Конституционные основы охраны окружающей среды в государствах Европы применительно к условиям России

(Ибрагимов К. Х.) («Конституционное и муниципальное право», 2013, N 7) Текст документа

КОНСТИТУЦИОННЫЕ ОСНОВЫ ОХРАНЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ В ГОСУДАРСТВАХ ЕВРОПЫ ПРИМЕНИТЕЛЬНО К УСЛОВИЯМ РОССИИ <*>

К. Х. ИБРАГИМОВ

——————————— <*> Ibragimov K. Kh. Constitutional fundamentals of protection of environment in the states of Europe as applied to the conditions of Russia.

Ибрагимов Кюри Хамзатович, докторант Российской правовой академии Минюста России, доктор сельскохозяйственных наук, кандидат юридических наук, профессор.

В статье рассмотрены основополагающие экологические принципы некоторых конституций государств Европы. Показано, что они различаются в зависимости от того, какая экологическая ситуация складывалась в мире и в их странах на период принятия и как это отражалось в общепризнанных международных экологических актах, каков уровень экономического и демократического развития стран и народов. Дана классификация конституций государств Европы в зависимости от целей и задач, которые предусматривается достичь реализацией прав граждан на благоприятную окружающую среду.

Ключевые слова: конституция; окружающая среда; экологические права; качество жизни; охрана окружающей среды; охрана земель сельскохозяйственного назначения.

The article considers fundamental environmental principles of some Constitutions of European states; shows that they differ depending on the fact what environmental situation is in the world and in their states at the period of adoption and how it was reflected in the generally recognized international environmental acts, what level of economic and democratic development of the states and peoples is. The author presents classification of the Constitutions of the states of Europe depending on the purposes and tasks which are planned to achieve by realization of citizens’ rights to favorable environment.

Key words: constitution; environment; environmental rights; life quality; environmental protect; arable lands protect.

Конституция Российской Федерации разработана с учетом достижений мирового опыта применительно к условиям России и поэтому является концентрированным выражением одобренных российским обществом цивилизационных ценностей, господствовавших в специфический период ее принятия (1993 г.). В Конституции РФ «учтено почти все ценное, что было выработано человеческой мыслью и практикой конституционного строительства» <1>. ——————————— <1> См.: Чиркин В. Е. К 15-летию Конституции РФ // Гражданин и право. 2008. N 12.

Одной из главных ценностей демократически ориентированного Российского государства является непреложный приоритет обеспечения законными методами и формами повышения качества жизни человека, гражданина и общества. Достижение этой цели осуществляется с учетом исторического опыта и социально-экономических условий развития страны, традиций, обычаев и ментальности российского народа. Одним из основных конституционных признаков качества жизни человека является обеспечение экологических прав граждан на благоприятную окружающую среду, которые мировым сообществом признаются фундаментальными правами человека. Полнота и качество реализации экологических прав граждан является серьезным критерием состояния развития в стране демократических процессов. Под благоприятной окружающей средой согласно ст. 1 Федерального закона от 10 января 2002 г. N 7 «Об охране окружающей среды» понимается окружающая среда, качество которой обеспечивает устойчивое функционирование естественных экологических систем, природных и природно-антропогенных объектов. Сравнительный анализ конституций государств Европы свидетельствует о том, что при рецепции зарубежных конституционных положений экологической направленности российским законодателем менее всего учитывались европейские достижения в данной области. Из разнообразных экологических индикаторов европейских конституций в Конституции РФ упоминаются лишь пять: — земля и другие природные ресурсы используются и охраняются как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории (ч. 1 ст. 9); — провозглашается право частной собственности на землю граждан и их объединений (ч. 1 ст. 36); — признается свободное владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами их собственниками при условии, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц (ч. 2 ст. 36); — устанавливается, что каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением (ст. 42); — каждый обязан сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам (ст. 58). Эти принципы-индикаторы, носящие универсальный характер, имеют для экологического права и законодательства России высшую степень нормативной обобщенности и предопределяют каркас прав человека на благоприятную окружающую среду. С одной стороны, будучи конституционно закрепленными, эти экологические права и обязанности граждан России приобретают характер серьезно защищенных Основным Законом субъективных юридических прав. С другой стороны, они, в частности, отражают и признание российской стороной приоритетности общепризнанных принципов и норм международного экологического права. Как мы видим, разбросанные по второй главе Конституции РФ конституционные экологические нормы не отражают стройности целей и задач обеспечения права граждан на благоприятную окружающую среду и свидетельствуют об отсутствии целенаправленной логически выверенной эколого-правовой и эколого-организационной идеологии государства, что является серьезным препятствием в обеспечении экологических прав граждан и значительным тормозом в разработке экологического кодекса страны. А самое главное — законодатель не усмотрел и не мог усмотреть в Конституции РФ динамику и амплитуду глобальных и локальных климатических изменений, оказывающих в последнее десятилетие весьма негативное воздействие на здоровье человека. Экологическое неблагополучие в данной сфере выдвигает необходимость разработки отдельного раздела гл. 2 Конституции РФ «Окружающая среда и территориальное планирование», в которой бы не только официально признавалась система деятельности государства, ориентированная на обеспечение здоровой окружающей среды, но и отражались входящие в нее отдельные функции, достаточно хорошо представленные в некоторых Конституциях государств Европы. В этой связи изучение, научное осмысление конституционного опыта европейских государств по обеспечению экологических прав граждан является весьма полезным и продуктивным. Некоторые известные ученые-юристы последовательно отстаивают позицию невмешательства в Конституцию РФ, поскольку «Основной Закон, как зеркало, отражает общество и государство, причем не только их внешний вид, но и душу: историю, психологию, идеологию, культуру. В данном случае очень верна поговорка про зеркало, на которое нечего пенять…» <2>. Имеется и другое мнение: «Стабильная Конституция… это главное условие и главная гарантия преемственности и предсказуемости политической реальности. А значит, преемственности и предсказуемости реальности экономической, социальной, моральной» <3>. Трудно согласиться с такой логикой, которая со всей очевидностью апеллирует к ортодоксальным Конституциям США, Канады и некоторых других стран. ——————————— <2> Бондарь Н. С. Уважение к Конституции — обязательно // ЭЖ-Юрист. 2007. N 50. <3> Зорькин В. Д. Россия и ее Конституция // Журнал российского права. 2003. N 11.

Конституция РФ разрабатывалась и принималась в кардинально иных, постсоветских, постреволюционных условиях, когда и состояние экологии было не столь драматичным. Сегодня, когда человечество устойчиво перешагнуло рубеж эры напряженного выживания, нуждаются в кардинальном пересмотре многие конституционные положения, и в первую очередь экологические. Нельзя забывать и то, что для граждан России Конституция в первую очередь ассоциируется с деятельностью публичной власти. А власть для россиян исторически означает больше, чем просто власть (вспомним вековую мольбу: «Храни, Господи, Царя!»). Население России, естественно, проявляет ностальгию по прогрессивным и адаптивным к окружающей среде изменениям в деятельности публичной власти и соответственно в Конституции РФ, некоторые положения которой со всей очевидностью контрастируют с современными ожиданиями граждан России. Некоторые конституционалисты пытаются создать вокруг Конституции РФ фетиш, «священную корову», которую нельзя трогать ни при каких обстоятельствах. Аналогичную практику россияне уже имеют на примере догматизации Программы КПСС, и чем это закончилось — у них свежо в памяти. В этой связи весьма прав Гюнтер Рормозер, спрашивающий: «Почему же социализм потерпел теперь крушение? …Потому, что система была против изменений. Она не была способна учиться и извлекать уроки из опыта» <4>. ——————————— <4> Рормозер Г. Кризис либерализма / Пер. с нем. М.: РАН, 1996. С. 22.

В развитых европейских странах так не поступают. Правда, только в крайних случаях, когда сложившиеся реалии угрожают стабильности конституционного строя, в конституции вносятся соответствующие дополнения и изменения либо отменяются отдельные статьи или их части. Например, в Конституцию Австрии 1920 г. внесены ст. 8a, 9a, 14a, 15a… 148a. В Конституцию Бельгии внесено два дополнения — 22bis и 118bis. Согласно ст. 22bis «каждый ребенок имеет право на уважение нравственной, физической, психической и сексуальной неприкосновенности». Этот принцип имеет актуальное значение для современной России. Итак, разбор конституций государств Европы <5> показывает, что они различаются в зависимости от того, какая экологическая ситуация складывалась в мире и в соответствующих странах на период их принятия, и как это отражалось в общепризнанных международных экологических актах, каков уровень экономического и демократического развития стран и народов. В зависимости от этого их можно разделить на три вида: ——————————— <5> См.: Обзор конституций в настоящей статье осуществляется по сборнику «Конституции государств Европы»: В 3 т. / Под ред. Л. А. Окунькова. М.: НОРМА, 2001. URL: http://www. uznal. org/constitution. php.

1. Конституции, в которых закреплены права граждан на благоприятную окружающую среду и их обязанности сохранять природу и бережно относиться к природным богатствам. Такие конституции схожи и по содержанию, и по структуре размещения экологических норм с Конституцией России. К ним можно отнести конституции республик: Армения, Беларусь, Болгария, Казахстан, Украина, Эстония и др. Эти конституции приняты в 90-х годах прошлого века и, как правило, в экологической части учитывают принципы, провозглашенные в Декларации по окружающей среде и развитию (Рио-де-Жанейро, 1992 г.). В частности, такие принципы, как: — забота о человеке является центральным звеном в деятельности по обеспечению устойчивого развития. Люди имеют право жить в добром здравии и плодотворно трудиться в гармонии с природой (принцип 1); — право на развитие должно соблюдаться таким образом, чтобы адекватно удовлетворялись потребности нынешнего и будущих поколений в областях развития и окружающей среды (принцип 3); — на национальном уровне каждый человек имеет соответствующий доступ к информации, касающейся окружающей среды… Обеспечивается эффективный доступ к судебным и административным разбирательствам, включая возмещение и средства судебной защиты (принцип 10); — коренное население… призвано играть жизненно важную роль в рациональном использовании и улучшении окружающей среды (принцип 22). 2. Конституции, в которых охрана окружающей среды провозглашается приоритетной задачей государства. Такие конституционные обязательства приняли на себя страны: Венгрия (§ 18 и 70/D), Греция (ст. 24), Грузия (ст. 37), Испания (ст. 45), Италия (ст. 9, 32), Латвия (ст. 111, 115), Литва (ст. 53, 54), Македония (ст. 43), Молдавия (ст. 37), Нидерланды (ст. 21, 22), Польша (ст. 74), Португалия (ст. 66), Словакия (ст. 44), Словения (ст. 70 — 73), Турция (ст. 56), Финляндия (§ 20), Хорватия (ст. 69), Чехия (ст. 7). Они наряду с вышеотмеченными также руководствуются следующими принципами Декларации по окружающей среде и развитию: — государства принимают эффективные <6> (выделено нами. — Авт.) законодательные акты в области окружающей среды (принцип 11); ——————————— <6> Под словом «эффективные», в частности, понимается четкий механизм реализации законов.

— государства должны разрабатывать национальные законы, касающиеся ответственности за ущерб, наносимый жертвам загрязнения и других видов экологически вредной деятельности, и компенсации такого ущерба (принцип 13). Наиболее привлекательной в этой таксономической категории в контексте экологичности является Союзная Конституция Швейцарской Конфедерации (1999 г.), в которой предусмотрен специальный четвертый раздел «Окружающая среда и пространственное планирование», содержащий не только упомянутые выше экологические принципы общего характера (ст. 73 — 74), но и конкретно ориентированные на охрану отдельных природных объектов: земель (ст. 75), вод (ст. 76), лесов (ст. 77), животного мира (ст. 80). 3. Конституции, которые не содержат ни права граждан на здоровую окружающую среду, ни обязанности государства защищать ее. Это конституции следующих государств, принятые в первой половине XX в. или на ее рубеже: Княжества Лихтенштейн (1921 г.), Дании (1953 г.), Ирландии (1937 г.). В качестве исключения к таким конституциям можно отнести и Основные Законы некоторых стран, принятые в 90-х годах XX в. Например, Конституция Румынии (1991 г.), уделяя значительное внимание охране собственности, в том числе земельной (ст. 41, 135), не в пример Республике Молдова, упустила из виду экологический вектор. Федеративная Республика Германия, несмотря на то что ее Конституция была принята в 1949 г., под очевидным влиянием упомянутой выше Декларации (Рио-де-Жанейро, 1992 г.) сочла в 1994 г. необходимым дополнить свой Основной Закон специальной ст. 20a, в которой провозглашено, что «государство, сознавая ответственность за будущие поколения, осуществляет охрану природных основ жизни…». Следовательно, даже в Германии, в которой свято чтут стабильность Конституции, время от времени, при неотложной необходимости, в нее вносят дополнения и изменения. Например, ст. 12a, 16a, 17a и т. д. Конституция Великобритании по неизвестным причинам вообще не содержит экологические принципы. Особо следует обратить внимание на конституции, которые приняты задолго до упомянутой выше Декларации и, предвосхищая время, содержат серьезные экологические императивы, ориентированные на будущее. Это, например, Конституции Португалии и Турции. Конституция Португалии, принятая в 1976 г., содержит ст. 66 из 10 пунктов, в которых закреплены многосторонние обязанности государства по обеспечению благоприятной окружающей среды. В частности, государство обязано: — предупреждать и контролировать загрязнение окружающей среды и его последствия…; — создавать и обеспечивать развитие заповедников и естественных парков…; — развивать рациональное использование природных ресурсов, сохраняя их способность к обновлению и экологической устойчивости при уважении принципа солидарности поколений; — развивать образование по проблемам окружающей среды и воспитанию уважения к ценностям окружающей среды и т. д. Конституция Турции, принятая в 1982 г., также содержит отдельную гл. VIII «Здравоохранение, окружающая среда и жилищный вопрос», т. е. впервые в комплексе увязывает окружающую человека среду с проблемой обеспечения населения нормальными медицинскими и жилищными условиями. Одного провозглашения государствами своей приверженности идее обеспечения человека благоприятной окружающей средой недостаточно. Если государство провозглашает приверженность в гарантировании своим гражданам соблюдения экологических прав — это означает, что оно воспринимает это как критерий правоустановительной, правоохранительной и природоохранной деятельности соответствующих органов исполнительной власти и должностных лиц. Задача это непростая, и ее решение наряду с проявлением воли публичной властью требует огромных затрат финансовых, трудовых, юридических и иных ресурсов. В связи с этим трудно не согласиться со следующим мнением: «Конституционно-правовое регулирование деятельности по предоставлению и обеспечению реализации указанных прав этого последнего поколения прав человека и гражданина в определенной мере осуществляется, но наталкивается на их необеспеченность материальными условиями жизни общества, состоянием правовой и экологической культуры, системой правоохранительных и природоохранных органов» <7>. ——————————— <7> Комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. В. Д. Зорькина, Л. В. Лазарева. М.: Эксмо, 2009 // Правовая база «Гарант».

Возникает вопрос: какими же силами государства Европы намерены обеспечивать гарантию прав граждан на здоровую и сбалансированную окружающую среду? Одни государства берут эту серьезную ответственность только на себя. С этой целью государство устанавливает нормативы качества окружающей среды, т. е. допустимые пределы негативного воздействия на окружающую среду, и с помощью юридических механизмов реализует их соблюдение. На достижение данной цели государством разрабатываются соответствующие программы и предусматриваются немалые бюджетные ассигнования. Например, в ст. 24 Конституции Греции установлено: «Охрана природной и культурной окружающей среды является обязанностью государства». Стремление публичной власти Греции неуклонно следовать этому принципу подтверждается нормой ст. 25 ее Конституции: «Права человека как личности и как члена общественного целого гарантируются государством, все органы обязаны обеспечивать беспрепятственное осуществление этих прав». Это предполагает необходимость нормирования качества окружающей среды и использование соответствующих программных средств. Аналогичный подход к обеспечению гарантий прав граждан на экологическое благополучие содержится и в Конституции Грузии: «…в интересах нынешнего и будущих поколений государство обеспечивает охрану окружающей среды и рациональное природопользование» (ч. 4 ст. 37). Такое же намерение мы обнаруживаем в Конституции Казахстана: «Государство ставит целью охрану окружающей среды, благоприятной для жизни и здоровья человека» (ст. 31). Однозначную ответственность государства за качество окружающей среды признают Конституции: Нидерландов (ст. 21), Польши (ч. 4 ст. 68, ст. 74), Португалии (ст. 66), Турции (ст. 56), Хорватии (ст. 69). Латвийское государство собирается защищать право каждого на жизнь в благоприятной среде своеобразным образом — «путем предоставления сведений о состоянии среды и заботы о ее сохранении и улучшении» (ст. 115), т. е. информируя только заинтересованных граждан о состоянии окружающей среды и проявляя неподдельное о нем беспокойство. Такая же «забота» и экологический контроль провозглашены в ст. 54 Конституции Литвы, в ст. 44 (ч. 4) — Словакии, в ст. 7 — Чехии. Такая «забота» уже отсутствует в Конституциях Республик Молдова (ст. 37) и Украина (ст. 50) — здесь ограничиваются лишь предоставлением каждому человеку права на свободный доступ к достоверной информации о состоянии природной среды. Причем в Конституции Украины, к сожалению, переживающей последствия чернобыльской аварии, установлено: «Такая информация никем не может быть засекречена». Другие государства привлекают к этой работе граждан и их общественные объединения. Например, в ч. 2 ст. 45 Конституции Испании провозглашено: «Органы власти следят за рациональным использованием всех природных ресурсов… опираясь при этом на необходимую коллективную солидарность». Другими словами, испанское государство в союзе с общественными объединениями граждан берет на себя лишь функцию контроля за рациональным природопользованием. К аналогичному объединению усилий призывает ст. 73 Конституции Словении: «Государство и местные сообщества заботятся о сохранении природного и культурного наследия». Конституция Финляндии со своей стороны собирается лишь содействовать каждому в обеспечении здоровой окружающей среды (§ 20). Третьи государства ответственность за охрану окружающей среды возлагают только на граждан, создавая им лишь условия для осуществления данного права. К таким странам относится Республика Македония. Четвертые вообще не называют субъекты, реализующие экологические принципы, и заранее снимают с себя ответственность за их соблюдение, провозглашая, как, например, в Беларуси, лозунг: «Охрана природной среды — долг каждого» (ст. 55). Такое же возложение ответственности на всех и ни на кого конкретно мы обнаруживаем в Конституции Республики Болгария (ст. 15): «Республика Болгария обеспечивает охрану и воспроизводство окружающей среды…» В ст. 55 вновь подтверждается то, что Болгарское государство, в котором вся власть принадлежит народу, не намерено брать на свои плечи тяжелый груз экологических проблем и поэтому провозглашается: «…они (граждане. — Авт.) обязаны беречь окружающую среду». То же провозглашается и в Конституции Венгрии, с той лишь разницей, что Венгерская Республика, а не конкретно — публичная власть, не только признает, но и «осуществляет право каждого на здоровую окружающую среду» (§ 15). И для достижения этой цели Венгерская Республика охраняет «созданную и естественную среду, окружающую человека» (ч. 2 § 70). Некоторые конституции европейских государств делают особый акцент на охране, рациональном и целевом использовании такого природного ресурса, как земля. Такие положения, как правило, содержат конституции стран со значительной земельной напряженностью, с недостаточным наличием плодородных земель сельскохозяйственного назначения либо стран, в которых агропромышленный сектор доминирует в экономике. Например, ст. 20 Конституции Болгарии провозглашает: «Земля — основное национальное богатство, которое пользуется особой защитой государства и общества. Обрабатываемая земля используется только для сельскохозяйственных целей». В ст. 44 Конституции Турции государство берет на себя обязательство принимать необходимые меры для поддержания и развития эффективного культивирования земли и обеспечения землей малоземельных и безземельных фермеров. Кроме того, Турецкое государство способствует фермерам и животноводам в приобретении машин, сельскохозяйственного оборудования и других средств производства с целью предупреждения неправомерного использования и уничтожения сельскохозяйственных земельных угодий, лугов и пастбищ, а также увеличения урожая и производства домашнего скота в соответствии с принципами сельскохозяйственного планирования. Земли, распределенные для целей сельскохозяйственного производства, не должны ни делиться, ни передаваться другим собственникам, кроме как через наследование, и должны быть культивированы только теми фермерами, между которыми они были распределены, или их наследниками. В конституциях стран, уделяющих серьезное внимание обеспечению продовольственной безопасности, например в Беларуси, закреплен принцип: земли сельскохозяйственного назначения находятся в собственности государства (ст. 13). С этой же целью в интересах общего блага некоторые государства, например Германия (ст. 15), закрепляют в конституциях нормы, предусматривающие изъятие в пользу государства частных земель на основе предварительного и справедливого вознаграждения. В ст. 54 Конституции Литвы провозглашено, что законом запрещается истощать землю и другие природные ресурсы. В ст. 66 Конституции Португалии государство берет на себя обязательства, в частности, предупреждать разные виды эрозии земли (водную и ветровую), т. е. здесь, как мы видим, речь уже идет не только о направлениях землеохранной деятельности, но и о борьбе с конкретными видами негативного воздействия на земли. Такая же норма — борьба с эрозией почв — закреплена в ст. 44 Конституции Турции, что может быть заимствованием португальского опыта. В ст. 71 Конституции Словении закреплено, что закон устанавливает особую защиту земель сельскохозяйственного назначения и в целях целесообразного использования земель предусматривает особые условия их эксплуатации. Одним из таких условий нам представляется принцип, что государство Словения заботится об экономическом, культурном и социальном развитии населения нагорных и горных районов (абз. 3 ст. 71). Забота о горном населении имеет прямое отношение к рациональному использованию земель, поскольку предусматривает закрепление населения в горной местности и экономию равнинных земель для использования в сельскохозяйственных целях. Это весьма злободневно для горных регионов России. В ст. 14 Конституции Украины провозглашено, что земля является основным национальным богатством, находящимся под особой охраной государства. Отличительной особенностью конституций государств Европы от, например, конституций государств Южной Америки является провозглашение права каждого жить не только в здоровой или благоприятной окружающей среде, но и в сбалансированной окружающей среде. Это закреплено в ст. 7 Конституции Республики Парагвай, в ст. 41 Конституции Республики Аргентина. Согласно п. «м» ст. 7 Конституции Республики Боливия каждый имеет право на здоровую окружающую среду, экологическое равновесие и благополучие для ныне живущих и будущих поколений. Статья 86 Республики Эквадор устанавливает, что Конституция защищает право населения жить в здоровой и экологически сбалансированной окружающей среде, которая гарантирует устойчивое развитие, принимает меры, чтобы это право не было нарушено и гарантирует охрану природы <8>. Из 49 конституций государств Европы термины «право жить в сбалансированной окружающей среде» или «право жить в условиях экологического равновесия» мы встречаем лишь в четырех — португальской (ст. 66), словацкой (ст. 44), турецкой (ст. 56) и украинской (ст. 16). В этом списке примечательно то, что об экологическом равновесии впервые в мире было провозглашено в Конституции Португалии в 1976 г., принятой задолго до Конференции Рио-92. Равновесие природы сегодня настолько разбалансировано, что само упоминание этого термина в науке выглядит архаично. Однако здоровая окружающая среда немыслима без восстановления баланса природной среды, и любые конституционные гарантии обеспечения экологических прав человека тщетны. ——————————— <8> См.: Горбачев А. Н. Экологические права в Конституциях стран Южной Америки // Экологическое право России: Сборник материалов научно-практической конференции. Вып. 6. 2008 — 2009 гг. М.: Форгрейфер, 2009. С. 66 — 67.

Таким образом, сравнительный анализ конституций государств Европы позволяет сделать ряд выводов, полезных для совершенствования Конституции России путем адаптации к изменившимся климатическим, социально-экономическим и иным условиям. В Конституции РФ необходимо выделить специальный раздел «Окружающая среда и территориальное планирование», в который наряду с упомянутыми выше пятью принципами-индикаторами желательно включить следующие нормы. Государство обязано: — обеспечить каждому право на безопасную для жизни и здоровья благоприятную и сбалансированную окружающую среду. Для человека должны быть созданы такие благоприятные условия существования в гармонии с окружающей средой, которые позволяли бы вести полноценную и процветающую жизнь. Это право обеспечивается государством предоставлением каждому права на свободный доступ к достоверной и полной информации о состоянии окружающей среды, на участие в подготовке решений, касающихся реализации их экологических прав, на создание общественных объединений, действующих в области охраны окружающей среды, на проведение общественной экологической экспертизы и массовое обсуждение ее результатов, на возмещение ущерба, причиненного его здоровью и имуществу экологическим правонарушением; — в интересах удовлетворения потребности нынешнего и будущих поколений в природных ресурсах и здоровой окружающей среде осуществлять эффективное планирование рационального использования природных ресурсов и нормирование загрязнения окружающей среды; — осуществлять мониторинг за последствиями климатических изменений и разрабатывать меры снижения их вредоносности; — предупреждать и контролировать загрязнение окружающей среды и его последствия; — создавать и обеспечивать развитие заповедников и естественных парков; — развивать образование по проблемам окружающей среды и воспитанию уважения к ценностям окружающей среды; — учитывать территориальное планирование заселения страны с учетом таких последствий глобального изменения климата, как размерзание вечной мерзлоты, опустынивание, подъем уровня Мирового океана, засоление грунтовых вод, эпифитотии вредных для сельского и лесного хозяйств вредителей и болезней и т. д.; — провозгласить, что земля — основное национальное богатство, которое пользуется особой защитой государства и общества. Обрабатываемая земля является главным природным ресурсом Российского государства и используется только для сельскохозяйственных целей. Охрана и рациональное использование сельскохозяйственных земель является всенародной, государственной задачей. Предоставление сельскохозяйственных земель не под сельскохозяйственные цели является только прерогативой Правительства Российской Федерации; — устанавливать особую защиту земель сельскохозяйственного назначения и в целях целесообразного использования земель предусматривать особые условия их эксплуатации, соответствующие меры борьбы с водной и ветровой эрозией почв и другими видами их деградации; — запретить Вооруженным Силам Российской Федерации, другим войскам, воинским формированиям и органам в учебное и военное время использование средств негативного воздействия на окружающую среду и обязать их к восстановлению нарушенной ими природной среды; — разработать и принять Федеральный закон «Об охране окружающей среды Вооруженными Силами Российской Федерации, другими войсками, воинскими формированиями и органами». В данном Законе необходимо предусмотреть нормы, обязывающие военнослужащих не только в мирное, но и в военное время принимать такие решения, которые тщательно взвешивали бы последствия любого вредного воздействия на экологические системы и здоровье людей, и осуществлять такие виды деятельности, которые максимально берегли бы природу, окружающую среду и экологическую безопасность населения; — тесно взаимодействовать с сопредельными странами и мировым сообществом в решении глобальных экологических проблем человечества на основе гармонизации международного и национального экологического права; — сотрудничать с другими государствами по предотвращению глобального загрязнения окружающей среды и ликвидации послед ствий природных и техногенных катастроф.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *