Судебная практика по учету лесных участков в Российской Федерации

(Суткевич Е. А.) («Публично-правовые исследования» (электронный журнал), 2012, N 2) Текст документа

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УЧЕТУ ЛЕСНЫХ УЧАСТКОВ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ <1>

Е. А. СУТКЕВИЧ

——————————— <1> В данной научной работе использованы результаты, полученные в ходе выполнения проекта N 11-04-0026, реализованного в рамках Программы «Научный фонд НИУ ВШЭ» в 2011 — 2012 гг.

Анализ судебной практики по делам, связанным с учетом лесных участков, показал, что суды сталкиваются с несколькими группами споров, касающихся данной проблематики. Самая обширная группа споров (п. 1) связана с исками о защите права собственности и иных вещных прав и другими делами, где, так или иначе, поднимается вопрос о вещных правах на лесные участки. Анализ этой группы споров показывает, что множество дел касается истребования лесных участков из состава земель лесного фонда из чужого незаконного владения или признания права федеральной собственности на такие участки. При этом при определении принадлежности лесного участка может возникать вопрос о категории земель, к которой он относится, поскольку в соответствии со ст. 8 Лесного кодекса Российской Федерации (далее — ЛК РФ) только лесные участки в составе земель лесного фонда находятся в федеральной собственности. В этих случаях суды исходят из данных Государственного кадастра недвижимости (дело N А25-149/2011). В тех случаях когда государственный кадастровый учет лесного участка не осуществлялся и невозможно в соответствии с п. 13 ч. 2 ст. 7 Федерального закона «О государственном кадастре недвижимости» определить категорию земель, к которой отнесен учтенный лесной участок, суды оценивают фактические доказательства отнесения лесного участка к той или иной категории земель в совокупности со всеми представленными в дело доказательствами (см. анализ Определения Верховного Суда РФ от 20 января 2009 г. N 46-В08-19). Также встречаются споры налогоплательщиков с налоговыми органами, когда налоговый орган ошибочно идентифицирует объект налогообложения в соответствии со сведениями Государственного кадастра недвижимости (п. 2). Согласно пп. 4 п. 2 ст. 389 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — НК РФ) земельные участки из состава земель лесного фонда не признаются объектом налогообложения земельным налогом. Однако государственному кадастровому учету подлежат лесные участки, а не отнесение земельных участков к лесному фонду. Налоговым органам в подтверждение обоснованности начисления земельного налога следует исходить из данных Государственного лесного реестра, а не Государственного кадастра недвижимости (дело N А70-7268/2010). Еще одна группа споров связана с оспариванием действий и решений органов, осуществляющих государственный кадастровый учет лесных участков (п. 3, 4). Неоднозначным в судебной практике является вопрос о возможности арендатора при или после переоформления договора аренды участка лесного фонда на договор аренды лесного участка с целью приведения его в соответствие с ЛК РФ обратиться с заявлением о государственном кадастровом учете такого участка, а также провести землеустроительные работы с целью кадастрового учета участка. Некоторые суды признают нецелесообразность такого кадастрового учета и отсутствие законных оснований для него и для проведения землеустроительных работ, учитывая, что в соответствии с ч. 4 ст. 4 Федерального закона от 4 декабря 2006 г. N 201-ФЗ «О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации» (далее также — Федеральный закон «О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации») для приведения договоров аренды участков лесного фонда и договоров безвозмездного пользования участками лесного фонда в соответствие с ЛК РФ не требуется проведение государственного кадастрового учета лесных участков (дело N А14-14785/2008). Согласно ч. 1 и ч. 2 ст. 4.1 Федерального закона «О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации» до 1 января 2010 года (в редакции Закона от 12 декабря 2011 г. N 427-ФЗ — до 1 января 2015 года) допускается предоставление гражданам, юридическим лицам лесных участков в составе земель лесного фонда без проведения государственного кадастрового учета. Другие же суды фактически допускают кадастровый учет лесного участка арендатором при или после переоформления договора аренды. Данный вопрос является, безусловно, важным для арендаторов, поскольку в соответствии со ст. 5 Федерального закона «О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации» арендатор по договору аренды участка лесного фонда до приведения его в соответствие с ЛК РФ, а также арендатор по договору аренды участка лесного фонда или по договору аренды лесного участка, если государственный кадастровый учет таких участков не осуществлялся, не вправе: 1) сдавать арендованные участок лесного фонда, лесной участок в субаренду; 2) передавать свои права и обязанности по договору аренды участка лесного фонда, по договору аренды лесного участка другим лицам (перенаем); 3) отдавать арендные права в залог; 4) вносить арендные права в качестве вклада в уставный капитал хозяйственных товариществ и обществ или паевого взноса в производственный кооператив. Позиция судов, настаивающих на «нецелесообразности» государственного кадастрового учета таких лесных участков, вызывает сомнения, поскольку безосновательно ограничивает оборот арендных прав. В соответствии с п. 2 ст. 4.1 Федерального закона «О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации» при предоставлении гражданам, юридическим лицам лесных участков в составе земель лесного фонда, не прошедших государственного кадастрового учета, осуществляется их государственный учет. Такой государственный учет проводится в соответствии с Приказом Министерства природных ресурсов Российской Федерации от 28 ноября 2007 г. N 310 «Об утверждении Порядка проведения государственного учета лесного участка в составе земель лесного фонда». Имеется судебная практика, касающаяся государственного учета лесных участков в соответствии с названным Порядком, однако она довольно немногочисленна (п. 5). В деле N А51-4446/2010 суд признал действия органа по государственному учету лесного участка при переоформлении ничтожного договора аренды участка лесного фонда незаконными и обязал исключить сведения о нем из Государственного лесного реестра. В деле N А55-4736/2009 суд отклонил довод Управления Федеральной регистрационной службы, отказ которого в государственной регистрации договора аренды лесного участка оспаривался в суде, о том, что в лесном плане, представленном в Управление для регистрации договора, не заполнено поле «особые отметки» о лесном участке. Суд признал отказ Управления незаконным. 1. Важное значение государственный кадастровый учет имеет для определения собственника лесного участка. Так, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в Определении от 20 января 2009 г. N 46-В08-19 <2>, рассматривая дело об истребовании лесного участка (земельного участка) из чужого незаконного владения в порядке надзора, установила, что судами при рассмотрении данного дела не был решен вопрос о том, кому принадлежит право собственности на данный участок. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала выводы судов нижестоящих инстанций о том, что спорный лесной участок относится к землям лесного фонда и, соответственно, находится в федеральной собственности на основании ст. 8 ЛК РФ, необоснованными, ввиду чего решение районного и постановление областного суда отменила и направила дело на новое рассмотрение. ——————————— <2> Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 20 января 2009 г. N 46-В08-19 // СПС «Гарант».

При этом юридическими фактами, опровергающими принадлежность спорного земельного участка к городским лесам, явились: экспертное заключение, из которого следует, что по имеющимся материалам лесоустройства невозможно однозначно идентифицировать земельные участки, находящиеся в ведении ФГУ «Самарский лесхоз»; выписка из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 31.05.2007, подтверждающая, что земельный участок отнесен к землям поселений; письмо органа местного самоуправления о том, что земельный участок находится в зоне фактического неподтвержденного развития жилой застройки; выкопировка Генерального плана городского округа Самара; письмо Департамента лесного хозяйства Самарской области о том, что государственный кадастровый учет лесного участка в соответствии с Федеральным законом от 24 июля 2007 г. N 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» (далее — Федеральный закон «О государственном кадастре недвижимости») не осуществлялся, границы со смежными землепользователями не согласовывались. Суды первой и кассационной инстанций при этом ссылались на материалы лесоустройства Самарского лесхоза и решение Куйбышевского облисполкома N 556 от 25 сентября 1967 г., в соответствии с которым территория квартала объявлена памятником природы областного значения и передана под охрану лесхозу. Таким образом, в случае если государственный кадастровый учет лесного участка не осуществлялся и невозможно в соответствии с п. 13 ч. 2 ст. 7 Федерального закона «О государственном кадастре недвижимости» определить категорию земель, к которой отнесен учтенный лесной участок, доказательства отнесения такого лесного участка к той или иной категории земель рассматриваются судом в совокупности. В другом деле (N А25-149/2011) Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Карачаево-Черкесской Республике (далее — управление Росимущества) обратилось в суд с иском к администрации Зеленчукского муниципального района Карачаево-Черкесской Республики (далее — администрация) о признании права федеральной собственности на земельный участок с определенным кадастровым номером. Требования управления Росимущества были основаны на том, что спорный земельный участок, ранее находившийся во владении сельскохозяйственных организаций, относится к землям лесного фонда и является федеральной собственностью в силу закона. При этом управление Росимущества ссылалось на ст. 4 Лесного кодекса РСФСР от 8 августа 1978 г. «Единый государственный лесной фонд. Земли государственного лесного фонда» и Положение о колхозных лесах, утвержденное Постановлением Совета Министров СССР от 4 марта 1968 г. N 144, поскольку лесной участок ранее находился во владении сельскохозяйственных организаций. Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций отказали в удовлетворении иска. Высший Арбитражный Суд, отказывая в передаче дела для пересмотра в порядке надзора (Определение от 17 января 2012 г. N ВАС-17360/11), указал, что в соответствии со ст. 7 ЛК РФ лесным участком является земельный участок, границы которого определяются в соответствии со статьями 67, 69 и 92 ЛК РФ. Лесные участки в составе земель лесного фонда в силу ст. 8 ЛК РФ находятся в федеральной собственности. Однако по данным кадастрового паспорта спорный земельный участок относится к категории земель сельскохозяйственного назначения. Также, поскольку управлением Росимущества не представлены материалы лесоустройства и лесные планы, подтверждающие отнесение спорного участка к землям лесного фонда, суды правомерно отказали в удовлетворении заявленного требования. ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 13 октября 2010 г. по делу N А03-5846/2009 отказал Б. Г.Г. (главе крестьянского (фермерского) хозяйства) в признании недействительным Постановления администрации Алтайского края от 15 декабря 2008 г. N 540 «О переводе земельных участков в границах Третьяковского района Алтайского края из категории земель сельскохозяйственного назначения в категорию земель лесного фонда» в части перевода и включения в состав площадей государственного лесного фонда спорных земельных участков, принадлежащих Б. Г.Г. на праве собственности. Земельный участок, принадлежащий Б. Г.Г. на праве собственности, поставлен на кадастровый учет, ему присвоен кадастровый номер, однако границы земельного участка не установлены. При этом в графе «категория земель» указано: земли сельскохозяйственного назначения. Ввиду этого заявителю пришлось доказывать, что участки с кадастровыми номерами, указанными в Постановлении администрации, переводимые в земли лесного фонда, налагаются на земельный участок, принадлежащий Б. Г.Г. Суд, отвергая доказательства Б. Г.Г. в пользу того, что Постановление администрации затрагивает и его земельный участок (в том числе картографический материал и экспертное заключение), сделал вывод о том, что покрытые лесом земельные участки не могли быть предоставлены в собственность Б. Г.Г., в связи с чем земельный участок с указанным им кадастровым номером не вошел в перечень земельных участков, переведенных из категории земель сельскохозяйственного назначения в категорию земель лесного фонда, соответственно, отсутствуют основания для признания указанного Постановления администрации Алтайского края недействительным. Как следует из мотивировочной части Постановления ФАС Западно-Сибирского округа, суд понимает норму ст. 8 ЛК РФ о праве собственности на лесные участки как своего рода презумпцию, в соответствии с которой для признания того, что лесные участки (покрытые лесом земельные участки) не принадлежат Б. Г.Г. на праве собственности, не требуется фактических доказательств. 2. Следует различать правовой режим лесных участков и земельных участков из состава земель лесного фонда. В соответствии со ст. 7 ЛК РФ лесным участком является земельный участок, границы которого определяются в соответствии со ст. 67, 69 и 92 ЛК РФ. Лесные участки могут находиться на землях: лесного фонда; обороны и безопасности, на которых расположены леса; населенных пунктов, на которых расположены городские леса; особо охраняемых природных территорий, на которых расположены леса (ст. 67, ч. 3 ст. 23 ЛК РФ). В то же время не всегда в составе земель лесного фонда могут быть выделены лесные участки (например, если в соответствии со ст. 69 ЛК РФ не осуществлено проектирование лесных участков). Данное разграничение может иметь значение для налогообложения земельным налогом, поскольку в соответствии с пп. 4 п. 2 ст. 389 НК РФ земельные участки из состава земель лесного фонда не признаются объектом налогообложения земельным налогом. Так, из дела N А70-7268/2010 следует, что государственному кадастровому учету в соответствии со ст. 92 ЛК РФ подлежат лесные участки не только из состава земель лесного фонда. Инспекция ФНС России г. Тюмени N 4 вынесла решение, которым некоммерческое партнерство «Цимлянское» было привлечено к ответственности за неуплату земельного налога в соответствии с п. 1 ст. 122 НК РФ в виде штрафа в размере 423 129 руб., дополнительно был начислен земельный налог в размере 2 115 649 руб., а также начислены пени в сумме 303 489,85 руб. Поводом к принятию такого решения послужило обнаружение факта того том, что заявителем не был произведен расчет земельного налога по земельному участку с кадастровым номером, принадлежащим ему на праве постоянного (бессрочного) пользования. Некоммерческое партнерство обжаловало данное решение в суд. В суде Инспекция в обоснование того, что спорный земельный участок не входит в состав земель лесного фонда, ссылалась на ст. 85, 101 Земельного кодекса Российской Федерации (далее — ЗК РФ), ст. 7, 67, 69 ЛК РФ, Положение о Департаменте лесного комплекса Тюменской области, ответ Департамента лесного комплекса Тюменской области и ответ из Государственного кадастра недвижимости. Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили заявления Некоммерческого партнерства и признали решение ИФНС России г. Тюмени N 4 незаконным. ФАС Западно-Сибирского округа, рассмотрев кассационную жалобу Инспекции, признал ее не подлежащей удовлетворению и оставил решение и постановление судов без изменения. При этом суд указал, что ответ из Государственного кадастра недвижимости, на который ссылается Инспекция, обоснованно не принят судами в качестве подтверждения невключения участка, занятого лесом, в лесной фонд, поскольку, как правильно отметили суды, ссылаясь на ст. 92 ЛК РФ, государственному кадастровому учету подлежат лесные участки, а не отнесение земельных участков к лесному фонду. Налоговому органу в подтверждение обоснованности начисления земельного налога следовало исходить из данных государственного лесного реестра, а не государственного кадастра недвижимости. При этом арбитражный суд, руководствуясь положениями п. 7 ст. 15 Федерального закона «О государственном кадастре недвижимости», в соответствии с которым орган, осуществляющий ведение государственного лесного реестра, в срок не более чем пять рабочих дней со дня внесения в такой реестр сведений о лесах представляет документы о данных природных объектах в орган кадастрового учета, отметил, что отсутствие в государственном кадастре недвижимости сведений о конкретном участке как отнесенном к землям лесного фонда не свидетельствует о том, что такой участок в действительности не является лесным участком из состава земель лесного фонда. 3. Для ранее учтенных лесных участков предусмотрен особый порядок внесения сведений в государственный кадастр недвижимости, ввиду чего собственник (землевладелец, землепользователь) не имеет права проводить землеустроительные работы в отношении такого участка, в том числе согласовывать местоположение границ участка лесного фонда (лесного участка). Так, потребительский кооператив, получивший по результатам открытого конкурса право на заключение договора аренды участка лесного фонда и заключивший такой договор аренды, обратился в управление Росимущества по Воронежской области с заявлением о согласовании землеустроительного дела (согласовании местоположения границ земельного участка) на указанный участок лесного фонда. Управление запрошенные действия не осуществило, вернуло представленные документы, в том числе акт согласования границ земельного участка, без согласования, сославшись на нецелесообразность проведения государственного кадастрового учета указанного лесного участка. Потребительский кооператив обжаловал данный отказ управления Росимущества по Воронежской области в суд (дело N А14-14785/2008). ФАС Центрального округа, рассматривая кассационную жалобу потребительского кооператива, указал, что ст. 4.2 Федерального закона «О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации» закрепляет, что лесные участки в составе земель лесного фонда, государственный кадастровый учет которых не осуществлялся, признаются ранее учтенными объектами недвижимости. План лесного участка в составе земель лесного фонда, выданный до 1 января 2010 года, признается юридически действительным. Сведения о ранее учтенных участках лесного фонда и лесных участках в составе земель лесного фонда с учетом установленного законодательством о государственном кадастре недвижимости состава сведений государственного кадастра недвижимости об объекте недвижимости переносятся в соответствующие разделы этого кадастра в сроки и в порядке, которые установлены уполномоченным федеральным органом исполнительной власти. Учитывая изложенное, суд указал, что земельный участок, за согласованием местоположения границ которого обратился потребительский кооператив, относится к числу ранее учтенных объектов недвижимости, для которых предусмотрен особый порядок внесения сведений в Государственный кадастр недвижимости. Также суд, мотивируя свое постановление, указал, что в соответствии с ч. 4 ст. 4 Федерального закона «О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации» для приведения договоров аренды участков лесного фонда и договоров безвозмездного пользования участками лесного фонда в соответствие с ЛК РФ не требуется проведение государственного кадастрового учета лесных участков. Согласно ч. 1 и ч. 2 ст. 4.1 Федерального закона «О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации» до 1 января 2010 года (в редакции Закона от 12.12.2011 N 427-ФЗ — до 1 января 2015 года) допускается предоставление гражданам, юридическим лицам лесных участков в составе земель лесного фонда без проведения государственного кадастрового учета. При предоставлении гражданам, юридическим лицам лесных участков в составе земель лесного фонда, не прошедших государственного кадастрового учета, осуществляется их государственный учет. В этом случае проектирование лесных участков производится в соответствии с положениями частей 1, 2, 4 и 5 статьи 69 ЛК РФ. Таким образом, законодатель установил право, а не обязанность (в данном конкретном случае — Е. С.) проводить кадастровый учет земельного участка. На основании изложенного суды сделали вывод о правомерности отказа управления Росимущества по Воронежской области в согласовании границ участка лесного фонда (земельного участка из состава земель лесного фонда). Из мотивировочной части Постановления ФАС Центрального округа ясно, что отказ следует потому, что такое основание государственного кадастрового учета не предусмотрено законодательством и проведение государственного кадастрового учета в отношении спорного участка нецелесообразно. Те же выводы содержит и Определение ВАС РФ от 29 октября 2009 г. N ВАС-11184/09 (дело N А14-14717/2008). С другой стороны, из Постановления ФАС Поволжского округа (дело N А55-26981/2010) следует, что в подобной предыдущему делу ситуации, когда после переоформления договора аренды участка лесного фонда на договор аренды лесного участка в целях приведения в соответствие с ЛК РФ общество с ограниченной ответственностью (арендатор) обратилось с заявлением о государственном кадастровом учете лесного участка, суд признал отказ Управления Росреестра по Самарской области в государственном кадастровом учете незаконным. Правда, отказ органа в данном деле осуществлен на другом основании: в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 27 Федерального закона «О государственном кадастре недвижимости» в связи с тем, что заявление о кадастровом учете или необходимые для кадастрового учета документы по форме либо содержанию не соответствуют требованиям Закона «О государственном кадастре недвижимости». Соответственно, суды не выходили за пределы заявленных требований и не рассматривали вопрос о юридической возможности арендатора осуществлять государственный кадастровый учет участка после переоформления договора аренды участка лесного фонда на договор аренды лесного участка. 4. Орган, ответственный за проведение государственного кадастрового учета земельных (лесных) участков, не вправе отказывать в проведении государственного кадастрового учета лесного участка, если границы образуемого лесного участка пересекают границы уже учтенных земельных участков с имеющимися кадастровыми номерами (переведенных из лесных участков в иные категории (например, под объекты недвижимости войсковой части), если от лица собственника объектов недвижимости с заявлением о выделении земельных участков под эксплуатацию объектов недвижимости никто не обращался, соответственно, порядок перевода земель был нарушен). Подобные выводы содержит Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 31 октября 2011 г. N 05АП-7399/11 (дело N А51-2549/2011). Данным Постановлением: признано незаконным распоряжение Управления муниципального имущества, градостроительства и архитектуры Администрации города Владивостока об утверждении проектов границ земельных участков; признаны незаконными действия Федерального государственного учреждения «Земельная кадастровая палата» по Приморскому краю, выразившиеся в осуществлении кадастрового учета спорных земельных участков; нарушенное право восстановлено путем обязания Федерального государственного учреждения «Земельная кадастровая палата» по Приморскому краю снять с государственного кадастрового учета спорные земельные участки с указанными кадастровыми номерами; признаны незаконными действия Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Приморскому краю, выразившиеся в регистрации права собственности Российской Федерации на спорные земельные участки; нарушенное право восстановлено путем обязания Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Приморскому краю аннулировать запись в ЕГРП о праве собственности Российской Федерации на спорные земельные участки. Земельный участок, в государственном кадастровом учете которого было отказано, являлся лесным участком с 1948 года. Управление лесным хозяйством Приморского края (заявитель) на основании протокола приема заявок на участие в аукционах по продаже прав на заключение договоров аренды лесных участков подписало с ООО «Истен-Фиш» договор аренды лесного участка для осуществления рекреационной деятельности от 15.04.2010. Однако при обращении арендатора за проведением государственного кадастрового учета данного лесного участка выяснилось, что границы данного участка налагаются на другие четыре земельных участка, принадлежащих войсковой части. Суд, удовлетворяя заявление о признании незаконными вышеуказанных действий и решений органов власти, ссылался на то, что участок признан лесным с 1948 года, и решение в установленном порядке о переводе его в иные категории не принималось, а также ссылался на сведения государственного лесного реестра и материалы лесоустройства Владивостокского лесничества. Органы же не смогли доказать законность государственного кадастрового учета четырех земельных участков и законность регистрации права собственности на них. Тем самым препятствия для государственного кадастрового учета арендатором лесного участка были сняты. Между тем сомнения вызывает утверждение суда о том, что земельный участок, относящийся к лесам и принадлежащий Российской Федерации на праве собственности, находился и находится в фактическом пользовании (фактическом ведении) Управления лесным хозяйством Приморского края и как объект имущества включен в реестр имущества. В другом деле, рассматривавшемся Арбитражным судом Приморского края по первой инстанции (N А51-21744/2009), заявитель — общество с ограниченной ответственностью оспаривало отказ Управления Росреестра по Приморскому краю в осуществлении кадастрового учета земельного участка из состава городских лесов Владивостока. Решением суда от 24.02.2010, оставленным без изменения Постановлением Пятого арбитражного апелляционного суда от 05.05.2010, в удовлетворении заявленных требований отказано. ФАС Дальневосточного округа Постановлением от 31 августа 2010 г. N Ф03-5778/2010 указанные судебные акты отменил, дело направил на новое рассмотрение. Обстоятельства дела складывались следующим образом. 28 декабря 2007 года Управлением муниципального имущества, градостроительства и архитектуры администрации города Владивостока вынесено распоряжение N 1028, которым Фонду утвержден проект границ земельного участка в городе Владивостоке, в районе ул. Главная, 44, площадью 3050 кв. м для садоводства (с правом возведения жилого строения), согласно приложению. 30 апреля 2009 года Фонд обратился в Управление с заявлением N 2528/102/09-73 о постановке указанного земельного участка на кадастровый учет. Решением от 21.05.2009 N 80 осуществление кадастрового учета приостановлено в связи с тем, что запрашиваемый земельный участок относится к землям лесного фонда, так как расположен в городских лесах, следовательно, в документах имеются противоречия, которые необходимо устранить в срок до 21.08.2009. Так как запрашиваемые документы обществом не представлены, управление решением от 21.08.2009 N 481 отказало в осуществлении кадастрового учета. Отменяя решение и постановление судов нижестоящих инстанций и отправляя дело на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции, ФАС Дальневосточного округа указал следующее. Согласно ч. 1 ст. 7 ЗК РФ земли в Российской Федерации по целевому назначению подразделяются на ряд категорий, среди которых как самостоятельные категории выделяются земли населенных пунктов и земли лесного фонда. При этом в соответствии с ч. 1 ст. 6 ЛК РФ леса располагаются на землях лесного фонда и землях иных категорий, границы которых определяются в соответствии с земельным законодательством, лесным законодательством и законодательством о градостроительной деятельности (ч. 3 ст. 6 ЛК РФ). Так, согласно ст. 8 ЛК РФ лесные участки в составе земель лесного фонда находятся в федеральной собственности, а формы собственности на лесные участки в составе земель иных категорий определяются в соответствии с земельным законодательством. При этом сам факт проведения лесоустройства в отношении земельного участка не является доказательством его принадлежности к землям лесного фонда, так как в соответствии с ч. 1 ст. 67 и ч. 3 ст. 23 ЛК РФ лесоустройство проводится не только на землях лесного фонда, но также на землях населенных пунктов, на которых расположены городские леса. В рассматриваемом случае суды не установили, что спорный лесной участок находится в федеральной собственности, выводы о правомерности отказа Управления Росреестра по Приморскому краю в осуществлении кадастрового учета не соответствуют обстоятельствам дела. 5. Крайне немногочисленна судебная практика, касающаяся государственного учета лесных участков в соответствии с Порядком проведения государственного учета лесного участка в составе земель лесного фонда, утвержденным Приказом Министерства природных ресурсов РФ от 28 ноября 2007 г. N 310 (на основании ст. 4.1 Федерального закона «О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации»). По одному из дел (дело N А51-4446/2010), некоммерческой организацией ТСЖ «Радуга» оспаривались действия Управления лесным хозяйством Приморского края по государственному учету лесного участка. ТСЖ «Радуга» получило в аренду от муниципального образования земельный участок из состава земель населенных пунктов для застройки. Вместе с тем через определенное время между ФГУ «Владивостокский лесхоз» и ООО «Квант ДВ» был заключен договор аренды участка лесного фонда, который налагается на земельный участок, предоставленный ТСЖ «Радуга» для застройки. При переоформлении договора аренды участка лесного фонда с целью приведения его в соответствие с ЛК РФ Управлением лесным хозяйством Приморского края был произведен государственный учет данного участка. Договор аренды участка лесного фонда в другом деле, имеющем преюдициальное значение, был признан недействительным (ничтожным). ФАС Дальневосточного округа, рассматривая кассационную жалобу третьего лица (судами первой и апелляционной инстанций заявление удовлетворено), указал, что Управлением лесным хозяйством Приморского края были произведены действия по государственному учету лесного участка в связи с переоформлением ничтожного договора, тогда как Управление не вправе было осуществлять государственный учет такого лесного участка. В другом деле (N А55-4736/2009) Управление Федеральной регистрационной службы по Самарской области (правопредшественник Роср еестра) отказало в государственной регистрации договора аренды лесного участка по причине отсутствия документов, подтверждающих соблюдение одной из процедур предоставления лесного участка для строительства линейного объекта в соответствии с требованиями статьи 30 ЗК РФ. Арендатор по данному договору обратился в суд с заявлением о признании незаконным решения об отказе в государственной регистрации договора от 08.09.2009 N 120/2008 аренды лесного участка. В качестве одного из пунктов обоснования своего отказа регистрирующий орган обозначил, что в соответствии с Порядком проведения государственного учета лесного участка в составе земель лесного фонда, утвержденным Приказом Министерства природных ресурсов РФ от 28 ноября 2007 г. N 310, в плане лесного участка должны быть указаны особые отметки лесного участка, тогда как арендатор, обратившийся в УФРС по Самарской области с заявлением о регистрации договора аренды, представил лесной план, в котором данное поле было не заполнено, в частности, не указана категория (назначение) данного объекта недвижимости. Однако суды признали основания отказа УФРС по Самарской области в регистрации договора неубедительными, а его решение — незаконным (Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.10.2009 N 11АП-7207/2009).

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *