К вопросу о выборе формы возмещения экологического вреда

(Вагина О. В.) ("Бизнес, Менеджмент и Право", 2012, N 2) Текст документа

К ВОПРОСУ О ВЫБОРЕ ФОРМЫ ВОЗМЕЩЕНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ВРЕДА

О. В. ВАГИНА

Вагина О. В., заместитель директора Института права и предпринимательства УрГЮА, кандидат юридических наук, доцент.

В статье автор исследует институт возмещения экологического вреда на примере судебной практики, ставя вопрос о выборе формы возмещения вреда - денежная или натуральная.

Ключевые слова: экологический вред, форма возмещения вреда, судебная практика.

On the issue of choosing the form of compensating environmental harm O. V. Vagina

The author analyses the institution of compensating environmental harm by the example of court practice, raising a question of choosing the form of compensation: in specie or kind.

Key words: environmental harm, form of compensation of harm, court practice.

Институт возмещения экологического вреда представляет собой сложное комплексное понятие с рядом специфических характеристик. Несомненно, что возмещение экологического вреда представляет собой одну из мер гражданско-правовой ответственности. Как отмечает профессор И. О. Краснова, институт гражданско-правовой ответственности в экологическом праве достаточно хорошо развит. Имеется обширное законодательство, регулирующее с учетом особенностей окружающей среды и ее компонентов отношения по возмещению вреда, причиненного государству и обществу негативным изменением природных условий под воздействием хозяйственной и иной деятельности. Законодательство продолжает развиваться, устанавливая непростые, а иногда и неожиданные решения, что заставляет обращаться к его анализу и осмыслению в надежде помочь его совершенствованию и способствовать эффективной защите прав и интересов по поддержанию благоприятных природных условий <1>. -------------------------------- <1> Краснова И. О. Правовое регулирование возмещения экологического вреда // Экологическое право. 2005. N 4.

Однако хотелось бы остановиться на практически значимом вопросе, касающемся выбора формы возмещения вреда, так как вред можно возмещать как в денежной форме, так и в натуральной. Зачастую уполномоченный орган (как правило, территориальное управление Росприроднадзора), выступающий в роли истца, обращается в арбитражный суд с требованием о взыскании вреда, причиненного природному объекту, в денежной форме, основывая свое требование на правилах ст. 77 Федерального закона от 10 января 2002 г. N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" <2> (далее - Закон об ОС). Возражая на иск, ответчик обосновывает возможность применения такой меры гражданско-правовой ответственности, как возмещение вреда в натуральной форме, что предусмотрено нормами ст. 78 Закона об охране ОС. В этой связи резонно возникает вопрос о приоритетности применения соответствующих норм данного Закона. -------------------------------- <2> Собрание законодательства РФ. 2002. N 2. Ст. 133.

Действительно, в ст. 78 Закона об охране ОС, устанавливающей порядок компенсации вреда окружающей среде, причиненного нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, закреплено, что возмещение вреда при экологических правонарушениях может быть осуществлено в двух формах: в денежном выражении или в натуре. Возмещение вреда в натуре выражается в восстановлении прежнего состояния компонента природной среды, а именно в восстановлении благоприятного физического состояния и качества. При этом следует принимать во внимание способность правонарушителя осуществить необходимые для этого мероприятия, т. е. решить практический вопрос о пределах возможного реального возмещения имущественного ущерба путем восстановления прежнего состояния природного компонента. Приведем примеры из судебной практики, касающиеся правонарушений в области земельных отношений, однако отражающие в целом эколого-правовой подход и возможность применения положений ст. 78 Закона об охране ОС. По искам комитета природных ресурсов Кемеровской области к Ново-Романовской, Зеледеевской, Верх-Тайменской и Тальской сельским администрациям о возмещении вреда, причиненного захламлением территорий твердыми бытовыми отходами, арбитражный суд установил, что ответчики еще до рассмотрения дел судом выполнили мероприятия, которые комитет признал работами по возмещению вреда, выполненными в натуре, и по ряду дел комитет отказался от исковых требований. По некоторым делам стороны оформили мировые соглашения, которые были утверждены судом (дела N А27-6786-2001-2, А27-6787-2001-2, А27-6784-2001-2). Таким образом, суд принял во внимание, с одной стороны, факт выполнения правонарушителем восстановительных мероприятий, с другой - подписание мирового соглашения между сторонами. При принятии решения о возмещении вреда в натуре необходимо, чтобы стороны в заседании дали согласие на возмещение вреда таким способом. По делам N А27-3709-2000-2 (иск прокурора Кемеровской области к ОАО "Разрез Караканский" о возмещении вреда, причиненного несанкционированным складированием отходов в водоохранной зоне р. Еловка), N А27-3070-2000-2 (иск прокурора Кемеровской области к ОАО "КМК" о возмещении ущерба, причиненного загрязнением почвы нефтепродуктами) с согласия сторон приняты решения о возмещении вреда в натуре путем возложения на ответчиков обязанности по проведению конкретных мероприятий по восстановлению окружающей природной среды, указаны сроки их исполнения. Суд будет учитывать, что не каждое юридическое лицо способно и вправе проводить мелиоративные работы, лесопосадки и другие мероприятия. В таких случаях вместо возмещения вреда в натуре причинитель вреда обязан возместить убытки в денежной форме. Следовательно, право выбора того или другого способа возмещения вреда принадлежит потерпевшей стороне. Однако суд может предложить свой вариант разрешения спора и в соответствии с ним принять решение. В частности, согласно п. 2 ст. 78 Закона об охране ОС на основании решения суда или арбитражного суда вред окружающей среде, причиненный нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, может быть возмещен посредством возложения на ответчика обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды за счет его средств в соответствии с проектом восстановительных работ. Необходимо отметить, что данный пункт сформулирован таким образом, что решение суда или арбитражного суда в момент его принятия не будет обладать свойством исполнимости. Для исполнения решения о возмещении вреда в натуре необходим проект восстановительных работ. Исполнение решения поставлено в зависимость от наличия такого проекта. Вместе с тем проект восстановительных работ требует времени для его разработки и прохождения соответствующих согласований и экспертиз. Представляется, что при такой редакции п. 2 ст. 78 Закона об охране ОС механизм возмещения вреда в натуре по решению судебных органов становится трудно реализуемым. Добавим к сказанному, что экологическое законодательство не предусматривает приоритета реального возмещения вреда окружающей среде. Судом будет учитываться объективная возможность правонарушителя в течение оптимального срока провести необходимые восстановительные работы. Еще один пример из судебной практики, иллюстрирующий отказ в удовлетворении исковых требований о возмещении ущерба в случае, если ответчиком принимаются меры по восстановлению природной среды. Прокурор Республики Башкортостан в интересах Госкомитета Республики Башкортостан по охране окружающей природной среды обратился в Арбитражный суд Республики Башкортостан с иском к ОАО "Урало-Сибирские магистральные нефтепроводы им. Д. А. Черняева" о взыскании 5474 руб. в возмещение вреда, причиненного в результате утечки из магистрального нефтепровода нефти и загрязнения земельного участка. Решением суда иск удовлетворен на основании ст. 77 Закона об охране ОС и ст. ст. 1064, 1079 ГК РФ. Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, в иске отказано со ссылкой на то, что ответчиком фактически проводятся работы по устранению причиненного вреда и восстановлению окружающей среды, в связи с чем оснований для взыскания суммы ущерба не имеется. Прокурор в кассационной жалобе с указанным Постановлением не согласен и просит его отменить и оставить в силе решение. Кассационная инстанция не нашла оснований для удовлетворения жалобы. По ее мнению, суд апелляционной инстанции правильно указал, что в соответствии со ст. ст. 77, 78 Закона об охране ОС возмещение вреда, причиненного окружающей среде, добровольно либо по решению суда и взыскиваемые суммы возмещаются потерпевшей стороне для принятия мер по восстановлению потерь в окружающей среде, причиненный вред может быть возмещен посредством возложения обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды за счет его средств в соответствии с проектом восстановительных работ. Судом апелляционной инстанции правильно установлены обстоятельства дела, из которых следует, что ответчиком по согласованию с органами охраны природы проводятся работы по устранению последствий утечки нефти и восстановлению нарушенного состояния окружающей среды, в том числе принимаются меры к проведению биологической рекультивации земель. Постановлением кассационной инстанции Арбитражного суда Республики Башкортостан кассационная жалоба прокурора РБ оставлена без удовлетворения (Постановление ФАС Уральского округа от 13 ноября 2002 г. N Ф09-2779/02-ГК). Считаем целесообразным обратиться и к водному законодательству, в частности Приказу Министерства природных ресурсов от 13 апреля 2009 г. N 87 "Об утверждении Методики исчисления размера вреда, причиненного водным объектам вследствие нарушения водного законодательства" (далее - Методика N 87). Отметим, что п. 14 указанного документа содержит следующие положения: в случае выполнения мероприятий (строительство и/или реконструкция очистных сооружений, систем оборотного и повторного водоснабжения) по предупреждению сверхнормативного или сверхлимитного (при его наличии) сброса вредных (загрязняющих) веществ размер вреда, исчисленный в соответствии с п. 11 Методики, уменьшается на величину фактических затрат на выполнение указанных мероприятий в текущем году, осуществленных на момент исчисления размера вреда. Фактические затраты на выполнение мероприятий по предупреждению сверхнормативного или сверхлимитного (при его наличии) сброса вредных (загрязняющих) веществ не учитываются при исчислении размера вреда, если указанные затраты учтены при расчете платы за сбросы вредных (загрязняющих) веществ в водные объекты. В свою очередь, при принятии мер по ликвидации последствий загрязнения водного объекта или его части в результате аварии размер вреда, исчисленный в соответствии с п. 13 настоящей Методики, уменьшается на величину фактических затрат на устранение загрязнения, которые произведены виновником причинения вреда. Фактические затраты на выполнение мероприятий по предупреждению сверхнормативного или сверхлимитного (при его наличии) сброса вредных (загрязняющих) веществ и ликвидации загрязнения водного объекта или его части документально подтверждаются виновной стороной, а их обоснованность проверяется органом исполнительной власти, осуществляющим государственный контроль и надзор за использованием и охраной водных объектов. Практическое применение указанных нормативных предписаний (закреплений) нашло свое отражение и в судебно-арбитражной практике. Департамент обратился в Арбитражный суд Свердловской области с иском к предприятию о взыскании в бюджет муниципального образования "Город Екатеринбург" ущерба, причиненного водным объектам - рекам Исеть, Камышенка и Верх-Исетскому водохранилищу, в размере 8488506331 руб., на основании ст. ст. 77, 78 Закона об охране ОС, ст. 69 Водного кодекса РФ. Решением суда от 27.05.2009 исковые требования удовлетворены. Суд первой инстанции исходил из того, что предприятием допущено превышение предельно допустимых вредных веществ в сбросах сточных вод, свидетельствующее об ухудшении экологической обстановки на водных объектах, и признал правильным представленный истцом расчет. Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.03.2010 решение суда изменено, иск удовлетворен в части взыскания 554718210 руб. В остальной части в удовлетворении исковых требований отказано. Апелляционный суд указал на недоказанность причинения вреда водным объектам в заявленном иске. Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 08.06.2010 установлено, что апелляционным судом при вынесении Постановления не учтены положения п. 14 Методики исчисления размера вреда, причиненного водным объектам вследствие нарушения водного законодательства, утвержденной Приказом Министерства природных ресурсов Российской Федерации от 30.03.2007 N 71 (действовавшей до принятия Методики N 87). В связи с этим Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.03.2010 отменено и дело направлено на новое рассмотрение. В остальной части выводы апелляционного суда признаны кассационным судом обоснованными. В дальнейшем происходят новые разбирательства. Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.09.2010 решение суда изменено, иск удовлетворен в части взыскания 321844812 руб. 75 коп. В остальной части в удовлетворении исковых требований отказано. При этом апелляционным судом указано на наличие у предприятия фактических затрат, понесенных им в связи с совершением действий, направленных на устранение причиняемого вреда. Предприятие, не соглашаясь с таким решением, в кассационной жалобе просит отменить Постановление апелляционной инстанции в части удовлетворения заявленных требований. По его мнению, судом не учтено, что оно действовало в состоянии крайней необходимости. Оно считает, что в состав затрат, направленных на уменьшение причиненного вреда, следует включить расходы на модернизацию и строительство сетей водопровода и канализации. В кассационной жалобе Департамент просит Постановление апелляционного суда отменить и взыскать с ответчика 554718210 руб., ссылаясь на то, что в силу положений Методики N 71 учету подлежат лишь затраты, направленные на устранение уже причиненного вреда. По мнению Департамента, Апелляционный суд необоснованно руководствовался положениями Методики от 13.04.2009 N 87 (далее - Методика N 87), поскольку ее действие не распространяется на отношения, возникшие в 2007 г. Кроме того, Департамент, ссылаясь на то, что он участвует в рассмотрении дела в качестве государственного органа, полагает необоснованным взыскание с него расходов по оплате стоимости судебной экспертизы в сумме 96210 руб., а также взыскание государственной пошлины без учета пропорции удовлетворения заявленных требований. При судебном разбирательстве были использованы следующие нормативные акты. В силу ч. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Согласно ч. 1 ст. 77 Закона об охране ОС юридические и физические лица, причинившие вред окружающей среде в результате ее загрязнения, истощения, порчи, уничтожения, нерационального использования природных ресурсов, деградации и разрушения естественных экологических систем, природных комплексов и природных ландшафтов и иного нарушения законодательства в области охраны окружающей среды, обязаны возместить его в полном объеме в соответствии с гражданским законодательством. Для возложения гражданско-правовой ответственности в виде возмещения вреда необходимо в совокупности доказать наличие таких условий, как наступление вреда и его размер, противоправность поведения причинителя вреда, вину причинителя вреда и причинно-следственную связь между противоправным поведением и наступившими вредными последствиями. Частью 6 ст. 56 Водного кодекса РФ запрещается сброс в водные объекты сточных вод, содержание в которых радиоактивных веществ, пестицидов, агрохимикатов и других опасных для здоровья человека веществ и соединений превышает нормативы допустимого воздействия на водные объекты. Кроме того, п. 1 ч. 6 ст. 60 Кодекса при эксплуатации водохозяйственной системы запрещается осуществлять сброс в водные объекты сточных вод, не подвергшихся санитарной очистке, обезвреживанию (исходя из недопустимости превышения нормативов допустимого воздействия на водные объекты и нормативов предельно допустимых концентраций вредных веществ в водных объектах), а также сточных вод, не соответствующих требованиям технических регламентов. В качестве дополнительного аргумента при судебном рассмотрении была сделана ссылка на Методику N 71. Согласно п. 14 Методики N 71 в случае своевременного принятия мер по ликвидации последствий воздействия сброса вредных (загрязняющих) веществ на водный объект размер вреда, исчисленный в соответствии с Методикой, уменьшается на величину фактических затрат на его устранение, которые произведены виновником причинения вреда. В итоге апелляционным судом было установлено и подтверждено материалами дела, что предприятием понесены указанные затраты на основании контрактов от 14.06.2007 N 1467/4, 146-7/5, 146-7/6, 146-7/7, 1467/8, 146-7/9, договора генерального подряда от 12.06.2007 N 87-С, договора на выполнение проектных работ от 31.07.2007 N 103, из предмета и содержания которых усматривается, что они (контракты, договоры) заключены в целях реконструкции и модернизации Северных и Южных очистных сооружений. При этом апелляционным судом помимо затрат, произведенных непосредственно на приобретение оборудования для очистных сооружений, оплату услуг проектной организации, на строительные работы, также обоснованно зачтены затраты на уплату таможенных платежей за приобретенное импортное оборудование, так как данные затраты являются безусловно необходимыми для получения оборудования иностранного производства. При таких обстоятельствах апелляционным судом правильно определен размер вреда, причиненного ответчиком водным объектам - рекам Камышенка и Исеть, составивший с учетом уменьшения на сумму понесенных предприятием затрат 321844812 руб. 75 коп. (554718210 руб. - 232873397 руб. 25 коп.). Доводы предприятия и администрации о том, что сброс загрязняющих веществ являлся вынужденной мерой, а также о том, что при определении размера вреда следует учитывать затраты на модернизацию очистных сооружений, строительство сетей водопровода и канализации, судом кассационной инстанции отклоняются в силу положений ст. ст. 286, 287 АПК РФ, как направленные на переоценку установленных апелляционным судом обстоятельств. Ссылка Департамента на то, что учету подлежат лишь затраты, понесенные причинителем вреда после сброса сточных вод в водные объекты, судом кассационной инстанции отклоняется в связи с тем, что такой вывод из п. 14 Методики N 71 не следует. Аргумент Департамента о том, что апелляционный суд необоснованно руководствовался положениями Методики N 87, судом кассационной инстанции не принимается, поскольку при определении подлежащих учету затрат апелляционный суд исходил из положений Методики N 71. Из текста обжалуемого постановления суда апелляционной инстанции следует, что содержание п. 14 Методики N 87 использовано им для толкования того же пункта Методики N 71, которым непосредственно не установлено исключение из состава учитываемых затрат на уменьшение вреда окружающей среде расходов, понесенных в этих целях до сброса загрязняющих веществ (Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 02.12.2010 N Ф09-4115/10-С2). В заключение можно сделать следующие выводы: 1. Экологическое законодательство не предусматривает приоритета реального возмещения вреда окружающей среде перед денежной формой, что свидетельствует анализ ст. ст. 77 и 78 Закона об охране ОС. Судом будет учитываться объективная возможность правонарушителя в течение оптимального срока провести необходимые восстановительные работы. Следует помнить, что право выбора того или другого способа возмещения вреда принадлежит потерпевшей стороне, однако суд может предложить свой вариант разрешения спора и в соответствии с ним принять решение. 2. Судом будут приниматься во внимание, с одной стороны, факт выполнения правонарушителем восстановительных мероприятий, с другой - подписание мирового соглашения между сторонами. 3. В соответствии с водным законодательством в случае своевременного принятия мер по ликвидации последствий воздействия сброса вредных (загрязняющих) веществ на водный объект размер вреда, исчисленный в соответствии, уменьшается на величину фактических затрат на его устранение, которые произведены виновником причинения вреда, но уменьшение суммы исковых требований возможно только в том случае, если произведенные затраты напрямую направлены на ликвидацию последствий, а не направлены на будущее предотвращение негативного воздействия на природный компонент.

------------------------------------------------------------------

Название документа