Правовое регулирование использования и охраны лесов

(Долинина Ю. Л.)

(«Журнал российского права», 2012, N 2)

Текст документа

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ И ОХРАНЫ ЛЕСОВ

Ю. Л. ДОЛИНИНА

Долинина Ю. Л., младший научный сотрудник ИЗиСП.

В 2011 г. состоялась научно-практическая конференция «Правовое регулирование использования и охраны лесов», организаторами которой выступили Московский государственный университет леса (МГУЛ), Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ (ИЗиСП) и Федеральное агентство лесного хозяйства. В работе конференции приняли участие более 40 человек, среди которых ведущие ученые-юристы, занимающиеся проблемами экологического, природоресурсного и иных отраслей права, специалисты в области лесного хозяйства, ученые-экономисты, работники органов исполнительной власти, представители общественных организаций.

Заведующий отделом аграрного, экологического и природоресурсного законодательства ИЗиСП доктор юридических наук, профессор С. А. Боголюбов отметил как недостатки Лесного кодекса РФ, так и его достоинства: значительную экологическую составляющую, признание экологического значения лесов как «легких» планеты и национального богатства.

Несомненным достижением было названо то, что право свободного пребывания граждан в лесах может быть ограничено только федеральными законами и лишь в случаях пожарной опасности и чрезвычайного положения, связанного с экологической обстановкой, хотя в первом опубликованном проекте Лесного кодекса РФ предусматривалось право арендаторов огородить арендуемый лесной участок. Тем не менее было отмечено, что сохраняется стремление ограничить право свободного пребывания граждан в лесах. В 2010 г. в Кодекс была включена норма, в соответствии с которой право свободного пребывания ограничивается «иными федеральными законами». В 2011 г. в Государственную Думу внесен законопроект, согласно которому предлагалось дополнить статью об ограничении свободного пребывания в лесах словами «другими федеральными законами, а также указами Президента РФ и постановлениями Правительства РФ». Комитет Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии не поддержал это дополнение, что представляется логичным.

Выступающий обратил внимание и на новые дополнения, внесенные в ЛК РФ. Так, ответственность за состояние лесов и пожарный надзор за ними были возложены на муниципальные образования, хотя большинство органов местного самоуправления средствами управления защитой лесов не владеют. Но при этом планируется внести в законодательство изменения, предусматривающие освобождение должностных лиц органов местного самоуправления от соответствующих обязанностей, что нельзя признать правомерным.

По мнению заведующего сектором эколого-правовых исследований Института государства и права РАН доктора юридических наук, профессора М. М. Бринчука, важно обратиться к одной из актуальных проблем конституционного уровня — собственности на природу. В Постановлении КС РФ от 9 января 1998 г. N 1-П «По делу о проверке конституционности Лесного кодекса Российской Федерации» утверждалось, что лесной фонд представляет собой публичное достояние многонационального народа России и является федеральной собственностью особого рода и имеет специальный правовой режим. При этом в соответствии со ст. 8 ЛК РФ лесные участки в составе земель лесного фонда находятся в федеральной собственности, а формы собственности на лесные участки в составе земель иных категорий определяются в соответствии с земельным законодательством. Из этого следует, что лесные участки, находящиеся на землях других категорий, могут находиться и в собственности юридических и физических лиц.

С точки зрения общественных потребностей в регулировании рационального природопользования и охраны лесов, а также с учетом состояния лесов, являющегося наилучшим критерием оценки эффективности норм ЛК РФ, важно обратиться к практике законопроектной работы. В системе органов исполнительной власти существуют специально уполномоченные органы государственного управления в области лесных отношений: Министерство природных ресурсов и экологии РФ и Федеральное агентство лесного хозяйства. Однако проект ЛК РФ готовился Министерством экономического развития и торговли РФ, т. е. в недрах не той государственной структуры, в которой должен был готовиться, а значит, к его разработке не были привлечены специалисты-экологи, лесорубы, лесники.

Доктор экономических наук, академик РАСХН Н. А. Моисеев указал, что законодатель в ЛК РФ исказил само понятие «лес» и, по сути, подменил лесные отношения земельными, изменив при этом и принципиальное положение о лесе в ГК РФ. Лес как единое целое является недвижимым имуществом, а не ресурсом, законодатель же разделил понятие леса на две части — на землю и древесную растительность. Разрешительный порядок пользования лесами был заменен на заявительный, который применяется в зарубежных странах в отношении частных лесов. Такой порядок недопустим, так как государство теряет должный контроль не только за доходом, получаемым от эксплуатации лесов, но и за тем, рационально ли этот доход используется.

Кроме того, в ЛК РФ отсутствует экономический механизм организации устойчивого управления лесами и интенсификации лесного хозяйства. Весь лесной доход покрывает только треть затрат на ведение этого хозяйства. В связи с этим выступающий предложил ввести новую структуру платежей по договорам аренды, которая существует в Канаде с 1995 г. и состоит из двух частей: плата на восстановление использованных ресурсов для обеспечения финансовой независимости лесопользователей; рента — чистый доход, который поступает в консолидированный бюджет и распределяется между федеральным, региональным и местным бюджетом.

Заведующий кафедрой аграрного и земельного права Российского государственного аграрного университета — МСХА им. К. А. Тимирязева доктор юридических наук, профессор Г. Е. Быстров основной проблемой в сфере использования и охраны лесов назвал потерю управляемости как на федеральном, так и на региональном уровне, поскольку передача полномочий органов государственной власти Российской Федерации в области лесных отношений регионам не дала положительных результатов. Докладчик отметил, что леса Российской Федерации, по сути, уже приватизированы: значительная их часть вблизи крупных городов передана в аренду крупным компаниям на длительный срок и эти участки уже не выполняют своих экологических функций.

Заведующая аспирантурой ИЗиСП кандидат юридических наук Ю. И. Шуплецова отметила, что в настоящее время отсутствует единая концепция развития законодательства на государственном уровне. Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 г. содержит раздел о лесах, но первостепенное значение отводится все же экономическому использованию лесов.

По мнению докладчика, условно можно выделить две тенденции развития лесного законодательства в России. Первая имеет экономическую направленность и характеризуется приведением лесного законодательства в соответствие с гражданским законодательством, а основная ее идея — введение частной собственности на леса, что сейчас невозможно с экологической точки зрения. В русле этой тенденции происходит и разрешение сплошных вырубок в защитных лесах, запретных полосах, городских лесах и др., где ранее допускались только выборочные рубки. Вторая тенденция — развитие лесного законодательства в сторону административного регулирования, а именно внесение изменений, связанных с защитой, охраной лесов от пожаров, а также создание специальной службы по тушению пожаров. Поэтому в сфере административно-правового регулирования вскоре появятся новые нормативы по лесоустройству, лесоразведению.

Начальником правового управления Федерального агентства лесного хозяйства кандидатом юридических наук И. В. Советниковым были выделены основные направления развития лесного законодательства. Изменения общественных, политических и социальных отношений, а также изменения в технике и технологии ведения лесного хозяйства, доработка заложенных в ЛК РФ институтов определяют необходимость и основные направления его совершенствования. Так, совершенствованию подлежат экономические основы лесного хозяйства (включая арендные и межбюджетные отношения). Следует урегулировать лесное семеноводство и воспроизводство лесов, оптимальным образом распределить полномочия по воспроизводству лесов; более качественно и оптимально урегулировать вопрос об охране, защите и воспроизводству городских лесов. Еще один блок изменений касается сделок с арендными правами (субаренды лесного участка, переуступки прав, залога арендных прав, внесения в уставный капитал). Если в законе четко прописать процедуру передачи арендных прав, то они приобретут ценность для арендатора, что создаст экономические стимулы для рационального ведения и развития лесного хозяйства и одновременно позволит соблюсти интересы государства. Одним из важных направлений является сопряжение норм ЛК РФ с нормами земельного законодательства и законодательства о контроле и надзоре.

Федеральный закон от 29 декабря 2010 г. N 442-ФЗ «О внесении изменений в Лесной кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» ввел ряд новелл. Однако сегодня нормы, сформулированные в ЛК РФ, требуют развития в подзаконных актах: только для реализации упомянутого Федерального закона необходимо издать 25 постановлений Правительства РФ и 39 приказов Рослесхоза. Кроме того, требуется дальнейшее совершенствование текста самого ЛК РФ и сопредельных с ним федеральных законов.

Заведующая кафедрой права МГУЛ доктор юридических наук, профессор, академик РАЕН Е. Л. Майорова осветила вопросы совершенствования правовой базы государственной инвентаризации лесов. Проведение государственной инвентаризации лесов (далее — ГИЛ) предусмотрено ст. 90 ЛК РФ. Это мероприятие по проверке состояния лесов, их качественных и количественных характеристик в целях своевременного выявления и прогнозирования процессов, оказывающих негативное воздействие на леса, а также оценки эффективности мероприятий по охране, защите и воспроизводству лесов. По-видимому, ГИЛ была призвана наполнить новым смыслом прежнюю систему лесоустройства, при этом не подменяя ее. Однако создание национальной системы ГИЛ, подобной системам, действующим в европейских странах с сильными экономиками, требует больших материальных вложений, а наше государство стремится получать от лесного фонда только доход, ничего при этом не вкладывая. Также отмечалось, что при проведении ГИЛ нужно учитывать незаконные рубки, но при этом сама дефиниция понятия «незаконная рубка» только прорабатывается в законодательстве о лесах. Рослесхозом разработан Порядок проведения ГИЛ, для реализации которого потребуется создание дополнительных методик и правил. Остается надеяться, что разработчики проекта учтут замечания и пожелания экологически активной общественности и специалистов лесного хозяйства.

Научный сотрудник ИЗиСП М. В. Пономарев отметил, что важной проблемой является их правовая охрана от негативного воздействия человеческой деятельности — загрязнения лесов бытовыми отходами. Конечно, проблемы в области лесных отношений связаны не только с несовершенством самого законодательства, но и с тем, как оно применяется. Существует ряд норм, которые требуют доработки, поскольку одними только мерами юридической ответственности и правоприменительной деятельностью эту проблему не решить.

Во-первых, это норма ст. 55 ЛК РФ, в соответствии с которой арендаторы лесных участков должны осуществлять меры санитарной безопасности на территориях этих лесных участков. Однако трудно представить, чтобы арендаторы осуществляли указанные меры без контроля со стороны уполномоченных органов. Во-вторых, это норма ст. 12 Федерального закона от 24 июня 1998 г. N 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления», устанавливающая запрет на захоронение отходов только в лесопарковых зонах. Если формально толковать данную норму, то получается, что в пределах участков иных категорий лесов захоронение отходов разрешено.

Старший научный сотрудник ИЗиСП кандидат юридических наук Н. И. Хлуденева, исследуя проблему дефектности лесного законодательства, обратила внимание на правовую неопределенность ключевых для регулирования лесных отношений терминов: «лес» и «лесные отношения». Так, законодатель, посвятив понятию «лес» отдельную статью в ЛК РФ, лишь продекларировал, что использование, охрана, защита, воспроизводство лесов осуществляются исходя из понятия о лесе как об экологической системе или как о природном ресурсе (ст. 5). Неясность ключевого для регулирования лесных отношений термина приводит в процессе реализации норм к появлению разных подходов к определению элементов леса как экологической системы, что, в свою очередь, препятствует установлению однозначного правового режима использования и охраны лесов в Российской Федерации.

Отсутствие законодательно определенного понятия «лесные отношения» на практике не позволяет отграничить нормы лесного законодательства от норм других отраслей российского законодательства, приводит к возникновению конкуренции норм, определяющих компетенцию органов государственной власти в области охраны и использования лесов, и тем самым снижает эффективность государственного регулирования лесных отношений.

Выступающая также обратила внимание на пробелы в части определения в ЛК РФ таких понятий, как «лесная инфраструктура», «лесоперерабатывающая инфраструктура», «заготовка древесины для собственных нужд», «работы по охране лесов от лесных пожаров», что не добавляет определенности регулятивным и правоохранительным нормам лесного права, создает условия для их произвольного, усмотрительного применения.

По мнению доцента кафедры правовой охраны окружающей среды юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета кандидата юридических наук Т. Г. Ивановой, использование в лесном законодательстве термина, имеющего четкое определение в гражданском законодательстве, без разъяснения специфики его применения к отношениям лесопользования не обеспечивает их стабильности. Это относится к таким договорным формам, как аренда лесного участка и купля-продажа лесных насаждений.

Проблема определения понятия аренды в ЛК РФ связана с характером объекта договора. Лесной ресурс — это потребляемая вещь, тогда как по общему правилу объектом по договору аренды могут быть только непотребляемые вещи. Важным является то, что арендатор возвращает лесной участок после окончания срока аренды, но характеристики такого участка существенным образом могут отличаться от характеристик лесного участка, первоначально переданного по акту арендодателем. Это обстоятельство не позволяет называть договор, заключаемый относительно участка леса, арендным в том значении, в каком он трактуется в ГК РФ.

Конструкция договора купли-продажи лесных насаждений, по мнению выступающей, неудачна. У такого договора с точки зрения ГК РФ не может быть срока. По сути, срок договора купли-продажи лесных насаждений определяет период, в течение которого покупатель приобретает право изымать лесные насаждения, следовательно, данный договор следует именовать иначе, так как приобретатель должен осуществить определенные действия. Такой договор скорее является концессионным соглашением или лицензионным договором.

Ряд выступлений участников конференции был посвящен правовым проблемам лесопользования. Заместитель заведующего отделом аграрного, экологического и природоресурсного законодательства ИЗиСП кандидат юридических наук Е. Л. Минина остановилась на рассмотрении понятия «сельские леса», которого нет ни в одном нормативном правовом акте. Сельские леса в большинстве своем — бывшие колхозные леса. Их правовая судьба долгое время оставалась неопределенной, и в итоге они просто выбыли из правового поля. Ни в ЛК РФ 2006 г., ни в актах, принятых в целях его развития, они не упоминаются. В связи с этим требуется сформулировать в законодательстве понятие сельских лесов, установить режим разрешенного использования, ввести ограничение прав собственности и т. д.

Субъекты РФ данную проблему пытаются решить путем перевода земель, занятых такими лесами, в земли лесного фонда, что, по мнению докладчика, представляется целесообразным, учитывая мотивы создания этих лесов. Какая-то часть лесов может и должна находиться на землях сельскохозяйственного назначения. Это отвечает общемировой тенденции устойчивого развития сельских территорий, предполагающей комплексное развитие сельхозпроизводства, сохранение агроландшафтов местностей, и является вполне рациональным и перспективным направлением.

Профессор финансового права факультета права НИУ «Высшая школа экономики» доктор юридических наук А. А. Ялбулганов затронул вопросы платности использования лесов. В соответствии с ЛК РФ за использование лесов вносится арендная плата или плата по договору купли-продажи лесных насаждений, которая имеет смешанную публично-частноправовую конструкцию, что проявляется в особенностях ее установления и исчисления. Порядок установления и исчисления данной платы регулируется ЛК РФ с учетом положений гражданского законодательства, а ставки и корректирующие коэффициенты устанавливаются Постановлением Правительства РФ от 22 мая 2007 г. N 310 «О ставках платы за единицу объема лесных ресурсов и ставках платы за единицу площади лесного участка, находящегося в федеральной собственности». Особенности платы по договору купли-продажи определяются на основе минимального размера платы в соответствии с ч. 2 ст. 76 ЛК РФ. Договор купли-продажи лесных насаждений заключается по результатам аукционов, проводимых путем повышения начальной цены предмета аукциона (начальной цены заготавливаемой древесины), победители которого получают право на заключение такого договора. Выступающий обратил внимание на проблему соотношения начальной цены с минимальным размером платы. Этим вопросом обеспокоено и Министерство природных ресурсов и экологии РФ, по мнению которого начальная цена предмета аукциона не может быть ниже минимального размера платы.

Научный сотрудник Санкт-Петербургского научно-исследовательского Центра экологической безопасности РАН кандидат юридических наук А. В. Кодолова осветила проблему экологического страхования и отметила, что в настоящее время экологическое оно в узком смысле — как страхование гражданской ответственности владельцев источников повышенной опасности при их эксплуатации. В Федеральном законе от 27 июля 2010 г. N 225-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельца опасного объекта за причинение вреда в результате аварии на опасном объекте» из перечня объектов страхования исключена ответственность за причинение вреда окружающей среде, в том числе лесному фонду, что свидетельствует о продолжении процесса деэкологизации законодательства. Именно в сфере лесных отношений законодательное регулирование экологического страхования имеет важное значение, поскольку среди целей экологического страхования в данной области можно выделить повышение уровня защиты имущественных интересов государства как собственника лесных ресурсов, снижение нагрузки на эксплуатирующие организации в связи с необходимостью возмещения вреда и переложением бремени по выплатам на страховые компании.

Особое внимание участниками конференции было уделено особенностям использования и охраны отдельных категорий лесов. По мнению ведущего научного сотрудника ИЗиСП кандидата юридических наук Н. В. Кичигина, в федеральном лесном законодательстве должны быть определены четкие подходы к охране и использованию городских лесов. Анализ законодательства и правоприменительной практики позволяет выделить следующие основные проблемы, препятствующие эффективной охране и защите городских лесов. Во-первых, отсутствует определение понятия «городской лес», что влечет за собой проблему соотношения городских лесов с зелеными и лесопарковыми зонами и приводит к дублированию правовых режимов указанных территорий. Во-вторых, генеральный план муниципального образования должен отражать существующую функциональную зону городских лесов, которая не может быть изменена только путем принятия или изменения генерального плана, поскольку в противном случае такой план может быть отменен в судебном порядке. В-третьих, возникает проблема, связанная с принадлежностью городских лесов, в частности при включении в территорию населенного пункта земельных участков, занятых лесами, на которые ранее было зарегистрировано право собственности Российской Федерации, а также при разграничении полномочий по охране и использованию городских лесов. Существует также проблема установления особого режима охраны городских лесов, который в соответствии с законодательством аналогичен режиму лесопарковых зон, в то время как правовой режим этих категорий лесов различен.

Заместитель председателя Национальной экологической аудиторской палаты доктор юридических наук, академик Российской экологической академии Т. В. Злотникова обозначила изменения в лесном и земельном законодательстве, способствующие потере лесопаркового защитного пояса московского мегаполиса на примере Химкинского леса. Она обратила внимание на несколько причин, приведших к ситуации с Химкинским лесом, в числе которых уничтожение института экологической экспертизы и приоритет норм ГсК РФ перед земельным, лесным, водным законодательством (ст. 4 ГсК РФ).

Лесной кодекс РФ 2006 г. ввел барьеры, препятствующие проведению трассы через Химкинский лес. Однако в 2009 г. в законодательство были внесены изменения, которые, по мнению докладчика, объясняются перекраиванием и приспособлением лесного и земельного законодательства под строительство трассы любой ценой. В результате основные барьеры, которые препятствовали уничтожению лесопарков г. Москвы, были устранены.

Выступающая также отметила, что в п. 4 ст. 86 ЗК РФ содержится нереализованная норма, в соответствии с которой границы и правовой режим пригородных зон городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга утверждаются и изменяются федеральными законами, и необходимо скорейшее принятие таких федеральных законов. Требуется пересмотреть кадастровую стоимость земель, которые заняты лесами, чтобы устранить разницу между их рыночной и естественной стоимостями.

Ведущий научный сотрудник ИЗиСП кандидат юридических наук Е. А. Галиновская обозначила основные проблемы освоения территорий, непосредственно прилегающих к мегаполисам (на примере Химкинского леса), их правовые и организационные аспекты, среди которых были выделены: вопросы политического и концептуального характера в территориальной организации населенных пунктов; применение и толкование недавно принятых норм законодательства; фактор коррупциогенности в решении данных проблем; вопрос диалога общественности и государственной власти. Ситуация, сложившаяся вокруг Химкинского леса, продемонстрировала необходимость совершенствования процедуры проведения общественных слушаний.

При всех недостатках градостроительного законодательства идея планирования освоения территорий представляется весьма ценной, однако требует правильной реализации.

Другая важная проблема, затронутая докладчиком, — соотношение правового режима пригородных зон вокруг населенных пунктов и городского округа. Дело в том, что Химкинский лес подпадает и под понятие «пригородные зоны», и под понятие «городской округ». Назначение, правовой режим, концептуальная идея развития пригородных зон отличается от городского округа. Получается, что постепенное превращение пригородной зоны в составляющую городского округа сопровождается параллельным «вымыванием» из законодательства именно экологического и рекреационного значения таких зон.

При применении федерального законодательства по переводу земель лесного фонда в иные категории следует обратить внимание на то, что ст. 11 Федерального закона от 21 декабря 2004 г. N 172-ФЗ «О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую» устанавливает, что особо ценные леса могут быть переведены при отсутствии иных вариантов, но при этом не установлена процедура выбора этого альтернативного варианта.

Научный сотрудник ИЗиСП О. А. Золотова отметила, что ни в ЛК РФ, ни в Федеральном законе от 10 января 2002 г. N 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» нет ответа на вопрос, как соотносятся между собой понятия «зеленая зона» и «лесопарковая зона», в законодательстве отсутствует четкое деление на городские леса и пригородные зоны, не устанавливается, где могут находиться лесопарковые и зеленые зоны: внутри населенных пунктов или за их границами. Более того, в настоящее время на уровне федерального законодательства наметилась тенденция к стиранию границ между городскими лесами и зелеными и лесопарковыми зонами: анализ ст. 105 ЛК РФ позволяет сделать вывод, что режим лесопарковых и зеленых зон ничем не отличается от режима городских лесов. Таким образом, в целях дальнейшего совершенствования правового регулирования зеленых и лесопарковых зон необходимо уточнить в законодательстве их правовое положение и разграничить эти понятия, а также понятия городских лесов и пригородных зон.

Ряд выступлений был посвящен лесному законодательству зарубежных стран. Как отметил ведущий научный сотрудник ИЗиСП кандидат юридических наук Д. О. Сиваков, одна из основных проблем в области регулирования использования и охраны лесов состоит в том, что сегодня игнорируется водоохранная функция лесов, хотя они объективно участвуют в очищении водных объектов. В соответствии со ст. 104 ЛК РФ в лесах, расположенных в водоохранных зонах, запрещаются сплошные рубки, однако в настоящее время готовится законопроект, в соответствии с которым будет разрешена сплошная вырубка лесов запретных полос вокруг водных объектов для размещения на их территориях нефтегазовых комплексов. Таким образом, расширяется перечень исключений из этого запрета.

Примечательно, что в развитых странах процесс лесозаготовок близ водных объектов происходит под тщательным руководством уполномоченных органов. Например, в штате Калифорния (США) Департамент лесного хозяйства разрешил лесозаготовительной компании осуществлять вырубку лесов в водоохранных зонах. В то же время Департамент по контролю вод отметил, что из-за работ, проводимых компанией, ухудшилось качество воды в реке, на берегах которой велась лесозаготовка, и выдал компании предписание проводить мониторинг соответствующего участка реки.

Согласно законодательству Франции в области регулирования использования и охраны лесов хозяйствующий субъект не может без предварительного разрешения вырубать лесную растительность. Для этого он должен представить уполномоченным органам декларацию о намерениях. Кроме того, полностью запрещена вырубка лесов защитной категории. В Белоруссии, Украине, Армении, Молдавии, Узбекистане и Казахстане существуют категории лесов, выполняющих водоохранную функцию. Модельный Лесной кодекс СНГ признает водоохранные функции за двумя из трех категорий лесов, не относящихся к эксплуатационным по своему назначению.

Ведущий научный сотрудник ИЗиСП С. В. Соловьева рассказала о том, как регулируется использование и охрана лесов в США. Так, лесные отношения регулируют более 30 федеральных законов. В федеральном законе определены границы всей национальной лесной системы с координатами, так, как это делается на топографических картах, а также все заповедники, национальные парки, особо охраняемые зоны.

Все леса США входят в Национальную систему лесов, в которой выделяются несколько их видов:

охранные леса не подлежат никакому использованию и устанавливаются вокруг навигационных водоемов, рек, озер, систем рыбопромысловых объектов. В эту группу также входят леса для охраны влажных и болотистых мест. Следующий вид охранных лесов — это леса природных памятников (гейзеров, каскадов, водопадов, различных минерально-грязевых источников), которые не находятся на территории заповедников или национальных парков;

промысловые леса — это леса, которые удовлетворяют потребности нации в древесине и в других лесных ресурсах. Выделяются промысловые леса, в которых добываются лесные продукты, а вырубка леса запрещена, кроме точечных санитарных вырубок, и промысловые леса, которые используются для заготовки древесины.

В США лесопользование имеет многообразные формы. Государство получает доход не от вырубки леса, а от использования его ресурсов и возможностей. В частности, договоры аренды заключаются в целях развития туризма, отдыха, научно-познавательной деятельности, создания детских лагерей и научных центров.

По итогам конференции ее участниками признаны необходимыми следующие меры: шире извещать граждан о намечаемых и предлагаемых изменениях и дополнениях лесного законодательства, отражающихся на реализации их прав и свобод в сфере использования и охраны лесов; чаще привлекать к обсуждению соответствующих законопроектов специалистов лесного хозяйства, ученых, экономистов, биологов, юристов для высказывания обоснованных и компетентных мнений и дачи экспертных заключений; бережно относиться к лесному фонду как основе жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории, как к национальному достоянию и государственной собственности; обеспечить сохранение в тексте ЛК РФ норм, которые доказали свою эффективность, в частности регулирующих экологические, средозащитные и средообразующие характеристики лесов; не допускать необоснованного перевода земель лесного фонда в земли иных категорий; продолжить надлежащее правовое регулирование использования и охраны сельских, городских лесов, зеленых, лесопарковых, пригородных зон мегаполисов, зеленых насаждений и особо охраняемых территорий в городах; сохранить приоритетность лесов как часть природы, как элемент окружающей человека природной среды перед их использованием для получения древесины в качестве имущества, объекта гражданских отношений.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *