. Я. ОГРОДОВАЯ

——————————— <*> Iz’yurov E. Yu., Ogrodovaya L. Ya. Federal law «On specially protected natural territories»: experience of application in the Republic of Komi.

Изъюров Е. Ю., начальник Департамента охраны окружающей среды и правового обеспечения, Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Коми, государственный советник Республики Коми 2 класса.

Огродовая Л. Я., главный специалист отдела особо охраняемых природных территорий Департамента охраны окружающей среды и правового обеспечения, Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Коми, референт государственной гражданской службы 2 класса.

Статья посвящена вопросам функционирования особо охраняемых природных территорий регионального значения, анализу системы органов управления ими, полномочий этих органов на примере Республики Коми.

Ключевые слова: охрана окружающей среды, особо охраняемые природные территории регионального значения, государственное управление.

The article is devoted to the issues of functioning of specially protected natural territories of regional importance, analysis of the system of agencies of management thereof, powers of such agencies as exemplified by the Republic of Komi.

Key words: protection of environment, specially protected territories of regional importance, state management.

В перечне вопросов экологического права, все более настойчиво требующих исследования и осмысления, как с точки зрения существующей практики, так и с учетом необходимости формирования дальнейшей политики, выделяется тема особо охраняемых природных территорий. Прошло уже 16 лет, как Российская Федерация живет в поле специального Закона «Об особо охраняемых природных территориях» <1> (далее — Закон об ООПТ). В нашем стремительно меняющемся мире и такой срок прожить — уже событие. Не многие законодательные акты природоресурсного блока могут похвастаться таким долгожительством, сменив за это время не одну редакцию в угоду историческому прогрессу. ——————————— <1> См.: Федеральный закон от 14 марта 1995 г. N 33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях» // СЗ РФ. 1995. N 12. Ст. 1024.

В связи с этим авторы посчитали возможным осветить практику применения данного Закона в Республике Коми и показать проблемы функционирования особо охраняемых природных территорий регионального значения. Формирование сети особо охраняемых природных территорий (далее — ООПТ) в Республике Коми началось в 1930 г., когда Постановлением ВЦИК и Совета народных комиссаров РСФСР был образован Печорский заповедник (в настоящее время — Печоро-Илычский государственный природный биосферный заповедник). Позднее, начиная с 60-х годов прошлого столетия, в Республике стали создаваться ООПТ регионального (республиканского) подчинения, представленные государственными природными заказниками и памятниками природы. А в 70 — 90-е годы создание охраняемых территорий в Республике шло уже достаточно быстрыми темпами. В 1994 г. решением Правительства Российской Федерации в Республике был образован национальный парк «Югыд ва» <2>. Справедливости ради стоит отметить, что парк как охраняемая территория был создан еще в 1990 г. решением Совета Министров Республики Коми <3>, а в 1994 г. он, по сути, получил федеральный статус. ——————————— <2> См.: Постановление Правительства Российской Федерации от 23 апреля 1994 г. N 377 «О создании в Республике Коми национального парка «Югыд ва» Федеральной службы лесного хозяйства России» // СЗ РФ. 1994. N 2. Ст. 116. <3> См.: Постановление Совета Министров Коми АССР от 28 сентября 1990 г. N 200 «Об организации государственного природного национального парка в Коми АССР» // Документ официально опубликован не был.

Ядром и наиболее ценным звеном природно-заповедного фонда Республики, безусловно, являются Печоро-Илычский государственный природный биосферный заповедник и национальный парк «Югыд ва», первыми из российских территорий включенные в 1995 г. в Список Всемирного природного наследия ЮНЕСКО как объект «Девственные леса Коми». То, что выбор природных объектов Республики был не случаен, подтвердили и результаты проведенного в 2008 г. общероссийского конкурса «Семь чудес России». По его итогам уникальный природный объект «Столбы выветривания на плато Маньпупунер», являющийся визитной карточкой Печоро-Илычского заповедника, был назван одним из чудес России. И заповедник, и нацпарк находятся в федеральной собственности и управляются Министерством природных ресурсов и экологии Российской Федерации <4>. ——————————— <4> См.: распоряжение Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2008 г. N 2055-р // СЗ РФ. 2009. N 3. Ст. 425.

Активное формирование природно-заповедного фонда в Республике привело к тому, что к 1995 г. на ее территории насчитывалось вместе с двумя федеральными объектами 297 ООПТ. С 1994 г. в структуре республиканских органов исполнительной власти появляется Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Коми (далее — Минприроды РК) <5>, к функциям которого были отнесены вопросы управления ООПТ регионального (республиканского) значения. В конце 1990-х годов все чаще начали выявляться ситуации, связанные с нарушением режима охраны региональных ООПТ и осуществлением на них различных видов природопользования. Возникновение таких ситуаций было вызвано отсутствием четкого описания границ охраняемых территорий в нормативных документах и картографических материалах, в том числе и на лесных картах. Более того, зачастую границы ООПТ в нормативных документах просто не указывались. В связи с этим в целях получения достоверной информации об объектах природно-заповедного фонда Республики Минприроды РК выступило заказчиком проведения работ по инвентаризации ООПТ регионального значения. Содержание этих работ включало в себя: проведение научных исследований по натурному обследованию охраняемых территорий, установление (уточнение) их границ на местности, определение режима охраны ООПТ и возможности осуществления на них различных видов хозяйственной деятельности в соответствии с законодательством. ——————————— <5> См.: Указ Главы Республики Коми от 7 сентября 1994 г. N 131 «Об утверждении Положения о Министерстве природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Коми» // Ведомости нормативных актов органов государственной власти Республики Коми. 1995. N 1. Ст. 198; Указ Главы Республики Коми от 12 августа 2009 г. N 92 «О Министерстве природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Коми» // Ведомости нормативных актов органов государственной власти Республики Коми. 2009. N 27. Ст. 491.

Комплекс научно-исследовательских работ по натурному обследованию и оценке биологического разнообразия ООПТ проводит Институт биологии Коми научного центра Уральского отделения Российской академии наук. Подготовку проектов нормативных документов по итогам инвентаризации осуществляет Минприроды РК, непосредственно же решения принимаются Правительством Республики Коми. К началу 2011 г. в Республике было пройдено инвентаризацией 11 из 20 административных районов, принято Правительством Республики Коми свыше двух десятков постановлений. В результате проведенных работ были упразднены 58 ООПТ регионального значения, из которых 44 находились на территории заповедника и национального парка, 9 вошли в состав других ООПТ регионального значения и 5 ООПТ были признаны не соответствующему своему природоохранному статусу в связи с вовлечением их территорий в хозяйственную деятельность. Таким образом, в результате проведенных работ по инвентаризации на начало 2011 г. в Республике Коми насчитывается 239 охраняемых территорий: 2 ООПТ федерального значения и 237 ООПТ регионального значения (165 государственных природных заказников и 72 памятника природы). Среди региональных охраняемых природных комплексов и объектов преобладают болотные экосистемы (с целью их охраны образовано 110 ООПТ, что составляет 46% от числа всех ООПТ в Республике), 54 территории (23%) созданы с целью охраны растительных комплексов, 32 объекта (14%) являются комплексными заказниками, 19 ООПТ (8%) созданы с целью охраны геологических объектов, 13 резерватов (5%) имеют своей целью охрану животного мира и 9 (4%) образованы для охраны водных объектов. Общая площадь природных резерватов в Республике вместе с федеральными ООПТ оценивается более чем в 6 млн. га, что составляет около 14,5% от площади Республики. По этому показателю Республика Коми занимает лидирующее положение среди регионов Северо-Западного федерального округа <6>. ——————————— <6> См.: Государственный доклад «О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации в 2008 году». М.: ООО «РППР РусКонсалтингГрупп», 2009. С. 265 — 283.

В 2009 г. к работам по инвентаризации подключился проект ПРООН/ГЭФ «Укрепление системы особо охраняемых природных территорий Республики Коми в целях сохранения биоразнообразия первичных лесов в районе верховьев реки Печора». Тем самым, на наш взгляд, произошло повышение статуса и значения самих работ, так как на сохранении региональных малонарушенных территорий было сфокусировано внимание не только региональных, но и федеральных и международных организаций. Наличие большого количества охраняемых природных территорий имеет свои плюсы и минусы. С одной стороны, такое лидерство не может не радовать, так как существующая сеть охраняемых территорий является своего рода экологическим фондом для сохранения естественных экосистем и биологического разнообразия. Не стоит сбрасывать со счетов и тот «эколого-политический капитал», который вносят эти территории в создание общего экологического имиджа региона. С другой стороны, частичное или полное изъятие любых территорий из хозяйственной деятельности рассматривается зачастую как препятствие для экономического развития региона. Да и сама по себе реализация субъектом Российской Федерации функций по государственному управлению охраняемыми территориями сопряжена с наличием ряда проблем. Одна из них заключается в том, что в последнее время дальнейшее функционирование ООПТ регионального значения в Республике Коми все чаще ставится под сомнение органами прокуратуры, а также органами исполнительной власти, осуществляющими государственное управление в сфере охраны и использования отдельных видов природных объектов (лесов, водных объектов, объектов животного мира). Необходимо отметить, что ООПТ регионального значения (заказники и памятники природы) в Республике Коми образованы на землях лесного фонда, а также на водных объектах и их частях без перевода этих земель в категорию земель особо охраняемых природных территорий и без изъятия их у собственников, владельцев и пользователей. В то же время практически все виды природных объектов (лес, водные объекты, водные биоресурсы) закреплены федеральными законами в федеральной собственности и в федеральном управлении. Так, в соответствии с Лесным кодексом Российской Федерации <7> лесные участки в составе земель лесного фонда находятся в федеральной собственности. Согласно Водному кодексу Российской Федерации <8> водные объекты (за исключением прудов, обводненных карьеров, расположенных в границах земельного участка, принадлежащего на праве собственности субъекту Российской Федерации, муниципальному образованию, физическому лицу, юридическому лицу), находятся в федеральной собственности. Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» <9> также относит водные биоресурсы к федеральной собственности, за исключением биоресурсов, обитающих в прудах и обводненных карьерах. Федеральный закон «О животном мире» <10> практически все полномочия по управлению и распоряжению объектами животного мира закрепил за федеральными органами государственной власти, хотя и передал часть их для осуществления органам государственной власти субъекта Российской Федерации. ——————————— <7> См.: ст. 8 Лесного кодекса Российской Федерации от 4 декабря 2006 г. N 200-ФЗ // СЗ РФ. 2006. N 50. Ст. 5278. <8> См.: ст. 8 Водного кодекса Российской Федерации от 3 июня 2006 г. N 74-ФЗ // СЗ РФ. 2006. N 23. Ст. 2381. <9> См.: ст. 10 Федерального закона от 20 декабря 2004 г. N 166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» // СЗ РФ. 2004. N 52 (ч. 1). Ст. 5270. <10> См.: Федеральный закон от 24 апреля 1995 г. N 52 «О животном мире» // СЗ РФ. 1995. N 17. Ст. 1462.

Таким образом, на основании упомянутых выше законов, по сути, поднимается вопрос об упразднении существующей сети ООПТ регионального значения. Аргументами, пока еще позволяющими Минприроды РК держать оборону в споре о правомерности существования региональных ООПТ, выступают положения Закона об ООПТ, установившие собственность субъектов Российской Федерации на ООПТ регионального значения (п. 6 ст. 2), закрепившие полномочия по государственному управлению и государственному контролю в области организации и функционирования региональными ООПТ за органами государственной власти субъектов Российской Федерации (п. 2 ст. 3), а также допускающие возможность существования государственных природных заказников и памятников природы как с изъятием, так и без изъятия земельных участков у их собственников, пользователей и владельцев (п. 2 ст. 22 и п. 4 ст. 26). Возможность объявления земель государственными природными заказниками и памятниками природы допускается также в соответствии и с п. 9 и 10 ст. 95 Земельного кодекса Российской Федерации <11>. ——————————— <11> См.: Земельный кодекс Российской Федерации от 25 октября 2001 г. N 136-ФЗ // СЗ РФ. 2001. N 44. Ст. 4147.

Немаловажным аргументом является и то, что, как отмечалось выше, все ООПТ регионального значения были образованы в 60 — 90-е годы прошлого столетия в соответствии с действовавшим на тот период законодательством и в условиях государственной (общенародной) собственности на природные объекты и их совместного управления различными уровнями власти. С появлением же в экологическом праве тенденции по закреплению в федеральной собственности водных объектов в целом <12> и лесного фонда <13> новые охраняемые территории регионального значения в Республике Коми уже не образовывались. ——————————— <12> См.: Водный кодекс Российской Федерации от 16 ноября 1995 г. N 167-ФЗ // СЗ РФ. 1995. N 47. Ст. 4471. <13> См.: Лесной кодекс Российской Федерации от 29 января 1997 г. N 22-ФЗ // СЗ РФ. 1997. N 5. Ст. 610.

Наряду с вопросами функционирования региональных ООПТ существуют также проблемы в части реализации субъектами Российской Федерации полномочий по охране таких территорий. Из п. 1 ст. 35 Закона об ООПТ следует, что охрана территорий природных парков, государственных природных заказников и других особо охраняемых природных территорий осуществляется государственными органами, в ведении которых они находятся, в порядке, предусмотренном нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации. Далее в п. 3 данной статьи конкретизируется, что органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации могут осуществлять охрану особо охраняемых природных территорий регионального значения через специально созданные для этой цели структурные подразделения, наделенные соответствующими полномочиями. Минприроды РК эту задачу выполняет в рамках осуществления государственного экологического контроля через такие его структурные подразделения, как Департамент государственного контроля за природопользованием и охраной окружающей среды и районные и городские комитеты по охране окружающей среды. По своему смыслу это соответствует норме, закрепленной в п. 3 ст. 35 Закона об ООПТ. Однако все же следует признать, что это не охрана в том ее виде, как эта задача выполняется, например, подразделениями Печоро-Илычского заповедника и национального парка «Югыд ва», инспекторы которых несут службу на кордонах, регулярно патрулируют территории, имеют право носить и применять в установленном порядке оружие и специальные средства. В состав ООПТ регионального значения входят участки лесного фонда, водные объекты, объекты животного мира и другие объекты, охрана которых в соответствии с действующими нормативными актами осуществляется отдельными уполномоченными органами в рамках их полномочий. Так, полномочия по охране лесов, которые находятся в федеральной собственности, могут реализовываться самостоятельно федеральными органами, а также могут быть переданы соответствующим региональным органам исполнительной власти с одновременной передачей субвенций из федерального бюджета на их выполнение <14>. В Республике Коми, например, по такой схеме строится деятельность Комитета лесов Республики Коми <15>. ——————————— <14> См.: ст. 83 Лесного кодекса Российской Федерации от 4 декабря 2006 г. N 200-ФЗ // СЗ РФ. 2006. N 50. Ст. 5278. <15> См.: п. 10 Положения о Комитете лесов Республики Коми. Утв. Указом Главы Республики Коми от 25 июня 2009 г. N 63 «О Комитете лесов Республики Коми» // Ведомости нормативных актов органов государственной власти Республики Коми. 2009. N 20. Ст. 353.

В такой ситуации само содержание охраны ООПТ регионального значения как полномочия органов государственной власти субъектов Российской Федерации представляется весьма неопределенным, так как в ведении региона условно есть лишь некая территория, все природные объекты которой (лесной фонд, водные объекты, животный мир и т. д.) находятся под управлением, охраной и контролем уполномоченных федеральных органов. Говоря об охране ООПТ, нельзя не коснуться вопроса о полномочиях субъектов Российской Федерации по принятию мер административного реагирования к нарушителям законодательства на региональных ООПТ. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях <16> (далее — Кодекс) в перечне нарушений в области охраны окружающей среды и природопользования в ст. 8.39 отдельно выделил нарушение правил охраны и использования природных ресурсов на ООПТ, не акцентируя при этом внимания на подведомственности охраняемых территорий. ——————————— <16> См.: Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // СЗ РФ. 2002. N 1 (ч. 1). Ст. 1.

Однако в дальнейшем Кодекс, раскрывая органы, уполномоченные осуществлять функции по контролю в области организации и функционирования ООПТ и рассматривать дела об административных правонарушениях, ограничивается только должностными лицами федеральных органов и только в отношении ООПТ федерального значения (ст. 23.25). Должностные лица (инспекторы) субъектов Российской Федерации вправе осуществлять рассмотрение дел по административным правонарушениям, предусмотренным ст. 8.39 Кодекса, только в рамках осуществления государственного экологического контроля (ст. 23.29). В этой связи было бы логично, если бы в Кодексе было акцентировано внимание конкретно и на ООПТ регионального значения. При этом полномочиями по рассмотрению дел об административных правонарушениях в отношении региональных ООПТ необходимо наделить не только соответствующие органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, но и должностных лиц региональных учреждений, образованных с целью управления этими охраняемыми территориями. Такого рода дополнения могут и должны быть внесены в Кодекс, исходя из правовых норм, закрепленных в п. 3 ч. 1 и ч. 5 ст. 1.3 Кодекса. Но в любом случае к полномочиям субъектов Российской Федерации в части применения мер административного воздействия к нарушителям на региональных ООПТ будет относиться, по всей видимости, принятие мер по нарушению установленного режима или иных правил охраны и использования окружающей среды и природных ресурсов на охраняемых территориях. Нормы, определяющие режим особой охраны ООПТ, должны быть установлены в положении (паспорте) о конкретной охраняемой природной территории, утверждаемом органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации. Меры административного воздействия по любым другим нарушениям норм и правил использования тех или иных отдельных видов природных ресурсов на региональных ООПТ будут приниматься в соответствии с федеральным законодательством уже уполномоченными федеральными органами исполнительной власти либо региональными органами исполнительной власти, осуществляющими реализацию переданных федеральных полномочий за счет субвенций из федерального бюджета. Попытки Республики Коми разрешить в течение 2008 — 2010 гг. имеющиеся вопросы с участием федеральных органов исполнительной власти (Минприроды России, Минсельхоза России, Росрыболовства России) выявили отсутствие у данных органов единого понимания вопросов управления и охраны ООПТ регионального значения и подхода к их решению. Не вносят ясности в эту проблематику и многочисленные судебные решения <17>. В связи с этим нельзя не согласиться с мнением О. Л. Дубовик <18> о желательности обобщения судебной практики по применению законодательства об ООПТ в целях единообразного понимания и применения законодательных норм. ——————————— <17> См., напр.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 19 мая 2004 г. по делу N 11-Г04-18; Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 18 августа 2004 г. по делу N 64-Г04-6; Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 30 мая 2007 г. по делу N 65-Г07-2; Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 26 сентября 2007 г. по делу N 58-Г07-15. <18> См.: Комментарий к Федеральному закону «Об особо охраняемых природных территориях» / Коллектив авторов под ред. О. Л. Дубовик // СПС «КонсультантПлюс».

Пути решения обозначенных проблем могут быть различными. Возможно, например, сохранение существующей ситуации, какой бы неустойчивой она ни выглядела в свете жесткого доминирования федеральной собственности на природные ресурсы. Все зависит от готовности принятия и сохранения на федеральном уровне схемы, когда на природных объектах, отнесенных к федеральной собственности, могут находиться ООПТ регионального значения, режим охраны и природопользования на которых устанавливается органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации. Осторожные попытки поиска решения спорного вопроса об управлении охраняемыми территориями в Республике Коми на примере региональных заказников и памятников природы, находящихся на землях лесного фонда, показали, что к его решению в настоящее время органы управления не готовы. При этом республиканские органы не готовы взяться за перевод земель под всеми региональными ООПТ из категории лесных земель в категорию земель особо охраняемых природных территорий и в последующем полное содержание и охрану этих лесов, выведенных из лесного фонда. Федеральные же органы не готовы расстаться со столь значительными площадями лесного фонда, которые могут быть выведены из хозяйственного использования. Если же все-таки допустить, что федеральный законодатель пойдет в будущем по пути определения конкретного собственника на территории, включая весь его природно-ресурсный потенциал, и встанет воочию проблема сохранения региональных ООПТ, компромиссным вариантом может быть выбор в перечне имеющихся региональных ООПТ наиболее ценных (например, комплексных заказников) и сохранение их в этом статусе. Остальные региональные охраняемые территории на лесных землях могут быть выделены в соответствии с лесным законодательством в статусе лесов, расположенных в водоохранных зонах, лесов, выполняющих функции защиты природных и иных объектов, ценных лесов и особо защитных участков лесов <19>. Те же ООПТ, которые были образованы, например, на базе водных объектов и их частей исключительно с целью охраны рыбных ресурсов, могут быть упразднены. С учетом положений законодательства о рыболовстве и сохранении водных биоресурсов, вполне возможно рассмотреть вопрос о придании таким водным объектам особого природоохранного статуса (например, заповедные рыбохозяйственные зоны) <20>. Однако, выбирая данный путь, нельзя забывать о том, что, как только ООПТ лишаются своего особого природоохранного статуса, они становятся достаточно уязвимыми, так как выходят из-под юрисдикции законодательства об особо охраняемых природных территориях, оставаясь в поле только отраслевого правового регулирования (лесного, водного, рыбоохранного и т. д.). ——————————— <19> См.: ст. 102, 104 — 107 Лесного кодекса Российской Федерации. <20> См.: ст. 49 Федерального закона от 20 декабря 2004 г. N 166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов».

Одновременно с необходимостью покончить с неопределенностью положения региональных ООПТ требуют упорядочения и вопросы, связанные с организацией управления такими охраняемыми территориями и их охраны. Стремление субъектов Российской Федерации реализовать эти полномочия через создание специализированных учреждений обосновано федеральным законодательством. О необходимости существования рекреационного учреждения, на базе которого должны образовываться природные парки, отмечается в ст. 18 Закона об ООПТ. В соответствии с п. 8 ст. 22 данного Закона для обеспечения функционирования государственных природных заказников создаются их администрации. В п. 6 данной же статьи отмечается, что подчиненность и порядок финансирования дирекций государственных природных заказников регионального значения определяются соответствующими органами государственной власти субъектов Российской Федерации. Согласно пп. 8 п. 2 ст. 26.3 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» <21> к полномочиям органов государственной власти субъектов Российской Федерации отнесено решение ими за счет собственного бюджета вопросов создания и обеспечения охраны ООПТ регионального значения. В соответствии с п. 3 ст. 26.11 рассматриваемого Закона в целях осуществления своих непосредственных задач, закрепленных нормами данного Закона, органы государственной власти субъекта РФ могут создавать государственные унитарные предприятия, государственные учреждения и другие организации. ——————————— <21> См.: Федеральный закон от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» // СЗ РФ. 1999. N 42. Ст. 5005.

Вступивший в силу год назад Федеральный закон «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» <22> также нацеливает регионы на создание таких природоохранных учреждений, которые наделяются полномочиями по выдаче разрешений на добычу охотничьих ресурсов на особо охраняемых природных территориях в соответствии с пп. «в» п. 1 ч. 1 ст. 31. ——————————— <22> См.: Федеральный закон от 24 июля 2009 г. N 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ. 2009. N 30. Ст. 3735.

Таким образом, выбор субъектами Российской Федерации схемы управления региональными ООПТ через создание государственных учреждений вовсе не случаен. Именно федеральное законодательство подталкивает регионы к необходимости создания таких учреждений. В связи с этим было бы абсолютно логичным наделить должностных лиц таких региональных учреждений теми же полномочиями, что имеют инспекторы ООПТ федерального значения, в том числе по ношению оружия и по принятию мер административного воздействия к нарушителям. Несмотря на столь большое количество имеющихся в Республике Коми ООПТ регионального значения, существующая в правоприменительной практике неопределенность в вопросах их функционирования является фактором, сдерживающим выбор оптимальной схемы управления ООПТ регионального значения. По мнению специалистов, одной из важнейших задач на пути к устойчивому развитию должна стать задача по сохранению территорий с пока еще уцелевшими, ненарушенными экосистемами <23>. На ее решение направлена и сформированная к настоящему времени в стране система особо охраняемых природных территорий. И от того, какая роль будет отведена федеральным законодателем региональному сегменту этой системы, будет зависеть и дальнейшее экологическое развитие не только субъектов Российской Федерации, но России в целом. ——————————— <23> См.: Данилов-Данильян В. И., Лосев К. С., Рейф И. Е. Перед главным вызовом цивилизации: взгляд из России // Зеленый мир. 2006. N 19 — 20. С. 3 — 30.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *