Понятие и сущность сельскохозяйственных угодий как объектов гражданских прав

(Левахин В. Г., Бакирова Р. Т.) («Право и политика», 2007, N 11) Текст документа

ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ УГОДИЙ КАК ОБЪЕКТОВ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ

В. Г. ЛЕВАХИН, Р. Т. БАКИРОВА

Левахин Виталий Георгиевич — соискатель ученой степени кандидата юридических наук, директор Оренбургского центра исследования права и законодательных инициатив Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Оренбургский государственный аграрный университет».

Бакирова Рафиля Талгатовна — кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры земельного права Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Оренбургский государственный аграрный университет».

Прежде чем перейти к рассмотрению сельскохозяйственных угодий как объектов гражданских прав, необходимо, на наш взгляд, проанализировать понятие и признаки сельскохозяйственных угодий в составе земель сельскохозяйственного назначения. Понятие земель сельскохозяйственного назначения на протяжении развития законодательства не претерпело существенных изменений, и его формулировка была воспроизведена в Земельном кодексе РСФСР 1991 г. <1>, в ст. 56 которого устанавливалось, что землями сельскохозяйственного назначения признаются земли, предоставленные для нужд сельского хозяйства или предназначенные для этих целей. Данное понятие земель сельскохозяйственного назначения основывалось на следующих правовых признаках: предоставление земель для нужд сельского хозяйства; предназначение земель для нужд сельского хозяйства. ——————————— <1> Земельный кодекс РСФСР от 25 апреля 1991 года // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. N 22. Ст. 768. Утратил силу в соответствии с Федеральным законом от 25 октября 2001 года N 137-ФЗ.

Указанные правовые признаки, положенные в основу понятия земель сельскохозяйственного назначения, породили среди ученых различные толкования понятия земель сельскохозяйственного назначения и привели к необходимости при описании их правового режима постоянно уточнять, какие именно земли имеются в виду под землями сельскохозяйственного назначения. Относительно признака «предоставление земель для нужд сельского хозяйства» необходимо отметить следующее. В Основах земельного законодательства Союза ССР и союзных республик 1968 г., ЗК РСФСР 1970 г. категория «земли городов» включала в свой состав земли сельскохозяйственного использования и другие угодья. В ЗК РСФСР 1991 г. категория «земли населенных пунктов» включала в себя земли сельскохозяйственного использования. Так, в ст. 71 ЗК РСФСР 1991 г. закреплялось, что в состав земель городов, рабочих, курортных, дачных поселков и сельских населенных пунктов входят: …3) земли сельскохозяйственного использования и другие угодья. В ст. 77 ЗК РСФСР 1991 г. определялось, что к землям сельскохозяйственного использования в городах, поселках и сельских населенных пунктах относятся пашня, сады, виноградники, огороды, сенокосы, пастбища. К другим угодьям относятся кустарники, торфяники, овраги, карьеры и другие. Указанные земли предназначались для использования колхозами, совхозами, другими предприятиями, учреждениями, организациями и гражданами для ведения сельского хозяйства, а также для других нужд городского хозяйства. Для ведения сельского хозяйства земельные участки предоставлялись также и из других категорий земель. Так, в ст. 84 ЗК РСФСР 1991 г. устанавливалось, что несельскохозяйственные предприятия, учреждения и организации предоставляют неиспользуемые ими земли во временное пользование гражданам, колхозам, другим предприятиям, учреждениям, организациям для сельскохозяйственных целей. В связи с этим в научных дискуссиях неоднократно поднимался вопрос, относятся ли к землям сельскохозяйственного назначения земельные участки, используемые для нужд сельского хозяйства, но расположенные в черте земель других категорий <1>. Учеными отмечалась проблемность в определении понятия земель сельскохозяйственного назначения и указывалось на необходимость наличия правильной, научно обоснованной терминологии нормативных правовых актов <2>. Нечеткость терминологии обусловила появление различных точек зрения по поводу толкования понятия земель сельскохозяйственного назначения. ——————————— <1> Лапач В. А. Указ. соч. С. 301. <2> Жернаков Д. В. Указ. соч. С. 30.

Так, термин «земли сельскохозяйственного назначения» В. А. Кабатовым употребляется «не для определения правовой категории земель, а для определения целевого назначения земельных участков». Автор указывает, что «категория земель сельскохозяйственного назначения в том ее виде, как она понимается в юридической литературе и в законодательстве, не включает в себя всех земельных участков, используемых для целей сельскохозяйственного производства. Для сельскохозяйственных целей могут быть использованы и фактически используются также отдельные земельные участки, входящие в состав других категорий земель». И далее: «понятие земель сельскохозяйственного назначения в том виде, как оно сложилось в юридической литературе и законодательстве, не охватывает всех земель, используемых для сельскохозяйственных целей» <1>. ——————————— <1> Кабатов В. А. Правовые формы управления землями сельскохозяйственного назначения в СССР. М.: Госюриздат, 1958. С. 26.

В отличие от В. А. Кабатова, А. А. Забелышенский трактует понятие земель сельскохозяйственного назначения более широко и указывает, что «следует различать два понятия земель сельскохозяйственного назначения: а) как самостоятельную категорию в плане деления единого государственного земельного фонда по основному хозяйственному назначению и б) как совокупность всех земельных участков, используемых в качестве сельскохозяйственных угодий, независимо от того, к какой категории по признаку основного хозяйственного назначения они относятся» <1>. ——————————— <1> Забелышенский А. А. Правовое обеспечение рационального использования земель сельскохозяйственного назначения (колхозов и совхозов): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1964. С. 10.

Широкое освещение данный вопрос получил в работах Г. А. Аксененка. В монографии «Земельные правоотношения в СССР» он указывал, что «под землями сельскохозяйственного назначения наше законодательство понимает земли, используемые для сельского хозяйства и расположенные вне городской черты. Земли, хотя бы и используемые для целей сельского хозяйства, но находящиеся внутри городской черты, к этой категории земель не относятся». Говоря о землях сельскохозяйственного назначения, Г. А. Аксененок выделял следующие их признаки: «а) они используются для сельского хозяйства; б) они расположены вне городской черты; в) они не находятся в ведении городских Советов народных депутатов трудящихся» <1>. ——————————— <1> Аксененок Г. А. Земельные правоотношения в СССР. М.: Госюриздат, 1958. С. 177.

Соотношение юридических понятий «земли сельскохозяйственного назначения» и «сельскохозяйственные угодья» характеризуется тем, что сельскохозяйственные угодья составляют часть земель сельскохозяйственного назначения, используемую для производства сельскохозяйственной продукции. Сельскохозяйственные угодья составляют основную часть земель сельскохозяйственного назначения, что и определяет специфические черты их правового режима. Под сельскохозяйственным угодьем понимается земельный участок, используемый в сельском хозяйстве как главное средство производства: пашня, залежь, многолетние насаждения (без лесной площади), сенокосы и пастбища (без оленьих) <1>. ——————————— <1> Перечень земельно-учетной терминологии, утвержденный Министерством сельского хозяйства СССР 21 июля 1970 года.

А. П. Анисимов в составе категории земель сельскохозяйственного назначения выделяет две субкатегории земель со своим дифференцированным правовым режимом: а) сельскохозяйственные угодья — пашни, сенокосы, пастбища, залежи, земли, занятые многолетними насаждениями (садами, виноградниками и другими). Они имеют приоритет в использовании и подлежат особой охране (при этом можно говорить об определенных различиях в правовом режиме, например, пашни и сенокосов либо пастбищ и виноградников). В случае отнесения сельскохозяйственных угодий к разряду мелиорированных на правообладателей таких участков возлагаются дополнительные обязанности; б) несельскохозяйственные угодья — земли, занятые внутрихозяйственными дорогами, коммуникациями, древесно-кустарниковой растительностью, предназначенной для обеспечения защиты земель от воздействия негативных (вредных) природных, антропогенных и техногенных явлений, замкнутыми водоемами, а также зданиями, строениями, сооружениями, используемыми для производства, хранения и первичной переработки сельскохозяйственной продукции <1>. ——————————— <1> Анисимов А. П., Рыженков А. Я., Черноморец А. Е. Комментарий к Земельному кодексу Российской Федерации. Волгоград: Издательство «Альянс», 2006. С. 365.

Принципиальным отличием друг от друга вышеуказанных угодий, по его мнению, является порядок установления и содержание их правового режима. Установленное для всей категории земель сельскохозяйственного назначения целевое назначение земельных участков конкретизируется градостроительным регламентом, входящим составной частью в правила землепользования и застройки, для несельскохозяйственных угодий. Для сельскохозяйственных угодий градостроительный регламент не устанавливается (ч. 6 ст. 36 ГрадК РФ <1>), а значит, действуют общие правила о целевом назначении. ——————————— <1> Градостроительный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 29 декабря 2004 года N 190-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2005. N 1 (часть 1). Ст. 16.

Из этого обстоятельства также следует и необходимость различать земли сельскохозяйственного назначения как категорию земель в земельном фонде России и территориальную зону сельскохозяйственного использования, определяемую в результате проведения градостроительного зонирования муниципального образования. В состав зон сельскохозяйственного использования могут включаться: 1) зоны сельскохозяйственных угодий — пашни, сенокосы, пастбища, залежи, земли, занятые многолетними насаждениями (садами, виноградниками и другими); 2) зоны, занятые объектами сельскохозяйственного назначения и предназначенные для ведения сельского хозяйства, дачного хозяйства, садоводства, личного подсобного хозяйства, развития объектов сельскохозяйственного назначения (ч. 9 ст. 35 ГрадК РФ <1>). ——————————— <1> Анисимов А. П. О делении земельного фонда на категории // Правоведение. 2006. N 5. С. 70 — 71.

Мы согласны с мнением уважаемого А. П. Анисимова <1> о том, что в субкатегории сельскохозяйственных угодий, занимающей особое положение в рамках категории земель сельскохозяйственного назначения, можно выделить: ——————————— <1> Там же. С. 71.

а) «обычные» сельскохозяйственные угодья с низким или средним уровнем кадастровой стоимости. Так, невостребованные земельные доли подлежат выделению в земельный участок, в состав которого в первую очередь включаются неиспользуемые земельные участки и земельные участки худшего качества с их оценкой по кадастровой стоимости (п. 5 ст. 13 Закона об обороте земель <1>); ——————————— <1> «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения»: Федеральный закон от 24 июля 2002 года N 101-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 30. Ст. 3018.

б) сельскохозяйственные угодья, кадастровая стоимость которых на пятьдесят и более процентов превышает средний уровень кадастровой стоимости по муниципальному району (городскому округу); в) особо ценные продуктивные сельскохозяйственные угодья, в том числе угодья, кадастровая стоимость которых существенно превышает средний уровень кадастровой стоимости по муниципальному району (городскому округу). Следует отметить, что именно сельскохозяйственные угодья, т. е. площади, используемые в качестве основной производительной силы в сельскохозяйственном производстве или предназначенные для этой цели, составляют основную часть земель сельскохозяйственного назначения и определяют общий экономический характер их использования. Их отличие от земель, используемых только в качестве территориальной основы сельскохозяйственного производства, проявляется в особой охране сельскохозяйственных угодий, закрепленной в законодательстве <1>. ——————————— <1> Земельный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 25 октября 2001 года N 136-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2001. N 44. Ст. 4147.

Функционирование земли в качестве основного средства производства в сельском хозяйстве основано на объективном свойстве почвы — плодородии, определяемом в почвоведении как способность почвы обеспечивать произрастание естественных и культурных растений. Соответственно, наличие почвы в составе земли является условием и основанием предназначения земельных площадей для использования в качестве сельскохозяйственных угодий. Характеристика сельскохозяйственных угодий как основного элемента земель сельскохозяйственного назначения обусловлена правовыми аспектами характеристики почв. Почва как природный объект и как составляющая часть земли является предметом регулирования практически во всех государствах СНГ и Балтии. Нормы, регулирующие использование и охрану почв, содержатся в земельных кодексах государств СНГ и Балтии, в законах об охране природы и других нормативных актах природоресурсного и природоохранного законодательства. Некоторые государства имеют специальные нормативные правовые акты о почвах <1>. ——————————— <1> Закон Республики Грузия от 12 мая 1994 года «О защите почвы» // Ведомости Парламента Грузии. 1994. N 18. Ст. 368; Постановление Правительства Литовской Республики. 1995. N 29. Ст. 497.

Таким образом, сельскохозяйственные угодья — это земельные участки в составе земель сельскохозяйственного назначения, обладающие различным уровнем кадастровой стоимости, что обусловлено объективными свойствами почвы, имеющие приоритет в использовании и подлежащие особой охране, предназначенные для сельскохозяйственного производства. Проблемы объектов гражданских прав занимают одно из центральных мест в теории и практике гражданско-правового регулирования имущественных и неимущественных отношений современного российского общества. Природные ресурсы и их части как объекты прав уже давно стали предметом правового регулирования. Однако, по мнению В. А. Лапача <1>, далеко не всегда качественная определенность соответствующих правовых понятий достаточна для того, чтобы регулирование осуществлялось с требуемой эффективностью. И, надо отметить, что подобное свойственно наиболее принципиальным положениям законодательства. Так, законодатель в долгожданном Земельном кодексе РФ <2> в определении базового понятия объектов земельных отношений оказался очень лаконичным, установив в ст. 6 лишь то, что объектами земельных отношений являются земля как природный объект и природный ресурс, земельные участки и части земельных участков. При этом Кодекс содержит лишь определение земельного участка — часть поверхности земли, в том числе почвенный слой, границы которой описаны и удостоверены в установленном порядке. Однако не раскрываются понятия «поверхность земли», «почвенный слой», и получается, что определение содержит в себе неизвестные термины. Не вдаваясь в сферу природоведения, представляется необходимым при определении понятия земельного участка все-таки использовать анализ его природно-физических свойств. ——————————— <1> Лапач В. А. Система объектов гражданских прав в законодательстве Российской Федерации. СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2002. С. 109. <2> Земельный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 25 октября 2001 года N 136-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2001. N 44. Ст. 4147.

Земля и земли, как они понимаются в земельном праве, не имеют устоявшихся дефиниций, т. к. это «образы собирательные», включающие одновременно и почву, и территорию. Поэтому, говоря о поверхности земли, следует иметь в виду внешнюю часть литосферы (твердой оболочки Земли как планеты). Поверхность Земли, кроме поверхности равнин, предполагает также донную поверхность водных объектов и поверхность горных массивов. В связи с чем представляется, что вся поверхность Земли состоит из земельных участков, ограниченных определенным образом. Федеральный закон «О государственном земельном кадастре», несмотря на то, что был принят раньше Земельного кодекса РФ, дает более емкое определение: «Земельный участок — часть поверхности земли (в том числе поверхностный почвенный слой), границы которой описаны и удостоверены в установленном порядке уполномоченным государственным органом, а также все, что находится над и под поверхностью земельного участка, если иное не предусмотрено федеральными законами о недрах, об использовании воздушного пространства и иными федеральными законами» <1>. ——————————— <1> «О государственном земельном кадастре»: Федеральный закон от 2 января 2000 г. N 28-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2000. N 2. Ст. 149.

Гражданско-правовая квалификация земельного участка стала возможной только после допущения в Конституции Российской Федерации <1> частной формы собственности на землю — и необходимой в связи с введением в действие Гражданского кодекса РФ <2> и иных федеральных законов, содержащих нормы, регулирующие отношения с земельными участками как с объектами гражданских прав. ——————————— <1> Конституция Российской Федерации. Принята Всенародным голосованием 12 декабря 1993 года. М.: Известия, 1995. <2> Гражданский кодекс Российской Федерации, часть первая: Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ // СПС.

Первым федеральным законом, где земельный участок прямо упоминается как объект гражданских прав, стал Гражданский кодекс Российской Федерации. Здесь уже наряду с понятием «земля», в частности в ст. ст. 126, 129, 214, появляется понятие «земельный участок» (см. в ст. ст. 130, 132, 216, 261 и т. д.), и говорится о нем как об объекте права собственности. Далее о земельном участке как об объекте гражданских прав и, главное, объекте права собственности говорится в Федеральном законе от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». Та же самая позиция законодателя была отражена и в Федеральном законе от 17 июля 2001 года N 101-ФЗ «О разграничении государственной собственности на землю» <1>, где указывалось, что право собственности возникает именно на земельный участок, а не на землю. ——————————— <1> Утратил силу с 1 июля 2006 года в соответствии с Федеральным законом от 17 апреля 2006 года N 53-ФЗ.

Существующее понятие земельного участка, по мнению Д. В. Жернакова <1>, не содержит в себе признаков, которые характеризовали бы его с вещно-правовой стороны (отсутствует, в частности, признак телесности) в отличие, к примеру, от определений участка недр, лесного участка, замкнутого водоема, которые характеризуют указанные объекты как с правовой, так и с физической (природоресурсной) стороны. ——————————— <1> Жернаков Д. В. Правовой режим земельных участков как объектов гражданского оборота. Дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2005. С. 27 — 28.

Представляется неудачным встречающееся в некоторых нормативных актах понятие «поверхность земельного участка». Так, в упоминавшемся уже определении земельного участка, данном в Законе о государственном земельном кадастре, сказано, что земельный участок — это часть поверхности земли (в том числе поверхностный почвенный слой)… а также все, что находится под поверхностью земельного участка…». Таким образом, получается, что у части поверхности земли есть еще своя поверхность. Кроме того, полагаем, что из определения земельного участка следует исключить понятие «почвенный слой». Убежденным сторонником совмещения понятий «земельный участок» и «почвенный слой» является В. А. Лапач. Он считает, что «характеристика земельного участка как дискретного объекта гражданских прав без определения качественных параметров и пространственных границ почвенного слоя невозможна… а используемые земельные участки могут быть определены как геометризованные блоки почвенного слоя, что создаст в установлении юридических границ используемых (находящихся в пользовании и обороте) земельных участков требуемую четкость» <1>. ——————————— <1> Лапач В. А. Указ. соч. С. 301.

Особенно данное утверждение характеризует, на наш взгляд, сущность сельскохозяйственных угодий. Несомненно, что наличие почвенного слоя на земельном участке влияет на стоимость участка, если последний выполняет функцию средства производства. Почвенный слой — это ценнейший природный ресурс, требующий определенного правового режима (в том числе гражданско-правового), а наличие или отсутствие почвенного слоя является фактором, влияющим на правовой режим участка. Земельный же участок — это не природный ресурс, и его ценность определяется тем, что участок является основой для размещения таких природных ресурсов, как почвенный слой, воды, леса, древесная и кустарниковая растительность, животный мир, и того, что создано человеком. Сельскохозяйственные угодья — это прежде всего пространственный базис, на котором и располагаются объекты материального мира. Функция средства производства, присущая сельскохозяйственным угодьям, а также землям лесного фонда, производна от функции пространственного базиса. И ценность угодий проявляется в том, что земля — это территория. Таким образом, суть права на земельный участок состоит в том, что оно представляет собою возможность господства на определенной территории. В то же время обладание землей, кроме власти над определенной территорией, как местопребыванием людей и вещей, дает возможность извлекать доходы из хозяйственного использования определенных земельных участков с целью удовлетворения потребностей обладателей земельных участков, а, как известно, способность объекта удовлетворять потребности его обладателя является одним из признаков вещи в гражданско-правовом смысле. В этой связи представляется необходимым выявить остальные, присущие сельскохозяйственным угодьям признаки, позволяющие квалифицировать их как вещь. Общепризнано, что вещь в гражданско-правовом смысле — это объект материального мира, способный находиться в обладании субъекта и удовлетворять его потребности, т. е. вещь — это объект, в первую очередь обладающий признаком телесности <1>. Телесность земельного участка, в частности сельскохозяйственного угодья, как уже отмечалось выше, определяется его принадлежностью к земной коре. Потребительская ценность сельскохозяйственных угодий несомненна. А допущение их в гражданский оборот обусловило товарность угодий. То есть сельскохозяйственные угодья можно признать в качестве вещи в гражданско-правовом смысле. Вещи, имеющей, естественно, свою специфику. Так, ценность сельскохозяйственных угодий определяется естественными свойствами земли сельскохозяйственного назначения, в составе которой они находятся. Известно, что некоторыми вещами можно обладать, употребляя их до такой степени, пока они абсолютно не исчерпают свои потребительские (экономические) свойства, вплоть до полного уничтожения вещи. В данном случае можно говорить об абсолютном обладании вещью. Но существуют объекты, полное потребление которых невозможно и извлекать полезные свойства из которых можно непрерывно либо в течение какого-то срока, поддерживая способности этого объекта служить определенным целям. Это в полной мере относится к сельскохозяйственным угодьям, которые могут бесконечно долго служить либо средством производства, либо выполнять функцию пространственного операционного базиса. Последнее может произойти после снятия с них плодородного почвенного слоя, что в результате, конечно, изменит правовой режим использования и охраны, однако не лишит участок свойств вещи. Таким образом, сельскохозяйственные угодья в известном смысле — вещь непотребляемая. ——————————— <1> Жернаков Д. В. Указ. соч. С. 30.

На вопрос о том, делимой или неделимой вещью является сельскохозяйственное угодье, трудно дать однозначный ответ. Ограничить подобный земельный участок в натуре, скорее всего, не представляет особой сложности. Однако при этом должно соблюдаться условие, что таким делением не должно быть нарушено целевое назначение участка. В середине прошлого века Л. Эннекцерус отмечал, что «земельному участку по его природе не присуща обособленность, которая позволила бы ему выступать в качестве вещи, т. к. земля относится к тем вещам, которые юридически имеют отдельное существование, а физически — нет. Решающим для вопроса о том, действительно ли определенная часть земной поверхности рассматривается только как часть земельного участка, или как целый земельный участок, или как ряд земельных участков, или как отдельные части различных земельных участков, является не единое или различное хозяйственное назначение земель и не расположение и взаимное их соотношение, а (по общему правилу) то, как земли занесены в поземельную книгу. Занесенный в поземельную книгу как единый, земельный участок признается отдельной вещью, хотя бы он состоял из ряда не граничащих друг с другом частей» <1>. Об этом же говорил Г. Дернбург, отмечая, что некоторые вещи могут состоять из отдельных предметов (corpus ex distanibus), которые с экономической точки зрения способны к объединению и участию в обороте в качестве до некоторой степени единого целого <2>. А. Ю. Колов считает, что в результате анализа ст. 134 Гражданского кодекса и других нормативных актов <3> можно увидеть, что обособленные части земной поверхности (вне зависимости от того, находятся они в одном регистрационном округе или разных), имеющие общее назначение и единого собственника, по заявлению собственника могут образовывать единый земельный участок <4>. ——————————— <1> Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права. Т. 1. Полутом 2. М.: Издательство иностранной литературы, 1950. С. 14. <2> Dernburg H. Pandekten. Berlin, 1884. S. 157. Цит. по: Лапач В. А. Указ. соч. С. 248. <3> См., например: «Об утверждении Правил кадастрового деления территории Российской Федерации и Правил присвоения кадастровых номеров земельным участкам»: Постановление Правительства РФ от 6 сентября 2000 года N 660 // Собрание законодательства РФ. 2000. N 37. Ст. 3726. <4> Колов А. Ю. Вещные права на земельный участок. Томск: Изд. ТГУ, 2004. С. 94.

Общая возможность делимости и неделимости земельных участков вытекает из положений ст. 133 ГК РФ, признающей, что вещь, раздел которой в натуре невозможен без изменения ее назначения, является неделимой. Условием делимости земельного участка является сохранение его разрешенного использования и категории, а также не упомянутый в данной статье минимальный размер земельного участка. Это означает, что в результате раздела участка не могут образовываться новые земельные участки меньше минимального размера, определяемого в порядке, установленном законодательством. Делимость или неделимость участка является, по мнению ряда ученых <1>, во многом условной категорией. Например, в случае выхода из состава крестьянского (фермерского) хозяйства одного из участников выделение ему части участка в качестве его доли технически вполне возможно. При этом сохранится целевое назначение земельного участка, его категория, и даже размер будет позволять вести эффективное сельскохозяйственное производство. Однако в соответствии с п. 2 ст. 258 ГК РФ земельный участок и средства производства, принадлежащие крестьянскому (фермерскому) хозяйству, при выходе одного из его членов из хозяйства разделу не подлежат. Вышедший из хозяйства имеет право на получение денежной компенсации, соразмерной его доле в имуществе, находящемся в общей собственности. ——————————— <1> Анисимов А. П., Рыженков А. Я., Черноморец А. Е. Комментарий к Земельному кодексу Российской Федерации. Волгоград: Издательство «Альянс», 2006. С. 46.

В случаях необходимости раздела неделимого земельного участка, находящегося в общей собственности, действуют нормы ГК РФ, определяющие общий порядок раздела имущества, находящегося в долевой собственности, и выдел из него доли (ст. 252 ГК РФ). Если выдел доли в натуре не допускается законом или невозможен без несоразмерного ущерба имуществу, находящемуся в общей собственности, выделяющийся собственник имеет право на выплату ему стоимости его доли другими участниками долевой собственности. Данное правило действует и применительно к земельным участкам (сельскохозяйственным угодьям). Таким образом, земельное законодательство допускает только такое деление земельного участка, в результате которого образуется новый земельный участок, то есть иной объект гражданского права. Это позволяет сделать следующий вывод: если в результате деления невозможно образовать самостоятельный земельный участок как объект прав (со всеми его характеристиками, в том числе кадастровым номером), основной участок должен признаваться неделимым. Кроме того, можно говорить о том, что в результате деления земельного участка он как объект прав перестает существовать. Появляются новые самостоятельные участки. Представляется, что сельскохозяйственное угодье можно признать вещью делимой, конечно, до разумных пределов, которые определяются целевым назначением земельного участка. Эта позиция подкрепляется тем, что уже в п. 2 ст. 6 Земельного кодекса РФ определено, что делимым является участок, который может быть разделен на части, каждая из которых после раздела образует самостоятельный земельный участок, разрешенное использование которого может осуществляться без перевода его в состав земель иной категории, за исключением случаев, установленных федеральными законами. В свою очередь, наличие на сельскохозяйственном угодье почвенного слоя, растительности позволяет отнести его к главной вещи и в то время как указанные объекты будут его принадлежностями. К. П. Победоносцев, например, отмечал, что «принадлежностями земель являются: реки, озера, пруды, болота, дороги, источники и тому подобное, все произведения на земле обретающиеся и все в недрах сокрытые ископаемые» <1>. Между тем в современных условиях относительно сокрытых в недрах ископаемых данное утверждение представляется не совсем верным. Недра являются самостоятельным природным объектом, содержанием которого являются полезные ископаемые. Общераспространенные полезные ископаемые, которые собственник земельного участка может использовать для собственных нуж д, не входят в состав земельного участка как объекты права частной собственности. В п. 3 ст. 261 Гражданского кодекса и в п. 1 ст. 40 Земельного кодекса говорится о том, что собственники земельных участков могут лишь использовать для собственных нужд указанные общераспространенные полезные ископаемые (к которым относятся песок, гравий, торф, глина) без обращения данных объектов в собственность. Но, используя эти объекты, собственник участка может возводить здания, сооружения, дороги, источники водоснабжения и иные объекты, тем самым производя улучшения своего участка и увеличивая его стоимость, однако данное положение не относится в полной мере к сельскохозяйственным угодьям. ——————————— <1> Победоносцев К. П. Курс гражданского права. 1 часть. Вотчинные права. СПб., 1896. С. 7. Цит. по: Жернаков Д. В. Указ. соч. С. 35.

В результате того, что сельскохозяйственное угодье становится объектом кадастрового учета, а права на него подлежат государственной регистрации, можно считать, что угодья являются вещами индивидуально-определенными. Любой договор, направленный на передачу индивидуально-определенной вещи, предполагает наличие данных, позволяющих идентифицировать передаваемый объект, указание на характеристики, отличающие этот предмет от аналогичных. Применительно к земельному участку, в том числе и к сельскохозяйственному угодью, это означает в первую очередь описание и удостоверение границ. Описание и удостоверение границ сельскохозяйственных угодий осуществляется в соответствии с Федеральными законами о государственном земельном кадастре и землеустройстве, согласно которым государственный кадастровый учет земельных участков — это описание и индивидуализация в Едином государственном реестре земель земельных участков, в результате чего каждый земельный участок получает такие характеристики, которые позволяют однозначно выделить его из других земельных участков и осуществить его качественную и экономическую оценку. Таким образом, следует признать, что сельскохозяйственным угодьям присущи вещные признаки, то есть они относятся к категории вещей. Считается, что в качестве вещи способна выступать любая составная часть внешнего предметного мира, которая во взаимных отношениях между людьми может быть подчинена воле одного лица, связывающей другое лицо. Поэтому вещи, получая относительно человека внешнее бытие, объективное значение, вместе с тем становятся в юридическом смысле его имуществом <1>. Д. И. Мейер считал, что «слово, выражающее понятие имущества, употребление которого освещено и законодательством, гораздо счастливее слова «вещь», потому что характеризует и само свойство вещей и чужих действий как объектов гражданского права» <2>. Следовательно, проявляется такой признак имущества, как тесная связь с личностью его обладателя. Понятия «вещь» и «личность» могут существовать раздельно (например, бесхозные вещи), но имущество и личность нераздельны, поэтому невозможно представить бессубъектное состояние имущества. ——————————— <1> Победоносцев К. П. Указ. соч. С. 2. <2> Мейер Д. И. Русское гражданское право: В 2 ч. Часть 1. М.: Статут, 1997. С. 139.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что российское законодательство определяет земельный участок как вещь только в целях регулирования гражданских правоотношений. При этом к признакам земельного участка (сельскохозяйственного угодья) можно отнести территориальную ограниченность и отражение состояния участка в документах, выдаваемых уполномоченными государственными органами. По справедливому замечанию К. И. Скловского, «установление границ (наряду с местоположением) является не только средством индивидуализации земельного участка, но и способом создания самого объекта права» <1>. ——————————— <1> Скловский К. И. Применение законодательства о собственности и владении. Практические вопросы. М.: Статут, 2004. С. 41.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *